Сайрон: Осколки всевластия

Объявление


     Дата: 6543 года.



В честь 5 летия форума стартует акция Проба роли. Вы можете играть за персонажа из вакансии без анкеты в течении месяца!

Выгодное предложение! Как просто получить магический свиток?

Глобальное обновление Бестиария! Узнайте о новых необычных, опасных, загадочных и милых обитателях Сайрона.

Брут - дело тонкое - обворуйте Владыку Янтаря! Обчистите одного из богатейших людей Терры!

Тайны эльфийского двора - раскрыть секрет потерянного Дома. Разгадать тайну древнего заговора. Темное прошлое светлой расы.

РОЗЫСК

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Личные эпизоды » Злобность и преувеличение [Маршара,Сувурри, 20 Амаре]


Злобность и преувеличение [Маршара,Сувурри, 20 Амаре]

Сообщений 1 страница 30 из 59

1

2. Участвующие лица: Агрон, Шарисия
3. Место действия Маршара
4. Вводная информация: Бойтесь разозленных и обиженных женщин - они никого не щадят и готовы любыми средствами наказать обидчика. Особенно нужно бояться, когда в руках женщины власть, а уж если она богиня... Азазель умудрился довести Шарисию до той грани, после которой обычно наступает смерть (обычно обидчика), вот только как положено великому гению, получив опасный состав он тут же поспешил его вылить в бокал другого. В данном случае этим несчастным оказался Агрон, на кого теперь и выливался гнев богини
5. Возможность добавления игроков: по согласованию с игроками
6. Время на момент начала эпизода: 20 Амаре

0

2

Спокойная, вечерняя прохлада постепенно сменяла раскалённый воздух пустыни, принося избавление от участи превратиться в хорошо прожаренный кусок свежего мяса. Но и эта прохлада коварна, ночи в пустыне холодны. В одной из комнат, которые реквизировал Агрон под свои нужды сидел и он сам, пребывая в глубокой медитации, восполняя свои силы и стараясь избавить свой разум от коварного воздействия могущественного осколка, осколка хоть и достаточно пассивного, но... Все подобные артефакты с сюрпризом и постепенно, маленькими шажками приближают падение разума в пучину безумия. Хотя... Может могущественные ментальные маги и могут легко нивелировать воздействие от таких артефактов, но Агрону до высот в ментальной магии ещё пахать и пахать, точно крестьянскому волу.
В последних событиях аэри отчётливо видел следы некоторого помутнения рассудка, пока особенно сильно не заметные, но для пусть и начинающего, но ментального мага заметные. И помимо всего прочего имеет место быть так же и перенапряжение энергетики организма, которую он и восстанавливал в таких медитациях.
Сейчас, в спокойной обстановке он мог тщательно обдумать что и как дальше делать, чтобы достичь поставленных перед собою целями. Власть уже кое-какая есть, с деньгами он особенно никогда не испытывал проблем, но всего этого было мало для его цели. Но и это не все, что занимало его мысли, которые периодически возвращались к одной особе, невероятно сильно ненавидимой и так же сильно любимой. Интересный коктейль получился, и с определённой стороны он даже нравился, а с другой мешал.
Вскоре медитация была закончена, а Агрон решил прогуляться по ночному городу, который теперь всецело принадлежал им.

+1

3

За этот короткий день многоликая смогла сделать то, чего не могла добиться от себя все время завоевание – она наслаждалась смертями, казнями и упивалась собственной яростью. Пожалуй такого буйства кровавой богини не было даже при завоевание Гут Керийса, даже жрицам становилась страшно от того, что творила эта женщина, что уж говорить о простых обывателях. Просители и верующие, которые до этого осаждали резиденцию в надежде увидеть Шарисию быстро исчезли, после того, как головы несколько особенно с точки зрения многоликой непочтительных покатились к подножью трон. Можно было подумать, что она была в ярости от непокорности жриц и наглости прайма, но правда была иной. Ее знал только один аэри, который разжёг этот пожар ненависти и злости, при этом позабыв подсказать окружающим, как же с ним бороться.
Однако, все это не приносило успокоения… Память предательски подбрасывала картинки предыдущей ночи и настоящего утра, раз за разом подкармливая огонь намекая то на брак, который был одинокого противен и желаем, то на попытку напугать и управлять Ею, при том весьма удачную, а тона  язвительное заявление о ребенке, в котором ее выставили как породистую сучку.  И после таких заявлений он рассчитывал на спокойную жизнь? Дудки! Правда врываться вот так и устраивать сцену гнева и ревности она не собиралась – слишком много чести. За то ничего не мешает спустить собак на более податливую и эмоциональную половина Агроила. К несчастью для Агрона в сознание многоликой выработалась твердая тенденция, что при ошибки одного, страдать будет другой. Во-первых, это значительно уменьшало шансы жертвы на защиту, во-вторых, обидчику достанется в двойне, так как несчастная жертва явно не станет молчать, а в третьих… Она не могла признать свою слабость и то, что слишком привязалась к этим безумным демонам…На столько сильно, что даже мысль о браке не была на столько уж противной. Именно поэтому его следовало разорвать.
Воровка нашла свою жертву лишь ближе к ночи, старательно вымеряя каждые слова и продумывая план изощренной мести. И когда она нашла его, на улице, спокойно прогуливающегося по городу, без особых страхов и проблем… Без необходимости скрываться за чужими лицами… Она уже не могла себя остановить. Точно дикий зверь она подстерегала его в темных переулках, она выжидала тот момент, когда Агрон останется один, когда рядом не будет никого, кто мог бы вмешаться… И вот кажется такой момент настал… А дальше бросок,  разъяренного зверя по имени женщина. Этот зверь безжалостно и бескомпромиссного целует добычу, будто стремясь пожрать ее. Наглость неприкрытая, подпитанная злобой, подталкиваемая жаждой мести… «Возьми меня»,- сквозь поцелуй произнесла воровка слова, за которые многие были готовые умереть. Вот только в эмоциях, что бурлил в этой милой головки не было и толики чувств и желания: лишь ярость, гнев и холодный расчет, где не было место любви.

0

4

Спокойствие царило в разуме мужчины, который расслабившись и не думая о многочисленных проблемах прогуливался по городу. Его сейчас даже не особенно сильно волновало наличие собственного двойника, который непонятно за каким хреном покинул так нежно лелеемый им политический бомонд их родного государства. Впрочем, если это не только его решение и интересы аэри распростерлись над пустыней, то в этом уже не было ничего удивительного.
К сожалению, с мыслей его сбил почувствованный эмоциональный коктейль огромной силы, который даже он, будучи откровенно слабым ментальным магом почувствовал, но самое печальное заключалось в направленности этих эмоций. О, в первое мгновение он даже немного смалодушничал и подумывал скрыться от безумной многоликой, но все же взял себя в руки. Может он был немного мазохистом, но ему нравилось, когда Шарисия бесилась чрезмерно, это позволяло полнее насладиться их общением, когда непредсказуемая многоликая могла выкинуть любой фортель, как произошло и сейчас.
- "возьми меня".
Эти слова вонзились в разум Агрона как раскалённые гвозди, и вместе с напором и поцелуем вызвали возбуждение, как и собственно коктейль чувств, щедро выплёскивающийся на него. Будучи в такой близки от источника, он ощущал эмоции очень и очень четко, и в ответ выплеснул из себя похожий коктейль. Частично истинные чувства, частично искаженные... Гнев, возбуждение, небольшая опаска, желание обладать и толика садистского наслаждения, особенно когда агроном подхватил воровку за бёдра, сильно сжав их своими руками и не слишком сильно, но чувствительно впечатал её в стену одного из зданий Маршары.
К сожалению, заготовленная речь просто не потребовалась по той простой причине, что высказать её он не успел, совершенно не ожидая нападения подобного рода, с одной стороны приятного, а с другой... С другой стороны ощущаемые эмоции доносили до него отголоски возможных проблем, поэтому несмотря на сильно вспыхнувшее возбуждение, разум Агрона лихорадочно искал причину состояния Шарисии и способ успокоить её, и если с первым было все достаточно понятно, то со вторым ничего путного в голову не пришло, кроме как плыть по течению грядущих событий и постараться не захлебнуться в этом водовороте, камнем уйдя на дно.

