Сайрон: Осколки всевластия

Объявление


     Дата: 6543 года.

Создатель
Администратор
Скайп: sharisia91
Кристель
ГМ
Линария
Дизайнер


В честь 5 летия форума стартует акция Проба роли. Вы можете играть за персонажа из вакансии без анкеты в течении месяца!

Выгодное предложение! Как просто получить магический свиток?

Глобальное обновление Бестиария! Узнайте о новых необычных, опасных, загадочных и милых обитателях Сайрона.

Брут - дело тонкое - обворуйте Владыку Янтаря! Обчистите одного из богатейших людей Терры!

Тайны эльфийского двора - раскрыть секрет потерянного Дома. Разгадать тайну древнего заговора. Темное прошлое светлой расы.

РОЗЫСК

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Квестовые и сюжетные эпизоды » Квест: Последствия [Дерейтус, 29 Амаре]


Квест: Последствия [Дерейтус, 29 Амаре]

Сообщений 31 страница 35 из 35

1

http://s9.uploads.ru/zO3rd.png
Описание: Орден радуги поражен - в топях произошел грандиозный выброс магической энергии, после чего странные твари стали возникать в топях. Конечно, для тех место понятие "странные твари" звучит как смешная шутка, учитывая. что в тех краях обитают мертвецы и всевозможные некроманты. Орден посылает своих людей, а так же искателей приключений чтобы разобраться с тем. что творится в этих землях. Поговаривают, что в деле замешены некроманты и даже некий осколок... Но ведь он уже разрушен? Особую проблему составляет то, что в топях объявились новые виды нежити (одна страннее другой)
Дата: 29 Амаре

А что же за существа?
1. Жуй
2. Зарук

+1

31

Не без помощи учеников Сальмарилу удавалось скрываться от стражи и случайных патрулей. И по мере того, как они проводили своё расследование и пытались найти следы виновных и заговорщиков, все больше подтверждались худшие опасения. Топи. Если они не корень проблем, то, быть может, хранят в себе ценную информацию. Множество раз советом поднимался вопрос о топях, о границах; отправлялись экспедиции, но ни одна не вернулась обратно. Негласно это гиблое место стало считаться запретной территорией, и ещё недавно Сальмарилу приходилось отговаривать молодых драконов даже от желания ступить и самим исследовать топи. Конечно, слушались не все.
Снявшись с очередного постоя, дракон вместе со своей спутницей и сами отправились в топи. Он - желая раз и навсегда покончить с неприятностями, идущими от этого места. Она - помочь наставнику и найти следы экспедиций. Даже понимая, что надежды нет, они надеялись найти живых драконов. Сверяясь с картами, они проложили себе примерный путь, и, на удачу, некоторое время продвигались беспрепятственно.
"Не бывает все так просто", - думал дракон, сверяясь с редкими ориентирами и запоминая дорогу. На привале он планировал начать собственную карту этих мест. "Можно было бы сказать, что мы скрываемся от погони, но отчасти так оно и есть. Конечно, здесь меня вряд ли станут искать...Однако своим побегом я лишь укрепил веру совета в свою виновность или, как минимум, причастность к этому делу."
- Этого нет на картах, - хмуро начала Айрис, выискивая хоть один ориентир, - ни на одной.
Заблудиться в топях хотелось меньше всего, и оба дракона, резонно решив, что с воздуха окрестности виднее, а стражи здесь точно нет, взмыли в небо.
- Там впереди, кажется дом.
- Нам повезёт, если это не дом местной ведьмы, - без энтузиазма произнёс зу Фард, поражаясь чрезмерному, как ему казалось, энтузиазму спутницы. Та в прямом смысле на всех парах рванула к хижине, приземляясь рядом и уже человеком заходя внутрь. "Бесстрашие и отвага. Надеюсь, она не найдёт здесь свою смерть".
Несколько позже Сальмарил тоже вошёл в хижину, отмечая, что та заброшена уже очень давно.Смеркалось, и драконы не придумали ничего лучше, чем остаться здесь на ближайшее время.
Шли третьи сутки их пребывания в старой хижине. Кое-как Сальмарилу удалось приладить подгнившую дверь к проёму так, чтобы хотя бы частично его закрывать. Днём Айрис улетала осматривать территорию и приносила то немногое, что могла найти из пригодного для еды, а сам советник составлял карты. Выдвигаться в путь в неизвестность он не хотел, и теперь, помимо старых карт, мог сверяться со свежей, пытаясь просмотреть по ним закономерность в нахождении и перемещении некоторых ориентиров. " Нам невероятно везёт, словно Тилия и Рагнар, а то и сами Богини берегут нас. Такое затишье может быть только перед сильной бурей. Надо быть готовыми и не расслабляться"
Обычно они по минимуму зажигали хоть какой-то свет или пользовались магией, не желая случайно привлечь к себе излишнее внимание местных обитателей. "Не удивлюсь, если за нами следят с тех самых пор, как мы переступили границу топей, и не нападают до сих пор только потому, что им это не удобно. Пока не удобно".
То, что топи пришли в движение они почувствовали скорее интуитивно, и приготовились к возможному бою. Поднявшаяся на разведку драконица увидела лишь дым вдалеке, и даже не была уверена до конца, не показалось ли ей это.
- Дракон, - она обращается к своему учителю, не веря глазам, и занимает место на крыше, - далеко. Возможно, дикий.
К ней, осторожно ступая по мху, забирается и советник, всматриваясь в указанную девушкой сторону. Если эти гости по их душу, то они по стараются обеспечить достойный приём. Пальцы привычно сжимаются на древке копья, и Сальмарил готов в любой момент ринуться в атаку.
- Ногарэ арувэ тастар кекту, - слышится сбоку шёпот, и три ярких шара света зависают рядом, подсвечивая окружающее пространство и их самих. На время драконица словно зависла, всматриваясь в однообразие топей. Аурой она пыталась осмотреться вокруг и определить хотя бы примерно, что за гости могут их посетить. Сальмарил молчит, не желая сбивать концентрацию девушки.

