Розыск от капитана пиратов




Группа нашего форума в ВК

Ищут компанию в квесты


Обновлен список свободных артефактов
Вы можете взять себе уже готовый артефакт в качестве стартового или награды за квест.

Знаете ли вы?
Есть по меньшей мере 2 способа, позволяющих любому тиграну обрести магический дар: первый - через культ, а второй - через кровь

Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!

http://img.rpgtop.su/88x31x11x3.gifhttp://forum-top.ru/uploads/buttons/forum-top_88x31_4.gif

Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год

РОЗЫСК

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Не завершенный эпизоды » Квест: "Проклятие старых песен" [Элария, 1 Амаре]


Квест: "Проклятие старых песен" [Элария, 1 Амаре]

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s3.uploads.ru/xVrjW.png
2. Участвующие лица: Анэлия, Леди Удача
3. Место действия Элария
4. Вводная информация:
Один из малых домов оказался в затруднительном положение. Этот дом издревле был хранителем сказаний и легенд древний расы, и поэтому хоть и относился к малым, но снискал уважение всех семей. Но с недавних пор с легендами и балладами стало происходить что-то странное, их точно кто-то переписывал, меняя концовки. Никто бы, пожалуй, не обратил на это внимание, если бы не одно но. Каждая из баллад связана с членом этого дома, и когда меняется она, меняется и сам эльф. Финал просматривается не слишком позитивный, но может быть все еще можно исправить?

Легенда

У прекрасной эльфийки, что живет в густом лесу хранятся волшебные зеркала удивительной силы. Некогда очень давно, во время отцом наших отцов создала она их для защиты своего дома и рода, для благо всего народа в подарок королю и королеве эльфов. Всего было четыре  зеркал: зеркало чтобы помнить, зеркало, чтобы забыть, зеркало чтобы шпионить  и зеркало, чтобы путешествовать .

Но королева эльфов, выросшая в темной семье злоупотребляла зеркалами – великие артефакты исказили ее суть и тогда, мудрая создательница проклятых вещей, забрала их, сокрыв от мира, сказав, что покуда не найдется достойная душа, не видеть ее творениям солнечного света. А чтобы никто не смог более ими воспользоваться, наложила на них печати. Многие пытались найти великие сокровища, но всех постигали неудачи. Говорят, у Тэйлин есть еще пятое зеркало, но никто не знает, какой именно силой оно обладает.

5. Возможность добавления игроков: возможно по согласованию и ГМом
6. Время на момент начала эпизода:  1 Амаре

0

2

Тем временем, в тот же город спешил и ещё один путник. Обычная бродяга, очередное яркое пятно... И не сказать, что данная особа любила капать эльфам на нервы своим присутствием. Нет-нет, она совершенно не любила этот "дивный" народец! Они казались ей слишком правильными, отчего всегда возникало почти неодолимое желание сотворить что-нибудь масштабное. Самое забавное, что молодое поколение вполне прилично может покуролесить! Да и старое, надо признать, не отстает. Но вот как они это делают... Эйш не знала, смеяться ей или плакать, наблюдая за прошлыми представлениями. Хотя и признавал за этой расой умение бесподобно шутить... С каменным выражением лица. И из-за этой кирпичной невозмутимости шутница была здесь довольно редким гостем, предпочитая справляться на расстоянии и не видеть этих самоуверенных ушастых. Пожалуй, единственные, с кем шутница общалась совершенно нормально, были эльфы из клана Хранителей историй и легенд... Общие интересны, в некотором роде, способствовали данному обстоятельству. С другой стороны, девушка прекрасно осознавала, что в городе ей точно будут не рады. Собственно, именно поэтому эта заноза в пятке и неслась на всех парах в эльфийский город. На границе было бы куда проще подработать, но в глубине всегда было намного интереснее в плане событий. К тому же, дар Леди упорно тянул её внутрь, то и дело подбрасывая картинку всё больше путающегося клубка нитей. И данный факт недвусмысленно намекал заядлой оптимистке, что дело будет совсем не шутовское...

Хотя оптимизм так и продолжил быть фонтаном из Эйш, заражая ворчащего фамильяра хорошим настроением. Правда, ворон всё равно ворчал о чем-то на своём языке... Девушка подозревала, что тот опять проклинает свою седую голову за то, что связался с бродягой и теперь вынужден путешествовать по владениям эльфов среди бела дня. И, наверняка, ругался на свой, птичий, манер за ранний подъем и вынужденное прослушивание птичьих воплей напополам с мажорной мелодией остроухой птахи. Признаться, олицетворение Удачи тоже не отказалась бы заткнуть этот бесконечный стрекот и послушать тишину. Ну или убавить у них громкость... Обе личности просто обожали поспать, предпочитая полуночничать. Но если в степи такое было ещё оправдано, в лесу приходилось перестраиваться... Девушка предчувствовала, что в этом царстве жаворонков она будет еле перебирать ногами ближе к вечеру. Одно радовало, к тому времени парочка должна будет уже прибыть на место будущих разборок. Оставалось надеяться, что всё там не настолько плохо, как представляет Веритас. Но, руководствуясь энтузиазмом своей напарницы, ворон мог лишь тяжело вздохнуть. Судя по тому, что шило вновь активизировалось, ни келпи там плохо не будет. Будет, минимум, раза в два хуже! И всё счастье благодаря ненормальному ребенку. Сам же "ребенок" предпочла и дальше нестись по тропинке в город, чуть ли не подпрыгивая от нетерпения и, по природе своей, мало смотря по сторонам. Эйш, в принципе, слишком увлеклась, благополучно наплевав на дорогу и возможные столкновения, искренне считая, что в такую рань сумасшедших нет путешествовать. Хотя, надо признать, погода и правда стояла отменная. Но безветренная, грозящая уже к обеду обернуться настоящей жарой... Так что нет ничего удивительного, что на возможных спутников внимания совершенно не обращали. Даже если те горланили песни. Даже если это были эльфийки... Особенно столь юные и неинтересные в плане розыгрышей. В любом случае, к городу девушки шли совершенно разными тропками и встретиться по дороге им не грозило. Зато они имели все шансы столкнуться нос к носу у ворот в город! Тропки то шли параллельно друг другу. Но, возможно, Эйш просто стоит признать, что шастала она в тот момент больше по бездорожью, чем по нормальной тропе? Хорошо хоть не перла напролом, как лось. В этом плане девушка была просто удивительна! А при особой задумчивости могла и в трех соснах заблудиться, не сильно жалуя прямые дороги из-за своего любопытного носа.

0

3

Информация от  ГМ
Для леди удачи: вокруг рыжеволосой эльфийки виднеется можно ощутить странное переплетение нитей судьбы, которые тянутся куда-то в глубь, в далекое давно позабытое всеми прошлое. При этом нити словно нарочно обрывались и запутывались, каким-то странным не постижимым образом связывая юную леди с  домом легенд. Точно так не должно быть и в то же время было, а может быть только становилось.

Общая информация (дабы вы могли спокойно играть)
: в Доме песен вас встретит тишина и чувство безысходности, это место точно огромный зверь, раненый отравленной стрелой: он все еще боролся, все еще пытался жить, но это было лишь существование подернутое холодным дыханием смерти. Особо выделяется дворец, стоящий чуть поодаль от остальных, его ворота настяж открыты, а из него доносится мелодия.

0

4

Ну, если эльфийка её и заметила, то вот сама человечка шла напролом, не считаясь с препятствиями. Пожалуй, не привлеки та внимание своим приветствием и рыжеволосую пришлось бы ловить... Однако, всё обошлось. Настолько насколько могло в этой ситуации обойтись хоть что-то, учитывая творящийся перед глазами беспорядок. Оглушительно каркнул ворон, спикировав на плечо красноволосой и недовольно вспушив перья. Это помогло человечке выйти из ступора, вызванного увиденным... В конце-концов, она редко видела, чтобы у эльфа были настолько неопределенные нити, словно нарочно, обрывающиеся в самых неожиданных местах. Более того, основой выступали совсем не те, что надо! Вредная Судьба вела незнакомую эльфийку в далекое прошлое, всё плотнее переплетаясь с домом Легенд, что было совершенно невозможно - слишком уж плотно сплетались нити. Так, словно стоящая перед ней была частью какой-то легенды... Хотя Эйш точно знала, что это не так. Точнее, не должно быть настолько плотной привязки, чтобы девушку случайно не утянуло в историю. И, сдавалось Леди, это только начало.
-Привет. Прости, не заметила тебя сразу... - девушка рассеяно улыбнулась. - Ты тоже в город? О, я не против. Думаю, там мы найдем кое-что интересное.Может, новую историю... Как думаешь?
На вопрос о том, куда же она отправится дальше, девушка отвечать не спешила. Честно говоря, она и сама не знала ответа на этот вопрос... Просто всегда шла, куда хотела. Хотя иногда, прямо как сейчас, приходилось идти в места, где её совершенно не жаловали. Вот только извещать об этом рыженькую никто не спешил. Сейчас Эйш больше интересовало то, почему незнакомка так нервничает. Ещё же ничего не случилось! Так что бродяга недоумевала, а Веритас ехидно косил глазом на эльфийку. Будь у неё не такой хаос в нитях он бы точно спутал бы парочку-другую, чтобы посмотреть бесплатное представление.
-Расслабься, нас никто не съест! - хлопнув эльфийку по плечу, лучезарно улыбнулась, почти неслышно добавив: - Сразу, по крайней мере... - после чего снова повысила голос до приемлемого. - Я Эйш, приятно познакомиться. А теперь идем быстрее, пока нас не нашел кто-нибудь ещё! Сомневаюсь, что другие эльфы будут рады обнаружить под стенами столь странную парочку. Мало ли что подумают.
Выслушав ответ и схватив новую знакомую за руку, девушка уверенно потащила её в город, согнав с плеча ворона.

