Розыск от капитана пиратов




Группа нашего форума в ВК

Ищут компанию в квесты


Обновлен список свободных артефактов
Вы можете взять себе уже готовый артефакт в качестве стартового или награды за квест.

Знаете ли вы?
Есть по меньшей мере 2 способа, позволяющих любому тиграну обрести магический дар: первый - через культ, а второй - через кровь

Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!

http://img.rpgtop.su/88x31x11x3.gifhttp://forum-top.ru/uploads/buttons/forum-top_88x31_4.gif

Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год

РОЗЫСК

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Квестовые и сюжетные эпизоды » Квест: Восход новой звезды [Элария, 9 Теарсис]


Квест: Восход новой звезды [Элария, 9 Теарсис]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s3.uploads.ru/5PpMa.png

2. Участвующие лица: ГМ. Кварион.
3. Место действия Эльрат. Зал Совета
4. Вводная информация: Все имеет свою цену и за все приходится платить. Временное отсутствие Короля эльфов так же не осталось без последствий, и в то немалое время, которое он посвятил посещению границ Эльрата для их укрепления, по крайней мере, это была официальная версия его отъезда, члены Совета тоже не теряли время даром. За время отсутствия монарха, был принят пакет законов и подписан всеми представителями Совета о том, что все эльфы, имеющие в прошлом судимость, или же отдельные члены семьи великого, а так же малого домов, участвовавшие в заговорах против правящих глав семей, в дальнейшем не имеют права занимать руководящие посты в Эларии. Кварион понимал, что этот закон в будущем сможет лишить его надежды восстановить Эарэль, реабилитируя ее за грехи прошлого. Такой свод документов связывал ему руки во всех дальнейших попытках ее восстановить. Ироническая случайность или же этот пакет документов постарался продвинуть некто оставшийся в тени совершенно намеренно? Это еще предстояло выяснить, но сейчас у монарха было два радикальных варианта, дабы решить эту проблему. Первый - упразднить Совет, оставляя за ним лишь консультативную функцию законов, которые будет принимать правитель самостоятельно или же наложить Вето на этот отдельный пакет документов, аннулировав протокол заседания и лишить легитимности все документы Совета, если на них не будет подтверждающей подписи и печати короля. И первый, и второй вариант был нацелен на ограничение прав Совета, вопрос оставался лишь в том, какой из них выскажет Кварион.
5. Возможность добавления игроков: По согласования с игроками.
6. Время на момент начала эпизода: Неделю спустя после завершения квеста "Последствия"

0

2

Наступило долгожданное утро, которое несло за собой типичный день в жизни Эларии. Все жители начинали пробуждаться и вновь заниматься привычными для себя в быту делами, казалось, будто сама жизнь пробуждается в королевстве с восходом солнца.
Кварион уже долгое время не спал, напротив, проснувшись раньше обычного времени, эльф поспешил одеться в парадную одежду и покинуть собственные покои, одарив лишь свою супругу нежным поцелуем. Этот день должен был стать тяжелым по предварительным подсчетам монарха, заседание Совета, которые он созывал никогда не проходили ровно и размеренно, напротив, такие факты всегда говорили о вмешательстве королевской семьи в дела Совета, что происходило регулярно с момента прихода к власти Квариона, и чего члены заседания явно не любили. По ошибке или по своей наивности, но правитель объявил такие планы о тесном сотрудничестве с Советом, как органом, в котором заложен большой потенциал для будущего королевства, уже явно было настораживающим фактом, не исключал Кварион, что не без этой причины на него было устроено покушение. Политика эльфов была пропитана традициями и устоями, державшимися целые тысячелетия, поскольку эльфы живут в разы дольше людей, то и перемены привычного течения жизни воспринимались всегда с трудом и подозрениями, особенно, когда дело касалось знати и факта попыток ограничить ее во власти или заставить вести отчетность перед главой государства. Сами по себе эльфы были народом гордым и надменным по отношению к другим расам, казалось, еще немного злости в их природе и ничем не отличить от аэри. Но и лесные жители, наделенные власти, даже из светлых семей, были способны на страшные вещи, если речь заходила о сохранении своего положения или удерживания власти. Сам монарх не был исключением, стоило признаться, что если посмотреть на его выходку покинуть Эльрат и отправиться на болотные топи холодным и трезвым взглядом, то ничего кроме тщеславия и высокомерия им не руководило, опять же таки, целью была власть, а мотивация и причины всегда можно было выдумать.
Кварион прибыл в зал заседания раньше остальных, гораздо раньше, что бы пересмотреть лишний раз документы, которые он с собой приготовил для уточнения в Совете, а так же копии принятых законов, а точнее пакет законов, скрепленные номером одного документа, только лишь по разным статьям. Эльф позаботился пригласить с собой также и архивариуса, старого друга, который очень помог королю в свое время решить вопрос с констатацией факта и оформлением без вести пропавшей Эарэль.  А  позже констатировать факт смерти и прекратить вынужденные поиски темной, все это происходило не без манипуляций со стороны короля. Должность архивариуса при короле представляла собой что-то вроде начальника по юрисдикции в привычном понимании людей, эта личность должна была знать историю Эларии, культуру и быт во всех тонкостях, так же быть в курсе всех законов и их поправок, в общем, не скучная жизнь была у подобных эльфов. Вскоре начали приходить и члены совета, улыбки и высказанные почтения монарху, которых были явно недоброжелательными по своей сути, хотя и выглядели так, что не придерешься, а факт присутствия архивариуса уж точно не принес никому радости. Нет, конечно, и среди Совета у Квариона были друзья, несколько эльфов, но официально они не давали на публике знать об этом окружающим аристократам. «Тайные друзья» могли даже спорить с монархом и вести дискуссии, но это были приемы игры на сцене, голосовали они все равно за предложения короля, чем вызывали некую настороженность, но уличить их в своих подозрениях никому повода не давали.
Правитель сидел у торца стола, так что все собравшиеся эльфы сидели по правую и левую руку от него, архивариус был приглашённым лицом, потому для него места не предусматривалось. Для него был определен отдельный небольшой по своим размерам письменный стол, с приборами для письма, где он мог подтвердить или опровергнуть слова того или иного эльфа. Стоило заметить, что по своей природе бесконтрольного существования, Совет проводил заседания, часто нарушая регламент, в таких случаях званый друг короны мог остановить и прервать речь эльфа и просить вычеркнуть слова из протокола.
Наступило время начинать. Король взял вступительное слово, - «Я рад приветствовать представителей знати в такое чудесное утро. Дорогие друзья, трудящиеся на благо нашего королевства, во время моего объезда наших укрепленных границ, я видел многие просчеты по местам, но не менее сильно меня заинтересовали ваши принятые решения, когда меня не было в Эльрате. Призываю вас, братья и сестры к открытому диалогу, и хотелось бы выслушать сторонников принятого закона, содержащего в себе пакет документов, принятого вами единогласно. Что стало причиной к подобному рассматриванию этого дела?». Наступила тишина, и Кварион внимательно всматривался в лица членов совета.