0

32

Казалось, что само пекло распахнуло свои объятья, что бы, наконец, поквитаться с чужаками, сумевшими нанести такие беспокойства местным обитателям, ведь было по ним же ясно, они не остановятся, пока не  достигнут поставленных целей. Такую отдачу в деле и упорство можно наблюдать лишь со стороны у тех, которые лишились всего, когда некуда отступать, вот потому подобного дела Кварион и не доверил подчиненным, но изначально сам намеревался все лично исследовать и проверить. С тех самых пор все происходящее напоминало иллюзию, способную уничтожить еще при жизни эльфа, состояние на грани напряжения, встречи с существами доселе неведомой природы происхождения. Смерть преследовала постоянно, будто бы не желая отпускать столь лакомую добычу, которой не повезло самой забраться в силки, размещенные с садистским мастерством. И в самый последний момент, когда усталости не было предела, а погибель готова была восприняться чужаками, как самый милосердный исход, болотные топи отступили, снова, что бы вновь выждать и не упустить следующей возможности ударить по заблудшим путникам. Но чего только стоило всем, троим пережить этот ад, по-другому нельзя было сказать, самый настоящий ад, - из-за поджога болотного газа, который уже сам наталкивал на тошнотворные ощущения, все восставшие мертвецы превратились в одну сплошную горящую жижу, от которой доносились стоны и выкрики о помощи. Болотные существа непременно запомнят такой выпад чужаков, да и любому другому было бы ясно без лишних догадок, что два эльфа и дракон настроены крайне отчаянно, и сурово реагировать на все опасности, рискуя, даже, самими собою, лишь бы уничтожить преграду, мешающую им достигнуть своей цели.
Лута, понимая, что такое пекло вполне приемлемое для нее, но способное стать роковым для двух ее новых знакомых эльфов, которые, как она могла догадываться, к подобным сценам, были не привыкшими понимала необходимость теперь найти временное пристанище, что бы перевести дух. Рептилия решила резко взметнуться вверх, что бы скорее снизить градус накала в воздухе и увидеть хоть что-нибудь в округе, представляющее для них местом временного отдыха. Кварион и Эарэль до встречи с драконом, скорее всего, никогда бы не достигли подобного места, следуя на ощупь, буквально в слепую, потому как не владели ни картами, ни ориентировками в этой местности. Да и не мудрено, ведь Кварион был, все же политиком, следопыт из него был не важный, конечно же, навыки были, но вот опыта, тем более столь нужного для здешних мест не было. А вот колдовство эльфийки могло и пригодиться, но, как стало понятным из встреч с каменным стражем и чудовищем-младенцем, ее магия была более действенной и эффективной против более традиционных существ. Вот, к примеру, против Луты,  с которой они чуть не повздорили и очень серьезно, благо хоть у рептилии хватило мудрости свернуть с этого пути к открытому конфликту. Суть же природы здешних существ была сама тьма, будто бы она их порождала в неком ущелье, предавая все новые и изощренные формы для жизни. Сама же рептилия получила мелкие повреждения, когда летела падением вниз, удерживая своими лапами стража, все же у него получилось пару раз полоснуть своими когтями по брюху Торы, что было помехой к резвому полету, но та прекрасно понимала, что сейчас не время на это обращать свое внимание. Когда дракон взлетела достаточно высоко, что бы безопасно осмотреть здешние места, Кварион, сразу заметил вдали мерцание нескольких белых огней, что и привлекло внимание рептилии.