+1

5

— Найти историю? - недоумение, так и сквозившее в данном вопросе, было столь искренним, что шутница весело рассмеялась, прежде чем ответить.
-Конечно! А как иначе? Историй в мире полным полно, но самые интересные всегда прячутся в самых недоступных местах! - девушка с усердием закивала, продолжая нетерпеливо тянуть эльфийку за руку. - Если их не искать, то они остаются одинокими и превращаются в кошмары или становятся слухами, где вечно всё перевирают! А ведь так хочется услышать оригинал... И ещё, можешь спрашивать обо всем, что тебе хочется.

Печально покачав головой, человечка лучезарно улыбнулась парочке ранних пташек среди эльфов. Впрочем, их взгляды она прекрасно понимала - слишком странная парочка из человека и эльфийки. Да и шевелюры родственных цветов. На второй вопрос вид девушка состроила совершенно невинный, глупо захлопав ресничками. О, знала бы Анэлия с кем связалась! Думается, в таком случае эльфийка попыталась бы унести ноги подальше от забродившей истории, как от прокисшего молока. И от своей спутницы тоже... Хотя Леди прекрасно понимала, что это бы не помогло магессе. Слишком прочно вцепились в ту нити прошлого Дома Легенд, превратив в ошметки нити настоящего и подменяя будущее. Внутрь они попали без труда, а вот дальше... Мглистый ворон спикировал на плечо человечки, хрипло и громко каркнув. Впрочем, Эйш пояснять ничего и не требовалось: стоило ступить за стены, как музыка стала не только ощутимой, но и слышимой. Тень беспокойства промелькнула на лице и быстро скрылась за веселой улыбкой. Но нахохлившийся комок мрака на плече не давал расслабиться уже окружающим. Никогда ещё вмешательство Леди Удачи не приносило эльфам что-то хорошее, пусть и помогало избежать куда более серьезных последствий...

-Ну же, идем скорее! Ты же хочешь услышать эту историю из первых уст, верно? - нарушая сосредоточенность момента, Эйш вновь потянула за собой остановившуюся эльфийку, ласково погладив что-то невидимое (на деле Леди просто провела рукой по нужным нитям, посылая дому волну спокойствия и уверенности). - Давай же, или они начнут без нас и мы не сможем узнать всё точно!

Пожалуй, сейчас она походила на нахмурившегося ребенка, словно взрослые не понимают всю важность этого маленького события. Эльфийку вновь дернули за руку, не оставляя сомнений в направлении их небольшого путешествия. Волны тоски и плач песни разбивались о ехидное карканье Веритаса и ослиное упрямство человеческой девушки, пытающейся утянуть эльфийку внутрь. Сомнений не оставалось. Эйш тянула Анэли именно в Дом Легенд. Туда, откуда доносилась тоскливая песня. Во дворец, чьи ворота казались распахнутой в крике пастью...

+1

6

Песня:
"Я в зеркале увидел отражение,
Оно расплывчато, туманно.
Лишь глаз, видны его, движения,
И смотрят на меня так странно!
Кто ты, зеркальный человек?
Из зазеркалья смотришь,
Но кажется, что знаю век,
как чувствуешь, живешь!
Глаза твои, как зеркала,
И в них все отраженье мира,
Мне кажется, что ты ждала,
Что пробудится лира:
И песню я тебе спою,
О том, как в зазеркалье,
Увидел отражение свое,
В твоих глазах, сверканья.
Давай, зеркальный человек,
С тобой изменим отражение,
И будет нескончаем век -
Я отражаюсь в отражении!"
Старый дворец полон теней и отчаянья. В нем нет света, лишь несколько тусклых почти отслуживших собой магических огоньков витают вдоль стен.  Обширный зал, который возможно совсем недавно служил для встречи гостей и больших приемов утратил свой блеск. Равзе что россыпь осколков, точно звещдное небо раскинулись на полу. На стенах были дестяки разбитых зеркал, некоторые все еще сохранили небольшие кусочки на местах, но большенство окончательно обвалилось. Судя по картини можно было решить, что здесь что-то взорвали, но так как ничего кроме зеркал не пострадало, то вполне логичным напрашивался вывод - кто-то нарочно разбил их...

+1

7

На вопрос эльфийки, человечка лишь улыбнулась. Знала ли она? О да... А вот знала ли Лия? Тот ещё вопрос. Но долго думать над этим не стоило, о чем напомнил фамильяр, спикировавший над головой. В отличии от спутницы, Эйш песня не заворожила, а лишь заставила недовольно скривится - она вляпалась в самую неудобную для себя легенду. Хотя бы потому, что с Зеркальной Леди у неё отношения не ладились совершенно! И как бы Летописец не пытался всё исправить, они с Тэйлин совершенно не могли сойтись характерами... А сколько хороших шуток эта ушастая испоганила, в разы осложняя работу! Однако, несмотря на разногласия, бросить владельцев Легендариума было невозможно. Обитатели этого малочисленного клана единственные, кому удача благоволит напрямую, бережно охраняя их судьбы от измен...
Что хуже всего, замок тоже страдал. И это было ещё хуже... Конечно, пока всё не так плохо, но нестабильность судеб и их насильственное изменение корежило само место обитания. Потому Эйш лишь обреченно прикрыла глаза, когда увидела Зеркальную залу, полную осколков и скалящие рамы... Здесь опасно даже для такой, как она. На мгновение девушка поддалась атмосфере всеобщего уныния и запустения, переживая острый приступ самоедства. Анэлию человечка уже не тащила, было не за чем. Та услышала то, что должна, и путь оставшийся сама неслась, как от кракена.
-Конечно, дорогая. И не раз... Это место - то, что осталось от Дома Легенд. Конкретно это - Зеркальная зала Леди Тэйлин, оракула Хранителей, - влетевший в помещение ворон мерзко каркнул и уселся на подставленное запястье. Под сапожками идущей девушки захрустело стекло. - Песня, что ты слышала, начало её Легенды о Пяти зеркалах. Но, как можешь видеть, все зеркала разбиты... Ты должна была слышать её, даже в пересказе обычных жителей. И, наверняка, могла заметить, что история всё время отличалась, верно? Неизменными оставались лишь действующие лица и количество зеркал. Добрая Тэйлин, злая королева, таинственная сила и непонятное пятое зеркало... В результате, образ Тэ всегда собирателен. Её наделяют то безмерной добротой, то небывалым коварством и подлостью.
Кто-то говорит, что она спаситель, а кто-то поговаривает, что она специально свела королеву с ума... Однако, ранее её хранила Удача.

Эйш замолчала, рассеяно перебирая перышки самодовольного кусочка мглы на запястье. Несмотря на всю ситуацию, человечка улыбалась почти нежно и это нагоняло еще большей жути.