+1

3

Совет эльфов было местом, оказавшись в котором хотя бы раз многие начинали сомниваться в том, существует ли это государство на самом деле. Пожалуй, его можно было сравнить с драконьем, разве что у древнего народа места наследовались, а вот ящеры смекнули, что лучше выбирать (так меньше шансов, что старые счеты и кровные обиды дадут о себе знать).  Восемь великих домов, восемь постоянных членов совета, который сейчас присутствовали за столом, столь урезанный состав был вызван спешкой, с которой король собрал его, многие просто не успели прибыть (или не были приглашены, кто знает). Но советников пугал не вопрос правителя (к его выходкам все уже давно привыкли), а факт, что заседания началось без одного очень важного, можно сказать незаменимого человека — королевы. Это было верхом неуважения, а еще прямым свидетельством того, что две стороны одной расы вновь задумывают нечто глобальное и грядут большие перемены. «Лорды спорят, а у народа летят головы»,- говорят  порой люди, пожалуй, они бы сильно удивились, узнав, на сколько близки были мысли эльфов сейчас к этой смертной формулировки.
-Ваше величество, не уместно начинать заседания без Великой королевы,- заметила глава дома черного паука (ходили слухи, упорный, что у них с Эниэль были интересны и запутанные отношения, то ли общий любовник, то ли любовница, в общем, нежная трепетная ненависть на грани убийства и любви).
-А смысл?- заметил глава дома Алой Луны.- Мы все знаем ее мнение и отчасти с ним согласны. Ваше величество: тот кто предал однажды, предст вновь. Опасно и глупо думать, что старые счеты так легко забываются. Прощение в этих случаях, сродни признания слабости, а слабость, опасна. Не уже ли Акавир так ничему нас не научил?

0

4

Адриан сидел вальяжно, накрыв глаза шляпой, казалось он вообще спит. Да и если бы оно и было так - никто не удивился бы - все давно привыкли к его выходкам. Но Шут не спал, он внимательно слушал и думал. Он не знал на каких таких границах был король, но Адриану ничего не докладывали. Это было странно. Либо король врет, либо... Впрочем никого другого "либо" быть не могло - как бы плохо не работали осведомители Шута, но пропустить короля - это слишком даже для них. Впрочем высказывать вслух свои предположения лучше не стоит. Но просто промолчать тоже не выход.
- Ваше Светлейшество, я восхищен вашей выдержкой: недавно со столь далекого пути и сразу за дела, нам всем есть чему у вас поучится. Надеюсь вы остались довольны осмотром границ и обещаю: мы учтем все ваши замечания и исправим некоторые недочеты в нашей обороне, - Шут сделал паузу, внимательно посмотрел на Квариона и продолжил:
- Уж не знаю чем вызвано удивление, что мы начали без королевы, ведь мы смогли принять этот пакет без короля, почему мы не можем обсудить его без королевы? Все честно. Впрочем, наверное, это издержки воспитания у вас же, темных эльфов, ни одно весомое решение без женщины не обсуждается. Ладно, я не буду вас более утомлять и наконец перейду к теме разговора. Ваше Величество, вы не представляете как мудро поступил Совет придя к такому простому решению: отказать во власти предателям. Это очистит наше общество от зависти, подтасовок, интриг. Благо среди нас нет предателей и мы сможем процветать и стремится в светлое будущее. Среди нас ни одной подозрительной личности у которых, например, вдруг не умер любимый дядюшка, или неожиданно без вести пропал брат. Мы же все здесь честные, не правда ли? Именно поэтому мы принимаем такой закон, где предателям нет места. И это воистину великолепно, что наш народ сможет перелистнуть и навсегда забыть историю кровавых интриг знати, где мы сможем, наконец-то думать о народе, а не о безопасности собственной шкуры и положения своей филейной части на мягком кресле власти. Но есть другой вопрос: а что можно считать предательством? Можно ли за него считать спасение своей жизни? Или нужно покорно склонить голову, по первому призыву, дабы тебя не причислили к предателям? Кто будет регулировать эти вопросы? Предательства и заговоры вещь очень сомнительная и почти недоказуемая, особенно когда прошло много времени и предатель сидит довольно высоко.
Адриан обворожительно улыбнулся и окинул взглядом присутствующих, выжидая реакции.