+1

5

Что она творила? Ответ на этот вопрос Шарисия искала каждую секунду, но ничего путного в голову не приходило. Точнее сказать, она отлично понимала, чего добивалась и что делала, но просто боялась себе признаться. Сейчас ей руководствовала холодная ярость, в которой не было нежности, только боль и желание отомстить. А что может быть лучшей местью мужчине, по крайней мере, в представлении женщины, чем то, что творила сейчас многоликая. Но это было безумно и абсолютно иррационально и часть ее разума понимала и, может быть, поэтому она старалась не обращать внимание и бросалась в омут. Ведь стоило Агрону остановиться хотя бы на секунду, прервать поцелуй, просто взглянуть на нее, не принимая правила безумной игры, и богиня очнётся. Она остановиться, осознав, что это не правильно, неверно… Может быть в глубине души она хотела бы, чтобы он остановил ее, но это желание было настолько поглощено водоворотом безумных страстей, что даже самый могущественный ментальный маг не уловил бы его, приняв за отголосок некой игры.
Когда же Лавуазье даже не подумал вразумить ее, Шарисия окончательно отдалась всепоглощающему желанию. И кто говорил, что бесчувственные и расчетливые люди не способны на безумства? О, для таких эмоции становятся сродни разрушающего потока, сносящего все преграды на своем пути. Будто не желая видеть происходящее многоликая прикрыла глаза, не разрывая поцелуй, словно стояло ему прерваться и разум вновь возобладает. Будто она боялась, что он что-то скажет и разрушит ее безумные планы. Ноги инстинктивно обхватили мужчину, вынуждая поддаться вперед, а руки ответили на столь наглое обращение с телом тем, что впились в плечи демона, словно Шарисия стремилась разорвать его, но отчего-то не могла.
Это было не правильно: сейчас, прижатая к стене распаленным аэри она походила действительно напоминала ту, с кем сам того не понимая сравнивал  ее Азазель. Как он сказал тогда? «С кем угодно и в любой подворотни?» И пусть это был грубый и весьма извращенный пересказ их разговора, но именно такой вариант и злил воровку. И она собиралась им отомстить. Им обоим и ее месть будет страшна…При этой мысли ее движения стали более точными и расчетливыми, а поцелуи до этого напоминающие попытку сожрать жертву, стали все больше напоминать механические действия, что являются неосознанной необходимостью для достижения цели.

0

6

Страсть, она туманила разум, размывала рамки дозволеного, подтачивала ранее железный контроль над своим телом, эмоциями, разумом. Агроном понимал что не стоит делать сейчас того, к чему все по его мнению шло, по крайней мере делать не в том месте. Одна часть его разума как бы отстранилась от его тела, больше наблюдая за поведением самого себя и своей неожиданной партнерши. Его руки, словно самостоятельные части уже во всю шуровали по телу Богини, с трудом сдерживаясь чтобы не разорвать так мешающую Агрону преграду.
Практически незаметное изменение поведения Шарисии насторожило оставшуюся адекватной часть сознания, особенно в свете слишком возбужденного состояния девушки ещё до их встречи. Сопоставив прибытие своего двойника и поведение правительницы Маршарры.
-" Зная её и зная "себя" могу предположить, что разговор у них состоялся не самый позитивный... С учётом вспыльчивости многоликой и бесцеремонности учёного мне светят проблемы."
Подобная мысль подействовала отрезвляюще, вместе с некоторым мысленным усилием Агроном полностью взял себя под контроль и немного отстранился от самозабвенного лобызания с девушкой, которая вызывает в нем столько противоречивых чувств. Взглянув на неё трезвым взглядом, не закрытым пеленой страсти, маг все больше и больше чувствовал себя не уютно. Заговорила придавленная ранее усталостью и напряжением, а потом и вспыхнувшей страстью интуиция, хотя и понять, что конкретно хочет сделать его дама сердца Агроном не мог.
Впрочем, кто может похвастать, что понимает желания и мотивы женщин, кои как известно являются самыми непредсказуемыми существами? А уж что могла придумать многоликая, сейчас прижатая его телом к стене он итвовсе затруднялся ответить.
- Может остановимся и продолжим в месте более подходящим для таких игр?
Голос был с лёгкой хрипотцой, а в горле все же стоял ком. Несмотря на просунувшуюся адекватность и осторожность, можно смело сказать, Агрон по прежнему возбуждён безмерно и только сильная воля удерживает его от учинение акта жёсткого насилия прямо здесь и сейчас...

0

7

Еще немного, еще чуть-чуть и эта история обретет достойный финал, она позволяла ему делать то, что желал аэри, она отдалась на волю его страсти и эмоциям, и все для того, чтобы холодная, расчетливая сердцевина, которая то и дело пробивалась сквозь пелену страсти наконец-то восторжествовала в победном рыке. Она целовала, она прижималась к нему все сильнее, то и дело намекая на желаемый результат, однако,  похоже обмануть того, кто знал ее слишком давно многоликая не смогла, так как все отчетливее ощущались сомнения Агрона, все четче слышался голос разума сквозь буйство страстей и апогеем ее проигрыша стал взгляд, который Шарисия не могла выдержать. Девушка подалась вперед, стремясь вновь поцеловать мужчину, но эта попытка была прервана самой богиней, которая словно передумав, отстранилась.  Твердый взгялд, в котором был лишь расчет и твердость в правильности принятого решения, послужил ответом демону. Шарисия не собиралась отступать, хотя это и было безумным и бессмысленным решением. Кажется, Агрон не понимал, что в растревоженном, рассерженном разуме женщины именно это место было самым подходящим. Потому что одна мысль о нем вызывала отвращения. Потому что оно было предложено Азазелем, Потому что в этом случае она могла в будущем добавить хорошую ложку дегтя во все медовые мысли и мечты Лавуазье. А тут, одним вопросом он отнимает у нее эту возможность: совсем как ненавистный алхимик... Один не лучше другого.
-Тебе решать,-только и смогла выдавить из себя девушка, отлично понимая, какое решение примет распыленный демон. Может это было и правильно, что все повернулось  именно так, все-таки Агрон лишь отчасти был виновен в ее нынешнем состоянии и имел право на некое снисхождение, пусть оно и граничило с последней просьбой приговоренного к смерти.

0

8

Смотря на буйство эмоций, обрамлённое, словно драгоценный камень в оправу из золота, которым был спокойны и холодный разум, Агроном все больше убеждался в том, что сейчас он ходит буквально по грани, танцует на лезвии клинка, когда одно единственное неверное движение может сбросить его в пучину мрака, бездну. И надо сказать, под полный контрольсвое тело и чувства демон взял, но вот некоторое бешенство и окончательное принятие решения о попытке избавиться от собственного двойника имело место быть. Никакие бонусы не могли перевесить множество недостатков от существования сразу двух Луавазье, которые вроде отличались друг от друга, но если внимательно присмотреться имели некоторые общие черты характера. Причём не самые приятные.
- И что же послужило причиной твоего неудовольствия, моя богиня?
Отстранившись от мягкого и податливого женского тела маг позволил себе проявить некоторый сарказм, должный скрыть возбуждение из его голоса и мимики, а так же некоторые отголоски безжалостно подавленного бешенства по отношению к жалкому собственному клону!
Впрочем, наверное для Азазеля Агрон тоже был всего-лишь клоном, и это без того множества возможных эпитетов, которые учёный мог приложить к данной мысли.
- однозначно надо избавляться от проблемного товарища... Как жаль, что мои способности менталиста не так велики, как мага воды. Иначе выжег бы к чертям собачьим разум Агрона взяв под полный контроль вопрос разделения, получив один единственный разум на два тела...
Да, сладкие мысли пришлось снова убрать в сторону, запрятав далеко в собственном подсознании так, что и сам не сразу найдёшь, не то что сторонний менталист. Осталось ещё выполнить некоторые условия, а так же продолжать развивать ментальную магию. Пусть на это потребуется много времени, но что для долго живущего существа пара-тройка веков?
- Не соблаговолите ли вы, моя дорогая, последовать в мои покои и принять ванну, дабы смуть с себя вездесущий песок этой богами проклятой пустыни?
Маг внимательно наблюдал за девушкой, которая стояла так близко к нему, которая оказывала на него воздействие сравнимое с мощным афродизиаком, хоть и значительно более слабое, чем когда они почти отдались водовороту страсти.

0

9

Он отстранился и многоликая вдруг почувствовала себя потерянной и одинокой, точно маленький неразумный котенок, которого выбросили на улицу, отобрав у матери. Хотелось плакать, кричать, протестовать и требовать, чтобы ее немедленно нашли, вернули, доставили и никуда больше не забирали. Странно рядом с ним она желала убежать, а когда его не было, то мечтала, чтобы демон нашел ее. Болезненные не правильные отношения, в прочем, как и вся ее жизнь. Как этот омерзительный, противоестественный союз трех частей единого целого. Почему-то она смутно догадывалась, что всякий раз, когда Азазель или Агрон спрашивали что ее тревожит или кто заставил ее злится, каждый ждал одно слово, общее в обоих случаях. Будто скажи богиня его и незримая цепь, что удерживает их будет разорвана и все проблемы решаться. Вот только Шарисия давно уже не глупая девочка — она редко попадается на одни уловки дважды. А в свете недавних событий, пожалуй, даже если Агрон вонзит ей в сердце нож, а Азазель превратит в гомункула, она назовет любое имя, кроме того, что жаждет услышать Лавуазье.
-Ничего, чтобы смогло помешать тебе,- выдохнула многоликая, после чего, сделала глубокий вдох, чуть прислонившись затылком к стене, нарочно завлекая аэри в плен страсти и чувств, которых ей так не хватало последние несколько дней.
-И какой слово из фразы «тебе решать» для твоего разума осталась не понятно?- понимая, что еще чуть-чуть и она уже не сможет выдержать заданный собственной гордыней темп, съязвила воровка, бросив Агрону как подачку право быть главным в этот раз и решать чем закончится их история. Хотя... финал с точки зрения одной особы был предсказан с вероятностью девяносто процентов. И чем больше они оставались рядом, тем четче она осознавала, что другого пути нет. Как однажды заметил одни уличный актер: «Если положение вещей вам крайне не по душе, доведите его до абсурда. Хотя бы посмеетесь».-Считай, что сегодня мы те, кем были когда-то в Бруте,- дала сама себе установку богиня, откидывая в сторону маску всемогущей правительницы тигранов и обиженной леди и вновь одевая костюм воровки и аристократки из вольного города.