0

8

По осколкам зеркал бегали едва уловимые тени, словно кто-то перебегал из одного кусочка в другой, скрываясь за тонкой гранью застывшей ртути. Когда эльфийка вставила осколок на место искра ан проскользнула по рваным краям, точно стараясь зацепиться за оставшиеся части, но не найдя их, печально угасла. За то из звездного мерцая сотен осколков на Анэлия смотрела обезображенная старуха, она тянула к девушки свои иссохшие, покрытые серой омертвелой кожей руки, точно норовясь схватить ее. Этой женщины было так много, в каждом зеркале, в каждом осколке, в каждой отражающей поверхности. Она была... А через миг исчезла, оставив лишь черноту и пустоту, что скрывается по ту сторону зазеркалья.
-Зеркало, чтобы помнить, зеркало, чтобы забыть, зеркало, чтобы путешествовать, зеркало, чтобы шпионить, зеркало, чтобы править миром,- послышалось со всех сторон, когда Эш рассказала легенду.-Зеркало, чтобы помнить, зеркало, чтобы забыть, зеркало, чтобы путешествовать, зеркало, чтобы шпионить, зеркало, чтобы править миром,-звучало перечисление древних даров, то и дело сменяющиеся безумным смехом.-зеркало, чтобы помнить, зеркало, чтобы забыть...- и вновь, и вновь перечислялись пять зеркал и осколки под ногами вспыхивали на каждое из них.

0

9

«В конце залы, в самом темном ее углу, под плотной черной тканью было запрятано то, что даже в легенде упоминается лишь мельком. Пятое зеркало. И когда стали раздаваться слова из легенды его поверхность стала вздрагивать и испускать тусклый свет.»
"Как тяжело выводить буквы! Словно руку кто-то держит и выворачивает пальцы!"
Перо упрямо и медленно чертило слова на бежево-серой бумаге. Но не только физическое противодействие мешало изменить историю и посмотреть результат. Реальность раздваивалась перед ее взором, а вскоре и сама эльфийка стала существовать, словно в двух мирах и теперь главным было закончить историю еще и так, чтобы не навредить себе.
«Потомки дома песен разбили все зеркала, стремясь завершить всепоглощающую алчность Тэйлин. Но от зла не так просто избавиться, тем более от зла, которое не хочет быть уничтоженным. Тэйлин, прекрасная и юная, скрылась в пятом зеркале. Там эльфийка обрела свой истинный облик. И ее собратья не успели ничего предпринять. Сухие, словно ветки погибшей терновой сливы, руки с черными когтями, вырвавшиеся из тысячи осколков, уволокли их в темные зеркала. Дом песен некогда прекрасный и величественный мигом утратил великолепие. Под его сводами раздавалась завораживающая музыка.»
На этом моменте Эйсмира моргнула, но, закрыв глаза, очутилась в глубоком сером и мягком облаке. Словно на дне колодца, она услышала ту самую музыку, что должна была сопровождать ее историю. Вэйс попыталась встать и пойти, что ей удалось, но ничего не менялось. Устало легла обратно в серое облако и уснула. Открыв глаза, эльфийка оказалась за своим рабочим столом в библиотеке. Зябко поежившись, женщина положила ручку на стол, решив, что на сегодня хватит, и что, скорее всего, она просто уснула за работой. Закрыла книгу и пошла в спальню. Не прошло и пяти минут, как Вэйсмина оказалась на том же месте, в руке перо, книга раскрыта, и головоломка светится, сама понемногу меняя положение своих граней. Эльфийка уставилась на артефакт. Закусив губу, Эйс поняла, что от этой безделушки будет не избавиться до конца истории. Хотя бы той, которая плетется сейчас, изменяя реальность, кроша судьбы. То, что изначально планировалось, как эксперимент и некая игра в "посмотреть, а что будет", сейчас прошлось неким осознанием серьезности положения. Это не испугало, скорее, вызвало легкое раздражение. Не любила Вейсмира, когда ее принуждали к чему-либо. С другой стороны ходили слухи о том, что древние артефакты, обладающие очень мощным зарядом магической энергии, в каком-то смысле живые сущности с собственным разумом и эмоциями, и именно поэтому с ними было так опасно работать. Но Мина и не боялась ответственности, свалившейся на ее плечи. До того, как решиться использовать головоломку, Вэйсмина попыталась предугадать результаты. В худшем случае ей предстояла смерть, но Эйс не считала этот вариант худшим.
"Музыка..." - Эйс проговорила последнее записанное ею слово и продолжила придумывать историю дальше. Спешить она не собиралась, наоборот, раз дело складывается самым серьезным образом, то следует быть осторожной и внимательной. Понемногу вновь погружаясь в созданную собой же фантазию, Вейсмина увлеклась. Казалось, что артефакт вновь восстановил и память и мозговую деятельность, оставляя психические расстройства где-то там в тронной зале ледяного дворца.
«Старуха пела песню, призывая ею на помощь, завлекая приходящих в свои зеркала. Люди, погружаясь в зеркало, ощущали сначала неимоверный холод, а затем засыпали, погружаясь в мутное серое облако. Каждому из них снился кошмарный сон, полный темных ужасов, что только способен выдумать их мозг, они были заперты в этом круговороте страданий и ни в силах из них выбраться. Магическая энергия, исходящая от уснувших подпитывала Тэйлин, понемногу наполняя сосуд. Если Тэйлин покинет зеркало, то уже Великим Архимагом, все еще владеющим пятым зеркалом, способным править миром.»
Эйс зажмурилась, другая Вэйсмира огляделась вокруг, все тот же серый туман и никакого выхода из него, все то же сонное состояние. Эйс медленно открыла глаза и посмотрела в свои записи.
Получается я там же где и остальные люди, пытающиеся помочь. И если Тэйлин останется жива, то я умру, даже не начав свою собственную историю. Нужно что-то предпринять.
Вейсмира понимала, что каждой истории, где есть злой герой, должен быть и добрый. Из вариантов только она сама. Тяжело вздохнув, девушка начала придумывать еще одну ветку сюжета.
«В облаке серого тумана Вейсмира открыла глаза. Юная эльфийка (она только недавно достигла совершеннолетия и теперь познавала мир за пределами родного дома) из Дома Зимы была гостьей в Доме Песен. На ее шее сиял амулет, подарок матери. Он золотым лучом пробивал мягкое серое облако, указывая путь прочь от опасности. Вейсмира побежала в указанном направлении, отчаянно не поддаваясь сну. Кулон, сделанный из золотого янтаря, вывел эльфийку на лесную дорожку, где по сторонам росли высокие многовековые деревья.
В тот миг в опустевшим и частично разрушенном Доме Песен затихли все звуки, словно кто-то огромный и очень злой стал прислушиваться к происходящему. Ткань с пятого зеркала свалилась на пол, открывая взору юную темную эльфийку, крадущуюся по лесной тропинке. Поверхность зеркала задрожала, словно вода в гладком озере при сильном ветре, приглашая войти и присоединиться тех, кто еще желал спастись от черных осколков, в которых на мгновение стали видны черные глаза безобразной старухи.»

0

10

Неожиданно перо дернулось, оставляя в книге безобразную кляксу, похожую на разожравшегося паука. Артефакт недовольно загудел, подгоняя свою пленницу писать быстрее... В такт гудению стало светиться и перо, подрагивая в тонких пальцах гостьи. На бежево-серой бумаге появлялось всё больше чернильных пятен, медленно выстраивающихся в слова. Краткая вспышка света прервала странное противостояние, оставляя заместо клякс чужие строки. Красноватое свечение говорило о том, что в историю вмешались посторонние.

«Незваные гости явились на порог Дома Песен, ведомые клятой мелодией. Песня завела новых жертв в Зеркальную залу, зачаровывая звучанием и заглушая неслышную мольбу о спасении... Их пришло двое. Эльфийка, спокойная, словно озерная гладь воды, и человек, костром полыхающая в осколках зеркал. Оскал Судьбы сиял насмешкой злой старухи, погрузив в кошмары дочь дома Золотого сердца, узревшую чужое лицо. Под сводами зала шелестел человеческий голос, рассказывая разрозненные слухи о Хозяйке зеркал. В осколках виделась жутковатая улыбка и черные перья на плече...
Свечение зеркала привлекло столь нужное внимание своим свечением, стоило лишь ткани соскользнуть. Подойдя ближе, девушка увидела отражение незнакомой эльфийки, бегущей по лесной тропе. По поверхности зеркала бежала водная рябь, не давая разглядеть подробностей.
-А вот и пятое... - прошептали чужие губы, прежде чем красноволосая шагнула внутрь зеркала. Слетевший с плеча ворон погрузился вслед за хозяйкой, нагоняя Вейсмиру, издавая пронзительное карканье. Безобразная старуха, чьи глаза мелькнули в осколках, пронзительно взвыла, пытаясь схватить ускользнувшую человечку. Вскинувшийся ворон разразился хриплым карканьем, жутко похожим на смех.»

