Сайрон: Осколки всевластия

Объявление


     Дата: 6543 года.

Создатель
Администратор
Скайп: sharisia91
Кристель
ГМ
Линария
Дизайнер


В честь 5 летия форума стартует акция Проба роли. Вы можете играть за персонажа из вакансии без анкеты в течении месяца!

Выгодное предложение! Как просто получить магический свиток?

Глобальное обновление Бестиария! Узнайте о новых необычных, опасных, загадочных и милых обитателях Сайрона.

Брут - дело тонкое - обворуйте Владыку Янтаря! Обчистите одного из богатейших людей Терры!

Тайны эльфийского двора - раскрыть секрет потерянного Дома. Разгадать тайну древнего заговора. Темное прошлое светлой расы.

РОЗЫСК

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Не завершенный эпизоды » Квест: "Проклятие старых песен" [Элария, Брут 10 Амаре]


Квест: "Проклятие старых песен" [Элария, Брут 10 Амаре]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://se.uploads.ru/Hu8xb.png
Описание: Один из малых домов оказался в затруднительном положение. Этот дом издревле был хранителем сказаний и легенд древний расы, и поэтому хоть и относился к малым, но снискал уважение всех семей. Но с недавних пор с легендами и балладами стало происходить что-то странное, их точно кто-то переписывал, меняя концовки. Никто бы, пожалуй, не обратил на это внимание, если бы не одно но. Каждая из баллад связана с членом этого дома, и когда меняется она, меняется и сам эльф. Финал просматривается не слишком позитивный, но может быть все еще можно исправить?
Награда: Великий артефает

А какие есть легенды?
Королева Зеркал 
Ледяная госпожа

0

2

Порт. Брут

Знавал ли кто-нибудь, что утренний порт, со всем его шумом, бесконечной пляской лиц, голосов и товаров может быть местом, в котором душа ищет успокоения? Едва ли, ведь гомон редко когда способствует душевному равновесию, особенно когда ты идешь, а тебя со всех сторон пихают, толкают и окрикивают по одной только причине, что ты оказался медленнее, чем того хотелось бы другим. Вот и Ара бы так не подумала и  не сунулась бы в порт ни по какой иной причине, кроме очередного приглашения дядьки выйти в плавание, но очнувшись на рассвете после очередной весьма и весьма солидной попойки, о которой вкрадчиво напоминали раздражающая головная боль и пересохшее горло, плелась сама не зная куда и вышла именно к порту. К тому моменту, как дух пьянства и вечернего веселья перестал змеюкой запахов тянуться за ней от самой Фляги, где ущербно остроухая и очнулась, ей в лицо неожиданно ударил освежающий морской бриз. Соленый воздух чуть смягчил жестокое похмелье и прояснил муть в голове, оттого, собственно, эльфийка и поняла, куда же ее занесло.
Порт, как и полагалось ему в утренний час, кипел жизнью везде: на палубах пришвартованных судов, на пристанях, на набережной, в соседних заведениях и лавках, в домах местных торговцев, на расположившихся здесь же торговых развалах. Учитывая состояние, Арзара и вправду не знала, что сейчас ее раздражает больше: запах перегара, который не гармонировал с душком тухлой рыбы, которой откуда-то нещадно несло, или все шумы, которые неожиданно сгрудились вокруг и начали бить в и без того больной бубен. Единственным, за что он была готова сейчас воспевать хвалу Логосу было то, что рассвет все еще не был завершен, горизонт был по-прежнему розовым, а на улице прохладно. Солнце едва-едва поднялось, чтобы не прятаться за зданиями и отбрасывало косые прохладные, но до дикости блесткие лучи, иногда с лукавством кокетки прячась в редких обрывках стремительно бегущих по небу облаков.
Арзара только окинула взглядом весь мельтешащий народ, грузчиков с волокущих тяжелые тюки с кораблей, причем за весьма мелкую плату, надо признать, грудившиеся рядком здания и местами, в закоулках улочек видневшиеся амбары. В памяти, пусть и с небольшими поправками, всплыли все они, ровным чередом проплывающие мимо перед глазами, сперва выплывающие из дымки морского тумана, а затем в ней же и тонущие. Всплыли в памяти и мысли мореходов, их остроумный жаргон и не менее остроумная, и даже изобретательная брань.
Воспоминания услужливо подкинули Арзаре образы былых морских походов, в которых она видала в том числе и этот порт, но с другой, от многих закрытой стороны - с мачты торгового судна. Вдруг вспомнилось, что они с ним бессчетное количество раз швартовались у этих причалов, ненадолго спускались с борта, чтобы вспомнить, каково это, стоять на твердой земле, когда на нервы вестибулярного аппарата не действует бортовая качка. Перед глазами встал образ эльфа средних лет, статного, но помятого пьянствами и непрекращающимися путешествиями, регулярно с щетиной на лицо, но никогда бритого или с бородой, чья походка не отличалась нигде: будь он каюте капитана во время шторма (на пьяни или на трезвую голову роли особо не играло) или на брусчатке набережной очередного порта: его всегда шатало и ходил он по одному ему ведомой траектории. Ара усмехнулась в своей задумчивости. Ей внезапно открылось, что, по крайней мере исходя из ее скудных воспоминаний, именно в порту Брута ей никогда не давали особой свободы и в самом городе-государстве они надолго не задерживались. По крайней мере, тавернам всегда предпочитали каюты. С новым порывом ветра пришли новые воспоминания и закружили голову не хуже, чем несколько литров выпитого минувшим вечером эля. Развернувшись лицом навстречу морю и влажному соленому ветру, госпожа Лассиа мечтательно прикрыла красные опухшие глаза и отдалась воле фантазии. Когда же слуховых воображений перестало хватать, она уселась на каменных ступенях, ведущих к морю, достала из котомки книгу, в которой даже вчера, нарисованная пьяной дрожащей рукой, появилась пара набросков с будущими украшениями, внизу страницы красовались пометы о предпочтительных сплавах и сочетаниях камней, которые будут выигрышны по себестоимости, но дадут возможность заломить цену при продаже. Она открыла новую страницу и начала рваными движениями намечать грот-мачту, судно и морской пейзаж вокруг него.
На секунду увлеченной рисованием эльфийке показалось, что над ее головой скрипнули канаты, хлопнул неожиданно наполнившийся ветром парус и заскрипела мачта.
Сердце в груди Ары замерло. Почти полностью забытое чувство восторга, который испытываешь на палубе судна, стремительно набирающего ход, вдруг охватило ее и заставило заставило встрепенуться. Она развернулась, окинула взглядом сияющую вдалеке в свете утреннего солнца рябь морских волн, втянула носом свежий солоноватый воздух и едва не потеряла дара речи, когда увидела у дальней пристани, что на другом конце порта, швартующийся торговый галеон. Почему торговый? А потому, что даже издали кротоподобная эльфийка заметила, что не видно ни одного орудия, зато даже верхняя палуба забита тюками, что само по себе точно указывает на назначение судна. Отчего-то морской гигант показался ей знакомым, его неясный, залитый утренним солнцем образ точно вышел из ее воображения, и тут уж все равно, что всего секунду назад она намечала легковесного брига, покачиваемого игривой волной.
Собрав в спешке принадлежности для зарисовок в котомку,Ара, покачивая покатыми бедрами так, точно уже издали начала заигрывать даже не с капитаном, а с самим судном, двинулась в сторону галеона. На полпути к нему она услышала до были в сердце родную фразу “Отдать швартовы!” и несколько ускорила шаг. Уже отсюда она уверилась в мысли, что судно принадлежит Эларии, не даром же оно показалось ей знакомым, но на счет маршрута его плавания эльфийка бы спорить не решилась, что-то все равно казалось странным. Возможно, дело было в экипаже, каком-то непривычно юрком, ловком, быстром на подъем, что редко встретишь среди обычной команды, в которой помимо всего прочего еще и людей тьма. В случае же с этим судном, интуиция подсказывала, что на борту отчего-то больше эльфов, причем тех, которых отличишь от людей куда проще, чем сумрачных.
Внезапно посетившее сомнение Арзару и впрямь не обмануло, стоило ей приблизиться настолько, насколько позволяет испорченное зрение видеть, взгляд моментально напоролся на высокого мужчину, из-за длинных волос которого проглядывали острые уши.
Ару скукожило. Даже в порту Эларии эти ребята были не такими уж и частыми посетителями мест, где ошивалась тогда еще молодая эльфийка, а тут, прожив почти полвека среди смертных и всякого сброда, у которого кровей намешано, она вдруг напоролась на чистопородных, судя по всему светлых, эльфов в таком количестве, что подсознание невольно начинает трубить в рог о ну просто несусветной насмешке судьбы.
Надвинув растрепанные ветром курчавые волосы на несимметрично заостренные уши и прячась в тень зданий, ущербно остроухая скользнула ближе к кораблю изо всех сил напрягая слух. Те члены команды, кто из эльфов, от людей из порта держались обособленно, все больше свойскими кучками и перетирали что-то явно интересное, ну по крайней мере так показалось эльфийке.
К тем нескольким светлым, что точно сошли с борта, их выдавали запах моря и пота, подошли двое, которых море явно влекло не так сильно, а вот Брут и свежие вести, принесенные из родных лесов - куда больше...

