Группа нашего форума в ВК


А у нас 4 новых квеста!

Игроки разыскивают себе напарников и соперников в приключения
Разыскивают Король эльфов и лесной страж
Разыскивает Феарив
Разыскивают Шарисия и Агрон

Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!

http://img.rpgtop.su/88x31x11x3.gifhttp://forum-top.ru/uploads/buttons/forum-top_88x31_4.gif

Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год


Упрощение системы магии: Подробности в первом посте

У нас стартует набор в 4 новых квеста. Подробности в разделе Квесты

Июнь- месяц существ
Эльфийская игра - как быстро уничтожить Дом или проблемы демократии

Смута в драконьем царстве - расследование смерти короля драконов, раскрытие темных секретов могущественной расы.
РОЗЫСК

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Конкурсы » Голосование: Лучший пост месяца [Апрель]


Голосование: Лучший пост месяца [Апрель]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Здесь представлены работы на конкурс в двух номинациях: лучший пост и лучшая цитата
Голосование продлится до 29.04.2018

Лучший пост

Альве де Грис

За своими мыслями Альве перестал обращать внимание на окружение. Он делал глоток из своей кружки, а затем смотрел в неё, разглядывая как пенится напиток или, когда пена уже сошла, как играют пузырьки газа. Его голову занимали не особо весёлые мысли, ведь было довольно сложно решить, куда ему двигаться дальше и сколько. Он уже достаточно далеко от дома и знакомой местности, здешние люди ему уже неизвестны и было достаточно легковерно ждать от них благодушного отношения. Скорее его приметят и попытаются ограбить местные доходяги. Им-то, конечно, в радость получить кошель, полный денег, но сойдёт и меч с кобылой, это даже несмотря на доспех. Падальщики всегда найдут что сожрать с трупа.

Внезапно к нему подсел крайне нездорового вида тип, внешностью смахивающий на неудавшегося бандита: какие-то лохмотья вместо одежды, побитое и искажённое пережитыми болезнями лицо, полусгнившие зубы. По сравнению с ним даже спустя недели бесконечного пути Альве выглядел словно рыцарь на турнире при полном параде. Неудивительно, что этот человек удостоился от Альве самого презрительного взгляда, который ясно дал бы понять, что перед тобой благородный... Если бы человек не был туп и хоть раз видел благородного ближе чем в километре.

— Сушай, - начал человек, его манера речи слабо напоминала манеру речи преступных авторитетов. Он явно пытался произвести впечатление, не понимая, кто перед ним. — Кодла мазу кумит, абы голем бу́хать с нашей кодлой мешки гремящие поюмить. Привар затарный.

Альве усмехнулся. Он понял абсолютно всё, что сказал ему этот доходяга, благо, с преступниками в своё время наговорился вдоволь. Он желал нанять рыцаря ("голема"), чтобы тот пошёл с его бандюками на дело по грабежу торговцев, обещая отдать значительную часть в долю.

— Уши не шлифуй, за локшу юмить — лохов рисуй, - выразив сомнение, в достаточно грубой форме, в честности и прибыльности сделки и дела вообще, Альве демонстративно повернулся боком к своему собеседнику, не желая больше продолжать разговор.

— Кумекай, голем, рыжьё разначим, ты за куклима не иди, - всё не унимался бандит, считая, что Альве — прожжённый наёмник, работающий только за деньги. При этом он почти что прожигал его взглядом.

— Шкифы подбери, чушкарь, - со всей возможной презрительностью и достаточно громко сказал Альве, вновь разворачиваясь к бандиту лицом. Он его оскорбил при всех и сейчас у бандита выбор был небольшой — либо подтвердить звание "чушкаря", опустившегося и неспособного ответить человека, либо разобраться как следует с обидчиком. Так как это было сказано явно при его банде, то выбора, можно сказать, и не было.

От первого удара Альве увернулся и сразу же прыгнул на бандита, роняя его вместе со стула на пол и сам оказываясь на полу. Встав на одно колено, он хорошенько врезал пытающемуся подняться бандиту, но затем подоспели его прихлебатели, которые попытались схватить Альве за руки, но один из них не смог этого сделать и получил локтём в лицо, а затем и второй удостоился возможности получить крепкий удар в лицо.