Совсем немного, но теперь Эйс точно знала, что в тумане бродит кто-то ещё, наравне с Тэйлин. А у Вэйсмины из книги появился странный компаньон... Ведь у героев должны быть спутники, чтобы победить злодея. Так почему бы одним из них не быть ехидному ворону? Вдруг он оборотень из сказки, которого заколдовала злая колдунья? Ведь никто не знает, как повернется эта история и смогут ли герои вернуть всё на свои места. Итак, пока ворон скользил в небе, скрывшаяся от артефакта незнакомка скользила в плотном сером тумане, ища едва видимые нити спящих. Ведь герою положена команда и всё нужно сделать по законам истории. К сожалению, даже Удача вынуждена подчиняться некоторым правилам, создавая нужные условия для появления. У ехидны-ворона сейчас было гораздо больше преимуществ, чем у его хозяйки, о чем Веритас совершенно не жалел.

+1

11

Библиотека ледяного замка в горах Эруны освещена одинокой свечей. Но теплый оранжево-желтый огонек дрожит, хочет потухнуть, зная, что не может соперничать с магическими отсветами. Он - маленький огонек живого света, он - затухающая надежда на хороший конец этой истории. И он потух. Вот только никто не заметил.
Книга распята-раскрыта...
Над светящимся кубиком, незаметно появляется маленькая тень, словно призрак или обман зрения. Полностью черная фигурка девушки, словно черная фея, только без крыльев. Она выходец из другого измерения реальности, она душа древней богини. И это она продолжает рукой Вейсмины писать историю, составляя в сознании эльфийки иллюзию, что к ней пришло внезапное вдохновение. Маленькая темная фигурка, эдакая ужаснейшая муза, не больше десяти сантиметров, парит над головой писательницы, диктуя слова, изменяя реальность, включая в историю других персонажей. Она столько лет дарила Вейсмире жизнь, продлевая и излечивая от старости и ран. Теперь осколок души дарит вдохновение, слова, энергию для непрерывной работы.
"Глава N.
В песках одной из самых опасных пустынь Сайрона открылась дыра. Странный человек, не являющийся человеком, скрывающий свою сущность за цветными очками, что он ищет в этом мире, где все пути для него открыты? Почему бы не открыть для него еще один путь? Черная воронка разверзлась под его ногами, словно зыбучий песок, засасывающий его в новую историю. Сабля в его напряженных руках, она пришлась как нельзя кстати, чтобы рубить кусты, в которые его выкинуло.
Треск ломаемых веток привлек внимание юной эльфийки. Она остановилась и подозрительно огляделась. Тусклый свет от серого тумана, что заменял небо, мало помогал рассмотреть окружающую действительность. Вдруг на расстоянии вытянутой руки в тяжелом, затхлом воздухе пошла рябь, как бывает на воде, когда в нее кидают камень. Волны становились все больше, выдавая центральную воронку. Эйс застыла в напряжении, ожидая новых напастей. И когда черная тень метнулась к ней, издавая резкие кричащие звуки, эльфийка вмиг присела, вскрикнув и защищая голову руками. Кулон на груди пульсировал и становился горячим. Именно резкая боль от ожога помогла превозмочь собственный испуг. Вэйсмира аккуратно и нехотя убрала руки от лица, разглядывая наглую черную птицу. Она никогда не понимала животных, мало того, эльфийка их слегка недолюбливала, впрочем, это чувство было взаимным. Скривив пухлые губы в подобие усмешки, эльфийка наблюдала за вороном, которому явно нравилось пугать остроухую.
- Какая мерзкая птица, - прошептала Эйс, поднимаясь на ноги. Ее глазам наконец предстали два странных субъекта. Они как-то несуразно смотрелись вместе, вызывая охоту истерически захихикать. Но леди Ренор'Ерте такого себе позволить не могла, даже пребывая на грани сумасшествия и ужаса, что бегал мурашками в нижней части спины. Оставалось улыбнуться, схватить и зажать дергающийся горячий кулон в руке и высокомерно произнести:
- Здравствуйте, господин и госпожа. Вы не подскажите, как отсюда сбежать и выжить?
Пока шел период осмотра тремя персонами друг друга, из-за многовековых деревьев, где властвовала тьма, сливавшаяся с серым дурманящим разум туманом, раздалось злобное рычание и шорох листвы, треск ломаемых веток. В поле зрения показалась черно-серая кожа огромного хищника.
- Джант! Здесь! Как! - пискнула побелевшая эльфийка и, никого не дожидаясь, девушка побежала вперед, спасаясь от обозленного хищника.
Зверь и сам не понимал, как угодил в лес. Он был обитателем пустыни, и стая ждала его с добычей. На миг он словно проснулся в другом месте, он старался почуять своих, узнать знакомые места, но местность была ему чужда. Вконец взбесившийся голодный зверь бросился по следу эльфийки, а также он учуял еще двоих двуногих. Вкусных, сочных, с ароматной горячей кровью.
Глава N.
В Доме песен осколки медленно собирались в одно большое зеркало. Черные шрамы трещин не удавалось соединить. Тэйлин так хотела вырваться обратно, но ничего не получалось. Пятое зеркало отказывалось повиноваться извне. Эта чертова побрекушка заточила ее в замке, среди не проходимого леса. Тэйлин лишь могла сосать энергию из уснувших, чтобы понемногу влиять на реальность за зеркалом.
- Мало, как же мало силы!
В Доме песен опять зазвучала притягательная пленительная грустная музыка.
осколки сверкали, словно переливающиеся на солнце сотнями граней бриллианты. Тэйлин надо было отвлечь желанных гостей от портала, что несло в себе пятое зеркало.
- Идите, идите же ко мне..."

важно!

P.S.: Очередность постов.
Сейчас: Лорэглейл (давай жги, пупсик!)
Кельвин, Леди Удача, ГМ.
Можно всё!!!! На пост неделя, господа. Потом либо продлеваем на дня два, либо пропускаем. Людей много, квест идет, так что, звиняйте.

0

12

Что потянуло Лорэглейла в эльфийские земли? Во первых такая заноза как Астера. Меленькой человеческой девочке было свойственна любопытность, не уступающая таковой у эльфа. Во вторых неожиданное приглашение от его лучшего друга Итилинеля на свадьбу. Было любопытно, какая она из себя, девушка, что покорила его побратима, лучшего собутыльника, а в прошлом и духовного наставника. В третьих запас дурман травы медленно, но верно приближался к концу, а пополнить сей запас можно только в землях эльфов. Самым большим опасением для эльфа была Ланринэль. Если эта по уши влюблённая тёмная явиться на торжество страшно даже предположить, что будет. Но инстинкт самосохранения спасовал перед альтернативой остаться без курева, а любопытство эльфа и нытьё Астеры забили последние гвозди в крышку гроба пресловутого инстинкта. И вот Лорэй уже На пороге того места которое его друг избрал для венчания. Рядом счастливая Астера. На пороге зала его встретил жених собственной персоной, лицо Итилинэля излучало счастье и Лорэглейла это огорчало. Он уже в мыслях рисовал красивый побег в закат, а тут оказывается никакого принуждения. Само венчание, увы в силу некоторых обстоятельств Лорэй пропустил, и прибыл уже непосредственно на пир. Астера и Лорэй прошли внутрь пиршественного зала. Невесту своего друга Лорэглейл видел в первые. Красивая темноволосая со звонким голосочком. Поздравив молодоженов, Бард решил смочить горло и присел за общий стол. Астера схватив лютню, сразу умчалась составлять компанию приглашенным артистам. Лорэй уже видел, как презрительно на нее взглянули эльфийские музыканты. Но, не дав никому вставить и слова, человеческая девочка заиграла на лютне. Артистов ее игра удивила. Астера в отличии от большинства людских бардов училась у Лорэглейла который был далеко не последним бардом плюс у девочки был огромный талант. Да, до эльфийского профессионала пера и лютни ей было далековато, но людских она уже превосходила на две головы, тем самым вызвала не дюжинный интерес.
- Моя школа - с гордостью заявил бард соседям по столу и тут же пригубил первый бокал.
Спустя пару песен и два графина Лорэй был уже на веселе. Астера подошла к нему и протянула  руку в приглашающем жесте. Лорэй принял из ее рук лютню и протянул ей флейту. Они вышли на  импровизированную сцену в центре помещения, и полилась музыка. И тут же внезапно оборвалась. Эльф заметил в толпе среди гостей Ланринэль темная сладко улыбаясь смотрела на него, их взгляды пересеклись и лютня вместо музыки выдала" треньк" Лорэглейл сказал испуганно в пол голоса Астере.
- Валим - Затем резко развернулся на сто восемьдесят градусов, закинул лютню за спину и побежал к запасному выходу, по пути прихватив бутылку вина с ближайшего стола, и случайно сбил кого-то из прислуги.
В спину донесся сладкий голосок Ланринэль.
- Хватайте его. - Который придал значительного ускорения немного подвыпившему эльфу. Астера следом не побежала, а из зала уже доносилась музыка.
Эльф выбежал на улицу и ломанулся, куда глаза глядят, но через некоторое расстояние его немного захмелевшие глаза проглядели подчиненного Ланринэль на которого он и налетел. Темного застали в врасплох он повалился вместе с подвыпившим бардом и приложился головой о невысокую ограду от чего отключился. Лорэй испугался, звуки погони уже доносились до его ушей. Бард забежал в первое попавшееся здание.
Первым попавшимся зданием оказался старый дворец, Видно, что здание было давно заброшенно, в большой предположительно приёмной зале была сплошная темень, разрываемая лишь светом из немногочисленных окон. В зале все зеркала были, почему то разбиты, Но эльфу было не до этого. Лорэй побежал на второй этаж. Он затаился в комнате напоминающей кладовую. Лорэглейлу следовало бы насторожиться ведь не через пять, не через пятнадцать минут никто так и не зашел его искать в этом замке, но подвыпившему эльфу это в голову не пришло. Он открыл бутылку, которую прихватил на пиру, и которая к удивлению пережила столкновение с тёмным и принялся пить вино прямо из горла. Затем дабы убить время, ведь высовываться не хотелось, Алхимик достал свою курительную смесь и трубку из небольшой сумки на поясе и закурил. Через минут двадцать эльф уже был готов, готов на всё. Вдруг перед ним возникла фигура прекрасной эльфийки.
- Благородный бард, не сыграете ли вы мне на своей лютне? - Эльф был немного под алкоголем и под травой, а посему подвоха не почувствовал. Он достал свою лютню и начал играть. Эльф хотел сыграть что-нибудь веселое, но пальцы сами по себе начали наигрывать печальную мелодию. Бард чувствовал, что нечто помогает ему, усиливает мелодию и разносит ее по всему замку, а может даже и за его пределы. А затем эльф запел, запел песню, которую до этого даже не знал, это его удивило, но не остановило.
"Я в зеркале увидел отражение,
Оно расплывчато, туманно.
Лишь глаз, видны его, движения,
И смотрят на меня так странно!
Кто ты, зеркальный человек?
Из зазеркалья смотришь,
Но кажется, что знаю век,
как чувствуешь, живешь!
Глаза твои, как зеркала,
И в них все отраженье мира,
Мне кажется, что ты ждала,
Что пробудится лира:
И песню я тебе спою,
О том, как в зазеркалье,
Увидел отражение свое,
В твоих глазах, сверканья.
Давай, зеркальный человек,
С тобой изменим отражение,
И будет нескончаем век -
Я отражаюсь в отражении!"