+1

3

Среди эльфов есть легенда о ловком и умелом эльфе-пирате известном как Силиан. Говорят, когда-то давно, во времена, когда люди еще были глупыми варварами и боялись бороздить моря великий пират путешествовал к далеким островам и раскрывал великие тайны. Когда-то давно он спас богиню морей, прекрасную и сладкоголосую за это она пообещала ему, что покуда камни тонут в море и перо уносится ветром ни знать ему порожений, горя и бед.
Корабль, который недавно причалил в порте Брута как раз принадлежал этому эльфу: его команда бравые моряки не понаслышке знали о невероятном везении своего капитана и хоть и не верили легенде, но все-таки могли дать руку на отсечения, что без магии тут не обошлось.
-Силиан снова рисковал и проплывал близко от маршрутов братства?- спрашивал один, указывая на сходящего на берег златокудрого эльфа, весело подмигивающего наблюдателям в порту.
-А что с него взять? Он даже саму Нимаэль не испугается, пусть она хоть вся ядом изойдет, требуя сказать, не перевез ли он кого в Брут. А тут какие-то два десятка кораблей, шутка да и только,- отмахнулся собеседник.- Вот сейчас припасы пополним и в обратный путь. Капитан все домой спешит, говорит, что чувствует, мол Двору песен беда угрожает. Хотя, что с ними может статься? Тысячи лет их баллады живут, весь мир в бездну упадет, а наш капитан и его сказки останутся.
http://s6.uploads.ru/3fcHU.png

Отредактировано Наблюдатель (23.04.2017 10:59)

+1

4

Эльфы в стороне обсуждали сущую околесицу, которая, сказать по правде, Арзару если и взволновала, то в такой незначительной степени, что она даже не посчитала тратить на это свое время. Однако все же решила повременить с приближением к кораблю, в замен этому наоборот вышла на иссхошиеся помосты, под которыми плескались шальные волны и подставила лицо солнцу, снова воображая былые морские походы. В суете, созданной свежеприбывшим судном она чувствовала себя комфортно, она позволила ей слиться с толпой, остаться незамеченной всеми, кто ее сейчас окружал. Такая обстановка играла ей только на руку: можно было ходить, где душе заблагорассудится и внимать разговорам тех, кто об этом бы и не догадался. Единственным откровенным минусом было то, что, судя по всему, недавно здесь же пришвартовались и два судна чуть по-меньше того, сплетни чьей команды интересовали Ару, а потому народищу было не много, а слишком много, чтобы можно было отличить, кто с какого судна слез и чьи же переговоры интересовали больше. Да, эльфы в толпе - это разумеется весомый довод предположить, что они именно с толстенького эларийского галеона, но таки в наличии скудный шанс, что они спустились с борта другого судна и их речи лишь смогут лишний раз ввести в заблуждение. Мечась уже из одной части порта в другую и назад, сбиваемая с ног внезапно покатившимися бочками, покрываемая изысканным морским матом, Арзара почти возненавидела свой недавний порыв узнать по-больше об эльфийском красавце-галеоне, чьи паруса чуть ли не сияли в лучах утреннего солнца прямо под стать волосам светлых эльфов. Ущербно остроухую опять скукожило, но на сей раз от мыслей о светлых эльфах.
Она была готова поклясться Логосом (а так делать вообще можно?), что морской ветер надул странные мысли в ее явно застоявшуюся на месте голову, а оттого филей искал новых приключений и активно поддавался всем порывам бабьей души, которая в данную секунду вдруг решила выдать финт ушами и почти орала на весь порт Брута, что летом у нее вдруг началась весна, и посему пришло время благогвейно сдерживать дрожь в коленях при виде светлых эльфов и редисочно краснеть. Ара почти стукнула себя по голове чтобы выгнать из нее всю дурь, но, ослепленная ярким солнечным зайцем, который невесть откуда сиганул ей в лицо, она упала, скатилась по лестнице и боднула головой что-то деревянно-твердое, отчего и остановилась. Распластало ее не где-то, а прям-прям у свежепоставленной сваи, которая удерживала съемный мосток по которому и в текущую секунду один за другим перетаскивали тюки со свежеприбывшего эльфийского судна. Позиция оказалась как нельзя удачнее, чем она бы нашла специально, потому, надежно укрытая в тени наклонной деревянной планки, с безнадежно промоченными ногами она начала ходить туда-сюда, уличая момент глянуть, что же именно волоком или на себе перли члены команды.
Грузы у этих эльфов были странные, все старательно упакованные настолько, что было невозможно различить, что же перевозил корабль и на чем вообще специализируется, единственным, что моментально бросилось в глаза ущербно остроухой - то, что все прочие суда в любом из портов подвергаются строжайшему досмотру сразу по прибытии, особенно, когда на борту красуется геральдический знак другого государства и когда такой корабль пребывает в порт Брута с его строжайшими правилами и безопасностью, которая отнюдь не является пустым звуком. На ум эльфийке вдруг пришел не самый приятный эпизод из прошлого, отчего-то раньше никак о себе не напоминавший: дело было буквально в первую декаду плаваний, когда еще только вышедши из возраста подростка (но все с той же дурью в голове и тут уж все равно, длилось ли ее подростковое безобразие четыре года или сорок) Лассиа только взошла на борт судна вместе с братом своей матери и после непродолжительного, но особо неудачного плавания, когда они попали в шторм и судно едва не лишилась мачты из-за ошибки кого-то из команды, они дрейфовали в открытом море, откуда впрочем ближе к утру, в рассветной дымке, начинали просматриваться далекие и смутные очертания строений в порту Брута. Как выяснилось, ту лунную, но беззвездную ночь, небо которой расчистил штормовой ветер, унося на своих крыльях беды мореплавателей, Арзара помнила слишком хорошо, чтобы когда-либо забыть, по крайней мере пока, спустя приблизительно век, события неожиданно явственно всплыли в голове в мельчайших подробностях. Вспомнилось маленькое и юркое быстроходное судно, точно управляемое не только парусом и ветром, один вид которого почти до дрожи в коленях испугал бравого капитана и заставил его растолкать команду дрейфующего корабля, встать по ветру и взять курс на порт города-государства. Арзара не знала, что именно произошло и почему кэп так отреагировал, да и спросить сейчас было не у кого. Только вот сейчас ей казалось странным, что этого пузана-галеона не отловили еще на подступах к водному пространству Брута.
Догадываться о том, что этот корабль совсем не чист и его капитан уж тем более, Аре долго не пришлось. Именно отсутствие досмотра подсказало ей, что странное клокочущее в груди чувство, которое она бы сама охарактеризовала как восторг подозрения, подсказало ей сущность перевозимых грузов и их возможную запретность для вывоза из Эларии в принципе. Другой вопрос - почему даже в Бруте галеон был встречен тихо? Одно дело когда у капитана все на мази в родном порту, но не подкупил же он власти каждого из портовых городов, где планировал швартоваться в ходе плавания? Разве такое вообще возможно? Количество вопросов в голове эльфийки стремительно росло, а ответов так и не прибавлялось.
На счастье именно в этот момент, судя по всему, основная часть товаров, предназначенных для Брута, была выгружена и некоторые представители команды остановились в паре метров от Ары и начали о чем-то разговаривать, да так бойко и весело, что эльфийка гуськом заползла под самый помост так, что мокрыми у нее теперь были не только ноги, а макушка лишилась доброй части волос, стесавшись об плохо обработанное и иссохшееся от общения с морской водой дерево. Из того знакомого, что они обсуждали, пока ее ноги не затекли, Лассиа извлекла только тот факт, что в выборе морских путей они не избирательны, если вообще следят за ними, из чего само собой следовало только одно - они никого не боятся. А раз так, то на то есть свои причины, о которох ой как хотелось узнать куда подробнее. Таких смельчаков в Эларии мало, быть может, она даже мельком видела капитана или слышала о нем что в достаточной степени интересное...
Заслышав только первые звуки от имени Силиана, Арзара подскочила от неясного бешеного восторга, со свойственным громким ударом деревом об дерево вписалась в помост и, попутно скрипя и выругиваясь, на четвереньках выползла из своего укрытия, попутно не веря услышанному. От ушиба в голове звенело, а оттого медленно приближающийся звук степенной поступи остался незамеченным, да и мыслей в голове роилось много, ведь не раз она слышала на борту имя этого эльфа. Оно подобно яркой звезде на небосклоне, кочующей из ночи в ночь, переносилось из одной байки в другую. В них он был разным: и доблестным отважным смельчаком, и скрягой чернокнижником, правда, негативные образы ему в основном приписывали люди, должно быть, зависть говорила, но слов действительно было сказано немало и за удачу, подобную той, которую несет слава Силиана, выпито было тоже немало. Вообще, если сейчас углубляться в статистику, каждая новая удачная попойка на судне, которое со временем перешло под командование дядьки Ары, начиналось именно с тоста, в котором упоминался Силиан. Ну или морская богиня. Но если уж и упоминалась сперва вторая, то в итоге все сводилось к имени и удаче первого.
Не боится самой королевы? Так я и поверила в этот бред! В удачном сговоре, под покровительством - допускаю. Но не бесстрашно идет ей наперекор, нет, - заключила едва слышно бормоча себе под нос Арзара, все так же не слыша уже совсем близких шагов.
И не то, чтобы она совсем не верила в это, все байки о нем рассказывали ровно то же самое, да и слышать подобное из уст самих членов его команды - само собой подтверждение правдивости всех слухов, сплетен и легенд которыми обросло имя бравого капитана, да только вот упрямство у Ары имело свойство порой зашкаливать, посему не признавать совершенно очевидное - скорее норма для нее, нежели непроходимая тупость, ведь в глубоко в душе она давно знала, что все сказанное эльфами правда. Быстро переключившись от вестей про Нимаэль, эльфийка снова, уже значительно ближе взглянула на корабль. И тут только поняла, что одна странность укрылась за спесивостью говорящего в ней внутреннего голоса...
Силиан пират. Доблестный и бесконечно удачливый капитан пиратов, в прошлом спасший целиковую морскую богиню, которая только приумножила его природную изворотливость и патологическое везение. Но если он пират, вся из себя гроза морей и мелких сошек... и крупных сошек ибо даже ребятки из Брута не особенно хотели шерстить его кораблик-пузанчик, стало быть, зарабатывает он грабежом, нелегальщиной и прочими темными делишками, за которые сразу должны вязать и в тюрягу... Светлый эльф. Темными делишками... Не-е-е... Как-то странно... Хотя ладно, не мое дело. Но только вот... как у пиратского судна не может быть ни одного орудия-то? Я авось не слепая, отсюда весь трюм как на ладонях и там только пустота и остатки тюков. Орудия, где, Билли? Может они пыль в глаза пускают этой нелепой болтовней?
В своих мыслях Ара позабыла, что скорее всего будет странно выглядеть совсем близко к помосту судна к которому в общем и целом не имеет никакого отношения и ходила туда-обратно, намечая следы сапогов на мокром песке, то отходя от планки, то вновь к ней приближаясь, в очередной раз находясь к ней спиной и уже вслух высказывая все свои гневные предположения и тирады, она даже не заметила, что уже какое-то время тень высокого широкоплечего мужчины стоит неподвижно и будто наблюдает за каждым ее действием или словом. Если бы тень могла издавать звуки, должно быть, хохотала бы в голос. В очередной раз развернувшись, эльфийка, все еще погруженная в мысли, мерила шагами песок, как внезапный ветер ударил ей в спину и едва ли не выпутал из волос ленту, которая держала их так, что они надежно укрывали ассиметрично острые уши. Порыв ветра заставил ее вскинуть голову и обнаружить, что уже какое-то время она шла навстречу силуэту рослого мужчины, который стоял и кажется едва заметно улыбался уголком, сзади засвеченному солнцем, создававшим вокруг него золотой сияющий ореол. Ослепленная солнцем, Ара щурясь и прикрывая глаза от жестоких и ярких лучей вглядывалась в фигуру, машинально заправляя лезущие (и неимоверно раздражающие) из-за ветра в глаза волосы за острые уши.
Как бы ни старалась, всем, что удавалось разглядеть ослепленной блестким утренним солнцем Аре была только сквозящая чем-то едким полуулыбка на губах и темные очертания треуголки, дававшие без сомнений понять, что этот некто - ну по меньшей мере капитан.
- Я хочу выйти с вами в море! - отрывисто и уверенно вдруг выдала эльфийка, уже начиная сожалеть о сказанном, но все еще с нажимом глядя в лицо слепящему солнцу и в тень треуголки.