Дело вновь касалось риска, до конца ведь было неизвестна природа этих светлых огней, быть может, таким образом, болотные духи окончательно решили расправиться с врагами, подзывая путников снизиться с высоты птичьего полета, что бы на твердой земле одолеть всех троих. А то, что здешние топи были под руководством неких духов, и ими здесь все обозревалось, уже ни у кого не возникало сомнений. «Мы так долго не продержимся, нам нужен небольшой отдых, хотя бы даже тебе Лута, ты ранена», - поддержала эльфийка своего начальника, понимая, что их силы были на пределе, но осторожность все равно нельзя было терять. Так, направление было выбрано и дракон, не без труда, взмахивая крыльями, пыталась скорее добраться до загадочного мерцания на земле. Кварион же, тем временем, убедился, что за ними уже никто не гонится, и все мертвецы были окончательно испепелены, обратил все свое внимание, на тех двух существ, присутствие которых становилось все яснее, с каждым мигом их приближения к поверхности земли. Внимание же Эарэль было полностью прикованным к хижине, которая выглядела столь заброшенной и... необходимой, что волшебница не удержалась от довольной реплики, - «Смотрите ка, духи топей поняли, что убить нас не в силах. Так теперь решили подружиться с нами, приглашая в здешний отель первого класса, ну прям королевский прием», - с иронией, столь присущей для нее отметила жительница леса. «Да, вот только, я не припомню, что бы эти приведения могли принимать формы человеческой сущности», - подчеркнул мыслями вслух Кварион, будто бы пытаясь упрекнуть свою знакомую в сарказме, но той было не до этого. «Это не призраки, Айдан, на крыше хижины находятся мои сородичи, это два дракона», - только и решила уточнить для эльфа рептилия положение дел, давая понять, что первой в диалог, если те на такое настроены, лучше будет вступить ей самой. «Етить-калыхать!», выругалась мысленно про себя Эарэль, понимая, что драконов она начинает любить все меньше и меньше. Но если развяжется открытый конфликт и дело дойдет до бойни, она сможет проявить себя во всей красе и изяществе, надирая чешую с такой силой, что этим двум мало не покажется, но сейчас ей лучше было просто помолчать, до поры. И все же, Лута не хотела рисковать жизнями своих спутников напрасно, подлетев на безопасное расстояние, она понимала – за ними наблюдают, и теперь уже не только болотные обитатели, но и ее двое сородичей, настроя которых она не знала. Потому слегка убавив скорость полета, подала громкий крик, который между драконами ее круга общения, сигнализировал мирные намерения, будь незнакомцы дикими представителями расы – восприняли бы этот знак, как вызов на бой, но все было в порядке, а значит, Лута была в безопасности, пока что, до поры. Наконец, приземлившись, дракон приняла человеческий облик, - еще один сигнал, символизирующий мирные намерения, хоть и весьма рискованный. «Лута ар Тора, жрица достопочтенной Тилии», - голос, звучащий твердо и уверенно, говорил за себя, что рептилия знает, кому посвятила свою жизнь, и если понадобиться, сможет прибегнуть к помощи своего божества. Впрочем, это они были гостями, побеспокоившими, быть может, спокойствие этих двух, или даже, как показалось эльфийке, медовый месяц, предположение было шуточным, но в таком положении агрессия двух драконов была бы предсказуема. Кварион же, решив пока что не вмешиваться, понимал, что сейчас может произойти непредсказуемое в любой момент, потому его рука была готова мигом скинуть с плеча лук, и направить первую стрелу в сердце незнакомцу.