Стоя среди трёх корчащихся на полу тел, а заодно убедившись в том, что с такими не то что купцов, престарелых женщин грабить опасно для себя самого, он выглядел довольно заметно. Краем глаза он увидел, как в другой стороне тоже намечались развлечения и увеселения амбалов с какой-то девчёнкой, что его заботило, честно говоря, крайне мало. Сейчас он ощущал на себе взгляды и нутром чуял, что обидел он здесь далеко не одного неудавшегося разбойника в лохмотьях, а куда более влиятельных и авторитетных людей. И обидел он их не сегодня и не словами.

— А я тебя знаю! - прохрипел обладатель чуть ли не квадратного лица.

— Я тебя тоже... - тихо, сам себе, ответил Альве.

— Ребятки, Корд ниспослал нам своего сынка, не иначе, - наравне с издевательским тоном в голосе говорящего слышались победные нотки. — Не так давно он повесил Хвостатого Тонда, зарубил наших Друзей Лесов, сжёг заживо Сестру Силию, засадил в тёмные казематы Кобука и его семью. И это лишь самые дорогие нашему сердцу люди. А сколько жизней других он загубил. Шериф де Грис.

Последнее было произнесено с таким концентратом яда и ненависти, что, казалось, этими словами можно было убить на месте. Бандиты, кого это касалось, начали вставать со своих мест и доставать ножи, мечи, булавы, бить бутылки, в общем, готовить расправу. Альве мог зарубить пять или десять из них, но их было явно больше.

— Я буду резать тебя на части медленно, - смесь радости и ненависти слышалась в его голосе, — Ты будешь визжать как целка в первый раз, но я не гарантирую что тебе понравится, сладенький.

Злобный смех прошёлся по толпе. Альве медленно начал отступать назад, где уже разворачивались не менее драматические события.

— Только без смертоубийств! - крикнул трактирщик.

— Не беспокойся, я заплачу за неудобства, - дружелюбно и весело ответил ему разбойник.

Разбойники подходили быстрее, чем отступал рыцарь, поэтому он быстро вытащил свой меч, спровоцировав их напасть. Первый удар пришлось заблокировать мечом, оттолкнув противника назад. Глянув на клинок, Альве заметил новый скол, что совсем не радовало его. Уклонившись от следующего удара сабли, который пришёлся по стойке и застрял в ней, Альве быстро рубанул по кисти разбойника мечом, заставляя того заорать на всю таверну, и отскочил назад, отсутствие доспехов позволяло быть более подвижным, готовясь принимать атаки. Отсюда надо было сваливать и у него, в принципе, были шансы.

Кирани

Кирани смотрела на «обиженного» огра так будто перед ней стоял не страшный монстр, а так, мышь какая-то, а мышей она не боялась с детства.  И этот взгляд был красноречивее многих слов. Нет бы она кричала, топала ножками или бросилась извиняться, о нет, эти полтора с хвостиком метра сплошного света и доброты мило улыбались и делали вид, что даже не понимали, в чем собственно-то дело? Ну подумаешь, она объяснила деревенщине как надо себя вести с уважаемыми магами и леди. Она же ей не розгами приказала выпороть? Что же обижаться?

-Ну, если бы я боялась барахольщиков, то пожалуй, испугалась бы, а так, милые зверьки,— заметила она, на окрик о том, чтобы она не будила зверя, и лучше бы извинилась пока еще цела. Оказалось, что это замечание было последним и дальше... Ситуация окончательно вышла из-под контроля.

-Ах ты...— дальше следовала не лицеприятная фраза, которую магесса благоразумно пропустила мимо ушей. Ее больше интересовал летящей на нее идиот, а точнее сказать ремень, которые держал штаны. Пристальный взгляд, точно направленное заклинание и... веревка загорается, а следом за ней и штаны, что мигом вызывает оглушительный крик, и частичное недовольство собравшихся (явно поставивших не на ту рыжую лошадку).