Отредактировано Арзара (25.04.2017 07:50)

+1

5

О дивный мир и дары его, сколь много чудес на свете, больше чем можно увидеть, даже больше чем можно вообразить. Прекрасен и удивителен любой миг, главное успеть его заметить и воспеть. Почему именно так? Потому что менестрели по другому и не умеют. А зеленоволосая девушка, ступившая на каменную мостовую именно бардом и была. Правда пока не было понятно, кто сия невысокая фигурка в черном плаще. Капюшон скрывал и личико, не говоря уже о волосах, дивного зеленого цвета. Рядом с ней стоял юноша, взгляд его холодных синих глаз зорко осматривал толпу. Понять что эти двое вместе было совсем не сложно для любого наблюдателя, если бы кто-то составил себе труд посмотреть в их сторону, но желающих особо не находилось. Парень поддерживал девушку через плащ под локоть, а лицо его было хмурым. Но Брут встретил путников полным безразличием, не обратив внимания. Потому что этот город мог проглотить и выплюнуть любого, грязный, с неповторимыми ароматами, который присущи скорее лежбищу морских котиков, хотя горожане утверждали что он самый особенный, Запах их города, а его величали только с большой буквы и никак иначе. Приезжие же морщились и зажимали носы, Запах проникал везде и быстро пропитывал вещи, вам оставалось либо смирится, либо побыстрее уезжать и выстирывать всю одежду. Что же до самого города, тут можно было найти почти все что душе угодно, правда того что не угодно было найти намного проще, например нож в бок. В Бруте процветал расизм на ровне с толерантностью, тут могли ругать того же соседа эльфа, но в то же время старательно не замечать острые ушки у своего же ребенка. Город противоречий, тут уживались пираты и стражники, шлюхи и духовенство, город ценителей прекрасного и безумных маньяков. Смерть и жизнь в нем нашли свое место, под час в одну и ту же минуту, если не в одной подворотне.
Кром давно не бывала тут, но с наслаждением вдохнула тот самый Запах. Безумный город, прекрасный и ужасный в обоих ликах. Девушка была наверное слишком тепло одета для местного климата, но не хотела пока лишаться плаща, иногда зеленые волосы это сущее проклятье. Они с ее верным кельпи только что вернулись с ледяного континента, родины ее магии, правда, увы, ничего не добившись и не выполнив. Но они обрели общность и целостность своих душ - а это было не малым подвигом. Кухулин чувствовал себя тут лучше, он не одел плащ, но ему и скрывать было нечего, особенно в человеческом обличье, как конь он бы привлек больше внимания, так что они еще на корабле решили, что все время пребывания в Бруте они будут как брат и сестра, хотя тут было сложно их сравнивать, а иногда поведение парня явно не было братским, скорее так отец мог оберегать единственную незамужнюю дочь. Кром это не сильно волновало, даже скорее наоборот, забавляло. На плаще выделялся горб, правда по походке можно было понять что это вовсе не природное уродство, правда догадаться что это любая тоже не всякий бы смог. Осторожной поступью девушка продвигалась вперед, сейчас она искала вдохновения. Не только для следующей песни, но и для путешествия. Планов у девушки не было совершенно никаких, разве что по скитаться по тавернам Брута, а после погулять по миру, как она это делала всегда. Душа у зеленоволосой пела, она еще не вплела в волосы колокольчики, как делала перед выступлением, так что при ходьбе она не звенела. Менестрель краем уха уловила пересуды, лишь немного замедлив шаг, она развернулась в нужную сторону. Услышав слова про песни и баллады девушка подалась на встречу и тут ее чуть не сбили с ног, если бы не бдительный Кухулин, то наверное она шлепнулась на мостовую. Но прохожий сделала одну вещь, нет, ограбить девушку ему не удалось, и ему очень повезло что он не сунул руку под плащ, где сидела на страже белая змейка Меди. Правда капюшон с менестрельки он сбил, зеленые волосы шелковистым каскадом рассыпались по плечам девушки, открывая миловидное личико и большие янтарные глаза. Лютня за спиной тоже мелодично тренькнула, а девушка вскрикнула и прижалась к своему спутнику. Про Кром слышали и тут, бард везде успела побывать, а слава коварная штука, разносится даже помимо твоей воли. Впрочем, менестрелю это только на руку.
Девушка, раз уж ее инкогнито было раскрыто, смело шагнула вперед и улыбнулась светловолосому эльфийскому капитану. Значит он слышал песни моря? Легкая улыбка коснулась губ менестрельки. Она знала что, пожалуй, можно было спеть для него, что бы его зацепить. А зачем, можно было подумать, но Кром знала ответ. Двор песен - это была одна из недоступных пока загадок, а девушка верила в знаки и судьбу. Не зря этот эльфийский капитан попался ей на пути. Значит Кром должна была попасть на этот корабль и в Дом песен, так или иначе.
Девушка шагнула на встречу, скинула плащ на руки Кухулину, который только и закатил глаза, даже не пытаясь остановить зеленовласку. Тонкие изящные пальчики легли на струны и девушка заиграла на своем певучем инструменте, словно бы для толпы, но при этом искоса следя за эльфом, направляя волны своей магии на его сердце, давая понять что она нужна им, что сможет помочь, вкладывая силу и душу в свою игру. Темно-синее платье трепетала на ветру, который не забывал и играть с волосами девушки. Кухулин отступил от хозяйки, даже подставил шапочку, как делали прочие выступающие. Хотя заинтересованные лица уже должны били понять для кого это играется и зачем.
- Волны к берегу льнули легко и игриво, бриз запутался в гриве коня,  душа твоя - королева морского прилива, провожала в дорогу тебя, - наконец зазвучал нежный голос девушки, сначала не такой уж громкий, но проникновенный и бархатистый. - Уходил от нее он в далекие страны, в те, куда редко плывут корабли, чтобы легкими были дороги и раны, пожелала удачи в любви! - на этот раз взгляд девушки прошелся по толпе, в которой она заметила прекрасную эльфийку, что тоже смотрела и внимала, но больше ее занимал корабль и его путь, Кром это чувствовала. - Кожу солнце палит, треплет волосы ветер, на губах запекается соль, обошел странник почти что все страны на свете, знал и радость, и терпкую боль, но любви не нашел он  - и понял однажды, что шуршала на ухо змея: он во сне повторяю лишь имя - матери морей, королева его, - тут она вновь полуприкрыла глаза и продолжала чуть громче, бархатным, обволакивающим голосом. -Через тысячу лет он домой возвратился, перед ней на колени упал: "что мне делать, скажи, если ночью мне снится плеск волны, стон воды, вздохи скал? Кто-то, может, поймет, кто-то, верно, осудит, но печаль не смывает вода - ведь прекрасней тебя женщин нет, и не будет -  но с тобой нам не быть никогда!" - Кром начала чуть пританцовывать в так песни, передавая печаль момента и красоту моря, какой ее видела сама, словно наяву перед слушателями предстала удивительная женщина, сотканная из моря. - Солнце бросило блик на сплетенные пальцы, день свернулся, как старый питон.  Знать, судьба капитана - странствовать, петь и смеяться, плакать, если не видит никто, вспоминая лицо в перламутровых блестках, что оставила рыба в сети… А мужчину под луной ждут его перекрестки -  пожелаем ему удачи в пути!
Кром закончила песню, но отголоски мелодии еще витали среди собравшихся в порту. Девушка улыбалась и прямо посмотрела на эльфов. Поймут или все же придется доступно объяснить, что сможет им помочь.