0

33

Оба дракона были напряжены и неподвижны, готовые немедленно броситься в бой, если придется. Шары света служили отличным маяком, и вот уже было видно, что дракон не один.
- Не знаю, кто это, но не похоже на дикого дракона, - обратился Сальмарил к своей ученице, но оружие не убрал. Все-таки в доброжелательность неожиданных путников он верил слабо. - Или у этого дракона странный способ перенесения еды в гнездо, - усмехнулась девушка, - С драконом двое. Эльфы. - уже серьезно сказала она, словно спрашивая  учителя "Что делать будем?".
"Эльфы? Но что они забыли в этой глуши? Как бы то ни было, если против одного дракона мы бы выстояли наверняка, то против такой команды...Должно быть, они доверяют друг другу, если наш сородич позволяет кататься на себе верхом".
Внезапные гости были же близко, по расчетам Айрис - на расстоянии полета стрелы или заклинания, но без разрешения действовать она не собиралась. Советник же ослабил хватку и даже немного расслабился, услышав крик, после которого не последовало атаки. Значит, мирные. И, похоже, даже близко не знакомые с парочкой драконов. От этого сразу стало легче - бой как минимум переносился.
- Лута ар Тора, жрица достопочтенной Тилии, - несомненно, перед ними была разумная представительница драконьего рода. По меркам Сальмарила - весьма привлекательная, к тому же жрица, а они (по его мнению) были драконами мудрыми. Тем не менее раскрывать свою личность дракон не спешил, и хотя лжи в словах драконицы не ощущалось, немного развившаяся за время после побега паранойя давала о себе знать. - Салем ар Фарн, исследователь. А это моя ученица, Айрис ар Галрон. - дракон старался не выдавать себя манерами: жизнь во дворце диктовала свои правила, нормы и порядки прочно въедались в подкорку, а в путешествиях он уже давно не пользовался этим именем, не скрывался ни от кого и ни от чего. А рассмотреть советника не представлялось возможным: если спутница не прятала лицо, то сам советник только поправил капюшон, тенью скрывающий почти все лицо.
Взгляд скользнул по эльфам, отчего-то молчаливым. Не похоже, что опасаются, скорее дело в усталости - выглядят совсем не как на королевском приеме. На мгновение дракону показалось, что незнакомцев он где-то видел, но вспомнить точно где и когда не смог, а потому решил, что мог видеть их в лесах Эларии и успокоился.
- Прошу в дом, - рассмеялась Айрис, осторожно спускаясь в хижину, - Не королевский дворец, конечно, но отдохнуть вы сможете., - и после небольшой паузы продолжила: - А эти двое, молчуны, может тоже представятся? Видно было, что драконица сбрасывает напряжение, иначе было сложно объяснить, с чего она стала такой веселой (хотя нетрудно заметить, что веселость ее скорее нервная, чем настоящая). Спустившись с крыши в дом, она оставила только один "светлячок", разгоняющий полумрак старой лачуги.
- Честно признаюсь, не ожидал увидеть здесь разумных живых существ. Но вы не члены экспедиции, поэтому спрошу - зачем и откуда вы здесь? Слишком уж много гостей в этом гиблом месте, вам не кажется? - тон его спокоен и серьезен. По голосу слышно, что дракону далеко не один раз приходилось если не выступать перед публикой, то как минимум произносить речь. Можно было предположить, что Сальмарил командовал каким-нибудь отрядом, возможно что в прошлом, но долгое время.