0

10

В голове в страшной битве сошлись совершенно противоположные желания. Хотелось наброситься на многоликую, перестать сопротивляться и выплеснуть тот бесконечный поток пламени страсти, что бушевал в нем. Это сильнейшее желание боролось с холодным, спокойным разумом, что плыл на волнах эмоций и только воля мага позволяла удерживать себя относительно в руках. Но слегка подрагивающие руки, взгляд полный желания и некоторой отрешенности, некоторые отголоски его чувств на обычно холодном лице. Все это наверняка служило отличным сигналом для хорошо знающей его девушки.
- Меня всегда удивляла ты, моя дорогая. Рисковая ты пробуждаешь во мне животную страсть, хочется взять и наброситься на тебя, как изголодавшемуся по сочному мясу хищнику, прямо здесь. Но мы сейчас не в Бруте во времена молодости... Ты сейчас можно сказать возглавляешь целую империю. И думаю не стоит удивляться своих подданных таким проявлением чувств прямо на ночных улицах города?
Для аргона это были просто отговорки. Сейчас он даже особенно и не старался придумать причину, по которой следовало остановиться и перебраться куда-то в более уединённое местечко. Просто он все ещё боролся с собой. Осторожность и относительно спокойный разум противостояли совершенно бешеному напору чувств и желаний.
-Знаешь, Шарисия... Ты сводишь меня с ума. Порождаешь во мне так много противоречивых чувств, что я сам бывает запутываюсь чего именно я хочу...
Говорил эту фразу аэри практически шёпотом, внимательно смотря в глаза своей возлюбленной. Он приблизился к ней снова, приобняв её за талию и дыша прямо в её губы. Чувствуя тепло его тела, её запах, смотря в её глаза... Все это кружило голову, запутывая его разум. Договаривать свою фразу маг не стал, наклонив свою колосу и поцеловав шею многоликой. Впрочем и его руки начали потихоньку скользить по её телу, двигаясь плавно, кончиками пальцев едва касаясь кожи.

0

11

Когда перестаешь бежать от неизбежного? Ровно в тот момент, когда две половины бытия сходиться во мнении, что это должно произойти. Одна из этих частей — логичное объяснение того, что ситуация может быть изменина, если ей не дать свершиться. Вторая же животное инстинктивное стремление быть свободным от фатального исхода. Сегодня в этот самый момент две эти стороны бытия сошлись в едином порыве позволить неизбежности стать реальностью. И поэтому, когда Агрон стал взывать к ее разуму, многоликая отказывалась его слышать. Он говорил прописные истины, верные, весьма логичные вещь известные любому здравомыслящему человеку и пожалуй, в иное время Шарисия бы согласилась  с ним. Но не сейчас... Сейчас она смотрела на него и видела Азазеля, отчитывающего глупую девчонку, посмевшую тягаться с ним в хитрости, слушала и лишь еще больше замечала, что перед ней алхимик, а должен быть магистр. Нет,  в этот вечер здесь  на улицах Маршары она жаждала быть с Агроном, а не его холодной копией. А что такое Агрон? Это чувства, эмоции и страсть, что сжигают ее изнутри каждый миг.
-С каких пор богини обязаны давать отчет смертным? Где та скрижаль, где написано, что я должна делать, а что нет?- с вызовом во взгляде произнесла она, на краткий миг сбросив маску «Сапфир» и надев вновь божественный лик.  Причина подобного была проста как и ответ на вопрос, чего она хочет на самом деле — свобода. Если для того, чтобы обрести безграничную свободу нужно стать богам, что ж, цена не высока. Подумаешь, разрушать целую империю ради собственной прихоти, никто их не заставлял верить, она лишь предложила, а они пошли.
Воровка и сама не могла сказать, как бы поступила, продолжив Агрон учить ее «быть всесильной», но он явно осознал свою ошибку и не стал продолжать. Хотя, следующие слово повергло ее в ступор. Она на самом деле замерла, едва ощущая его поцелуи и прикосновения, в мыслях было лишь имя «Шарисия». Девушка пыталась понять, что же оно означает для этого демона. Для Азазеля была интересна лишь Рисса, он бы спокойно прожил и с этой частью богини. Но кто же она для Агрона? Прежде чем окончательно уничтожить или возвысить его, владыка Брута должна была понять...
-Агрон,- выдохнула она наконец, чуть наклонив голову в сторону одной рукой осторожно, но настойчиво придвигая голову мужчины ближе, не желая, чтобы он прекращал, другая меж тем рисовала причудливые узоры на спине демона.- Кто я для тебя?- выдохнула она мучащий вопрос, ответ на который решал все.

0

12

Страсть в душе демона пела свою песнь, постепенно отвоевывая пространство у холодного разума, подтачивая барьеры его воли, вытаскивая наружу все то, что он обычно прятал во мраке собственной души даже сам от себя. Присутствие здесь девушки, которая стала для него частью души, слабостью, способной стать источником величайшей силы. Воспитание аристократа, его характер, сама личность в которой звучали отзвуки и его двойника... Все это столкнулось с тем, что обычно не поддаётся никакой логике, не встраивается в рациональную и стройную картинку мира. Это та неизвестная, которая способна как возвысить мыслящих, так и низвергнуть их в пучину забвения, выбросить на помойку истории.
Для амбициозного аэри с комплексом Бога тщательно скрываемая любовь и страсть были слабостью, дефектом личности. Он думал что сильные люди не могут позволить себе такие яркие чувства, и бежал от них. Вместе с тем, каждый раз видя многоликую он потихоньку менял своё мнение, да и просто со временем происходил естественный процесс переоценки собственных стремлений и поступков. Что движет им? Интерес и желание могущества... Не власти, да и не просто силы как таковой, но свободы. Свободы от оков, которые навязывает с самого рождения общество, свободы от ожиданий других людей и собственных ограничителей, выстраиваемых в своём разуме. Страхов, фобий, нежелания "ударить в грязь лицом".
И сейчас простой вопрос от Шарисии просто вверг его в ступор. Он замер, уйдя мысленно в себя, понимая, что это не простой вопрос, на который можно отшутиться, а своеобразная точка бифуркации в их отношениях. И сейчас, его мозг заработал на полную мощность. Он обдумывал свои мысли и стремление, моделировал разные ситуации... Но почему когда он представляет, что достиг своей цели, но остался без Шарисии, его охватывает странная горечь?
-"Хватит бегать от самого себя, Магистр,- внутренний голос мага просто источал сарказм.
Агрон вдруг успокоился, вернувшись в реальность и внимательно всматривался в лицо девушки. Он искал там сарказм, издевку, хоть что-то, что могло бы остановить его от озвучивания собственных мыслей...
Придвинувшись к многоликом вплотную, Агрон крепко прижал её к себе, зубами слегка прикусил мочку её правого уха и тихим шёпотом постарался сказать ей то, что чувствует на самом деле:
- Ты мой наркотик. С самого первого мига нашей встречи я почувствовал что-то ранее мне не знакомое, что не чувствовал даже к родным. И сейчас я могу сказать, что...- почему так сложно сказать одно простое в общем-то слово? Что это, трусость? Робость? Страх быть отвергнутым? Агрон и не подозревал, что несмотря на всю свою эмоиональность, будет подвержен таким страхам.
- Я люблю тебя... И ужасно ревную.
Последняя фраза была сказана настолько тихо, что самому Агрону показалось, будто её он только подумал, но никак не озвучил. Сейчас на него накатило странное состояние расслабления, созерцательное настроение взяло верх и он просто наслаждался близостью многоликой, даже пожирающая его страсть, казалось, немного утихла, но он прекрасно понимал- это временное явление.