+1

6

Силиан уже не помнил, когда последний раз бывал в порту и видел столько людей. Его жизнь — море. Его судьба — вечное плаванье. Его корабль — жена и невеста. Бесстрашие на гране с безумием — это обычное состояние. Мужчина помнил те далекие времена, когда был просто юношей влюбленным в море, которые слушал истории и сказки сидя в непроглядной чаще, окружающие Дом Песен.  Тогда среди сотен легенд ему приглянулась одна, с которой молодой человек и связал жизнь. Помнил он и встречу с морской обитательнице: то была ни то шутница, ни то сама Судьба, ни то сильный колдунья, кто знает. Бушевал шторм и грозился разорвать корабль на части, а он — безумный храбрый эльф бросился спасать тонущую фигурку... Безрассудство и глупость — вот и все, что составляла основу его жизни, и волшебные слова, что звучали точно заговор от всех бед: «пока камни тонут и перья летают». Прошло много лет, но капитан так и остался авантюристом и пылким юношей, он бросался в гущу битв с пиратом и море, как покорная жена и верная соратница помогало ему то яростным штормом, то абсолютным штилем. Сначала его часто пытались потопить и ограбить, но когда попытки перевалили за тысячу, бандиты всех мастей махнули на него рукой, отдав должное удачи. Со временем с корабля были убраны даже пушки один только флаг и имя судна служило теперь ему защитой, да легенда его капитана. А Силиан наглел, ему становилось скучно, вот он и занимался контрабандой, злил темных эльфов и торговал с Брутом все, чем только мог пожелать. Но в последнее время эльф стал замечать, что его удача  медленно, но верно стала пропадать... разве что камни все еще тонули и перья летали... Однако, он был готов рисковать собой, однако команда не должна была пострадать, поэтому и собирался как можно скорее покинуть Брут и вернуться в Эларию, ведь в дали от моря легенда не несла опасности. Он хмыкнул про себя, держав на ладони небольшое голубиное перо и ловко поймав его до того, как ветер подхватит и унесет его: «все еще летает»,- усмехнулся эльф.
-А почему бы и нет?- спросил он сам у себя, и даже не понял, что это вполне могло прозвучал и как ответ на вопрос странной девушки, задавшей его в весьма удачный момент .-Проклятие, ну что с тобой делать? Будем считать, что это сказала моя удача,- подмигнув эльфийки лучезарно улыбнулся капитан.
Но на этом подарки морской богини не закончились, так стоило ему дать «случайное разрешение» как пристань огласила песня барда и этот бард явно знал кому и что нужно петь, так как его взгляды то и дело обращались к Силиану. Когда песня закончилась эльфы искупали девушку в бури оваций, кто-то даже стал предлагать выступить на их судне, в их таверне, в их стране. Лишь капитан стоял мрачнее тучи — это песня ему совсем была не по душе, так как была весьма близка к печальной истине.

+2

7

Только закончив говорить, Ара напряглась и едва заметно сжала кулаки. То ли тень от треуголки была настолько непроглядной, то ли виной всему разные слухи, ходившие об эльфе и его нраве по всему Сайрону, но едва только героический запал бойкости духа стих с последним звуком ее речей, как и решительность в намерениях несколько подулетучилась. Из многочисленных песен и рассказов она для себя сделала неутешительный, если не печальный вывод о том, что герой этих сказок для морских волков совсем не тот, кем кажется, он может быть совсем другим, нежели описывается и никогда не угадаешь, что в легенде правда, а что - вымысел. Единственное, для Арзары сейчас правдой была эта черная тень, вновь пробуждавшая мысли о том, что светлый эльф в качестве пирата не мог сохранить свою светлую природу, не мог не отдаться миру темных помыслов и искушений. Он обязательно должен был уйти в эту тень, пропитаться ею и соединиться в одно целое. Да, эльфом и его благоразумием правят прожитые годы, оттого они мудрее людей, что времени на осознание ошибок дано больше. Но больше времени дано и на сами заблуждения.
Вот например постоянной ошибкой госпожи Лассиа, следовавшей за ней по пятам из самого порта Эларии, где прошли ее детство и юность, была тенденция судить всех по себе, очень быстро поддававшейся она была любому влиянию, потому успела обрести просто колоссальное количество поведенческих аномалий, о которых лучше и не упоминать лишний раз. Потому она в очередной раз примерила роль на себя и поняла, что образ жизни, даже малая его часть, что правдиво описывалась в песнях об эльфийском пирате, непременно бы породила в ее характере некоторые качественные изменения и отчего-то она сомневалась, что от этого она сделалась святошей вроде тех, которыми всегда казались ей светлые эльфы.
Перед тем, как Силиан сказал первое слово, он едва слышно хмыкнул, этот звук не был похож на злую усмешку, на издевку или что-то такое, скорее, он нес какой-то позитивный характер. Солнце за его спиной вдруг перестало слепить Арзару и укуталось в пробегавшую мимо тучку. Из глубокой тени вышли добрые светлые глаза, изможденная, с усилием безнадеги натянутая на лицо улыбка и слова. Они правда вышли будто из темноты, из темноты заблуждений, в которые загнала себя Арзара сама и успела взвести нервы не до известного придела, но близко к тому. Ровный бархатный, кажется слегка прокуренный, грудной тенор граничащий с баритоном эльфа-покорителя морей приятно коснулся слуха и заставил вздрогнуть. Так иногда бывает, когда ты готовишь себя к одной реакции, но встречаешь совершенно противоположную. Совсем как в споре, когда лучшей тактикой является спокойствие и доброжелательность в ответ на агрессию. Тут, конечно, случай иной, но растерянность возникла примерно по той же причине.
Не веря своим ушам и ощущениям, Ара отвела взгляд думая, что неподдельная доброта на лице легендарного пирата ей привиделась. Ибо наметился когнитивный диссонанс. Но нет. И при повторно кинутом взгляде он все так же улыбался и от этой улыбки веяло одиночеством, усталостью, и бременем, которое будто бы совсем недавно начало тяготеть над мореплавателем. Он не был похож похож на того мужчину, которого эльфийка представляла с малолетства и одно время даже возводила в ранг своего кумира, мечтая однажды познакомиться и явно не думая, что такая встреча когда-либо будет возможной. Теперь же он стоял перед ней. Но был не фантазией или претворившимся в явь сном, а живым существом, легендарным капитаном, эльфом, который пережил многое и, возможно, за видимой успешностью и безграничным везением многого лишился.
Эльфийка весело и неподдельно улыбнулась в ответ, теперь уже в действительности полная решимости и намерения выйти в море под флагом Силиана, чего бы ни готовили ни сами силы природы, ни испытания судьбы. Чего уж таить, любому приятно, когда кто-то, несущий груз какой-то тайны или ответственности вдруг называет тебя судьбой, да еще так открыто и без тени иронии, зато с какой-то плохо скрытой ноткой надежды. Она захотела узнать тайну знаменитого судна и его капитана не потому, что мечтает стать такой же, а потому, что устала от людей и сбилась с собственного пути, забыв о своей сущности, а длительность морских путешествий и соленый ветер всегда отрезвляют лучше любого снадобья. По крайней мере, в юности дурь выветрилась (ну или благополучно заменилась ее новой разновидностью, но не суть), может, поможет и в этот раз.
- Капитан, ваши люди верят в то, что дама на корабле - к несчастью? Если нет, то мы с ними найдем общий язык! - весело отрапортовала Ара, вскакивая на помост рядом с капитаном и игриво заглядывая под треуголку.
Однако и первая половина ее слов не достигла ушей адресата - его вниманием всецело завладела песня, которую вдруг затянули из самого центра мостовой так громко и уверенно, с таким нажимом в смысле лирики и характера исполнения, но притом так легко и свободно. Силиан вроде бы еще смотрел на кажется-успешно-навязавшуюся-спутницу, но вроде бы и не смотрел. Взгляд все уходил куда-то сквозь нее и вообще не факт, что был устремлен к исполнителю песни, действовавшей на бравого капитана как-то... гипнотически? Ара сравнила это пение с птицей. Прекрасной редкой птицей, которая одним своим появлением в утреннем небе нагнала смуту на умы созерцателей и заставила их оторваться от своих дум, вникая в причудливые переливы собственного голоса. Голосом этой птицы были слова. Искусно сплетенные между собой они манили и пьянили слушателя, завлекали в мир своих образов, усиленные необычной мелодикой голоса менестреля. Эльфийка не до конца понимала их смысла, только то, что нацелены они на ее несостоявшегося собеседника и все еще возможно будущего капитана, с которым она пойдет в плавание. На определенном моменте он сделался чернее тучи, от светлого образа, теплой улыбки, которой он приветствовал Арзару без слов не осталось ни следа - только невысказанное душевное терзание и вдруг посетившая мысли горечь истины.
Смелый тон, громки напористый в своих интонациях голос и пронзительный взгляд поющей девушки выдавали ее тайное знание или понимание, к которому она пришла, прознав о чем-то до этой утренней встречи в порту.
Ара с резвостью говорушки соскочила с помоста и погарцевала к мощеной набережной, туда, где вокруг зеленоволосой певицы и ее странноватого на вид спутника уже собралась улюлюкающая толпа. Эльфийка легким и изящным шагом пьяного дракона взбежала по лестнице и с напором расталкивая людей локтями нырнула в толпу. Уж что-что, а быть тараном она умела, часто практиковала и дико бесилась, когда кто-то в ответ начинал таранить ее, а потому была раздражена и невозмутима, пробивая себе путь сквозь людскую гомонящую массу. С той же дерзостью, с какой пихала зевак, Арзара уверенно положила руку на плечо певицы, которая, ко всему прочему, была и сильно ниже нее самой. Неожиданный жест вынудил менестреля замолчать Склонившись и закрыв собой солнце, Ара грудным голосом тихо и с нотками и искусного заговорщика, не забыв при этом улыбнуться лучезарно, но с каплей намеренного не скрываемого яда, сказала:
- Кажется, не мне одной хочется выйти в плавание на этом судне.
Полукровную эльфийку посетило предчувствие того, что она встретила еще одного спутника, а суеверным морякам придется мириться уже с двумя бабами на судне, коли капитан Силиан будет к ним благосклонен.