Закончив песню, эльф понял, что его прекрасное наваждение тоже закончилось, а точнее преобразилось, во что то новое. Мелодия теперь играла без участия барда. Лорэй испугался и подумал, что пора бы уже и выбираться отсюда. Он вышел из кладовки и направился к лестнице вниз, старые доски скрипели под ногами. Пьяный эльф очень громко шикнул на них в надежде, что они перестанут скрипеть, но это не помогло, а ещё шага через три старые прогнившие доски и вовсе не выдержали вес харизмы Лорэглейла и пол под бардом провалился. Мельком он увидел зал, в котором оказался в самом начале, а после все вокруг просто исчезло. Его как будто бы затянуло в непонятную воронку.
Лорэй обнаружил себе посреди леса. Эльф встал и осмотрелся, почти весь хмель выветрился из головы от такого падения. Но размышлять ему не дали, справа от него зашуршали ветки, кто-то или что- то приближалось.

Отредактировано Лорэглейл (26.11.2017 19:07)

+1

13

Зеленая растительность. Мутный туман над головой. Свежий влажный ветер, запах листвы, звуки леса. От всего этого Лайм за неделю путешествия по пустыне успел отвыкнуть. Казалось бы, стоило бы радоваться столь желанному избавлению от ненавистных песков? Увы.
Если чего Лайм и не любил больше пустыни, так это вещей, которых не мог осознать. Признавая существование божественных сил, повелевающих Сайроном, Кельвин всегда считал, что это дела давно минувших дней. Тиграны с их верой, эльфы с их далеким прошлым, все это было от Лайма крайне далеко. Конкретно сформулировать причину своей неприязни к высшим силам Кельвин вряд ли бы сумел, все его претензии сводились, по сути, к детской формулировке: "Не честно!". Тот факт, что некто, исполняя свои неведомые прихоти, мог бы распоряжаться его судьбой, Лайм принимать не желал. В мире была масса существ могущественных, чудовищно сильных, опасных, он был бессилен перед стихиями, природными катаклизмами, жарой и холодом, но все это было честно. Правильно. Все это могло его убить, но все это жило по тем же правилам, что и сам Лайм. Наличие осмысленных сил, стоящих за рамками правил, заставляли Кельвина чувствовать себя фигурой на шахматной доске, которая знает, что ее действиями управляет неведомый игрок, стоящий за пределами доски, который волен решать все за него. Лайм не был романтичным почитателем максимальной свободы, но хотел думать, что за свои поступки несет ответственность он сам, а не кто-то иной.
Последнее, что видел Лайм перед тем, как очутиться в колючих зарослях крыжовника, были красные глаза, смотрящие на него прямо из песчаной бури. Каким-то чудом он не потерял саблю, и теперь, негромко вспоминая самые сочные метафоры, почерпнутые им за годы морских путешествий от мастеров изящной словесности, прорубал себе путь на волю.
Вывалившись, наконец, из кустов, Лайм огляделся, чтобы понять, куда его закинула... очень бы хотелось узнать, какая скотина закинула его туда, где он находится, и сказать ей все, что он думает о незапланированных путешествиях, телепортациях, неведомой магии и красноглазых песчаных тварях. Поляна. Кусты. Деревья. Трава. Познания Лайма в географии и ботанике подсказали, что он находится где-то в средней полосе материка. Дерайтус? Элария? Терра? Гадать можно долго. Хорошо хоть, компас работает.
Поскольку присутствия прочих живых существ, разумных или нет, Лайм не ощущал, то принял решение заняться непосредственно собой. Раздевшись и разувшись, он принялся вытряхивать песок из всех щелей своей одежды и своего организма. Закончив с песком, Лайм напился воды, а потом в чем мать родила улегся на траву и уставился в небо. План дальнейших действий был, в общем-то, очевиден - двигаться в выбранном направлении (монетку кинуть, что ли?), искать поселения разумных существ, если они дружелюбны - пообщаться и выяснить, где он, если они враждебны... ну, например, захватить кого-нибудь послабее и поменьше, уволочь подальше в лес, склонить к откровенности, выяснить, где он. Однако, для всего этого надо было опять куда-то идти, а Лайм и так порядком устал. Все же спать в неизвестном месте было слишком глупо, но поваляться немного и дать отдых ногам Кельвин мог себе позволить.
Резкий треск заставил его вздрогнуть и вскочить. Он что, и впрямь уснул? Подхватив ножны с саблей, Лайм замер и прислушался. Треск раздался ближе, и спустя мгновение на поляну выскочил джант. Будучи явным гостем в этом лесу, джант выглядел разъяренным, однако, не спешил нападать. Оценив диспозицию, Лайм понял, что джант явно не будет спрашивать, как пройти в библиотеку, и принял решение действовать.
Через две минуты Лайм ломился вперед, не выбирая дороги. Саблю, которая сейчас составляла единственный элемент его гардероба, он закинул за спину и туго затянул перевязь. По-хорошему, ее стоило бы выкинуть, но он предпочитал сохранить какой никакой шанс на случай, если зверь его догонит. Сейчас он готов был признать, что, возможно, стоило поискать иной, дипломатический путь решения вопроса, а швырять в джанта кинжал с тридцати метров, только проснувшись, было идеей не самой блестящей в его жизни. Теперь джант обрел ясность в своих мотивациях, и жаждал исключительно одного - крови странного человека, несущегося впереди с небывалой скорость.
Будь они в пустыне, даже кровь драконов не помогла бы человеку, но в лесу джант явно чувствовал себя не так уверенно, и периодически спотыкался, даря своей жертве лишние секунды. Лайм с удовольствием залез бы на дерево, но он не был уверен, что его преследователь не  сумеет последовать за ним. Что там писал о джантах Кевинсон Ричардс? Из семейства волчьих, живородящие, крайне хитры, агрессивны, своенравны. Про деревья там не было ни слова, так что пока были силы - Кельвин предпочитал двигаться, нежели загонять себя в ловушку с непредсказуемым исходом. Он уже исколол подошвы, и, кажется, сломал мизинец на правой ноге об корень местного аналога дуба, но в разрезе возможных последствий остановки Кельвин счел боль в ногах несущественной мелочью.
Впереди показался просвет. Перепрыгнув спиралевидный корень какого-то странного приземистого дерева, Лайм выскочил на очередную поляну, освещенную тем странным молочным туманом, который заменял тут небо, и увидел, что он не одинок. Из трех присутствовавших на поляне (людей? эльфов? да какая разница) субьектов один благоразумно уже начал двигаться в направлении, противоположном тому, откуда раздавался треск и рев.
-БЕГИТЕ! - прокричал Лайм двум оставшимся, и на крейсерской скорости промчался мимо них, не обращая внимания на то, последуют ли они за ним. Каждый сам за себя, ребята. Если джант вас сожрет и отвалит, что ж, туда вам и дорога.