Отредактировано Сальмарил Зу Фард (04.07.2017 11:06)

0

34

Ситуация для истощенной недавней битвой группы слаживалась довольно не простая и противоречивая, учитывая происхождение драконицы Луты и цель, преследуемую эльфами, неожиданная встреча могла разделить их окончательно. Или же экспедиция Квариона могла обрести нового союзника в пути, усиливая вероятность ее благополучного успеха, но кто мог гарантировать самому эльфу, что их новый знакомый не потребует уничтожить артефакт, найденный в этих топях. Это был тот самый случай, когда смотря на одно событие разными взглядами, можно было увидеть совершенно разные детали, так жрица, разумеется, была в глубине души рада встретить представителей своей расы. Быть может, даже начала лелеять надежду продолжить экспедицию с незнакомцами, что было более логично, чем продолжать оставаться с лесными жителями, цель которых для нее оставалась, до сих пор неизвестна. В конце концов, рептилия была жрицей, ее положение говорило, о том, что она призвана служить некой цели, за которую и жизнью можно бы пожертвовать, совершенно не продумывая последствия дальнейших событий, пусть и катастрофических. Но так же и эльфы, понимали, что ситуация слаживается не в их пользу, ведь даже если допустить, что союзниками станут эти двое неизвестных драконов, и образуется уже группа, хотя и это было сложно представить, но все же допустимо. То было очевидным фактом для короля, который был способен просчитать большинство, если не все последствия на несколько шагов вперед, - в такой экспедиции они останутся в меньшинстве,  а значит и последнее слово должно будет, хотя бы согласовываться с новыми спутниками, если не полностью диктоваться ими же. До этого самого момента, Тора была вместе с эльфами, скорее по необходимости, поскольку вероятность ей самой найти ответы, пусть даже она и дракон, но все, же были не велики, иначе на предложение Квариона она никогда бы, не согласилась. Тем более, что Лута выполняла поставленные задачи с полной самоотдачей, ведь то пепелище, в котором она рисковала погибнуть этот факт о ней лишь только подтверждал, и видеть ее сражающейся на стороне этих двоих чужаков очень бы не хотелось. По сути дела, чаша весов сейчас с каждым сказанным словом Фарда переходила на его сторону, оставляя за эльфами лишь молчание и легкость, которая могла стать причиной их зависимости от неожиданного положения, в которое они все попали. А значит и предпринимать шаги нужно было решительные, быстрые и весомые, ничуть не колеблясь, не оставляя места для сомнений.
Король эльфов выглядел уставшим, но был напряжен, темная боковым зрением наблюдала моментами за неподвижностью своего покровителя, который оценивал обстановку, дабы не пропустить момента, когда тот может подать знак. Сейчас от него зависел дальнейший ход их экспедиции, и только от него, Эарэль никогда не согласилась приклонить голову перед драконами, хотя этот чужак, который толкал речь, будто из трибуны, совершенно забывая, что здесь болота кругом и гнилые топи, все же показался ей симпатичным и статным существом. В другое бы время, да в других бы, более располагающих местах, она бы может и не против легкой интрижки с его участием, но сейчас все было под большим риском, и темная продолжала пристально наблюдать за собеседником, не упуская из виду Квариона. Вот что-что, а ждать Эарэль умела, и то терпение, выработанное в темных подземельях Эльрата, где она была все свое время, с тех пор, как осталась живой после суда над ней, только и дело, что терпела и ждала. Но не теряла время попусту, изучая тома пыльных и древних книг, ночами сидя над переводами древних текстов и стараясь изучить сложные ритуалы. И она верила, что однажды момент истины наступит, и тогда уж она не упустит возможности вернуть былую славу своему Дому и самой стать главой Черных семей Эларии. Но это будет потом, а сейчас, дождавшись момента, когда Айрис исчезла в полумраке хижины, зазывая к себе гостей, а Сальмарил допустил оплошность и стал спиной к Луте, позади которой и стояли, молча эльфы, Кварион подал знак рукой, оговоренный еще раньше со своей спутницей. У эльфов между собою была манера общения жестами, язык которой использовался, как правило, на охоте, дабы не вспугнуть добычу, или жертву, что было ближе к нынешней ситуации. Эарэль быстрым, но осторожным движением скинула лук с плеча и, что было сил, натянула стрелу на тетиве, после чего отпустила древко. Стрела, со свистом рассекая воздух, пролетела мимо рыжеволосой рептилии, в которую темная не прочь сделать бы еще три подобных выстрела, но от нее пока, что было достаточно пользы, что бы воздержаться от такого поступка.