+1

5

Каждое заседание совета было подобным арене, где на открытой площадке мог высказаться каждый из присутствующих и имел право свободно выдвигать свои идеи, так было по замыслу изначально. С тех далеких времен совет уже давным-давно стал ни чем иным как псарней, где только стоило увидеть свежий кусок мяса, и у всех могло сорвать голову. Прямо сказать, Кварион испытывал мало удовольствия от подобных мероприятий, но такие вот встречи составляли неотъемлемую часть его жизни по управлению всем государством со сложным строением в обществе. В таких условиях гораздо проще было таким, как Адриан, который, подобно клоуну, даже нет, шуту мог вести себя бестактно и надменно, предпочитая скорее флиртовать с королевой или женой короля, чем вникать в суть проблем. Чего нельзя было сказать о нем сейчас, поскольку в его словах читалась не только типичная ему насмешка над королем, но еще и согласие с тем, что законы были приняты как-бы на скорую руку и до конца не продуманными. Подобную тенденцию и зацепил глава серых домов своими словами, - «Конечное замечание нашего верного подданного Адриана как нельзя яснее показывает нам небольшую, на первый взгляд, недоработку по всем терминам и определениям. Уважаемый архивариус, скажите нам, что говорит закон о предателях». Обращение короля было слегка демонстративным, возможно даже намекающим на то, что никому из присутствующих он не доверяет трактовать подобные определения настолько, что бы спросить у кого из членов совета.
Архивариус отличался от всех остальных председателей тем, что всегда чувствовал себя уверенно и спокойно, даже сейчас, находясь среди собратьев, которые явно ему не были рады, проявлял завидную выдержку. «Ваша Светлость», - начал гость, - «В определениях нашего закона значения «предатель», как такового по сути дела нет, скорее мы можем увидеть термины «заговорщик», «провокатор» или «шпион».», - Эльф слегка откашлялся, пытаясь перефразировать некоторые слова, которые хотел говорить следом за сказанными. «Изучая же этот пакет документов, которые наспех был принят достопочтенными членами совета, мы встречаем лишь одну формулировку – «предатель», при том, что неизвестно достоверно, потенциальный виновник и нарушитель этого закона предал интересы определенного дома, который, допустим, участвовал в заговоре против короны, или же предал интересы Эларии, вступая в заговор против монарха. Тем более, что среди документов, с которыми, по-видимому, были не все хорошо ознакомлены указано, что ни сам осужденный, ни его родственники не могут занимать руководящие посты в политике и во всей Эларии, будь то хозяин таверны или, даже член совета».
Среди всех присутствующих начал раздаваться легкий шёпот, на что сразу отреагировал Кварион, - «Большое спасибо, этого достаточно», сделав небольшую паузу, монарх теперь уже обращался к совету, - «Как видите, ни родственники, ни близкие осужденных в предательстве занимать руководящие посты в нашей стране уже не могут. Я не знаю ,кто в мое отсутствие подавал подобный пакет документов на голосование и тем более не знаю, под каким предлогом вы, уважаемые господа, согласились отдать за него свой голос. Потому я лишь задам вопрос, ответ на который хочу услышать взвешенный и обдуманный, потому не спешите отвечать сразу – мы будем вносить уточнение из-за неточностей в законе. Что окончательный приговор по таким вопросам будет выносить монарх на судилище в Эльрате, поскольку заговоры против власти, будь она верховная или местная, должны быть рассмотрены верховным судьей, коим выступаю я, что бы самому вызвать свидетелей в столицу, при необходимости.  И расспросить сам обо всем произошедшем и окончательный приговор выдает корона, обжалованию который подлежать не будет и станет обязательным для исполнения во всех краях нашей Эларии, - это первый вариант. Второй – более нежеланный для меня и требующий более длительных затрат и сил, и времени, - начать изучать в чьем роду были заговорщики, интриганы и подстрекатели, что бы в дальнейшем, чего бы мне уж сильно не хотелось, лишать наших уважаемых председателей глав домов мест в совете. Учитывая живую и богатую историю нашего царства, под вопрос может стать и общая легитимность подобного совета. Так что я жду ваших мнений, как мы будем поступать дальше».

+1

6

Во всей Эларии было только две женщины, которых одинаково ненавидели и уважали — темная королева и ее сестра. Они были той силой, с которой стояло считаться.  Они были тенями, что отбрасывает светлый престол, то, что было скрыто от общих глаз, то, что никогда не проявлялось. Сеть шпионов — глаза королевы, орден убийц — руки королевы, верные аристократы — голос королевы. Пусть король строит из себя доброту и милосердие, пусть играет в верного милосердию и состраданию политика, но лишь королева знает цену власти, ведь это она удерживает ее от падения.
Король только собирался собрать совет, а она уже знала причину и ждала приглашения. Он не пригласил ее, а Нимиэль ничуть не удивилась подобному. Она лишь дождалась подходящего момента, когда король озвучит свою идею, чтобы войти в зал, грянув, словно гром, среди ясного неба.
-И что же мешает найти подобное у короля? Может быть тот факт, что он король? Помнится, когда-то в Акавири простили одного изменника, чем же это закончилось, не напомните?- прозвучал голос королевы, которая успела услышать и слова шута и возражения короля.-Прошу прощение за опоздания, господа, слуга, что припозднился, уже осознал свою вину и раскаялся,- темная эльфийка чуть улыбалась, говорила тихо и сдержанно, можно даже было сказать ласково, но этот тихий голос звучал громче канонады, от него веяло силой и властью.- Я вижу, вам уже известны, мой милый друг, нововведения в законодательстве, признанные защитить нас от возможных бед.