Отредактировано Кельвин Лайм (02.12.2017 16:10)

+2

14

Маги Эларии уже обратили внимание, что с именитым малым домом происходят странные вещи. Периметр оцепили, магическое воздействие заблокировали, но войти в Дом либо предпринять действия по разрешению ситуацию не решились. Люди и эльфы пока еще не хватились своих родных, потому все обошлись самым простым и действенным методом - блокировать, закрыть и забыть. У всех свои проблемы, никто не решился стать героем. Да и герои уже есть, и мотивация у них очень даже ничего - спасти свою жизнь.
Глава N.
Эйс услышала дыхание и шлепки босых пяток и протоптанную лесную тропинку. Оборачиваться совсем не хотелось, но инстинкты были выше. Девушка обернулась на бегу и увидела... маньячину!
- АААА! Спаси меня джант, здесь злыдня писюкатая!
Бег эльфийки мгновенно стал еще стремительнее, чем был, а говорят, что эльфы не развиты физически. Сейчас перепуганной молодой эльфийке позавидовал бы любой спортсмен.
И потому ей не удалось избежать столкновения с кем-то, кто до этого прятался в кустах, а тут вдруг выскочил. По энерции пара пролетела еще шага два и упала. Эйс хорошенько приложилась всей своей тушкой, в мозгу констатировав диагноз "ушиб всей бабки". А перед зелено-желтыми глазищами медленно проносилась жизнь. Еще такая маленькая для эльфа жизнь. Довольно скучная и ничем не примечательная. Сейчас Эйс для эльфийского народа еще ребенок, она только начинает расцветать девичьей юностью. Именно поэтому ее и отправили в Дом песен, надеясь пока спрятать сокровище Дома Зимы и в тайне от дочери сосватать ее с кем-нибудь из союзников. Все-таки Элария, балы, приемы.
Сейчас меня разорвет Джант, а я даже ни разу не целовалась.
Эйс посмотрела на того, кто растянулся под ней и что-то бормотал. Вмиг покраснев до кончиков ушей, Эйс смущенно прикусила губу.
Глава N.
Пока жертвы стремились убежать от разъяренного джанта, что постоянно спотыкался о корни и ударялся о деревья, скользил по грязи и как мог замедлял свою погоню, мир стал стремительно меняться. Вокруг троицы (двоих мужчин, один из которых, был уже голым, и эльфийки) поднялся серый густой туман, вмиг покрывший россыпью искрящихся капель воды траву. Туман полностью скрыл на минуту мир, не видно было ничего на расстоянии вытянутой руки.
Затем порыв ледяного ветра начал понемногу рассеивать клубы серого дурманящего дыма. Когда мир стал виден, перед взором растелилось озеро, покрытое хрупким слоем льда. Маленькие мягкие сугробы застилали край берега, на котором и находились трое героев.
За небольшим узким береговым участком нестройными рядами шли невысокие молодые ели, красивы покрытые блестящим инеем. Среди хвойных деревьев находился и джант. Он отфыркивался, сотрясал с лап снег, рычал, глубоко дышал морозным воздухом и иногда повизгивал, не зная чего же ожидать. Еще раз встряхнув головой из стороны в сторону, он увидел их, вкусных двуногих. Преодолев расстояние в два прыжка джант уже в полете чуял как окажется сзади добычи, а потом завалив острыми когтями, вцепится клыками в доступные ему открытые шеи.
__________________
Леди Удача пропускает ход, когда появится, тогда обсудим ее дальнейшие действия. Сейчас Леди Удачи потерялась в погоне - у нее своя история.
Сейчас: Лори, Лайм.
С наступающим!=*

+1

15

Эльф готовился к очень быстрому бегу с низкого старта, кусты начали шуршать интенсивнее. Эльф кинулся в противоположную сторону, споткнулся, обо что-то за малым не упав и потеряв скорость и равновесие, тут же был сбит с ног тем, что вылетело на него из кустов, в которые он побежал. Уже в полёте эльф увидел, что то от чего он убегал, была лисица, уму даже показалось, что она засмеялась, реальная же опасность была в той стороне, в которую он направлялся. Пролетев некоторое расстояние он увидел то, что его сбило. Это было очень красивая и молодая эльфийка. Она покраснела, поза, в которой они находились, была более чем пикантной. Лорэй убрал руку с ее попки, за которую случайно схватился в полёте.
- Привет красотка. - Выдал эльф первое, что пришло ему в голову. Вдруг неожиданно вокруг начался туман. Настолько густой, что дальше вытянутой руки ничего не видно.
Тем временем снаружи тёмные уже прекратили поиски барда и помогали местным силам с оцеплением подозрительного здания. Астера еще немного составляла компанию музыкантам на свадьбе почерпнув пару полезных мелочей из их игры для себя и отправилась к коню по кличке дымок, который носил их всё время странствий. В конюшне она обнаружила забытую эльфом сумку с разными алхимическими штуками. Прихватив её она направилась на поиски остроухого.
Побродив по городу и посетив все ближайшие места которые могли бы привлечь эльфа, а именно таверны и одну алхимическую лавку, но не нашла зацепок. Астера наткнулась на старое здание, возле которого толпилась уйма народу. Про себя она лишь подумала, что наверняка эльф опять куда то вляпался. Временами она переставала понимать это он присматривает за ней или она за ним.
- Тоже мне древний и мудрый. - проворчала себе под нос юная менестрель. Она чуть было не врезалась в одного тёмного эльфа. Тёмных было трое и они что то обсуждали.
- Я вам говорю, здесь это было недалеко от этого дома. Этот бард просто вылетел на меня, а потом я ударился головой и потерял сознание... - сказал тот, в которого чуть не врезалась Астера. Он был самым молодым, и у него была перемотана голова.
- Его как след простыл.. - сплюнул низкорослый и жилистый с парой шрамов на лице.
- А вы в этом странном доме смотрели? - спросил третий ничем не примечательный коротко стриженый эльф.
- Ты что нет, конечно... - испуганно отозвался пострадавший.
Продолжения их беседы Астера уже не слышала, но теперь она точно понимала, где искать Эльфа.
- Найду, прибью. - проворчала Астера и ринулась внутрь странного здания под удивлённые взгляды толпы.
Ничего необычного кроме мелодии, которую как будто пел сам бард, не было, но мелодия шла как будто отовсюду, и невозможно было определить источник. Осколки разбитого зеркала привлекли внимание девчонки. Оно подошла к ним. Затем всё очень быстро затянуло густым туманом. Астера чувствовала, будто стоит на голой земле, а не на полу старинного здания.
Туман расступился. Перед Астерой открылась странная картина. Голый непонятный мужик от его вида Астера сильно покраснела и тут же отвела взгляд. Знакомый эльф, на котором незнакомая эльфийка.
- Лорэй постеснялся бы хоть при посторонних. Вечно одни бабы на уме. Тебе тёмных на хвосте мал... - Договорить она не успела непонятное нечто выпрыгнуло из за ближайших деревьев. В глазах у эльфа и его вечной спутницы читался страх.
Астера вытащила из алхимической сумки, что то наугад и бросила в джанта. Громкий бум и хлопок, всё очень быстро начало затягивать дымом.
- Так взрывается касание феникса - Подумал алхимик-бард.