+1

13

Не такой ответ она ждала. Шарисия надеялась, что он назовет ее богиней, помощницей, глупым увлечением, на худой конец чем-то можно использовать для достижения цели. Это бы так походило на правду и решала столько проблем. Но нет, Лавуазье никогда не ищут легких путей — они всегда создают глобальные проблемы. Что поделать, чем могущественнее существо, тем более запутанная у него жизнь — это многоликая уяснила уже давно. Но даже понимая это девушка не хотела верить в вымученное признание. Разум тут же пытался найти сотню другую отговорок-объяснений одно правдоподобнее другого. Уловка, игра, очередная интрижка, попытка отомстить и насолить Азазелю, а может просто их договор и он не может отличить свои мысли от ее? Как было бы приятно, если бы хотя бы одно из этих утверждений было истинным. Но нет, если с алхимиком всегда была тишина, то здесь глубинами души она чувствовала ложь и правду, глобальные перемены в эмоциях и чувствах. И они не лгали... возможно впервые за много лет...
-Не могу,-произнесла она, обернувшись девой песка и выскользнув из объятий демона, материлизовавшись у него за спиной.- Не теперь, не так,- продолжала она свой непонятный диалог с самой собой, прижавшись спиной к спине Агрона, точно пытаясь дать ему последний шанс одуматься, последний шанс сказать, что эта шутка и ложь и не бросаться в бездну, учитывая, что у них не было крыльев, чтобы после выбраться из нее.- Скажи, почему все так сложно? Раньше было просто: ты и я — всего лишь расчет, всего лишь одна из тысяч твоих интрижек,  всего лишь взаимное использование и выгода и ничего более. А теперь... - она замолчала прикрыв глаза и задержав дыхание.  Если до этого момента Шарисия могла спокойно исполнить задуманное, отомстив обоим, так как была уверена, что ничего страшного и важного между ними не происходит, то теперь спящие эмоции и чувства давали о себе знать... Она не могла более мстить, по крайней мере не поставив Агрона хотя бы частично в известность о том, за что она собирается взимать долги с Лавуазье.- Жизнь моя, что мне делать?
Быть может голос и мог лгать, но чувства не обмануть: ее душа и сердце плакали и смеялись, она была счастлива и растроена одновременно. Странная смесь, когда одна часть требовала, чтобы он остался, а другая приказывала уйти. Вот только разве что Азазель мог сейчас сказать, что это одна и та же часть, просто Шарисия боялась за Агрона и вновь хотела защитить так, как умела это делать — находясь как можно дальше от того, чьей силой и слабостью стала.

+1

14

Шок и радость, грусть и облегчение, вместе с непониманием царили в душе Агрона. Странный день, странный разговор. И тем не менее он принёс то самое расслабление и некоторую уверенность в своих силах, но главное в чувствах как своих, так и любимой женщины, чего уж тут лгать самому себе? Некоторое время Агрон стоял и слушал девушку, прижавшись к ней своей спиной. Пока она говорила, маг внимательно вслушивался в её слова, вслушивался в биение её сердца, ощущал её эмоции. Сейчас, будучи в своеобразном эмоциональном штиле, после бушующего урагана он необычайно ярко чувствовал эмоции девушки, что ранее пусть и удавалось, но не так уж и хорошо. Все-таки ментальный маг из него пока никакой.
- Мне уже кажется, что это сон и игра... Игра с самого момента, как я тебя встретил. Я бежал от своих собственных чувств, но даже так не мог бросить тебя. Думал и говорил, что я с тобой временно, что ты мне нужна только как инструмент, убеждал себя во взаимности такого подхода... Но сейчас, на самом деле понимаю, что просто не хотел тебя потерять.
Тихий, слегка шипящий голос аэри немного вибрировал... Обычно так он говорил, стараясь заворожить своего собеседника, оплести его разум паутиной слов, намеков, интонаций. Но сейчас он не преследовал такую цель, просто не хотел говорить громко такие не свойственные ему вещи, по сути изливая свою душу пусть и самому близкому в этом мире существу, но тем не менее это действо было очень не привычным, вносило диссонанс в привычную картинную мировосприятия.
- Кто бы мне сказал что мне делать... Я ведь тоже растерян. Счастлив, но вместе с тем действительно не знаю как быть. В одном уверен, тебя не хочу отпускать и терять, любовь моя.
Говоря эту фразу Агрон уже развернулся и крепко обнял Шарисию, слегка облокотив свой подбородок на хрупкое и изящное плечико девушки. Правая его рука в свою очередь кружила по животу, слегка касаясь подушками пальцев кожи возлюбленной. Действие происходило на полном автомате, поскольку Агрон пребывал в своих думах, наслаждаясь приятным и таким родным запахом, тёплом и близостью, исходящими от его дамы сердца.

+1

15

Он не слушал ее, точнее сказать отказывался слышать то, что многоликая пыталась донести до демона. Это было безумие! Это было не правильно! Проклятие, что за не нормальный день и когда же все началось, когда она совершила ошибку? В ту секунду, когда в храме захваченного города появился Агрон? Нет, это было еще раньше в то злополучный день в Бруте, когда она встретила их... Проклятие, в каком же отрывки жизни она пожелала оказаться меж двух огней и какой шутник подслушал ее желание? Одна лишь вещь позволяла сохранить здравость рассудка, одна лишь тонкая грань удерживала ее от падения: она не обманывала их, она всегда верна лишь одному...Только одному... Но вот кому? Теперь Шарисия точно знала, что расплата за любое неточное слово будет смертельна высока равновесие их хрупкого мирка могло вот-вот разрушится и никто кроме великой богини не будет виноват в столько ужасном дияние. И поэтому она всеми силам избегала эти три простых слова, пряча их за многочисленными недомолвками и фразами, будто предчувствующая, что они могут послужить катализатором.
-Ты не знаешь и половины. Не пожалей о своих словах,- произнесла она, даже не думая вырываться или спорить с могущественным магистром. Она лишь пыталась все еще достучаться до остатков разума. Хотя, о чем она думала, если даже у логичной части Лавуазье в данном вопросе отсутствовала какие либо зачатки разума, что уж говорить о том из «братьев», в чем распоряжении были чувства.

+1

16

- Зачем ты пытаешься увести разговор в сторону? И что я не знаю?
Спокойный, умиротворенный и немного довольный голос без малейшего напряжения, подозрения или ещё чего-то в этом роде. Сейчас Агрон просто наслаждался, просто созерцал как свои чувства, так и ощущения, что дарила ему девушка. Эдакое лёгкое медитативное состояние, которое было прервано одним порывом ветра, сильнее чем было до этого. Ночь в пустыне не то время, когда можно спокойно и долго разгуливать под открытым небом. Слишком холодно, особенно яркий контраст чувствуется после палящего Солнечного дневного света.
-Пойдем, дорогая. Поговорим у меня. Нечего вести серьёзные беседы в переулке, ставя в известность весь народ о наших планах, чувствах и слабостях.
Мягко, но настойчиво Агрон повёл девушку в сторону своего нынешнего жилища, по прежнему обнимая Шарисиб за талию, не собираясь отпускать её даже на мгновение. Иррациальное чувство, которому тем не менее магистр счёл возможным податься. Он вообще часто потакал своим эмоциям, особенно если они не мешали делу. Он научился наслаждаться своими чувствами. Разумные это не только разум, это ещё и чувства, эмоции, зачастую являющиеся основополагающими элементами в социуме, направляющие его по дальнейшему пути развития. Очень редкие разумные способны абстрагироваться и мыслить трезво. Агрон это мог прекрасно, но вместе с тем он наслаждался каждым мигом жизни, хорошо зная, она может оборваться в любой момент. Сегодня, сейчас он снял перед собой очередные барьеры, почувствовал ту самую пресловутую свободу. Времено, поскольку разрывая одни оковы, мыслящие надевают на себя следующие и нет конца и края этому процессу.

+1

17

Кто она такая, чтобы с ним спорить, если все шло именно так, как и должно было идти? В Бруте порой говорили: «Все случается так, как должно быть. Даже если все пойдет иначе». Здесь и сейчас ситуация была вполне похожая: финал будет неизбежен, вопрос лишь в том, насколько болезненным он окажется для них. Но для начала следовало решить несколько вопросов, точнее сказать всего три. Первые  два являлись отголосками прошлого, а вот третий — назойливым настоящим. Был еще четвертый, моячищий на самом отшибе, но его существованию угрожали первые три. К счастью, времени было достаточно чтобы все обдумать: в голову отчего-то пришла детская игра в вопрос-ответ, правда она влекла за собой обоюдную опасность, но и обоюдную выгоду, которой нельзя было приналегать.
-Есть три вещи, которые ты не знаешь или по крайней мере, делаешь вид, что не знаешь,- попыталась повести разговор в нужное ей русло, заинтересовав и заинтриговав мужчину Шарисия.- В прочем, они обоюдны и я хочу узнать на них ответ,- дворец был уже совсем близко и требовало принять решение и расставить приоритеты сейчас, в противном случае она может просто не успеть воспользоваться ситуацией оказавшись в добровольном рабстве.- Может сыграем, жизнь моя, в слово и дело?-предложение с толикой хитринки и скрытой страстью, можно сказать, многоликая развязывала им руки, превращая это вечер воистину в великую игру.