Пожалуй, будь чуть меньше народу и чуть больше времени, Левендор бы и не такое учудила, но понимания, что счет идет на секунды, прежде чем кто-то догадается кто перед ними и сопоставив факты вдруг вспомнит о кругленькой сумме, кинулась прочь с вражеской территории, на нейтральную соседнюю

На ее счастье или беду (как посмотреть) там тоже было не спокойно: обычная, скучная драка, которой явно не хватала феерического представления. Позади слышался шум и грохот, свидетельствующий о том, что так просто скрыться ей не дадут, а впереди бился храбрый воин. И что же делать бедной несчастной девушки? Да поступать так, как испокон веков поступали представительницы сильного пола — подставлять слабый.

-Любимый, осторожно!— воскликнула она так громко, чтобы это было слышно всем, кто должен был это услышать, а чтобы сомнений, к кому было обращений, не осталось, огненный шар ударил в бандита, благородно облетев стороной темноволосого мужчины. Сделав этот обескураживающий всех выпад, ведьма кинулась в противоположный конец крыла, этакой серой невинной мышкой прячась где-то на периферии, оставляя «любимого» разбираться с последствиями своего характера. Правда, точно извинение или оплата за доставленное неудобство, вокруг «жертвы» сверкнула тонкая алая пленка магического щита.

Катарина

Ах эти храбрые мужчины,  стоит их поставить между выбором свадьбе или бездна, так они с радостью сиганут в пропасть, даже не успев дослушать последующие варианты. Наглядный пример подобной натуры сейчас обнажив оружие входил в чернеющую пасть пещеры даже не позаботившись о факеле или ином источники света. «Мужчины,»— закатив глаза подумала про себя капитан, у нее подобных был целый корабль, один другого краше. Многоликая подождала пару секунд и удостоверившись, что криков ужаса и драки не намечается и на голодное чудовище еще никто наткнуться не успел, последовала за «суженым». Кошачьи глаза позволяли не плохо видеть в темноте, что давало девушки значительно преимущество, а именно позволяло видеть то, что было в пещере (пусть разве что очертания, но и этого порой бывает достаточно). Так что подойдя к горе-жениху, она не особо переживая сделала самую глупую и самую женскую вещь на свете — решила отыграться.

-Я думала факел у тебя,— совершенно невинно заметила она, а дальше... Дальше все как в самых банальных историях (сродним тем, что придумал этот мужчина) неловкое движение, звонкий женский вскрик и целенаправленное падение на стоящего на краю пирата, с хорошо прикрытым желанием увлечь его вниз, а там использовать как нечто, что обязано смягчить падение.

Утер Сангре

Утер криво усмехнулся, глядя на зияющий проход. Скьявона с тихим шелестом покинула ножны. Может данное оружие против твари может оказаться не столь эффективным, туша может оказаться слишком крупной. С мечом или без меча, мысленно переиначил старую пословицу аэри, но предпочел быть с мечом. Так хоть какие-то шансы есть. Правда, судя по размерам этой самой пещеры, тушка хозяина небольшая и аппетит такой же, наверняка.

Пират осторожно прошел внутрь. В ноздри било зловоние и сырость, под сапогами хрустели чьи-то истлевшие останки. Бывали в местах и похуже. А к доброй "феечке" возвращаться не хотелось. И не до усмешек некоторых рыжих спутниц ему сейчас было. Он был полностью сосредоточен на пещере и возможных опасностях.

— Немного темновато, — произнес обитатель подземного мира, для которого мрак был вполне закономерной нормой. Правда природа не одарила Утера возможностью видеть в этом самом мраке. Хотя лишним уж не было бы. — Факел, например?

Не то, чтобы Утер боялся просто идти как слепой кутенок и тыкаться в каждое препятствие не хотелось. Но он шел, просто из чистого упрямства. На ощупь, медленно, осторожно,пока нога не ощутила под собой провал. Капитан выругался, пытаясь восстановить баланс и не с позором улететь куда-то в неизвестность.

— Дальше либо пропасть, либо черт знает еще что, — уведомил он спутницу, которая должна была пойти следом.