+2

16

Бегущая впереди него мадам выкрикнула что-то невнятное и прибавила темпа, немало удивив Кельвина - подобной прыти от эльфийки он не ожидал. Жаль только, она не выбирала дороги и с размаху влетела в еще одного пассажира - толком разглядеть кто он такой, Лайму было недосуг. Бегущий позади джант явно замешкался (разбирается с оставшимися на поляне неудачниками?), так что появилась секунда перевести дыхание и оглядеться. С оглядыванием, впрочем, были связаны некоторые сложности - поляну затянул густой туман, так что видимость снизилась до критической. Вопрос лишь в том, кому это выгодно - охотнику или его жертвам?
Порыв ледяного ветра, разорвавший пелену тумана, заставил Лайма почувствовать себя крайне неуютно. Амулет и перевязь с саблей может и давали некоторую моральную уверенность, но бренную плоть от холода не защищали никак. Когда туман рассеялся достаточно, что можно было видеть не только самого себя, но и окружающую действительность - Кельвин с некоторым недоверием увидел впереди озеро, покрытое коркой льда и заснеженный берег с покрытыми инеем деревьями.
Прыжки начинали уже порядком раздражать - как долго неведомая сила будет кидать его по долям и весям? Что за странное чувство юмора, или что там движет этой самой силой?
Очередной порыв ветра напомнил, что злиться на неведомую силу можно сколько угодно, но если продолжать стоять и ничего не делать - претензии предъявлять будет уже некому. Для начала нужно обеспечить себе необходимый для комфортного выживания минимум - ну там, теплая одежда, горячая еда, крыша над головой и так далее, а потом уже начинать выяснять, что происходит.
Незадачливые спутники Лайма тоже были здесь - лежащий на земле кадр уже успел убрать руку с задницы эльфийки, но выбрать наиболее вменяемого из компаньонов по несчастью, дабы поприветствовать и начать светскую беседу Кельвин не успел. Почувствовав чье-то присутствие позади, он обернулся и увидел очередную незнакомую физиономию - на этот раз существо вполне человеческое, женского пола. В этот момент Лайм оценил собственную наготу с еще одной точки зрения - и резко покрасневшее личико девушки было подтверждением тому, что одеться было бы неплохо не только с точки зрения сохранения стабильной температуры тела.
Переведя взгляд с Лайма на лежащую на земле парочку, девчонка с недовольной мордочкой начала выговаривать эльфу, который, очевидно, был ей знаком, свое неудовольствие, однако завершить процесс чтения нотаций не успела. Отфыркиваясь от снега, к ним с каким-то глубоко удовлетворенным выражением на морде приближался старый знакомый. Лайм, который к тому времени отдышался и успел порядком подмерзнуть, приготовился к продолжению марафона, но новоприбывшая мадемуазель продемонстрировала завидную реакцию и швырнула чем-то в джанта. Громкий хлопок, и поле боя начало затягиваться дымом. Что это? Дымовая завеса? Против джанта не особо эффективно... Разъяренный полувой-полурев был тому прямым подтверждением.
Не успевший сорваться с места Лайм погрузился в некоторые раздумья. Пожалуй, убежать было бы лучшим вариантом, оставив джанта и двух эльфов с их человеческой подругой на пропитание бедному животному. Особых сожалений или сочувствия он не испытывал, в общем-то, если джант хочет есть, то пусть его едой станут эти трое - частично или полностью, главное самому не оказаться трапезой. Была лишь пара "но" - одно слабенькое, под названием совесть, и одно серьезное - если в лесу было достаточно комфортно, и вернуться к своим вещам он бы сумел, то на берегу подмерзающего озера вопрос его выживания в одиночестве становился если не крайне сложным, то весьма проблематичным. В юности он уже попадал в подобную ситуацию, и повторять свой опыт не хотел. На этот раз никаких драганов-оленеводов на его пути может и не оказаться.
В течение секунды взвесив "за" и "против", Лайм принял решение остаться. Вместе веселее, в конце концов. Итак, что мы имеем?
Эльф. Эльфийка. До сих пор валяются на земле, и расставаться друг с другом не планируют. Девчонка со своей сумкой. Что там у нее? Склад боеприпасов, одна удачно припасенная склянка? Будем надеяться, что-то ближе к первому варианту. На самом деле, основное, что интересовало Лайма - есть ли среди присутствующих способный оказать ему медицинскую помощь?
В том, что она ему понадобится, не было никаких сомнений. Если, конечно, ему вообще не откусят голову.
Джант, крайне смутно различимый в дыму, был ослеплен взрывом, но вот-вот должен был придти в себя. Ощущая себя одновременно былинным героем и конченным идиотом, Лайм выхватил саблю и по дуге побежал к зверю, занося саблю острием от себя. В последний момент джант поднял голову, и встретился глазами с Кельвином. "Ну пиздец", с какой-то ласковой обреченностью подумал Кельвин, и в следующих миг джант дернулся в его сторону. Удар, сабля осталась с джантом (интересно, насколько удачно попал?), а сам Кельвин отправился в недолгий полет на встречу с недалеко расположенным сугробом. Итак. Результаты схватки: сабля в джанте, эффект не определен. Жизнь в Кельвине Лайме, продолжительность и качество не определены. Кровь Кельвина Лайма, заливающая снег вокруг него - как неприятный фактор. Лишь бы самое ценное не откусил, скотина, промелькнула мысль, сменившаяся некоторой задумчивостью касательно того, чем же заняты его непрошенные спутники? Поступили разумно и стремительно удаляются от места действия, или все-таки кто-нибудь придет и расскажет ему сказку на ночь? Холодно как-то.
А потом стало больно и темно.

+2

17

Эйс уже мысленно готовилась соединиться с Великим Логосом, когда появилась молоденькая человеческая девушка, почти девочка. Она стала распекать эльфа, находящегося под эльфийкой и Эйс из просто розоватого оттенка стала пунцовой. По меркам эльфийского народа она считалась еще очень молодой для замужества, почти ребенок - сокровище, а тут этот мерзопакостный извращенец лапает, да девчонка очередной шлюшкой обзывает. 
От мыслей далеко не лучших не отвлек даже джант и взрыв с густой дымовой завесой. Но действия маньяка вызвали удивление, он ведь мог броситься бежать, как недавно сделала сама эльфийка, совершенно не заботясь об остальном. Он же нагишом полез драться с чудищем. В молоденьком мозгу возникли мысли о том, что он герой из книг. А как любой герой из книг он несомненно спасал красавицу. человеческая девчонка из роли красавицы отметалась сразу. Эйс с восхищением и раболепием уставилась на недавнего "злюдню писюкотого".
- Мой герой! - эльфийская речь как музыка растеклась над прижатым к земле эльфом.
Хмуро посмотрев вниз, Эйс с размаху влепила пощечину своей импровизированной перине и грубо перелезла через эльфа, при этом задев коленом какие-то больные места, судя по вмиг согнувшемуся и чуть ли не застонавшему остроухому.
Эльфийка наблюдала, как герой героически отлетел в сугроб, оде и остался, а обижающий его джант визжа и порыкивая пытался достать зубами саблю из своей шеи. Чудищу было больно и страшно, а еще непривычно холодно, чего эльфийка из Дома Зимы даже не заметила, с детства приученная к холодам.
Зло посмотрев на обижающего ее рыцаря джанта, словно говоря взглядом "круто ты попал на тв".
-Ирамельт лиалх. - Громко произнесла эльфийка, уставившись под ноги взбешенного джанта, что сейчас брыкался почти на середине озера.
В тот же миг наст под чудовищем истаял и оно провалилось под лед. Еще одно усилие и толстый мутно-белый слой, покрывавший озеро, был восстановлен. Магический резерв остроухой был почти на половину исчерпан, а пополнялся он очень медленно. Утомленно вздохнув, Эйс почти подбежала к тому, кого теперь считала своим спасителем. Он находился без сознания. Цокнув языком, эльфийка стала безжалостно лупить его по щекам и щипать за все, что находилось в верхней части туловища.
- Здесь нельзя спать! Она тебя высосет!
Глава N.
Занятые друг другом двуногие могли и не заметить, как между елками неспешно к ним подкрадываются снежные бабы. На милых снеговиков, что лепят детишки эти создания, конечно, смахивали, но вряд ли детвора в улыбающиеся рты своих изделий вставляла острые ледяные клыки в ряд. Сверкая красными камешками глаз, армия кровожадных зимних монстров бесшумно двигалась в направлении кучки неспящих. Иногда округлые бока задевали ветки елок, и пушистый снег с лапок опадал на землю.