Не прошло и мгновения, как стрела вошла в плоть со спины Фарду и, поскольку у него не было достаточно крепкого доспеха, рассекла кожу, добравшись до сердца, пробила его, выйдя острием из его груди. От такого удара, тело чужака содрогнулось в судороге от боли, но крика не последовало, был слышен лишь тяжелый стон, после которого, дракон опустился на одно колено, а его тяжелое дыхание было слышно даже эльфам. Лута подняла приклоненную голову, и увиденное повергло ее в ужас, ведь тот собеседник, который проявил доброжелательность и встретил их достаточно тепло, как для нынешних обитателей, был повержен на ее глазах. Для нее он не был чужаком, ведь он был одного с ней происхождения, собратом по природе. Легкий вдох удивления должен был  перерасти в крик горя и боли, если бы чья-то сильная и крепкая рука не закрыла ей рот со спины, перекрывая возможность издать, хоть какой-нибудь звук, Тора не успела и пискнуть. Рептилии лишь оставалось в ужасе наблюдать, как в поле зрения появилась противная ей Эарэль, ступая властно и уверенно, та одной рукой убрала лук за спину, а другой доставала кинжал из препоясанных  ножен. Дракон только хотела попытаться вырваться из тяжелой и крепкой хватки Квариона, как услышала его голос, который звучал совсем рядом, - «Тсс, ты уже не сможешь ничем ему помочь. Не подставляй себя под удар, иначе ты никогда не доберешься до своих ответов», - голос звучал тихо, но решительно, а дыхание эльфа Лута чувствовала на своей шее. Эльф надавил на самое ее больное место – на честь, ведь именно честью она была движима, когда дала обет разузнать и найти виноватых зачинщиков, в том, что произошло на ее родине. После этого рептилия успокоилась, но из глаз потекли слезы, она была беспомощной, желая помочь своему собрату, должна была стоять  и смотреть, как он теряет жизнь на ее глазах. «Все пройдет быстро и он мучатся не будет, обещаю», - закончил эльф, в то время, как Эарэль подошла со спины к Фарду и одним быстрым ударом вонзила кинжал в шею дракону с такой силой, что осталась видна лишь рукоять. Кровь хлынула фонтаном, обрызгивая рядом стоящую эльфийку, предавая ей жуткий вид или, быть, может, тот самый, которым и должны были обладать все темные эльфы. Но дракону уже не дано было оценить ее внешность, запачканную его кровью, его бездыханное тело пошатнулось и свалилось с колена на землю.
Теперь нужно было разобраться с его последовательницей, которая находилась в хижине...

0

35

Не верьте топям и бойтесь того, что кажется обыденным — вот что должен знать тот, кто путешествует по землям мертвым. Эльфам бы задаться вопросом: а что забыли два дракона в  утонувшей на половину в болоте хижине? Им бы спросить себя, как удалось так легко убить дракона? Но нет, они верили лишь в том, что хотели верить и видели то, что желали увидеть. По земле струился туман, совсем низкий, едва уловимый, совсем недавно согнанный мощными крыльями Луты, но он был там. Был с самого начала, с самого момента разговора... Он был... Когда дракон упал замертво, кровь, что хлынула из раны исчезла стоило лишь коснуться земли. Но разве кто заметит? Конечно нет, куда интереснее общаться с той милой драконицей, что осталась в хижине.
Она резко обернулась на шум, и увиденное поразило ее до глубины души, увидев, как учитель упал за мертво девушка было кинулась к нему, но в последний момент остановилась,  взглянув в глаза жестокой эльфийки.
-Убийцы!- воскликнула она,- зачем? Что вы хотите?
Туман... Он струился по земле, проникая сквозь дыры в стенах...

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Квестовые и сюжетные эпизоды » Квест: Последствия [Дерейтус, 29 Амаре]