+1

7

- Ваше Величество, здравствуйте, вы как всегда великолепны, - поприветствовал Адриан королеву. - Только вот "подобное" можно найти у каждого в этом помещении, за редкими исключениями. Вся наша власть насквозь пропитана интригами, подтасовками и предательствами. Мелкими, крупными, заметными и не очень. К этому так все привыкли, что на предательство даже не надо закрывать глаза, оно стало обыденным и само собой разумеющим. А уж тем более никто из здесь присутствующих не может отвечать за поступки своих предков - в конце-концов мы все потомки народа что когда-то уничтожили богиню Теон, что тоже с их стороны можно расценивать как предательство. Смотря с какой стороны посмотреть и никакие старые записи нам не дадут однозначного ответа, а если и дадут, то где уверенность что они правдивы? Даже нынешняя ситуация может стать предательством для кого-то. Смотря по отношению кого расценивать. Впрочем прошлое нам все равно не изменить, можно замаскировать, приукрасить, перевернуть это все так, что этим можно будет гордится, но все останется по прежнему: история нашего народа началась с предательства. Слово "Предатель" это довольно размытая формулировка
Теперь, если позволите, я начну говорить от имени Серого Трибунала. Ваши Королевские Величества, уважаемый Совет, - Шут отвесил поклон. - Мне кажется что король оказывает давление на совет. Что мы услышали из речи короля? Он предложил нам два варианта и если упустить лишние формулировки, то в голом виде они будут выглядеть следующим образом. Вариант номер один: окончательное решение по вопросам так называемых предателей будет принимать лично король. Таким образом, если мы примем этот вариант, король заимеет в своем арсенале безгранично могущественный рычаг давления на совет. Вариант номер другой: тут мы наблюдаем не прямую угрозу: мол если вы не выберете первый вариант, то мы начнем полное разбирательство по тем у кого были в роду прецеденты предательства и тогда полетят все члены совета со своих мест. Но что мешает королю поступить таким же образом в первом варианте? Благородство? Признательность за то что совет принял его решение? Прошу подумать над этим.
Мои предложения по поводу данного свода законов, что сейчас находится на рассмотрении. Во первых дать четкое определение слову "предатель", во вторых упразднить пункт о "грехах отцов", в третьих отдать суждение по этому закону серому трибуналу. Зачем снова изобретать колесо? У вас уже есть орган который  ограничивает влияние совета на королевскую власть и наоборот и выступает судьей.

+1

8

Существовало несколько видов войны, Кварион всегда об этом помнил, и классическое восприятие этого слова было далеко не популярным среди политиков. Война должна была включать в себя подготовку войск, боевые столкновения по фронту разделения сторон, обязательными были всегда потери и убытки, приходилось ждать долгое время даже для победителя, когда желаемая награда, наконец, станет покрывать потраченные силы. Но был и другой вид ведения войны – это дипломатия, и применяемые приемы со стороны оппонентов могли быть гораздо более коварные, чем на поле боя, здесь были и манипуляция, и альянсы, и угроз никто не прятал, пусть даже намекая на них. В любом случае, в жестокости, такие вот заседания совета не уступали не одной из войн, которые знает история Эларии, но сам король был приверженцем подобных технологий договоров, чем выводить солдат на поле сражения.
Появление Нимиэль не было для короля неожиданностью, коим это стало для совета, признаться честно, эльф уже начинал привыкать к ее выходкам и дерзким маневрам вести свою политику, не то, что бы это вызывало критику или недовольство с его стороны, но и восхищения с оптимизмом как то вот тоже не прибавляло. На ее появление, король отреагировал поднятым в ее сторону серьезным взглядом и скромной фразой, - «Что же, очень жаль, ранее за вашими слугами такой замешанности не наблюдалось», - но всему есть свой предел, даже колкостям приправленным дозой яда из пренебрежения и сарказма. Кварион этот придел знал, совершенно не намереваясь больше позволенного заигрывать с королевой в подобные игры, хотя и не пренебрегал ими при удобном моменте. Осторожность и знание меры были его достоинством, чего нельзя было сказать об Адриане, который всегда себя вел подобным образом – нагло, дерзко и не ставил за нужное согласовывать свои поступки с вышестоящими эльфами, но и это Кварион уже воспринимал нормально, потому, как ответная реакция уже давно устоялась между ними. Стоило заметить, что несколько минут спустя, после реплики короля в сторону королевы некто, из слуг дворца высказав свои извинения, передал сверток монарху, подобным образом его ставили в известность о событиях, которые происходили во дворце в отдельности или же в королевстве в целом.
Когда свою речь начал вести глава серых домов, Кварион уже полностью погрузился мыслями в содержание уведомления, было видно, что хорошего там было сказано мало, если вообще было. Отвлечься подобным образом от происходящего правитель мог себе позволить, поскольку для подобных моментов он и пригласил с собою своего приятеля архивариуса, который, без доли сомнения, следил не то что за каждым словом и тоном разговора находящихся, но даже за жестами. Последнее, что из выступления смог уловить монарх, было его обращение с фразы «отдать суждение по этому закону серому трибуналу…» и, хоть взгляд оставался направленным к записке, но все внимание слуха было целиком приковано к коллеге из серых семей. «Ваша светлость, позволите мне взять слово?» - в полголоса обратился архивариус к монарху, явно желая нечто сказать. «Да-да, обращение к совету или персональное?», - наигранно, но выдерживая регламент обращения, спросил король. «С вашего разрешения, ваши высочества, я хотел бы обратиться к Адриану», после полученного одобрительного жеста короля, эльф приподнялся, держа в руках документы, явно приготовленные еще ранее. «Господин, очень радует слышать, что вы начали говорить от имени всего серого трибунала в целом», - начал свое обращение помощник монарха, в то время, как последний уже с серьезным и расценивающим взглядом рассматривал Адриана. «Мы не можем недооценивать ваш вклад в развитие общего дела, который вы внесли непосредственно сами и через ваших помощников. И ваше стремление укреплять порядок и помогать нашему обществу разрешать многие споры между собой, балансируя на тонкой грани порядка и хаоса, поистине заслуживает восхищения. Закон всегда был беспристрастным, в этом его сила, дорогие господа и мы не имеем права поддаваться на подмену понятий «Судейство Серого Трибунала» и «Верховного Судоустройства Эларии», последнее предоставлено исполнять королю еще с тех далеких времен, когда Серого Трибунала не существовало. Я бы даже с радостью закрыл на это глаза, мои господа, но закон стоит выше моих желаний. Уважаемый Адриан, вам ,как главе именного Серого Трибунала, корона уже направляла запрос ранее о том, что бы вы подтвердили или опровергли факты контрабанды драгоценного мифрила в земли лордов Терры через «Цену Предательства», это полностью ваша компетенция проводить расследования и тем более, что серые семьи занимаются вопросами торговли и дипломатии с внешними партнерами больше, чем кто-либо из нас, но никаких сведений в Эльрат в ответ на запросы до сих пор не получил. Подобные ситуации касаются споров, пусть и не мелких, но споров и я ни в коем образе не говорю, что такие недоразумения хоть и имеют место быть, но ставят под сомнение деятельность Трибунала. Что касается предателей и изменников, дорогие господа, то этот вопрос касается напрямую безопасности нашего королевства, за которое отвечает своей головой наш монарх. Логичнее когда мы доверяем Серому Трибуналу заниматься его законной деятельностью, даже не смотря на проступки, мы все равно доверяем, так же и королю будет лучше, если он будет исполнять свои прямые обязательства, которые на него и возложены вековыми традициями. Благодарю за внимание».  Нависла тишина в зале, было такое чувство, что все сидящие могли уловить даже ритм сердцебиения своего соседа рядом.