Отредактировано Эйс (25.12.2017 23:09)

+2

18

В этот раз Лорэй не стал вступать в очередную перепалку со своей юной ученицей, ведь она спасла жизнь ему и этой прелестной незнакомке. Мгновением позже эльф стал свидетелем полёта голого незнакомца после самоотверженной атаки на джанта. Лорэй невольно даже зауважал голого самурая. Эльфийка сверху бросила восхищенную фразу про героя.
- Да я такой! - Полушутливым, полукокетливым тоном подхватил Лорэй, а затем сразу же отхватил пощечину от красавицы и смачный пинок от ученицы, а после ещё и добавку от красавицы в виде удара коленкой по мужскому достоинству.
-Так ему и надо! А ты лучше чем я о тебе сперва подумала.- Бросила Астера фразу в адрес незакомки.- Может станешь хоть немного серьёзнее? На свою сумку. Что бы ты без меня делал? - Протянула юная менестрель эльфу, который уже вроде как отошёл от сокрушительного удара по его уязвимой душе, его сумку. Эльфийка быстро закончила дело с джантом. Мысленно подметив, что она ещё и маг, и что если ооочень приспичит с ней переспать нужно будет действовать аккуратно и смыться раньше чем она проснется часа на три или четыре, Лорэй перевел взгляд с того места где раньше была погибшая зверушка на Астеру.
- Без тебя? Ну я бы сейчас скорее всего был бы где нибудь в терре сытым, пьяным, и с красавицей под боком. - Сказал эльф пристраивая сумку на бок и проверяя что там еще осталось. - Так две золотые пыли, еще одно касание феникса, цветной порошок, слезы смерти... Не густо но жить будем. - Прошептал эльф пропустив мимо ушей фразу ученицы - В канаве бы ты сейчас был, возможно голый и возможно мертвый. Последние три года нашего знакомства мне кажется, что не ты за мной присматриваешь, а я за тобой.
Эльфийка расправившись с главной угрозой пошла вызволять из снежного плена рыцаря голого ордена. Эльф из любопытства тоже пошел посмотреть. Астера увязалась за ним. Никто из этой странной пары бардов не заметил приближающуюся опасность.

+2

19

Тьма. Тьма и холод. У него не было ни тела, ни чего-то бестелесного - просто некая абстрактная сущность посреди ничто. Потом он начал ощущать себя сильнее - потому что стал не одинок. Кто-то смотрел на него. Кто-то далекий и недобрый, только обративший на него внимание и сейчас приближающийся к нему. И нес с собой холод, но холод иной - не лед, а пустоту. Сущность Лайма начал сковывать страх - кем бы или чем бы ни было то, что сейчас двигалось в его сторону - встречаться с этим Кельвину не хотелось совершенно. Ну и где тут у вас дверь? Двери не было. Развернувшись (хотя данный движение было вовсе не очевидно при отсутствии тела), Лайм начал двигаться в выбранном направлении. Недобрая сила постепенно настигала его, все так же неспешно, но неумолимо. С каждой секундой его страх усиливался, но вместе со страхом возвращались и другие ощущения. У него было тело, и телу было больно. Холодно и больно. Больно было по-разному - одна боль была ровной, сильной и кроваво-красной, другая была слабой, хаотичной и сверкающе-белой. Вокруг были живые. И был кто-то еще. Не живой и не мертвый, создания иного разума, опасные, злые и кровожадные. И они были уже рядом.
Пробуждение получилось болезненным и вовсе не столь приятным, как хотелось бы Лайму. Приоткрыв один глаз и оценив ситуацию, Кельвин сделал вывод, что из множества факторов, которые он бы хотел ощущать всякий раз при пробуждении - тепло, солнечный свет, отдохнувшее, полное сил молодое тело, не менее молодое тело под боком - с натяжкой был выполнен только последний фактор. Эльфийка, которая при их последней встрече валялась на земле в компании своего сородича, немилосердно трясла и щипала его за обнаженное тело, ничуть не озаботившись улучшением его состояния. Кровь все так же неспешно вытекала из его бока, холод начинал казаться приятным. Помереть здесь и сейчас было бы весьма глупо.
Разлепив замерзшие губы, Лайм закашлялся, прекратил экзекуцию со стороны эльфийки, повернулся на бок и хрипло произнес:
-Хватит. Надо двигать отсюда, пока нас не сожрали.
Новый приступ кашля сотряс его, и из горла Лайма хлынула кровь. Беда. Сам он бежать явно не сможет.
-Сюда идут какие-то твари. Из льда, неживые. Джант умер? - Лайм поискал глазами своего недавнего оппонента, и не обнаружил. - Где моя сабля?
Вряд ли даже сабля демонической работы поможет против тех, кто шел к ним, но с оружием он бы чувствовал себя увереннее. Если бы, конечно, мог встать и взять саблю в руки.
-Не знаю, кто вы, но если среди вас есть доктор, то мне нужны его услуги.
Ощущать свою зависимость от полностью незнакомых ему людей (и не-людей) было не просто противно. Было унизительно. Конечно, куда благороднее было бы сказать что-нибудь вроде "Бегите, бросьте меня, спасайтесь!" и остаться умирать в одиночестве, но этот выход Лайма не устраивал.
Во-первых, он уже погеройствовал сегодня. Хорош, теперь ваша очередь.
А во-вторых, Лайм хотел жить. Очень хотел.

+2

20

Выращенная почти в парниковых условиях, Эйс отпрянула от кровавого мессива, которое представлял из себя кашляющий и пытающийся давать наставления Герой. Эльфийские зелено-желтые глазки вмиг наполнились слезами, а губы запричитали на родном языке что-то вроде вселенского “на кого ж ты меня оставить удумал, козлина этакий”. Причем рыдания перемежались такими отборгыми словцами, что невольный слушатель сразу вычислил бы дружбу с трольским наречием. Истерика продолжалась минут пять и прекратилась внезапно, из-за медальона. Кулон стал трепыхаться на цепочке, как живой, и нагрелся до такой степени, что Эйс пришлось сорвать с себя светящуюся побрекушку.
Пребывая в состоянии, граничащим с истерикой и глубоким умопомрачением, эльфийка не поняла, что медальон указывает на близкую опасность для жизни носительницы. Девушке пришла в голову мысль, что амулен решил спасти ее героя. Не особо вдаваясь в раздумья, с чего бы родовому артефакту захотелось помочь даже не эльфу, не говоря уж о принадлежности к Дому Зимы, Эйс быстренько напялила цепочку на шею мужчине и защелкнула застежку.
Светящийся кристал окутал героя целебным сиянием, прерывая кровавые испусккния и залечивая раны. Прошло минут пятнадцать, и перед троицей предстал Герой во все своем великолепии, в физическом и психическом здоровье, в мужском утепленном эльфийском наряде, с удинившимися волосами, собранными в косички по законам эльфов, и заостренными ушами.
Эйс восхищенно сложила ручки в замочек на груди и маленький злобный снеговичок раболепно цапнул ее за щиколотку, наглым образом прерывая щеничьи восторги и чуть было не начавшиеся обьятия новоиспеченных друзей.
Эльфийка заорала далеко не на манер истинных леди и затрясла ногой, далеко не грациозно шлепнувшись на жадницу. Злобная тварь, порожденная чьим-то больным разумом, продолжала упоенно жрать ее ногу, разбрызгивая кровь на белый снег. Остальные снеюные сождания начали нападать на Героя и алхимиков.
Эйс с третьей попытки ногой раюбила снеговика, пытавшкгося оттяпать ее конечность. Нуюно было снова прибегать к магии, иначе смерть. Эльфийка заморозила щиколотку, изрезанную острыми ледяными зубами монстра сплошь и поперек. Кровь остановилась и боль ушла, уступив место онемению конечности. Наколдовав себе водяной хлыст, Эйс присоединилась к сразавшимся за свои жизни. Но голодных тварюг было слишком много, они полукругом шли на спутников, вытесняя их к заледенелому озеру. Эльфийка позволила себя отвлечься на Героя и алхимиков, те уже тоже не были здоровенькими и чистенькими. Самые большие из снеговиков ростом не достигали и пояса эльфийки, но были жутко прыткие, а еще их руки палки оканчивались острыми иголками. У девчонки-алхимика была исцарапана щека, у эльфа руки, у всех четверых в клочья изорвана одежда. Если бы не горячность схватки, то через минут тридцать все посинели бы от холода. Но думать об этом было некогда. Враги вытесняли их к глубокому озеру, покрытому льдом. Пока поверхность не трещала, но они еще у берега, а вот что дальше. По правилам, нужно взяться за руки и осторожно попытаться перейти водоем. Если бы медальон был при Эйс, она могла бы не волноваться, амулет защитил бы и повел безопасной дорогой. Но сила талисмана сейчас была в Герое, лишь он мог их спасти, показав правильный путь, который подсказывал ему талисман.

+1


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Не завершенный эпизоды » Квест: "Проклятие старых песен" [Элария, 1 Амаре]