+1

18

Игра? Определенно, очень интригующе и завлекательно, но и есть определённые риски. Не то чтобы у него были какие-то особенные секреты и тайны, отнюдь. Но вот снова изливать свою душу? И так слишком много сегодня наговорил, а впрочем раз уж было начато, почему бы и не продолжить? Пусть сейчас маг и не знал, что конкретно спрашивать, и в голове крутились только разные вопросы, навязанные ревностью и не отличающиеся разнообразием, но по ходу игры может что путное и прилёт в голову.
-Радость моя, я согласен почти на все, что можешь ты предложить мне...
На губах аэри появилась лёгкая улыбка, но взгляд показывал насторожённость и задумчивость. Впрочем, некоторые намёки на дальнейшее времяпровождение в голове Агрона потихоньку кристаллизовавшись, но ничего конкретного там так и не появилось.
- Начинай первая.
Далее Агрон молча провёл девушку во дворец, сейчас оказавшийся пустынным, где практически не было никакой жизни, эдаким глазом бури даже в ночном городе, по прежнему издающим множество звуков. Зато во дворце ввиду особо сильного нежелания мага видеть посторонних и вообще любви к тишине вместе с потаканием собственной паранойе, было крайне мало обитателей. Несколько разумных прислуги, и пожалуй все. Даже не было охраны, поскольку доверять свою безопасность тем, кого он даже не знает магистр не собирался. На крайний случай и сам он что-то может, а сейчас и вовсе это был только плюс.
Направился и пришёл он в бассейн, наполненный им самолично благодаря его магии. Днём эта вода имела низкую температуру и там всегда можно было охладиться, а ночью она была слегка тёплой. Все же большое здание в ночной пустыне быстро остывает. Хотя и держит тепло достаточно долго, но организм аэри очень не любил такие резкие перепады температур.
Игра обещала быть интересной, но ещё интереснее она будет если открыть бутылочку хорошего вина. Впрочем, потакая своим привычкам, маг хранил некоторый запас алкогольной продукции и бокалов прямо в этом помещении. Именно здесь он в последнее время коротал часы и работал, близость к воде его успокаивала, расслабляла, повышалась уверенность в своих силах. Одно путешествие по империи вымотало его безмерно вымотало и чуть было не привело к травмам энергетики, так что тут он отдыхал душой.
Открыв бутыль с вином, Агрон плеснул по немногу в бокалы, подав один из них девушке, а в свой бросил сформированный прямо на ладони кубик льда.
- За мою безмерную любовь к тебе.
Сказано это было саркастично, и тем не менее сказал он чистую правду, по привычке маскируя её сарказмом и иронией

+1

19

Пустынно, тихо, нет лишних ушей и глаз. При всех своих отличиях в вопросах уединения и личного пространства оба Лавуазье были схожи, поэтому Шарисия вполне себя уютно чувствовала рядом с ними. То, что было сказано в их присутствии оставалось между ними и ей не стоило волноваться, что по гроду поползут слухи и ненужные домыслы. Чертовски удобно для раскрытия чужих тайн, особенно, когда порой приходится открывать и свои.
-Как пожелаешь,- усмехнулась она, наблюдая за манипуляциями демона с водой, когда же он преподнес ей бокал вина, многоликая благосклонно приняла его, дополнив тост собственной ремаркой.- За безумие, которое увы, заразно,- с этими словами она сделала небольшой глоток, следовала оставаться трезвой, а то кто знает, что может случиться, если она вновь переборщит с алкоголем.- Что ж, я первая,- ласково улыбнувшись с трудно скрываемым предвкушением чего-то великого и страшного произнесла она.- Вчера было ровно пятьдесят лет с того момента как я и Азазель заключили некий договор определенного содержания. Ты знал об этом?- посмотрев прямо в глаза Агрону настойчиво поинтересовалась воровка.
Ей нужен был не столько ответ, сколько его реакция, эмоции, которые будут правдивее тысячи слов. Тогда в тот день она стала ради достяжения цели госпожой Лавуазье в обход всех правил и законов, она была женой для одного и для другого. Договор должен был быть расторгнуть сразу же после завершения дела. Но Азазель поступил как напыщенный самовлюбленный идиот — он сохранил его, номинально оставив за девушкой столь неприглядный титул. Если с той частью Лавуазье многоликая уже разобралась, то с этой еще предстояло понять, замешен ли магистр в выходки алхимика. Если нет, она ударит этой шпилькой так, как ей будет удобно и когда удобно. Но если да... горе-любовнику и потенциальному мужу предстояло весьма красноречивая сцена разъяснений, что бывает с теми, кто пытается заставить Шарисию играть по своим правилам.

+1

20

Чего-то в этом роде Агрон и ожидал. Такие себе интересные вопросики, на которые так сразу и не ответишь. Нет, можно было бы и отшутиться, но в этой игре делать подобного не стоит. Да и как видно, для Шарисии вопрос имел достаточно большое значение. Не спеша выпив вино, насладившись превосходным букетом прохладного напитка, аэри поставил бокал на стол и внимательно взгляделся в лицо девушки.
- как бы тебе ответить, чтобы не запутать... Теоретически я знаю все, что знает и мой двойник при объединении. При большом желании я могу использовать эту информацию, доставая её из глубин моей памяти. Другое дело, что мне очень редко нужна информация из его головы.
Агрон нахмурил лоб, напрягая свои пока не великие силы менталиста и память, дабы выудить информацию из собственной памяти. Кое-что остаётся у него и после разъединения. Всплывшее воспоминание быстро расставило все по местам, а сам аэри только пожалел, что ранее нет занялся перебором информации. Обычно он искал нечто другое из памяти алхимика, зачастую нужное в необходимой ситуации. Следить за его жизнью, за жизнью надоевшего ему двойника Агрон не счёл нужным и сейчас был недоволен этим событием. Какие интересные сведения об взаимоотношениях в их небольшом коллективе содержатся в голове Азазеля.
- То есть я вроде и знал, информация есть, но только теперь я её осознал... Госпожа Луавазье.
Маг сделал себе зарубку разобраться с огромным пластом воспоминаний, который лежит в глубинах его разума и никак не используется в обычной жизни. И что раньше мешало это сделать? Знания и даже некоторые навыки лишними не бывают, есть и пить не просят. Зато могут пригодиться... Особенно знания, которые буквально дармовые, не ты сам прикладывало усилия для из получения.

+1

21

Как все просто и легко было у эти аэри даже противно становилось: «Да, я знал, но просто забыл тебе сказать, милая» - именно это звучало в голове Шарисии, когда мужчина пытался ей объяснить все хитросплетения их с братом жизни. Да уж, многоликая была наслышана он  этом очаровательном дуэте и знала о них куда больше, чем хотелось бы знать. Каждый раскрывал свои маленькие тайны, даже не подозревая, что в этой миленькой головки уже рисуется полная картина: забавная, веселая и крайне неприятная.
-Ха,- усмехнулась она, когда Агрон попытался покопаться в своей памяти, или лучше сказать, сделал вид, что покопался, так как ответ был найден слишком уж быстро для того, кто не знал, где его искать. Пожалуй, она простила бы легкую привольность и даже то, что он находился в известности, если бы не одно НО. Он посмел назвать ее «госпожой Лавуазье» худшего оскорбления для себя Шарисия придумать не могла. И не потому что не желала этой роли, причина была в ином: ей навязали ее, поставили перед фактом даже не дав возможность выбирать — вот в чем была вина ее мужа, вот где таился корень зла.- Свежо придание, милый мой,- процедила она недовольно сквозь зубы.- Хотя, признаюсь, если бы я тебе не знала, не поверила бы тебе. Но боюсь, твое эго не выдержало бы пятьдесят лет того факта, что твоя собственность в лице жены спокойно живет в свое удовольствие и возможно греет постель какому-нибудь лорду или убийцы,- она нарочно заставляла Агрона ощутить всю глубину той ситуации, в которой они оказались, чтобы побольнее уколоть и наказать, в свойственной лишь ей манере.- Любовнице такое позволить можно, но вот жене...-усмехнулась она,- Хотя,- она задумчиво повертела в руках опустевший бокал.- интересно, если встанет вопрос, чья я жена — твоя или Азазеля, ведь подпись ставил он,- последний самый тяжелый гвоздь в крышку гроба самовлюбленного демона.- Но я виду себя не честно, все-таки твоя очередь задавать вопросы.

+1

22

Атака оскорбленной дамы, дабы побольнее уколоть, или же намёк на то, что было? Интересная мысль проклюнулась в голове демона, пусть и навязанная ревностью, некоторой толикой гнева, ярости. Впрочем, тренированный за жизнь разум не позволил пробиться наружу ни малейшему отблеску эмоций, хотя некоторое недоумение на лице и отобразилось. Оскорблять он ведь не собирался, простая констатация факта исходя из имеющейся у него информации, впрочем может быть его несколько неправиль поняли... Но каждый имеет право заблуждаться так, как ему заблагорассудится. В том числе подобное относилось и к нему тоже, как бы это не было печально. Не совершенны они, к сожалению, или же счастью...
- Ну вот ты сама сформулировала мой вопрос. Как ты относишься к Азазелю?
Этот вопрос, пожалуй был поважнее его возможной ревности. Главное ведь не с кем и как они спали, главное к кому возвращаются, ведь так? А вот отношение к его двойнику ввиду планов по окончательному избавлению от этой проблемы, сначала от связи с собой, а потом и в организации путешествия к Предкам. Не то чтобы в этом плане Шарисия могла бы изменить его планы, даже если он ей необходим, самому Агрону его двойник был совершенно не нужен. И маг мог смело сказать, что подобные планы вынашивает и сам Азазель, даже не влезая в память алхимика. Впрочем, прошерстить её необходимо. Жаль, что менталист из него ещё слаб, возможно что-то важное пропустит. Даже несмотря на относительную лёгкость работы с собственной памятью.
- Ну, если для тебя тут есть выбор, то сделаешь его сама. Не маленькая уже...
Наглая ухмылка все равно заняла своё место на его лице, впрочем взгляд был серьёзен.