+1

8

Кром знала силу и возможность своего дара. Это было сильно, она действовала на души и умы. А еще у менестрели был свой особый талант - зрить в души. Это сложно, подобрать нужные слова к моменту, хотя голос у девушки был чудесным, а инструмент так вообще волшебным, говоря метафорический, простая лютня, эльфийской работы, но все же всех тянуло к ней не по этому поводу. Иногда ты просто произносишь слова, влияя на чувства, а слушатели сами подберут их чувства. Сейчас Кром хотела пронять капитана этого корабля и внимательно наблюдая за ним, девушка поняла что ее Музыка души задела его сильнее остальных. Она многому научилась на Тенебре, многое она постигла и в пустыне. Она принимала поздравления, кивала на приглашения, частично за нее отвечал хмурый красавец-кельпи. Но душа ее снова тянулась к струнам, но она ждала, была у нее песня для капитана-эльфа. Песня задела тайные струны, и пусть Кром не знала точно всей истории, но девушке хватило одного взгляда на его помрачневшее лицо. Зеленоволосая дева подняла свои огромные янтарные глаза и заглянула мужчине словно в самую душу. Она уже давно не боялась многого, а ее положение позволяло ей смотреть прямо и гордо подняв голову. Кром была менестрелем, точнее знала как себя подать так, включали ее возможности и многое другое, но здесь и сейчас требовалось именно это. Она знала что еще стоит исполнить для людей, чем можно пронять не тлько сдешнюю публику, но ее интересовал конкретный корабль и ее место назначение. Капитан Силиан был тоже важной причиной, его судьба была вплетена в этот маток не менее крепко чем другие, но сейчас девушку волновало совсем другие нити, которые следовало распутать и подать, за которые надо было тянуть. Кром собралась снова сразиться за свой путь, а единственным оружием была лютня, мелодия и ее собственные слова. Но судьба решила послать новые возможности и вариации. Янтарные глазищи все еще неотрывно наблюдали за мужчиной, когда на сцене появилось новое действующее лицо. Довольно рьяная прекрасная эльфийка, которую чудом и лихими ветром не то что бы принесло, такое чувство что кто-то из судьбоносных дал ей сильного пинка, спеша привести к месту действия. Она ужом ввинтилась в окружающую Кром толпу, менестрелька видела ее возле капитана совсем недавно, он так мило улыбался, пока сама зеленоволосая не открыла свой ротик и не начала петь. Тогда радость встречи и омрачилась, но барда интересовал совсем другой фактор. Она знала что скажет мужчине, когда подойдет и знала что он обязан услышать эти слова непременно, а дальше пусть решает сам что для него важно. Но хрупкий мостик взглядов был нарушен, ее самым беспардонным образом ухватили за плечо и еще чуть ли не встряхнули. Кром с удивлением повернулась сначала немым укором к своему спутнику, который должен был бы следить за такими вот вещами, но зеленовласке ответили ироничный взглядом. Тогда она повернулась к держащей ей девушке, очень милой и приятной эльфийке. В этот момент бард что-то машинально отвечала человеку, зазывавшему ее на концерт в свое заведение и обещавший премиальные намного большие чем у соседа, но путь ее вел в иную сторону, что она вежливо доносила, глядя в другую сторону. Но пришлось заткнуться на полуслове, оборачиваясь к неожиданному пополнению коллекции своеобразных знакомцев. Кром всегда была невысокого роста, но это никогда не мешало ей, и что сейчас собеседница была выше ее ничуть не смутило девушку, тот же Кухулин был сам выше ее будущей попутчицы. Как только девушка наклонилась к менестрельке, ее тут же грубо взяли за запястье, устраняя руку с плеча своей подзащитной. Верный кельпи конечно любил немного подразнить свою хозяйку, но никогда не позволял никому к ней особо приближаться.
- Леди, держите себя и руки при своей персоне, пожалуйста, - парень немного недовольный ее замечанием и тоном несколько более сурово посмотрел на девушку, чем оно того стоило. Кром же только улыбнулась на слова эльфийки и отступила на шаг, прижимаясь немного к своему защитнику, так было спокойнее.
- Ку, не будь слишком суров, это тебе не идет, - усмехнулась девушка и ласково улыбнулась на замечание девушки. - Иногда то что нам хочется не берется в расчет, некоторые вещи надо просто сделать, верно? - она снова посмотрела на капитана. - Господа, прошу простить, я очень рада что моя музыка порадовала вас, но, думаю, сейчас мне пора и честь знать. Я обязательно навещу вас и ваш чарующий город, - Кром раскланялась с окружавшими ее и быстро, при помощи кельпи спустилась с постамента и направилась к мужчине, взглянув идет ли ее новая знакомая рядом. - Кстати, можешь звать меня Кром, и думаю что это путешествие может стать началом новой дружбы, если ты не будешь хватать меня за плечо так резко. А этого милого парня зовут Кухулин, - представилась зеленовласка и представила товарища. - А теперь мне хотелось поговорить с капитаном, можно?
Она и не надеялась что девушка уйдет, но ведь у юной шаманки были и другие возможности. Кром, тронула струны еще не убранной лютни и снова посмотрела на мужчину. А душа ее пропела, используюя магию. "Я нужна тебе, мы оба это знаем, мы знам что я могу помочь, что я должна помочь". А губы в это время пропели другое, но не менее веское.
- Ни земли, ни воды, ничего, скрыл пеленой синей свет штиль и страшиться теперь одного - как не стала бы небылью быль, как не стала бы быль… - голос был тихий и никто не услышал почти. - Приветствую вас, досточтимый капитан, - заговорила менестрелька уже обычным голосом. - Дозволите ли мне играть на вашем корабле и последовать за вами хоть на одно путешествие? Я Кром - странствующий менестрель, а столь легендарная личность сможет подарить мне множество прекрасных тем и идей для песен, простите мне мою дерзость, - девушка говорила довольно приятным голосом и учтиво вела себя, но в глазах пылали огоньки, словно маленькие бесята. - Я и мой спутник сможем вам очень пригодится.
Кухулин кивнул, он как никто видел течения и чувствовал воду, так что мог пригодится, ну и просто был крепким и сильным парнем, такие всегда могут пригодится, к тому же менестелька могла радовать команду пением, иногда ее нанимали на прогулочные корабли, так что они оба не просили невозможного, к тому же Кром применла свой дар.

0

9

Эта зеленоволосая певица пленила его не столько песней, сколько некой схожестью с некой леди, давно потерянной, но при этой не забытой. У той были волосы цвета морской волны и кожа точно пена, а глаза сверкали сотнями огней, что порой окутывали океан в дали от берегов. Морская богиня, а теперь и подарок удачи — Силиана всегда защищали женщины, даже море и того, в его представлении имело девичью душу. Вот и теперь его бросилось защищать слабое остроухое создание, увидев только тень печали на его лице. И пусть все говорят, что женщины на корабле к беде и невзгодам, великий пират знал, что для него — прекрасное создание — это залог спасения и удачи, а то что они могут ревновать друг к другу. Да подумаешь, устроят бурю, поднимут шторм да и сами потом кинуться спасать. Женщины... что с них взять? Но его защитница чуть припозднилась, ведь песня попала в точку, а новые слова завершили картину бытия.
-В одном порту сладкоголосая сирена и счастливая случайность, море явно решило, мне насолить,- попытался пошутить капитан, озарив девушку лучезарной улыбкой, сквозь которую все  еще проглядывала некая боль, не досягаемая никому. Если бы Силиан не верил в удачу и сказки, пожалуй, он бы усомнился стоит ли брать неподготовленных к морскому плаванью девушек с собой на корабль. Но он верил и за эти столетия понял одно: любая встреча, любая трещина в корме или же пропавший член команды — это следствия того обещания, а значит, от них нельзя отмахиваться. Удача — это не слепо следовать к цели, а видеть едва уловимые подсказки судьбы, такие как случайно брошенное согласие или же песня, попавшая в цель.- Но кто я такой, чтобы спорить с тремя женщинами, даже король эльфов прячется под трон, когда леди договариваются. А я всего лишь пират, так что,- он подмигнул кэлпи, как закадычному другу, который явно должен был быть с ним согласен.- Мы отплываем вместе с отливом, так что не опаздывайте, эта дама ждать не будет.