0

9

Наконец-то! Наконец-то впервые за много лет Нимаэль наслаждалось тем, как две другие семьи пытаются поделить между собой власть, то и дело силясь переманить ее на свою сторону. Обычно, такая роль доставалась Адриану, который хитрым зверьком мелькал между темными и светлыми эльфами, подыгрывая, то одним то другим, а про себя посмеиваясь, на сколько глупы и предсказуемы их споры. Порой подобную роль играл и король, с упоением следя за раздорами королевы и главы  светлой семьи — греясь в пламени страсти двух таких разных женщин. Но как говорят смертные, у каждого желания найдется свой шутник. Желание королевы наконец-то исполнилось.
-Друг мой,- обратилась она к главе серой семьи.- Предательство остается таковым всегда, на какой бы стороне ты не оказался. Хотя, я понимаю, что люди, с которыми вы так часто и тесно общаетесь, любят говорить, что вовремя предать -  это не предать, а предвидеть. Забавная формулировка, правда к счастью к нам она не имеет ни какого отношения,- королева явно претила сама мысль, что кто-то начнет копаться в понятиях, которые должны оставаться незыблемыми. По крайней мере на этом этапе существования страны.
-О да, давайте вернемся в века смуты и раздоров,- откинувшись на троне, наиграно восторжено среагировала на всю долгую и муторную речь ставленника короля (который скорее был марионеткой, чем эльфом).- Заставим дома вновь жить по милости сильнейшего и прихоти одной конкретной особы. Скажите мне, милый мой,- ее взгляд напоминал глаза хищника, который увидел легкую добычу.- А что бы стало с вами, если бы не Трибунал?- вопрос был весьма опасным, но и красноречивым. Многие присутствующие в зале знали, что если бы не серая семья, то скорее всего этот конкретный эльф давно был бы мертв (и сделано это было бы по закону), но по закону старому и древнему, как сама Элария: закону Тьмы и Света, что был дан еще со времен древних богов. Королева явно намекала, что все могло вернуться к тем темным или великим временам (в зависимости с какой стороны посмотреть)

0

10

Адриан покивал королеве как бы соглашаясь с ее словами о предательстве. Испокон веков правительство эльфов напоминало гадючник, где каждый гад норовил утащить свой кусок власти. Элария как-то научилась жить в этом шатком равновесии и нарушать его было очень опасно: не хватало им еще и революции с ее кровавыми последствиями. Да и соседние страны просто так смотреть на это не станут: непременно нападут, разграбят, попробуют захватить страну. Когда-то эльфы пошли уж совсем неправильным путем: они пошли по пути амбиций, желаний, жажды власти, интриг... Вернее было бы жить во власти диктатуры, где диктатор железной рукой вел бы всех в светлое будущее. Но этого правителя должны любить, а не боятся, он должен был бы доказать своему народу что ему можно доверять судьбу целой страны. его верные вассалы должны выбираться не по крови, не по личным симпатиям, а по критериям которые необходимы для вассалов: ум, верность, дальновидность. К сожалению такого диктатора Шут не видел ни в Кварионе, ни в Нимиэль, ни в ком-то еще, включая и себя. Возможно и раньше такого не было, вот и не пошли эльфы этим путем. Сейчас же поздно что-то менять, как бы не старались король, или королева, любой член совета - власть над Эларией никогда не достанется кому-то одному, по крайней мере бескровно, а крови, при данном акте, должно пролиться много. Слишком поздно что-то менять глобально, или слишком рано? В любом случае еще не время, не сейчас.

- Уважаемый архивариус, дорогой вы наш хранитель законов и знаний! Я не готов спорить с вами о законах, вы знаете гораздо больше моего, но давайте не будем путать уважаемый совет и не будем подменять значения? Ко мне обращались с вопросом о контрабанде? Да, не спорю. Но явно не к трибуналу. Я согласился помочь, хоть мог этого и не делать, как глава серых эльфов в целом и не стоит приписывать сюда трибунал, этот орган занимается несколько другими вопросами. Видимо вы так углубились в законы прошлого, что не успели принять к сведению законы настоящего. Трибунал это не третья сторона, мы даже не принимаем решения - на это полностью воля совета и короны - мы лишь ограничиваем влияние одной стороны на другую. Следим за тем, чтобы и его Светлейшество, и ее Темнейшество, и совет обладали равными правами и не имели слишком уж больших рычагов давления. Чтобы все проходило честно и по закону. Прошу заметить, что в решения, политику страны серые эльфы не лезли испокон веков, к этому мы и не стремимся сегодня. Мы лишь хотим справедливости и взвешенных решений совета, которые будут приняты без давления одной из сторон, решений которые устроят всех, а главное решений которые пойдут на благо нашего народа. По поводу контрабанды, которая никак не относится к обсуждаемому делу: я отправлял отчет о ходе дела, как я понимаю бумага не дошла, что было мной ожидаемо и лишь подтверждает мои догадки. Впрочем, копия того отчета у меня с собой и думаю что после его прочтения его Величеству придется пересмотреть свое мнение о его подчиненных и особо приближенных лиц. Прошу изучить, когда ваше Величество снизойдет до того чтобы обратить свое внимание до моей персоны.
Адриан достал из-за пазухи не совсем аккуратно свернутый свиток и ловко метнул на стол прямо перед королем. Шут действительно был готов к такому повороту событий где его отчет похищают (поэтому тот отчет не нес никакой полезной информации и вообще был полон всяческой чуши), правда он не знал что ему это поставят в укор, но на войне все средства хороши. Следы вели к верхушкам гвардии короля, возможно они смогут отбрыкаться, улики косвенные, ребята хорошо заметали следы. Впрочем это уже не являлось проблемой Шута. Он указал в отчете свои подозрения, привел доказательства, а уж досконально докапываться до истины, среди своих же подчиненных, это уже привилегия короля, куда Адриан не мог, да и если честно не хотел, совать свой любопытный нос.
- И еще: смею вас поправить на счет Верховного Судоустройства Эларии. Наши законы всегда отличались некоторой... гибкостью. Поэтому Суд мог быть под началом как короля, так и королевы и если обвиняемого не удовлетворяет решение одной стороны короны, он всегда может обратится к другой, надеясь на ее благосклонность. Просто мало кто об этом знает, ибо в наших законах слишком легко запутаться, их огромное множество. Благо у нас есть архивариус, который должен помочь разобраться с ними нам всем, - Шут специально сделал ударение на слово "всем".  - По поводу конкретно этого закона, повторюсь: серый трибунал считает, что это слишком большой рычаг давления на совет и его решения, в чьих бы руках он не находился. И так как трибунал не является той частью совета, что принимает решения и находится в стороне от власти, я прошу совет отдать суждение по этому конкретному закону серому трибуналу. Или упразднить его вовсе, что тоже выход. Будем жить как раньше: король и королева будут судить, совет будет одобрять или не одобрять их решения и давно забытые законы, никто ни на какого не сможет повлиять. Меня такой вариант устроит полностью.  Он даже предпочтительнее - у меня хоть голова болеть не будет размышляя кто из вас предатель.