+1

23

Наглый, умный, красивый и задающий чертовски не удобные вопросы. Она уже стала забывать на сколько тяжело общаться с Агроном и мысленно отругала себя за то, что упоминала имя того, кого не стоило упоминать. Но что сделано, то сделано, к тому же Шарисия сама хотела найти ответ на данный вопрос: кто же для нее Азазель? Их отношения никогда не заходили дальше платонических и не зайдут никогда, так что назвать его любовником язык бы не повернулся.  С самого начала они были ни то врагами, ни то соперниками, ни то союзниками. Совсем как сокол и змея из легенды Брута. Помнится когда-то давно Фантом рассказывал о том, что самый великий союзник — это твой самый страшный враг. Он рассказывал о странных, запутанных отношениях, когда ты ненавидишь этого человека, хочешь его уничтожить, но в тот же миг понимаешь, что нет ничего ценнее его на свете и без этого зла ты не сможешь существовать. Ближе любовника, дороже самого верного друга, хуже самого злейшего врага... Он был ее необходимым злом. Он был ее зеркалом, у которого многоликая стояла, задавая вопросы, не нуждающийся в ответе и получала решения, которые виднелись только в мерцании серебристой ртути. Любила ли она его? А что такое любовь? Доверяла ли она ему? Ровно на столько на сколько можно было доверять своей смерти. Была ли она готова встать на его сторону? «Пока весь мир у твоих ног — я твой злейший враг. Когда же весь мир пойдет против тебя — я стану смертью этого мира» ,- вот все, что она могла сказать на этот вопрос, кто бы из двух половин его не задал... Но как объяснить все это хитросплетение Агрон?
-Что бы я не ответила — это будет лишь половина правды. Что бы я не сказала — это будет ложь,- усмехнулась она в ответ, подойдя к мужчине и проведя тыльной стороной ладони по его щеке. Многоликая знала о последствия и чувствовала, что такой вариант устроит Лавуазье куда больше, чем голые факты.- Я выбираю дело,- победоносно произнесла она, подходя к краю купальни и остановившись на грани от того, чтобы упасть.

+1

24

Во время таких разговоров, каждый миг молчания равен вечности, в которой видишь ее такой близкой, что может дотронуться и рукой до лица, но и такой же далекой одновременно. Шарисия, до сих пор остававшаяся загадкой для аэри, могла бы уничтожить его, не оставив и звука воспоминаний обо всех отношениях, которые мучали двух существ равнозначной болью, то притягивая их друг к другу с неизмеримой страстью, то отталкивая, как самых свирепых врагов. Но кем они были сейчас, в тот самый миг, когда ее рука скользнула по его лицу, а их взгляды встретились? Многоликая всегда не упускала возможности изменить свой облик, путая и сбивая своих соперников, что бы ввести в заблуждение свою жертву, а ее истинный облик всегда оставался спрятанным до такой степени далеко, будто бы она сама его боялась, такой мощью и силой обладало ее естество. В ее глазах, Агрон увидел свое собственное отражение - холодное, жестокое и такое же тайное, какой она всегда была для него, но под покровом этой ночи, в этот самый миг стало ясно лишь одно – они связанны друг с другом. Иначе разъяснить ее слов аэери не мог, а быть может, не хотел, ведь такая правда была ему на эту ночь нужна, удобна, необходима, как и сама многоликая, ему была нужна Шарисия.
Наступил очередной момент паузы, и гостья решила-таки направиться к купальне, дабы смыть с себя всю суетную пыль пустыни, но будто бы остановившись на краю, хотела увидеть реакцию на ее слова Агрона, который на месте оставаться, тоже не стал. Легким и непринуждённым, почти неслышным шагом он приблизился к женщине, еще столь желанной и награжденной от природы изящной красотой, ее грация достойна была восхищения, но аэри все же продолжал себя сдерживать. Лишь слегка приклонив вперед голову, едва касаясь шеи Шарисии, он почти шепотом, нарушил тишину, - «… но на какой бы ты стороне не была, я всегда буду второй половиной твоей правды», - его теплое дыхание проходило по плечам женщины, - «Ты выбираешь дело, а я предлагаю еще по бокалу вина… для ясности ума». Хитрость и сарказм нашли место в улыбке Агрона, будто бы проверяющего Шарисию, ее реакцию на слова. Но вместе с тем, он аккуратно протянул руку, в которой уже был бокал с вином, красным, будто бы кровь и легким запахом изысканных пряностей.

+1

25

Шаг в бездну, тонкая грань между безумием и здравым смыслом, едва уловимая граница, переуступив которую, ты падаешь в омут. Шаг... И пустота обнимает тебя, поглощая все твое естество... Но пока шаг не сделан ты видишь лишь зеркальную гладь воды, что наполняет купальню. Шарисия лучше многих видела эту старшую, пугающую, но притягательную аллегорию и замерев у самого края, она точно повторяла свою жизнь, меж тем в глубине души надеясь, что полет в объятия вечности она совершит не в одиночестве. Это было смешно и странно, она всегда боялась завершить начатое, всегда искала того, кто примет удар за нее, все убегала, когда ощущала, что теряет контроль. И вот она вновь пытается скрыться, давая шанс уйти, спастись и ему... Но вместо того, чтобы наконец-то освободиться, чтобы избежать этой безумной, губительной связи он лишь смеется над ней.  Едва ощутимое прикосновение на грани иллюзии, но не холодной как свет луны, а горячей и полный жизни, словно пустыня. Она вздрогнула от слов, от дыхания, от того, как все оборачивалось. Пол часа назад она была движима только одним желанием, только одной идей, а теперь... Теперь она уже не была уверена в том, что сможет нанести так необходимый удар. «Меж двух огней»,- мысленно произнесла она, вдогонку шальной мысли, точнее истории о том, что бывает, когда аэри нечто считают своим. Дядя когда-то сказал ей, что любовь в понятии аэри не так далеко ушла от представления Брута о чести. И ему крайне будет жалко того безумца, кто окажется между демоном и объектом его желания. Тогда много лет назад, она использовала эту простую истину, чтобы достигнуть успеха в Бруте, подначивавшая, привязывая, обольщая двух Лавуазье: одного на уровне эмоции, другого  - разума. Но разве могла она тогда предложить, что спустя много лет ее игра обернется подобным кошмаром? Две части одной личности всегда недолюбливали друг друга, а сейчас у них был повод начать войну, которым они воспользуются, чтобы удовлетворить свои желания. Проклятия, Шарисия впервые ощущала, что ее используют, и это чувство было крайне противным.
-Этого я и боюсь,- едва слышно прошептала она, ни столько Агрону, сколько самой себе, точно надеясь, что слова улетят и исчезнут, а вместе с ними и ее страхи и проблемы развеются, словно не удачно заклинание. Богиня осторожно взяла в руки бокал вина и не отрывая глаз от зеркальной глади купальни машинально, практически на автомате выпила его  до дна. Девушка усмехнулась про себя, сходству двух аэри, ведь только вчера Азазель буквально спаивал ее при этом, кажется, они играли в нечто похоже... Да, на этот раз не хотелось бы терять сознания в самый ответственный момент.- Странное желание,- произнесла она голосом, более вернувшимся к реальности.- Но знакомое. Истина в вине?- усмехнулась она печально.- Вопрос,чего ты желаешь, больше всего на свете?- это была последняя проверка...

+1

26

Вопрос прозвучал настолько спокойно, будто бы Агрон мог вот так просто сразу на него ответить. Признаться честно, ему проще было победить в войне против собственного  брата, чем дать ответ, исчерпывающий ответ. От подобных размышлений очень часто бегут представители смертных рас, потому что не знают своего смысла существования, будь то люди, эльфы, бывает, что и драконы бесцельно проводят свое время, ожидая кончины. Но вот демон, который оставил за своей спиной множество обездоленных жертв, ради чего? – принципов, своих принципов и амбиций, получить такой вопрос от богини зла никак не ожидал, что заставило его задуматься, сделав небольшую паузу в разговоре. С одной стороны Шари привела его в замешательство, пусть и небольшое, с другой оставила его довольным, ведь как бы то ни было, но этот разговор она продолжала уже по его правилам, сама того, возможно не подозревая. Да и чем был этот разговор, эта встречи, разве только игрой? – Быть может, вся жизнь была игрой, но какое место должен был занять тогда Агрон в этой картинке, знал только он сам и к этому стремился, переступая через самого себя, свои желания, не перед чем не останавливаясь, желая лишь добиться своего. Лишь только перед одним явлением в этом мире аэри мог сделать остановку, и будет она просто заминкой перед стремительным прыжком пантеры или длительным привалом, предугадать было невозможно. Этим явлением в его жизни была Шарисия, вот такая, какой он сейчас ее перед собой видел, она была способна заворожить. Пленить его естество, являясь его страстью, рискующей перерасти в одержимость, заразившись которой он рисковал полностью преклониться перед нею. Забавно и печально одновременно, что женщина не способна была видеть глазами демона, иначе она сама бы увидела ответ на свой вопрос, в прочем зеркальное отражение водной глади купальни было способно отобразить ее красоту, хоть он в этом не признался бы даже себе самому. Удивительно, насколько противоположные качества могут сочетаться в одной личности, но для Агрона она была страстью, этаким божественным благословением, которое делило место на одной ступени с проклятием и смертельной опасностью.
«Ты права», - решил подхватить мысль той фразы, о которой Шари сказала шепотом, почти не слышно, быть может, и случайно. Высказав ее почти не слышно, вино определенно не было лишним в этом разговоре, предложенное им. «Вот только один из этих огней способен тебя нежно согреть, давая ту необходимую поддержку в тылу и нежность ночей, другой же всегда будет тебя обжигать до полусмерти. И только тебе решать, каким пламенем буду я для тебя». Рука аэри нежно скользнула по спине женщины, будто бы изучающая малейшие изгибы ее статной фигуры, изящной и грациозной, но все такой, же таинственной и загадочной. Взгляд демона обрел печальный оттенок, поскольку он понимал, что его место в этой картине еще не до конца определенно, вместе с тем, женщина была сейчас с ним, пила его вино и готовилась принять ванну в его собственном имении. Все это давало призрачную надежду Агрону на то, что она не заставит смотреть на себя, как на врага в будущем, поскольку от своей вражды с братом он не за что бы ни отступил в сторону.
«Тебя», - коротко и страстно прошептал аэри, наклонившись к ее шее, чтобы не только шепот, но и его дыхание коснулось ее кожи, давая понять, что именно это дыхание способно согреть или обжечь ее, все будет зависеть от ее дальнейших решений и выборов.