+1

10

Опрометчивость своего поступка и откровенную недооцененность положения дел вокруг менестрельки Ара заметила только тогда, когда, как выяснилось, ее знакомец грубо помешал её сделать запланированное. Ощущение было странное. Мгновение назад она сверху вниз смотрела маленькую ростом зеленоволосую певицу растерянную оттого, что ее и прервали, и одновременно с другой стороны задали вопрос, а ответить таки надо всем; а теперь Арзара уже сама оказалась в позиции недорослика, как злобный кролик задирая голову и скаля зубки. Эльфийка шипела, крутилась как уж, плевалась себе под нос ядовитыми словечкам... и все это на протяжении буквально первой пары секунд, до того, как спутница ее мучителя не заговорила, опасливо так прижимаясь к этому рослому парню. С завершением длинного и достаточно путаного монолога возможной спутницы, у Ары случился эмоциональный взрыв и она, в принципе поплевывая на инстинкт самосохранения, что для нее было в порядке вещей, ибо эмоции слишком уж сильно давлели на мозг, сквозь зубы намеренно громко процедила:
-  Милого, как же! Я тогда по меньшей мере светлая, - только ущербно остроухая закончила последнее слово, ее коснулся какой-то уж совсем живописный взгляд, которого даже эмоции испугались и вместе с сердцем промаршировали в пятки.
Ара хотела добавить еще рядок крепких слов для пущей убедительности с целью показать свое бесстрашие, и даже внутренний голос уже давно плевался ядовитыми словечками всех мастей в самых замысловатых и искусных комбинациях (и, надо признать, все это было направлено исключительно в сторону защитника менестрельки), но вот на свет божий эти словечки все не показывались и не показывались, а потом и надобность в них отпала - Кром уверенной и мягкой поступью двинулась в сторону капитана Силиана, и ровно в миг, когда она удалилась всего на пару шагов, а вместе с ней и парень, напряжение, исходившее до того от "милого парня Ку" тоже сошло на нет.
Эльфийка застыла, в оцепенении и едва кипящем раздражении глядя на спину парня и только в этот момент у нее неожиданно сошелся контакт и она поняла, что судя по всему ее со всей легкостью и искусностью иронии испугали, а она повелась. Единственным, что так и осталось за гранью ее понимания, так это почему этот высокий и статный (отметим, что даже в известном смысле красивый) молодой человек так оберегает менестрельку. Хотя дела это и не меняло, ведь Арзара уже в любом случае добавила его в ментальный список личностей, которых она на дух не переносит и бесится, просто оказываясь рядом с ними, а потому и лишний раз о мотивах его поведения решила не задумываться
Медленно, возвращаясь в состояние высокомерного раздражения, ущербно-остроухая пересекла набережную и снова оказалась у выхода на помост, рядом с которым как раз стояли Силиан, Кром и, чуть поодаль, Ку, ровно к тому моменту, когда капитан давал самое важное согласие на сегодняшний день, которое в интерпретации внутреннего голоса Ары можно было бы описать как: он согласился взять на борт двух баб и одного какого-то слишком странного парня. Реакция команды обещала быть бесценной.
Солнце и ветер в небе говорили, даже громко кричали Аразаре о том, что капитан вовсе не собирался задерживаться в порту и выходил уже через несколько часов. Отлив в порту Брута обычно начинался между девятью и десятью часами до полудня, что оставляло слишком мало времени на сборы и мало-мальски удобоваримую подготовку, в которой все же существовала если не острая, то практическая необходимость. Рассвет только-только завершился и солнце постепенно входило в свои силы, но он был поздний и потому до отлива оставалось чуть более пары часов и то, если ветер вдруг не изменит своего направления и не ускорит понижение уровня воды.
Пришлось экстренно прикидывать, что уже есть с собой, что может понадобиться и что из этого необходимого нужно успеть докупить, причем желательно в порту, чтобы не тратить драгоценное время. В задумчивости и от перегрузки мыслительных процессов, Ара рукой автоматически потянулась праще, поглаживая ее нежно, как ребенка. Давно уже не смазывавшаяся кожа рассохлась, стала грубой и не особенно приятной на ощупь. Старушку давно не использовали.
- Достопочтенный капитан, меня зовут Арзара Лассиа и в юные годы я имела столетний опыт хождения по морям, пусть не в качестве члена команды, но все же море с его солеными водами мне не чуждо, к нему я питаю особую трепетную любовь, в которой мы с вами кажется схожи. Однако, как ни старалась, я не смогла увидеть на вашем судне ни одного оружия. А меж тем, я питаю неконтролируемую страсть к особенно мелкой корабельной картечи, не завалялось ли у вас в трюмах где-то около килограмма этого добра? - нарочито учтивым и едва заметно наигранным тоном промурлыкала Аразара. Ей не столько была картечь, которую можно было без особых усилий купить в порту, или и вовсе заменить на графитные шарики, которые чуть мельче и продаются в соседнем районе, сколько проверить, уловит ли Кром эту нацеленную на нее издевку и как отреагирует на нее же ее верный боевой товарищ. - А вообще, я бы использовала часть оставшегося времени для того, чтобы пробежаться по рынку и посмотреть, понадобится ли что-нибудь из местных товаров мне во время плавания. Потому, принимая над собой ваше полное руководство, капитан Силиан, с радостью приму какое-либо задание, которое я смогу выполнить до тех пор, пока мы не вышли в море, - брызжа энтузиазмом во взгляде, но спокойным и ровным, неподдельно учтивым и уважительным тоном сказала наконец эльфийка после риторической паузы, в которую надеялась хоть краем глаза усмотреть промелькнувшую хоть как-то реакцию ее новых попутчиков.
Уже чуть позже, обращаясь только к Кром, для чего взглядом попросив ее отойти в сторону, Ара добавила:
- А теперь серьезно. Цели мы однозначно преследуем разные и что-то мне подсказывает, что если я увлечена непосредственно морем, судном и самим духом морского похода, который, уж поверь мне, совсем не чужд, то тебя скорее интересует... финальная цель? Мне показалось, или кто-то из членов команды говорил о Доме Песен? Я не буду с тобой спорить за что-либо, ибо при наличии разных целей это глупо. И да, я не отвергаю твоего завуалированного предложения дружбы, Кром, которое ты обронила там на набережной. И против тебя лично я не имею ничего против. Но держи пожалуйста подальше от меня своего товарища. Я слишком импульсивна чтобы не ввязаться с ним по пьяни в драку и в итоге огрести по самые уши. А пить я люблю. А в компании пиратов еще и устоять не могу. Потому я не ручаюсь за себя...
Ара на мгновение замолкла и на лице ее отразилось явное шевеление мыслей в голове.
- Ах да. Мое имя ты уже слышала, пока я представлялась капитану. Возможно, если мы с твоим дружком таки сойдемся характерами,  я позволю вам называть меня Арой.

Отредактировано Арзара (01.05.2017 16:05)

+2

11

Денек выдался не особо удачным. В Брут  я прибыл еще прошлым утром и больше суток пробегал. Пытаясь отыскать древний свиток, который, как мне сообщили, появился у одного из купцов. А что в итоге? После многочасовых поисков, горы неприятностей, одна из которых закончилась дракой, десяти попыток ограбления, выяснилось, что свиток уже был продан и новый владелец не оставил после себя никаких координат для связи. Причем особой надежды, что знания не применят в темных целях я не питал…
Устало зевая, я возвращался в таверну, где ранее остановился. Путь пролегал вдоль пирса. Глядя на воду я мрачно размышлял о том, что неудачным был не только этот день. В последнее время я потерял какие-то ориентиры и просто хватался за все подряд. Иногда это действительно оказывалось полезным. Но чаще…
Раздался взвизг и мальчишка, якобы случайно столкнувшийся со мной отскочил, тряся пальцами, покрытыми волдырями.
Я мрачно усмехнулся, глядя на него.
- В следующий раз убью.
На самом деле просто сработало защитное заклинание на кошельке. И силы я не жалел. Так что воришке еще долго не светит возможность пользоваться поврежденной рукой. Понадеюсь, что такого наказания ему хватит.
И когда я стал таким злым? Никогда не был… но жизнь изрядно потрепала. По меркам драконов я мог считать еще подростком. По внешности едва тянул на двадцать, но сейчааас… старик стариком…
Дойдя до трактира я заказал еды и уселся за самый дальний столик.
До чего же устал…
Нет, алкоголь я не пил никогда. Но сейчас мой отрешенный взгляд с трудом можно было назвать трезвым.

Отредактировано Феарив (30.04.2017 21:24)