0

11

Обстановка в зале совета продолжала становиться сложнее, подобно как один камень взятый из за пазухи и брошенный в воду провоцирует круги и волнение по водоему, так и выпад короля повлек за собою напряженность сразу же после высказанных фактов, даже не подозрений, а фактов проступков главы серой семьи. Эти двое эльфов пренебрегали друг другом и, по возможности, никогда бы не стали делить этот зал своим присутствием, но политика – дело обязанности, а не чувств и желаний. Но политика политикой, а вот власть была инструментом восхитительным, стоило ее в какой момент неправильно понять, или даже подойти с ошибочной стороны, как сразу же появлялся риск стать жертвой своего легкомыслия. Она была подобна женщине, именно женщине, при правильном подходе, которая готова отдаться целиком и полностью, но только если ты сам будешь отдан ей полностью, принадлежать только ей и никаких альтернатив. Однако, стоит если лишь оставить ее без своего внимания, выпустить на миг из поля зрения и остудить по ней страсть, она станет подобно урагану, сметающим все воспоминания и уничтожающую своего обидчика, рубя на корню. Люди говорят, что от любви к ненависти всего лишь один шаг, до чего же они глупы, видимо их жизнь на земле, их короткое существование и вправду ничему их не учит. Ведь они не понимают, что на самом деле и шага нет – граница настолько тонкая и постоянно рядом, что стоит только оступиться, засомневаться и расплата последует непременно. За эту самую власть и была объявлена война, когда были разосланы приглашения  о совете по указу короля, за нее и велась битва, когда Кварион предложил упразднить закон, утвержденный советом единогласно под диктовку Эниэль, потому король и хотел в ней победить. Но жизнь полна сюрпризов, иногда прогнозируемых, к примеру, если не пригласить Нимиэль на подобные игрища, можно без сомнения быть уверенным – все равно появится, а бывают неожиданные, мерзкие, например выпад Адирана, позволившего себе дерзкий жест, бросив мятую копию отчета почти через весь стол к рукам Квариона.
Правитель сидел молча, смотрел на мятый сверток у своих рук, подобный жест Адрина был выпадом в сторону короны, и это видели все, это знали все о предвзятостях в отношениях между серыми домами и семьей дома Золотой Лилии. Недаром ведь на том турнире в честь коронации убийцей оказался именно выходец из серых семей, более сговорчивых с заказчиком убийства, чем кто бы то ни был, но насильно мил не будешь, симпатию завоевать не возможно, а вот заставить соглашаться, манипулируя фактами и догадками, имея достаточно полномочий, Кварион был способен. «Достопочтенные братья и сестры, все мы видим Эларию сильной и процветающей землей, благодаря общему вкладу она и является такой», - начал свое обращение к совету король, слегка откинув быстрым движением руки мятую макулатуру в сторону от себя, почти до ближайшего угла. «Почвой и фундаментом этого результата стал баланс сил, который испокон веков соблюдается короной, однако, когда этот баланс, пусть даже неосознанно ломается изнутри, мы рискуем оказаться слабыми, пусть и не сразу, но со временем перед нашими внешними врагами, разве у нас их мало? Но когда они поймут, что мы погрузились в смуту и междоусобицу, где окажемся мы, когда тиграны переступят границу с Эларией, аэри из Алой Империи нарушат свои границы, чьи семьи и близкие окажутся под ударом в первую очередь?», - взгляд во время последних слов был направлен на королеву. Да, Кварион понимал, что сейчас Нимиэль живет в Эльрате по долгу службы и обязанностей, возложенных на нее не так даже народом эльфов, как ее сестрой, пешкой которой она и была, о чем очень сожалел правитель. «Явный пример у наших границ – земли лордов Терры, они грызутся друг с другом, а земли теряют, сами того не понимая, но это люди, будем ли мы уподобляться одной из самых простых рас по природе, перечеркивая нашу особенность и богатую историю? Я никому из вас не желаю, что бы ваши дети стали лакомым яством на невольничьих рынках Вейтрала или пищей для экспериментов в пещерах аэри. Я скажу как есть – баланс нарушен, не буду сейчас искать виноватых, но это сейчас, а если мы сможем прийти к общему знаменателю, я буду занят более важными делами, чем прокапывать почву, на которой каждый из вас стоит, как он думает, твердо. Элария важна вам, она дорога мне, достопочтенный архивариус!», - обратился к своему приближенному король. «Ошибки нужно исправлять, как заметил Адриан, в наших законах их достаточно, потому, как и заметил глава Серых домов Адриан, Серый Трибунал находиться в стороне от принятия конкретных решений и своим рассмотрением видит лишь недостатки принимаемых вами решений, дорогие члены совета.  И вместо того, что бы воплощать их в жизнь, они отлаживаются до полного заключения Трибуналом, тормозя важность ваших решений». Никто не уловил того момента, когда король вновь обращался ко всем присутствующим, а не только к архивариусу, - «Я поддерживаю инициативу Адриана упразднить Серый Трибунал, освобождая нас от барьера и пропасти между законодательной властью в лице короны, и исполнительной, в вашем лице, членов совета. Без этого бремени мы в разы сможем ускорить принятие необходимых нам решений, в случае диверсий или саботажей на нашей земле руками врагов. Мы сможем вернуться к древней модели нашего королевства, потому я ставлю вопрос вторым в очереди об упразднении Серого Трибунала, как того и просит господин Адриан». Речь затихла, как это все провернул в один миг Кварион стало ясным следующее – играть словами он умеет и более того, он пришел на эту войну победить, вопрос лишь касался в том, кто захочет стать на его сторону и быть союзником, что бы греться в лучах победы в скором времени.