+1

27

Есть вопросы, которым следует остаться без ответа. И есть ответы, которым следует навеки кануть в Лету и быть похороненными на необитаемых островах, где их никто не найдет. Таким вопросом был тот, что задала Шарисия, таким ответом стал тот, что подарил ей Агрон. В голове моментально всплывала картина вчерашнего вечера: Азазель, что смотрит на нее внимательно, точно пытаясь прочитать малейшие изменения в ее душе, его прикосновения, такие похожие, но в тоже время совсем иные...  И вопрос: «Если начнется бой, на чей стороне будешь ты?». Тогда, боясь ответить и тем самым начать войну, она лишь поцеловала его, чтобы отвлечь от безумных мыслей, чтобы дать хрупкую надежду, чтобы не говорить: «На своей», что не шептать: «Я сделаю все, чтобы вы возненавидели меня и оставили, потому что я не смогу выбирать». Тогда, ей так кажется, у нее получилось заставить его слегка успокоится... Нет, тогда она просто успокоила себя. Но вот та же история, тот же мужчина, тот же вопрос и тот же ответ. Да, слова другие, окружение другое, но смысл тот же. Он будто спрашивал: «Ты на моей стороне?», а она боялась ответить «Я на своей стороне».
Она прикрыла глаза, тяжело вздохнув, когда его дыхание вновь обожгло кожу, разум метался ища выход из сложившейся ситуации. Что она могла сделать? Усмехнуться, не поверить его словам? О да, она не верила им, ведь слышала так часто. Ведь когда-то он обещал ей, страстно шепча в постели, что они всегда будут вместе, что он не оставит ее, что ей стоит только пожелать... А потом, он так легко сбежал, так легко поверил в ее игру, вполне удачную с подачи Азазеля. А потом даже не пытался найти, вернуть, поговорить... Пятьдесят лет он шептал эти слова другим и теперь хочет, чтобы она поверила? Глупо, наивно, бессмысленно. Но тогда почему в глубине души она верит? Почему она верит им обоим, даже зная, что они лгут. Может быть тогда лучше повернуться и поцеловать, признать его власть, дать демону то, что он жаждет так страстно и самозабвенно? Нет, Шарисия почему-то чувствовала, что поступив так, она потеряет не меньше, чем в первом случае. Ведь она нужна ему лишь пока не досягаема, пока они танцуют на грани, пока нет уверенности, что богиня — его собственность. Ведь в тот момент, когда на ее нежной коже появиться клеймо Лавуазье, она больше не будет интересна, ведь она всегда будет рядом и под рукой... Страшно, но у нее всегда вызывала нервную улыбку сама мысль о том, чтобы быть покорной и принадлежать кому-то целиком без шанса убежать.
Поэтому девушка выбрала третий путь — прыжок в бездну подальше от вопросов и ответов, которые не должны были звучать. Со стороны это могло выглядеть так, словно Агрон не рассчитал силы или может быть нарочно толкнул ее, ведь она не сделала шаг, она просто качнулось вперед всем телом, закрыв глаза и готовясь упасть без намерения сопротивляться или отсрочить неизбежное.

+1

28

Демон знал, что его время пока что еще не наступило. Шари сильно сомневалась и была на распутье, поскольку его двойник, его злобный двойник сделал достаточно многое, что бы Агрон был возле своей желанной, будто бы чужой, и за это он должен был ответить, вот только время еще не настало. Богиня выбрала молчание, оружие, одно из самых страшных, которым только могла она обладать, умела пользоваться и просто молчать. В тишине можно было сказать многое, когда слышно лишь свое дыхание и шепот губ желанной, когда ночная тишь накрывает страстью и уже нельзя остановиться, а путей к отступлениям нет, просто не существует. Но молчать можно лишь рядом с тем, кто тебе действительно дорог, с кем вечность, как миг проходит, такой была для аэри Шари, целью, смыслом, одержимостью, страстью, - это ничто по сравнению с тем, что он чувствовал. Богиня была женщиной, с присущей ей природой, она молчала, и этим порождала пропасть, которая могла стать роковой в их отношениях и в дальнейшем будущем. Аэри знал женщин, он испил бокал страсти со многими, которые хоть каким либо образом становились для него привлекательными или интересными, он скорее питался их эмоциями и чувствами. Шари была для него другой, в другом бы случае, он сказал, что она для мужчины была храмом, которому он поклялся бы поклоняться и смести всех врагов в бездну, убивая их снова и снова, обрекая на вечные страдания. Или же оставить в стороне, с сожалением глядя на нее сквозь проходящие века, как на символ, непостижимый и желанный, святой и порочный одновременно, которого он никогда не побеспокоит, если та не захочет. Молчание, оно убивало, это оружие, которым женщина могла сделать необратимое с демоном, дав ход гневу и ярости, от которых своей кровью захлебнутся народы, месть и отчаяние способны на великие дела, особенно, когда дело касается войны и любви.
Агрон еще раз нежно провел кончиками пальцев по спине возлюбленной, которую он ни за что не хотел отпускать от себя, и знал, что у судьбы есть свои взгляды, которые ему противоречили, но он привык бороться за свое право, наследство, за то, что считал своим. Рука скользнула по талии и охватила бедро, с нежной охваткой демон постарался удержать возле себя Шари, что бы, проявляя аккуратное упорство, задержать ее возле себя, хотя бы на сколько это возможно, - «Я не бог, и не пророк, любовь моя», - последние два слова ему дались с трудом, хотя и постарался сказать фразу ровно, но чувства его выдавали, предательски выдавали, - «Но наступает время, и уже надвигаются события, в которых все свои победы я буду посвящать лишь тебе одной. Мой несчастный двойник падет, не выдержав моей ярости. И тогда, перед рассветом, я приду за тобой, что бы быть с тобой. Первые лучи солнца мы встретим вместе, после долгой ночи мрака, если только ты меня сама не остановишь, клянусь, что так все и произойдет», - последние слова были сказаны шепотом, но с таким нарастающим вдохновением, будто бы он поведал о мечте всей своей жизни. На самом деле так все и произошло, более того, аэри даже поклялся, что использует все необходимые методы, дабы добиться ее, овладеть ею и голову своего родственника бросить к ее ногам, как дань, как жертву, которую посвятит ее имени, имени богини Шарисии.