0

12

Кухулин не удостоил гневных замечаний девушки не малейшим вниманием, а зачем ему это. Она его не интересовала ни в малейшей степени. Вообще женщины последнее время мало его интересовали, и дело было совсем не в Кром, он ее любил как сестричку, причем младшую, которую следовало опекать, просто он часто видел красоту как что-то эстетическое и удивительное, но красивых женщин, что бы и внешность и содержание совпадали, кельпи встречал редко, если не сказать почти никогда. Возможно если бы Кром не получила его имя он бы захотел ее получить своим способом, но между ними установилась связь другого толка, и об этом парень не жалел, ну почти, свобода тоже имела свою цену. На нынешнюю нахалку он даже не смотрел почти, главное что бы она не докучала его хозяйке. Он убрал ее руку и удивился, если от такого захвата она шипит от боли и корчится, то что это за неженка? Но и это скорее забылось, куда интереснее ему была посудина, на которой собралась плыть зеленовласка и капитан. Ку позволил говорить девушке от его имени. Но так он делал всегда, ее оружием были слова, его - кнут и магия. Впрочем, последним менестрелька тоже пользовалась, но на свой манер, так что они друг друга стоили, пожалуй. Келпи прислушался и не был ничуть удивлен согласием капитана. Кром могла воздействовать на людей когда того хотела, и зачастую она вообще получала что хочет, наверное это хорошо что девушка была такой доброй и не затейливой, он бы поступал совершенно иначе, но сейчас Ку стоял рядом с хозяйкой и только кивал. Его голубые глаза внимательно осматривали периметр.
Тем временем Кром улыбнулась капитану и кивнула, у нее были свои планы и цели. И первая ступень начала сбываться. Она как всегда была мила и заинтересованна и в его истории. Но дело было в том что, что бы выяснить детали нужно было намного меньше чужих ушей, так что девушка еще раз кивнула.
- Тут я с вами соглашусь, дамы такое дело, что за хочешь - не поспоришь. У меня есть время на сборы? Ведь надо закупиться к столь интересному путешествию, - услышав ответ капитана девушка с удовольствием прикинула что успеет сделать. Ведь дело было не только в сборах, им с Ку вообще нечего было собирать, а прикупить все можно и в течении часа или двух. А нужно было девушке собрать информацию, что же на самом деле творится в Доме песен и какое отношение к нему имеет капитан данный. И вообще узнать что сейчас творится в мире, ведь все давно не просто так. - Мы явимся к положенному сроку, ровно через сутки.
- Опаздывать не в нашей привычке, - церемонно поклонился Ку, впервые подав голос при капитане пиратском. Но тут подоспела нахалка, а кельпи заметил как ее раздражает, но для него это была новая игрушка, так весело было дразнить шипящую эльфийку. - И как же можно не заметить оружие, может дама просто не представляет как оно выглядит, - поддел тут же парень, с ехидной усмешкой, Кром же вообще отмахнулась, ее главное оружие ходило с ней рядом. - А вы знали, леди Лассия, ведь есть такая вещь как магия, ее вообще не видно невооруженным взглядом. Не задумывались об этом? Впрочем, видно что не часто это и делаете...
- Ку, хватит, не стоит, - Кром резко оборвала своего товарища и только вздохнула, кажется бедной Арзаре все же не повезло, Кухулин обратил на нее внимание, но от этого было только хуже. Менестрелька посмотрела на парня укоризненно, но тот только подмигнул, мило так улыбаясь. Они вежливо отошли от капитана эльфов и вежливо попрощались, договорившись о новой встрече. Девушку тут же утащила эльфийка, что бы посекретничать, а Ку только недовольно посмотрел на Кром. На весь монолог эльфийки менестрелька только внимательно слушала, не перебивая. Это было странно, вот ей, было только 25 лет, но она уже понимала намного больше и воспринимала жизнь иначе чем эта во всех, кроме возраста, смыслах очень юная особа.
- А теперь послушай меня, милая, - вкрадчиво начала бард. - Цели разные, как и средства. Но говорить уверенно ничего нельзя, и ты и я слышали только урывки информации, так что судить о положении вещей еще нельзя. Что я сейчас собираюсь делать - так узнать побольше, о капитане, команде и возможностях, чего и тебе советую сделать, - она окинула эльфийку оценивающим взглядом. - А еще мой тебе совет - сначала оцени человека по всем статьям, а потом уже решай, стоит ли делать его своим противником. Запомни мои слова хорошо - Кухулин архимаг водной стихии, и это только часть его возможностей. Он не добрый и просто пока ему ты ничего не сделала, он не сделает тебе, но будь осторожнее и думай что говоришь и делаешь. Не только при нас, но и при других людях. Иногда за лишнее слово и убить могут, уж мне поверь, я успела многое увидеть и почувствовать, - девушка как-то нервно одернула и без того опущенный рукав, на милом личике отразилась на секунду тоска и боль, но вот зеленовласка снова улыбалась и словно ничего не было, продолжила. - А пить пожалуй тоже не стоило, но это уже меня не касается. И скажу сразу, если ты не приложишь усилий, то с Кухулином вы не сойдетесь, впрочем, скажу честно, его задеть очень сложно, так что убить не должен, - девушка подняла одну бровку и кивнула. - А что до имени, это просто. Я могу и звать вас леди, мне не сложно. Что ж, у меня и правда довольно мало времени, так что я пойду. Захотите составить компанию - буду рада, - Кром двинулась в одну знакомую таверну, на ходу бросив келпи. - Ку, купишь все в дорогу?
- Ну если моя госпожа настаивает, - это прозвучала вполне себе иронично, так что не совсем понятно что это было, но Кром и не моргнула, только мило улыбнулась своему товарищу и пошла дальше. Первой ее целью была трактирщица, Розалин Марсет, заядлая сплетница и хорошая знакомая зеленовласки. У нее был довольно хороший эль и приличная кухня. Можно было перекусить и поболтать, заодно пополнить еще кое что. Кром уверенно вошла в таверну и направилась к стойке, за которой стояла хорошенькая и бойкая юная девица, с дородным бюстом и филеями под стать. Вся в мамочку, она быстро узнала Кром, да и кто нынче носит лютню эльфийской работы и зеленые волосы еще? Вернувшись она сказала что маманька будет скоро, сейчас отлучилась на рынок, а пока не изволит ли гостья выпить и покушать. Кром согласилась - эль и правда был хорош. Девушка принялась осматривать таверну и взгляд ее наткнулся на знакомого... кажется. Менестрелька приветливо улыбнулась и махнула рукой. Даже если обозналась - ничего, это будет весело.

0

13

У девушки было просто волшебное настроение, она чувствовала что наконец научилась понимать знаки судьбы. Она направится в страну эльфов, что бы понять что там происходит, желание помочь горело в душе маленькой менестрельки ярким зеленым огоньком отражаясь в глазах. Зеленовласка пригубила эля и вздохнула полной грудью. Колокольчики уже были вплетены в волосы, позванивая мелодично при каждом движении Кром. Сама девушка была воплощением какой-то мелодии. А вот лютня в ее руках была явно эльфийской работы. На самом деле, пока менестрелька не играла, ее красоты наверное нельзя было заметить, только сказать что она очень необычна. Правда был один фактор, платье с длинным рукавом, немного жаркое для этого климата, так вот, девушка постоянно поправляла рукава, что бы они не дай богини не задрались выше. И это было похоже неосознанное движение и даже нервное. Потому что девушка не переставала щебетала с уже вышедшей хозяйкой, бюст и формы которой поражали все немыслимые фантазии, они просто не вмещались даже в них. Женщинам кажется было весело, они не заметили появления мужчины, но его заметила дочка хозяйки и тут же поспешила к нему, правда вернулась немного напуганной и озадаченной. Кром заметила и устремила взгляд своих огромных янтарных глаз на мужчину, что в ней насторожило мужчину и она поспешила отвернуться, тут же поправив рукава, шрамы давно не болели, но моральное ощущение ужаса и страха все же осталось с ней навсегда. Словно почувствовав волнение шаманки духи заволновались, обволакивая фигурку девушки, успокаивая и делясь силами. И Кром вновь улыбалась, даря тепло и улыбки всем вокруг. Но видимо судьба не исчерпала приключения на сегодня. Мужчина встал и направился к девушке, с ним было что-то не так, но Кром не могла понять что, просто ей было не по себе в его присутствии. И он подошел прямо к ней. Она внутренне собралась и улыбнулась ему как на встречу ненастью, гордо держа голову и не отводя взгляд дивных глаз.
- Конечно, я в вашем распоряжении, благородный господин, будь вы хоть странник, хоть местный поэт, я любому рада буду ответить и приветит, - мелодичный перезвон колокольчиков прозвучал, когда Кром склонила голову в поклоне. - Глаза ваши вас не подводят, мой костюм и поведение говорит в вашу пользу, - она говорила с ним, как будто выступала в доме лорда, очень осторожно, боясь проронить лишнее слово, хозяйка отвлеклась и ушла на кухню, оставляя менестрельку наедине с этим странным человеком. - Ну что же, я попробую поделиться с вами моим ремеслом и душевным теплом, если не возражаете, я спою одну старую песню, она мне не принадлежит, но я попытаюсь сыграть ее с душой, - девушка видела тоску в его глазах, она чуть виновато улыбнулась и тихо вздохнула, нежная улыбка, которую она подарила этому странному человеку была настоящей и сейчас принадлежала только ему, она преобразила маленькую менестрельку, сделав ее очень красивой. Нежны пальчики коснулись струн, песня все же была ее, просто она не хотела признаваться ему в этом. Бард вскочила на стул и уселась на стойку, встряхивая волосами, закрывая удивительные глазки и отдаваясь мелодии.
- Сколько ладони крадут  удары моего сердца? Сколько, холодные, ждут, когда бы согреться? Раскалена лоза, чуешь, как жжёт внутри? Не закрывай глаза, так и смотри, смотри, смотри, - девушка впала в подобие транса, делясь со всеми кто ее слышит теплом и радостью песни, завораживая всех вокруг, но словно излечивая их душевные раны, Кром отдавала себя и свои чувства, а духи помогали ей в этом, защишая девушку, на лицах их было счастье, не присущее мертвым. -  Я голубая трава, что поёт  ночью и днем, что крушит железо и сталь. Я голубая трава, что живёт в сердце твоём, сопротивленье, мой друг, бесполезно,  поверь, бесполезно. Мне жаль... - они обволакивали менестрельку, создавая некий светящийся барьер, отдавая ей силу и получая ее любовь в замен, она распахнула глазки и словно посмотрела мужчине в самое сердце, видя его нутро, но не осуждая, а принимая полностью, и просто любя, такое создавалось впечатление, и вот мелодично подпевают колокольчики, а дивные озера глаз уже закрыты. - Тысячелистника струны  согревают мне руки. Тысячелетние юные  травы разлуки, травы разрыва лжи стелются бирюзой. Шагом земля дрожит под золотой пятой, косой, - красота мелодии и этой дочери рода людского сейчас была подобна дивному цветку или странному инструменту, через который играла жизнь, и менестрелька не пыталась никого приворожить или что-то подобное, она была такой, просто хотела сделать людей счастливыми, а ее духи нежно оберегали свою шаманку. - Даже живою и мертвой водой, даже вином или хлебом, не защитишь, не укроешь себя, не остановишь рост. Я голубая лесная трава, я от корней и до неба, я у тебя внутри, мой друг, и проросла насквозь! - аккорды звучали очень нежно, но ритм был довольно быстр, хоть ее слышали, но играла она для мужчины с грустными глазами, желая просто дать ему возможность улыбнуться, забота и нежность сквозила в ее движениях. - Я голубая трава, что поёт даже во сне, что крушит железо в горсти. Голубая трава вечно ждёт. Иди же ко мне, сопротивление, мой друг, бесполезно, поверь, бесполезно. Прости... - она закончила, а отголоски мелодии еще играли в душах людей.