0

12

Знаете в чем основная беда мужчин? В их логики. Пряма точно стрела, она не терпит вариантов загоняя представителей слабейшей половины эльфийского рода в ловушки выстроенные собственной гордыней. Наглядные примеры сейчас были перед королевой: король, который который грезил лаврами и почестями аэрийских трибунов, и глава серой семьи, которому не давали покоя лавры Брута. Забавно, как порой распоряжается судьба, раз ныне темной семьи приходиться играть роль голоса разума в этом сумасшедшем доме. Речи короля были рассчитаны на тех, кто не умел смотреть в глубь, хотя многие ли способны заглянуть дальше собственных желаний? Королева же видела и понимала, чего добивается светлый эльф и это, к слову сказать, ее не радовало. Жизнь среди темных эльфов научила тому, что власть не должна сосредотачиваться в одних руках и что порой тот, кто громче всех кричит о добродетели и заботе о ближнем, на самом деле первый вонзит нож тебе в спину.
-Забавно,-произнесла она вкрадчиво не видя смысла повышать голос, да и в этом мнимом спокойствие было куда больше силы и мощи, чем во всех бравада мужчин.- Я думала, что в совете заседают мужи, а оказалась мальчишки. Я думала, что мы уже закончили эти споры, но как видно, вам по душе глупые разговоры. Что ж, в таком случае, не буду лишать вас подобного удовольствия,- несколько секунд пауза, дабы заставить окружающих понять, что сказанное далее будет произнесено лишь однажды и навсегда.- Первое, данный закон был принят в интересах темной семьи и попытка его отмены будет воспринято как вмешательство во внутренние дела темного дома. Боюсь, мой дорогой король, не вам учить меня подводным камням, и не вам рассказывать мне о благородстве и незаконности.  Не пытайтесь играть в игру, правила которой не в ваших руках,- о нет, королева не обвиняла и даже не угрожала, она просто констатировала факты. Что поделать, даже у светлого короля были скелеты в шкафу и у него были законы, которые не нравились другим, и в пору было напомнить правителю, что все в этом мире имеет свою цену.- Что касается серого трибунала попытка его упразднения и возвращение к былым временам,- она прикрыла глаза улыбнувшись.- Вы знаете сколько в среднем жил глава любого дома, входящего в совет или носящего корону до появления трибунала?- собравшиеся напряглись, переглядываясь.- Десять лет,- озвучила отвратительную и пугающую цифру королева.- Ровно до следующего заседания совета и принятия какого либо закона. Что ж, давайте вернем те времена, интересно, через сколько минут после такого решения ваши головы останутся на плечах? Серый Трибунал гарантия того, что если мне взбредет в голову избавиться от вас, меня остановят. Элария не Вейтрал, и не Брут и чем быстрее вы это поймете, тем лучше. А что касается распри и междоусобиц, мой дорогой король, не вы ли внесли смуту.