+1

29

Это походило на безумный фарс и шутку: она слушала и ужасалась. Ее пугала, насколько совершенной была ее игра, насколько гениальной она оказалась актрисой, если даже он спустя столько лет продолжал верить в то, что начиналось как вынужденное сосуществование. Ведь раньше было все так просто, так и  должно было остаться. Втроем они могли править миром: ум Азазеля, страсть Агрона и изворотливость Шарисии — перед столь точно выверенным составом не устоит не один враг. Они доказали эту истину в Бруте...Доказали не раз, но сейчас спустя пятьдесят лет аэри точно забыли о том, на сколько сильны были вместе. Или может она чего-то не помнила из всех их историй? Когда же настал тот злополучный момент, когда многоликая вдруг осталась одна? Может быть в тот миг, когда на свет появилась Владыка Сапфир? Да, именно тогда она заронила зерна, который дали столь ядовитые всходы. Будь проклят тот миг, когда она согласилась, будь проклят тот час, когда они вновь ворвались в ее жизнь. «Каким богам, каким духам мне молится, чтобы у них проснулся разум?»,- спрашивала она сама у себя, а ответом была тихая усмешка пустоты и вопрос, который звучал проклятием: «На чьей ты стороне?».
И что же делать разумному в мире безумных? Самому стать безумным. Шарисия засмеялась, сначала приглушенно, точно плача, но с каждой секундой ее смех становился все громче, все надрывестее и все безумнее. Она смеялась над ним, над собой, над ситуацией. Над всем этим бредом, в которое Лавуазье втягивают ее несчастную измученную душу. Что же, если он не желает ее отпустить и имеет наглость угрожать, то он получит все, что причитается. Да, она добавит ложку дегтя в его мечтания и планы. Песчаная дева выскользнула из рук мужчины, обдав его потоком песка, чтобы вновь встать за его спиной все той же Шарисией.
-Вы издеваетесь!-воскликнула она смеясь.- Нет, правда, это шутка, ни иначе. Потому что я не знаю, как по другому объяснить, почему вместо того, чтобы разбираться с армией, что стоит у стен моего города, с убийцами, что каждую ночь беспокоят мой сон, в конечном счете с Империй, которая отказывается покоряться, вы занимаетесь те,  что лишаете меня союзников! - со сталью в голосе продолжала она. Если на Азазеля кричать и эмоционировать было бесполезно и с ним нужно было говорить только доводами разума, то с Агроном идеальное оружие — эмоции. Эти простые расчеты многоликая произвела уже давно, и пока они редко ее поводили.- Ответь мне, мой милый, где я еще найду алхимика с таким потенциалом и такой мощью и настолько мне бескорыстна преданного? Ты об этом не подумал? А где я найду такого же Малакая, что будет на столько ревностно оберегать мой покой?- наступала она на него точно на безоружную жертву, камень на груди ярко запылал, Шарисия ощущала, как он обжигает грудь, как все ее естество переполняет ярость и гнев... О нет, сейчас с Лавуазье разговаривал ни Рисса и ни Шари, с ним говорила Шарисия, та давно запрятанная еще в детстве. Яростное безжалостное существо, та разрушительная мощь, что была в стократно усилена артефактом. И она не могла себя сдержать.- Забавно, у него хватило ума в отличи от тебя понять, что я практически подписала себе смертный приговор осколком. Но у тебя в отличии от него хватило бы такта не предлагать мне такое решение проблемы. Знаешь, а ведь он утверждает, что в принципе, ты можешь меня спасти, но преподнес это так, что лучше смерть, по крайней мере, я так думала впервые  минуты. Но потом поняла, что лучше способа  заставить вас пережить то, что заставляете пережевать меня вы, не найти,- она медленно скинула с себя верхнюю часть накидки, обнажаясь, отлично осознавая, что это вполне может быть последний каплей для Агрона в чаше его самообладания. Еще бы, то что он хочет, то что он жаждет. Вот оно, перед ним, просто подойди и возьми.- Ты уже давно изнемогаешь от желания, не так ли? Что же, разве я могу отказать тебе в такой малости, особенно если ты ТАК просишь? В этом наше желания совпадают, мотивы разные,- продолжала она надменно улыбаясь и камень на груди стал пылать еще ярче, заставляя эмоции биться через край.- Но разве это когда-то для тебя имело значение? Хочешь, чтобы я была твоей? Так приди и возьми, если хватит смелости!- воскликнула она, окончательно отдавшись на волю артефакта.

+1

30

Агрон смотрел в глаза желанной женщине, в глазах которой он видел сталь, холод скал и льда, а еще коварство, в котором перемешались все ее чувства – страх, страсть, ненависть, расчет. Аэри знал ее давно, достаточно давно, что бы сейчас сдерживать себя в руках, потому что она знала те тайные ключи, которыми можно было вести с ним злую игру, манипулировать и управлять. Недавнее молчание Шари повергло его в ступор, что вынудило его дать клятвенное обещание, поддавшись тем же эмоциям, если этот маневр был ее провокацией – он сработал. Потому что его слабостью в этом мире была, лишь она одна. Единственная женщина, которую он желал заполучить больше, чем победы, в которых смог бы повергнуть врагов в преисподнюю. Больше, чем понятие о родственных связях, потому что ради нее, он хотел уничтожить своего брата, лишь бы только быть с ней. Взгляд аэри был прямым и безмятежным, когда женщина нарушила свое молчание смехом, в котором чувствовалась истерика, безвыходность и обреченность, прежде всего своего собственного положения в ситуации. Каждое слово иглой проникало в сердце демона, желающего все больше тепла ее тела, испить чашу страсти, не обращая внимания на ее маневры, которыми она умело, пользовалась, пытаясь, толи разозлить его, или подчинить, разбив в нем всю гордость, лишь бы только повести его на своем поводке, сделав послушным, как ручного зверька.
Молчание и слова были страшным оружием в этом разговоре, возникало чувство, что изящно использовались два метода одновременно, в руках Шари они обладали губительной силой, потому что в тех же самых руках у нее находилось сердце демона. То естество, которое он однажды добровольно, поддавшись страсти, и чувствам решил отдать ей полностью, совершенно не подозревая, что она сможет причинять такую боль, душераздирающую и кричащую, обычными словами и простым молчанием. И последним, чем могла повергнуть в хаос разум демона эта женщина, был смех, звучавший, будто бы над ним самим, его клятвой, которую даже не восприняла всерьез, над его желанием обладать ею, видя, насколько оно наивное и неосуществимое. Этот смех перевернул все в сердце демона, отдавая болью в груди от сжавшегося сердца, за что он начинал еще больше ненавидеть себя самого, только сейчас осознавая, насколько сильно он позволил этой женщине укорениться в своем естестве, чувствах, будто бы ее дыхание было его жизнью. В отдельных уголках его разума, начала зарождаться ярость, когда темная богиня начала вспоминать в разговоре, насколько ей необходим его злой двойник Аз, какую пользу она могла получить от него, а осознание, что она привязана к Азу столь сильно, что не смогла бы так просто позволить ему умереть, породило вспышку гнева. Ведь получалось же, что именно он своим существованием отдалял Шарисию от Агрона, слова которой звучали с заступничеством о нем перед стоящим рядом аэри, настолько рядом, что мог взять ее прямо сейчас или убить, прекратив этот кошмар и издевательства над самим собой. Такая мысль превратила ледяную вьюгу его разума в огненный шторм его сердца, ведь он осознал, кто мешал ему все это время настолько сильно, что все проведенные ночи с Шари превратились лишь в игру.  В игру, которая сделала его пешкой и не больше, прежде всего для нее самой, и кто был в этом виноват? – Только лишь сам Агрон, ведь он думал, он искренно верил, что она питает к нему такие же чувства, возможно даже, привязанность, а оказалось, что он был всего лишь, пользой в ее планах.
Последний жест, которым она скинула накидку с себя, заставил сделать Агрона шаг назад, после чего он оценивающим взглядам окинул прелесть и красоту ее тела, на вид, изящество которого было, как у молодой, нетронутой девы. Девицы желающей срасти и удовольствия, он знал, что не только он хочет слиться с ней в одном дыхании, но и Шарисия тоже жаждет этой близости, это было видно, но мотивы... они и вправду были разными, быть может, для него и губительными. Но за все ведь приходилось платить в этой жизни и демону, как, ни кому другому было знать, какую цену нужно с лихвой отдать, что бы один раз попробовать вкус запретного удовольствия. Как у страстной привязанности, так и у этого разговора, как бы он того хотел или нет, но последствия, необратимые и страшные уже будут, и тогда он не только испытает вкус предложенного, а сможет забрать все. Всю полностью Шарисию, которую он привык считать своей, пусть даже собственностью, но в предложенной ею близости было нечто опасное. Ее мягкие губы источали лишь коварство, а ее вид заставлял отдаться страсти и насладиться ее вкусом, что бы, после, вновь потерять и нести сквозь годы желание прикоснуться к заветному желанию еще хотя бы раз? Так повторялось постоянно последние времена, и больше он не хотел идти на поводу, ему осточертели такие манипуляции его чувствами.
Ярость глаз, тяжелое дыхание, буря сердца спровоцировали совсем не то, что надеялась получить богиня. Взмах руки, за которым последовал глухой хлопок, от пощечины женщине разнесся эхом в зале с купальней. И снова пауза, с коротким молчанием, но не столько долгим, каким следовало бы, - «Не смей играть в такие игры со мной, после всего того, что было между нами, Шарисия!», - голос был сдержанным, хотя дыхание и выдавало его тяжесть чувств. «Ты всегда давала мне ровно столько, сколь сама считала достаточным, держа на поводу и оставаясь не постижимой, всегда!». Чувства накатили с новой волной, отуманивая разум аэри, который хотел взять богиню прямо сейчас, что бы быть с нею, но он, сжав волю разумом, продолжил, -  «Впредь такого не будет, не повторится, Аз умрет от этих самых рук, и тогда я приду за тобой, слышишь, приду! И возьму тебя всю полностью, и ты будешь моей, живой и столь желаемой, но только моей, так и будет – я клянусь, нравится тебе это, иль нет, выбора у тебя уже не осталось». Прошло еще мгновение, враг был определен, это Азазель, о котором Агрон хотел знать больше, - «Что тебе еще наплел Азазель обо мне, чего я не знаю? И не смей увиливать!», - страсть и ярость сплелись в одно, и где то возле них тлела любовь.

+1


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Личные эпизоды » Злобность и преувеличение [Маршара,Сувурри, 20 Амаре]