0

14

Занятый мрачными мыслями я пропустил появление в трактире новых лиц. Да и если бы не был занят? Какой мне интерес рассматривать входящих.
Вместо этого я размышлял стоит ли продолжать поиски или вернуться обратно и поискать другую цель. А может устроить себе хотя бы небольшой отпуск? Но если да, то что делать? Как-то разучился отдыхать… Значит обойдусь. Может стоит попробовать повторить последний эксперимент? Или…
Мои размышления оборвал слуга, поднесший еду.
Благодарно кивнув, я чуть расслабился и пододвинул тарелку поближе. Провел ладонью, чуть равномернее перераспределяя тепло и нагревая сильнее. Вот так-то лучше…
И когда я принялся неторопливо нарезать мясо раздалась мелодия. Что-то было в этом знакомое… Странно…
Оглядев зал, удивился еще сильнее. Эту девушку я раньше встречал. Конечно ничего такого уж удивительного. Просто неожиданно.
Подойти поздороваться? А стоит ли? Она там не одна… В любом случае не прямо сейчас.
Я отложил нож и прикрыл глаза. Хоть что-то хорошее за сегодня…
Настроение стало чуть лучше, но сомнения по поводу того, стоит ли привлекать к себе внимание лишь возросли. Песня явно предназначалась не для зала, а для слушающего ее человека. Что, впрочем, не мешало насладиться звуками. Но вот сам этот тип… Хм…
Отбросив сомнения я подошел к ним поближе.
- Привет… Я не помешаю? – вежливо спросил я, обращаясь к девушке.

+1

15

Духи слились с аурой девушки, словно стали частью Кром. Это не был трюк, их просто слишком многое связывало. Отгремели аккорды и вот уже мерестрелька осталась одна, сидеть на стойке в компании мужчины который ее немного пугал. Хотя если положить руку на сердце, то пугал сильно, возможно не только ее. Она чувствовала смутное беспокойство, но не могла объяснить сама себе его причину.
- Я стараюсь, пусть мастерство мое далеко от совершенства, мне хочется наполнить сердца истинными чувствами, - еще не отойдя от транса песенки, глаза ее сияли радость, теплом и торжеством, но потом она натолкнулась на глубину глаз странного почитателя, и менестрельку пробил ознобом, словно кто-то прошелся по ее могиле. . Тут выход был один - улыбаться и красиво говорить, а потом отлучится в уборную и слинять, а дальше ее ждал корабль в Эларию, подальше от мужчины и его жутковатого взгляда. Может это только кажется, но у Кром заныли шрамы, так всегда было в присутствии опасных людей. Значит этому человеку или кто он там ничего не составит ее убить. Но девушка улыбалась. Она даже кивнула подошедшему парню.
- Здравствовать, любезный, ну тут мешать или не мешать, это вопрос выбора, но не волнуйтесь, все хорошо и все в порядке, мы просто беседуем, - она снова нежно улыбнулась обоим мужчинам. - Я очень рада что моя песня смогла задеть струны вашей души, - вот что было не так, ее дар не работал на мужчине, да, он улыбался, но не так как другие, не чувствуя то, что она вкладывала в песни, девушке стало страшно по-настоящему, она снова нервно одернула рукава, скрывая свои шрамы. На лице же не отразилось ничего, все та же милая и немного нежная улыбка, правда опытный человек отличит истинные чувства от этой вежливой гримаски, к тому же мужчина видел какой менестрелька может быть когда проявляет истинные чувства, как она делала ради него всего несколько минут назад.
- Прогулка это здорово, но мой покровитель будет не раз моим долгим отлучкам, - она безбожно врала, но возможно этот мужчина просто ищет развлечение, а возможно и правда ничего ищет взамен, просто девушке было страшно, надо было найти Кухулина, как же она к нему привязалась, только в его присутствии она чувствовала себя спокойно. - Боюсь мне придется отказаться от столь заманчивого предложения, - девушка сдержалась и потихонечку начала отступать. - Лео, вы конечно чрезвычайно милы и мне бы не хотелось обидеть вас отказом, но мне нужно ненадолго отлучится, а после мы подумаем что тут можно сделать, хорошо? - она намеренно утаила свое имя, как и возвращаться она совершенно не собиралась, девушка быстро юркнула в уборную. Возвращаться Кром и не думала, он и правда ей понравился, но что в нем ее приводило в дикий ужас, шрамы начинали ныть. Менестрелька открыла окно и выбралась сначала на задний двор таверны, а затем нашла неприметную дверь в живой изгороди и отступила на мостовую. Ну что же, в этом трактире ее ждала неудача, но сейчас она найдет Ку и попросится на корабль, подальше от зловещих незнакомцев, с завораживающим голосом и голодными глазами...

0

16

Видимо, он не понял, что его мнение меня не интересовало и вопрос был задан старой знакомой. Тем не менее я неопределенно кивнул и ожидал ответа от той, кому предназначался вопрос. Ну вот не кажется мне, что она сильно жаждет общения с этим любителем знакомиться. Уф... даже в мыслях звучит как-то неприлично…
Ответ мои подозрения подтвердил. Врать она не умела. Тем более, что я хоть немного, но успел ее узнать.
Вот только непонятно чего конкретно она боится. Не стоит ли приглядеть за ней?
Я не сомневался, что возвращать она не планировала. Но, боюсь, это столь же отчетливо понял и непонятный тип… И если его интерес не мимолетен… Ррр…
- Видимо, я совсем не вовремя. Не буду больше беспокоить, - буркнул себе под нос и направился сначала к своему столику, чтобы чуть выждать и понять куда она идет. Следил лишь боковым зрением, словно девушка мня ничуть не интересовала. Затем подхватил оставленную на стуле куртку и сразу же пошел к выходу. Обошел здание и… так и есть… Запах от окна шел дальше по улице. Я со скучающим видом, направился по следу. Вряд ли кто-то догадается, что я кого-то преследую.

+1

17

Кром пропетляла по улочкам, не уверенная что все сделала правильно, сейчас менестрелька не совсем понимала зачем вообще сбежала. Ну подумаешь мужчина. Много разных она в свое врем повидала, и с этим могла бы поговорить, но вот сбежала, сама не зная почему. Слишком привыкла полагаться на свое чутье на Тенебре, но тут все было иначе, значит не надо было вести себя так глупо. Надо наверное вернуться и извинится. Впрочем. вспомнив его глаза менестрельку пробрала дрожь. Кром перешла на бег. Слишком многое в них было, в глазах мужчины. Наверное он ничего все равно плохого не хотел. А дракошу было жаль. Они когда-то с ним уже виделись. Приятный такой, но тоже не стоило его впутывать, или позволять впутываться. Вся надежда на Ку. Интересно, а давно ли кельпи стал всем самым главным в ее жизни? Вредный водный дух был ближе брата и дороже семьи, которую Кром оставила наверное сотни лет назад, нет, на самом деле прошло лет десть, но такое чувство что та жизнь была когда-то давно и не с ней. Девушка заулыбалась, так ей было намного лучше, она еще ускорила шанс и вылетела практически из переулка и врезалась в мужчину. Она не успела ничего, не извинится, ни даже испуганно вскрикнуть, но отчего-то, сама не поняла почему тесно и доверчиво прижалась к мужчине, тихо всхлипнув сама не зная почему. Когда новый знакомец опустил ее на крышу, Кром задохнулась и качнулась снова к нему, но после подумав о том как она тут оказалась, отшатнулась уже от Леодана. На щеках заиграл румянец, ведь и правда обманула.
- Извините, - тихо произнесла менестрелька, намотав прядь на палец, рукав чуть сполз, показывая начало уродливого шрама, но в волнении зеленовласка и не заметила. - Я просто немного испугалась, обманывать что от того дракончика страх не буду, сами знаете, - девушка дерзко задрала подбородок, а что ей оставалось еще. - И зачем же вам понравилась или заинтересовала безродная менестрелька, которых тьма по разным трактирам? Вы явно человек не бедный и не обделенный женским вниманием, - она нахально смерила его взглядом, опомнившись тут же начала прятать руки, натягивая рукава, блеск больших глазах все же завораживал, маленькая храбрая девочка, которая ничего не может кроме как петь, но все равно не показывает ужаса, и ведет себя гордо. - Так о чем же пойдет речь? Что нужно от меня лорду? Что он пошел даже на такое, - она фыркнула как котенок и с интересом стала его рассматривать, даже страх прошел.
***
Кухулин почувствовал что-то не ладное, он уже давно научился на расстоянии определять когда с его маленькой подопечной было что-то не так. Ее душа принадлежала ему и он собирался хранить ее, сейчас, да и после. Кром сейчас очень сильно волновалась и боялась, и у этого была причина. Ку оставил торговца во время разгар торга, сославшись на то, что все же цена ему не подходит и поспешил по чувствам туда, где находилась его зеленовласка, девушка что знала его имя, которую он поклялся защищать, которую он хотел сохранить. Кельпи уверенно шел по ее следу, когда почувствовал что-то знакомое - рядом находился такой же водный дух. Ку сосредоточился на внутренних ощущениях, но сейчас Кром было больше интересно, чем страшно, значит время еще было. Ку направился к другому духу, к собрату кельпи. Тот тоже кого-то преследовал, мужчина тихо напел на родном наречии, призывая собрата. Он еще не знал в чем дело, но уже понимал что ничего просто так не бывает. Но друг с другом кельпи общались очень тепло и по родственному, по сути они были братьями. Вода не будет сражаться сама с собой, она едина, так и духи ее были таковы. Вот и сейчас Ку спрашивал о причинах и искал, но при этом предупреждал, в журчании его слов был и призыв.

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Не завершенный эпизоды » Квест: "Проклятие старых песен" [Элария, Брут 10 Амаре]