0

13

В Эльрате, как и всем королевстве эльфов, политика была очень скольким явлением и многополярным, именно это делало управление народом эльфов гораздо сложнее и не зацикливало власть в одних руках.  Но напротив, вековые традиции настолько умело распорядились распределить власть между личностями, что сами по себе те существовать не могли, но и потеря одного особой катастрофой могла бы не стать. Учитывая продолжительность эльфов, привыкших нести свое существование тихо и безмятежно, некоторые потрясения всегда имели далеко идущие последствия и если, допустим, королева, видела угрозу в Кварионе, который, по ее мнению, хотел перетянуть на себя некоторые полномочия, то это было лишь ее взглядом. Взглядом личностным, который был основан на страхе, прежде всего, потерять свое положение в Эльрате, потому как Эниэль ведь была далеко, но достаточно помогла своей сестре запустить щупальца в политику и окружение, подчинённое королю. И устраивать Кварион мог свою коллегу по управлению, если бы жизненным девизом выбрал «Расслабься и получай удовольствие», тогда бы не подымались подобные разговоры на Собраниях Совета, да и вообще бы Советов бы никто не собирал. Король же видел, что баланс уже был нарушен настолько, что ситуацию нужно было не исправлять ,а реанимировать, и речь шла не о том, что буквально несколько дней назад у него из-под носа увели узницу, или когда его не было в Эльрате, протолкнули законы. Дело обстояло гораздо хуже – пресловутый серый трибунал стал обычной марионеткой, в которую были запущены нити кому только не лень, что бы дергать при каждом удобном случае, когда захотят. Самому монарху не было обидным, что у него попросту не было влияния на Трибунал, он, со своей высоты полета, видел, что эта система изжила себя, превратившись в весьма удобный механизм прикрывать собственные махинации в управлении королевством.
Но Кварион слушал каждое слово своей коллеги, прокручивая его мыслями несколько раз в голове, каждое из них, где то были уловлены угрозы, услышаны предостережения и в конце, как контрольный выстрел в голову – обвинение.  Именно этого прокола со стороны Нимиэль и ждал Кварион, вслушиваясь в ее фразы, понимая, что подобный маневр всегда говорил лишь о том, что она боится, пусть это циничная фигура и всячески изворотливая от прямых ответов интриганка.  Но вся эта глухая защита, которая перешла в нападение, свидетельствовала об ее нервах, которые щекотало это Собрание, еще немало важным фактом  в этой картине происходящего стало и ее личное прибытие, что бы самой лично контролировать ход происходящего. Но среди подобных интриг и скрытых текстов посланий монарх не чувствовал себя дискомфортно, напротив, это было его стихией, его природой, вот только понимания не было между первыми фигурами Эльрата. Что напрочь изводило управление страной в последнее время, и этому нужен был наступить логический конец, развязка, давно завязанных узлов и затянутых петлей на шеях.
«Ваше Величество», - сказал наиграно Кварион, естественно обращаясь к королеве, но с таким легким ударением, будто бы ставил под сомнение это ее звание или напоминал ей, кем она является здесь перед ним. «Вы говорите о страшных потрясениях, которые сотрясали нашу землю без существования серого трибунала, и я не упраздняю его заслуг перед нашим обществом», - голос был настолько спокойным, что казалось, Кварион просто вслух размышляет о недавних приключениях , что с ним происходили. «Однако, подобных коллапсов не стало меньше при существовании данного рычага управления. Только сейчас я поднял вопрос о контрабанде, масштабы ведь заставляют содрогаться», - эль понимал, что это явление, прежде всего, было выгодным для темных домов, но не стал указывать, что это выгодно ее сестре. Что бы там ни было, и как бы Кварион не пытался донести свои мысли, а стоило отдать ему должное, как политик, он маневрировал между сторонами, что позволяло говорить ему общими фразами, и все понимали суть, о чем говорится. «Я уже не говорю, о покушении на меня на турнире, в котором были, как раз замешаны убийцы из серых семей, только вот трибунал ничуть не беспокоиться проводить расследования по этому поводу. А все мои запросы проводить подобное блокируются, серим трибуналом, как и желание ее величества, избавиться от нас всех», - последние слова фразы были цитатой королевы, что пыталась отстоять целесообразность существования механизма власти, который удерживала, такое чувство, она персонально, для своей защиты от расследования ее же прошлых грехов. Но процитировал слова королевы Кварион, что бы разрядить обстановку, нависшую от дискурса с королевой, и ему даже удалось это сделать, потому что некоторые из членов Совета откровенно расплылись в улыбке, сменив свои угрюмые гримасы. «И поскольку говорю сейчас я, то позвольте сказать еще и то, что это далеко не все катастрофы, от которых содрогались наши земли за последнее время, я прошу достопочтенного архивариуса предоставить мне полный список, который я подготовил для ознакомления его королевой». В этот самый момент, эльф, что знал о данной уловке, поднялся из-за стола с письменными приборами и передал некоторый пергамент королеве лично в руки. Текст на бумаге точь в точь повторял предписание, которое было передано Квариону в темнице, и подпись королевы в самом ее конце, а еще дописанный текст от руки Квариона.

Текст, дописанный монархом:

«Нимиэль, рассуди здраво и будь благоразумной. Эниэли ты нужна всего лишь, как пешка в ее и только ее игре. А жизнь твою, рискуя сам собою, взялся я спасать, как ты знаешь, не сомневаюсь, ты знаешь все. Открой, наконец, свои глаза и пойми, кто заботиться о тебе по-настоящему».

Но король продолжил, видя, что его коллега по власти все-таки читает, что было написано,  но эмоций пока что не уловил, потому решил продолжить, - «И знаете, Ваше Величество, я ведь всегда открыт для диалога, что бы подобного больше не повторялось.  И очень сожалею, что не найдя его в одной плоскости, приходиться выносить все происходящее на совершенно другой уровень решения проблем Эларии». Кварион не обманывал, продолжительное время он пытался найти с королевой общий язык, наладить диалог, и видя, как ее бессовестно использует сестра, понимал, что она живет и дышит, пока приносит пользу, возможно, ему было трудно это понять, потому как он не был из темных семей. Однако, когда он решил спасти ее  жизнь от убийцы и от Нимиэль не последовало вообще никакой реакции, ни тебе благодарности, ни признания, а только ход Братством Тишины, конечно же это приводило в недоумение. Но одно Кварион сейчас понимал, что какие бы игры не вели темные семьи у себя там, в горах, в пещерах, но здесь Эльрат, здесь исконные земли светлых эльфов. А предшественники Квариона никогда не позволяли запускать длинные клешни в Эльрат, потому и монарх был настроен решительно, когда созвал этот Совет и сейчас, его настойчивость не поколебалась. Эльф отказался от угроз, маневров шантажа и устрашения, ведь он не был темным, но понимал, что свою законную власть нужно отстоять, иначе он окончательно превратиться в шута на троне, короля без одежды.
«И так, в виду всех перечисленных темных пятен на сером трибунале…», - монарх сделал выдержку и дал паузу, что бы оставить королеве возможность, последнюю, дать шанс решить. Значит ли для нее поступок Квариона хоть что-нибудь или она просто посмеялась над ним тихо про себя. Значит ли для нее диалог с королем что-нибудь, или она уже давно считает его пережитком прошлого, который только мешает ей воплощать свои планы. Кварион, говоря честно, был одинаково готов к исходу двух вариантов, и сколько бы сейчас не было присутствующих членов в Совете, но все понимали, что ведущих игрока лишь только двое, и горе Эларии, если они не договорятся.

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Квестовые и сюжетные эпизоды » Квест: Восход новой звезды [Элария, 9 Теарсис]