Шарисия

Он был зол, нет, Лавуазье был в ярости и Шарисия это чувствовала каждой клеточкой своего тела. И причина была проста: он пытался показать ей, что контролирует ситуацию, что правит в этом городе, а получилось, что его собственные войны точно глупые зверьки попались на старую как мир уловку.  Что ж, страсть отличное оружие и прекрасное подспорье, чтобы не замечать того, что твориться вокруг: разве что она не по душе тому, кто окажется на ее пути. Глупышки, не уже ли они думали, что их господин поделиться своей добычей? Или они были столь наивны, что думали, будто Риса позволит им прикоснуться к себе? Да, уроки Селии по обольщению не прошли даром: даже ее благоверный уверовал, что Риса только и ждет повода, чтобы отдаться очередному ухажеру. Каждый оценивает другого по мере своей испорченности.

Шлепок по ягодице — супруг вошел во  вкус, но черта с два он смог обмануть ее. Это была демонстрация уже не для многоликой, а для двух аэри. С  тем же успехом он мог поставить на нее свое клеймо (и какая разница, что она уже его). Но в той же степени как и богиня принадлежала своему Малкаю, пророк был игрушкой в руках богини. Он оттолкнул ее? Ложь, это она дала ему возможность поверить в это, легко отскочив в сторону и мягко приземлившись на пол пыточной, поджав под себя ножки и ласково улыбаясь. Он пытался выместить свою ярость на тигране, а она развлекалась бросая томные взгляды на стражей и да, кажется, подмигивая им. Тигран бился в агонии и терял сознания от шока? Да куда его мукам до этих двух, перед которыми прекрасная гурия очерчивает рукой контуры лица, проводит по шее и чуть касается груди. И для кого была эта пытка? Не для Лавуазье ли? Какого видеть на сколько нагло и привольно ведет с другими себя женщина, которую ты считаешь своей, и как легко его сородичи покупались на эти мнимые обещания. Окончательно точку в этой обоюдной пытки поставил его запрет, сказанный таким голосом и с такими взглядом, что разве что самоубийца попробует переспросить.

Стоило стражникам вместе с заключенным вылететь из ее камеры, Щарисия весело засмеялась, довольная собственной выходкой.

-Да уж, ничего не скажешь, сил много, ума мало,— весело произнесла она, откинувшись назад, упершись ладонями в пол.— Раз уж ты поверил, что я на столько испорчена, то они и подавно. Ты видел эти глаза? Они даже напрочь позабыли для чего сюда пришли. Да и потом не совсем поняли, что тут происходит,— это была забавная игра, шутка, в которой двое демонов сами того не понимая, стали разменной монетой.— Думаю, они еще долго будут помнить. Да и расскажут многим. Как не рассказать,— смех потихоньку утихал и она уже лишь улыбалась, так странно, слегка наивно, нежно и по детски озорно Такая Шари была очень редкой гостьей в этом мире, пожалуй, она появлялась только в детстве, а еще потом пару раз мелькала в перипетиях прошлого. Но после того, как на свет появились Владыка Сапфир она исчезла, навсегда. И вот, спустя столько лет, вновь соизволила вернуться.— Теперь я объект фантазия по меньшей мере еще двоих аэри, а уж что они там расскажу и опишут, думаю, поклонников прибавиться, да и смотреть на меня уже твои соплеменники будут по другому. Говорят аэри способны на все, когда одержимы страстью, и уничтожат любого, кто встанет между ними и объектом желания. Интересно, они так легко попались. Все аэри такие?— многоликая нарочно не обсуждала недавнее происшествие, ведь тигран ее мало интересовал, по сути от него и проку-то не было, а вот стражники, это да, интересное  происшествие.— Ну не злись, право слово, это мне в пору обижаться на то, что ты подумал, будто я позволю кому-то прикоснуться к себе. Дорогой мой, у меня очень специфический вкус, который смог удовлетворить только один аэри. Боюсь, остальные мне не интересны.

Говард

Боец. Солдатик. Воин. Служивый. Шакал. Живорез. Существует множество прозвищ, даваемых стражникам. Порой их называют ругательными словами, порой просто сплёвывают на том месте в предложении, где должно быть слово "стражник". И такое отношение испытывает абсолютное большинство людей и нелюдей. Бедняки сторонятся и боятся, преступники презирают и ненавидят, волшебники торопятся выразить своё брезгливое и насмешливое мнение, а знатный люд отводят стражникам роль прислуги. Друг друга служители закона поддерживают ни чуть не больше и искренняя дружба между ними большая редкость. Но человек такая скотина, что ко всему привыкает и Говард спокойно пропустил мимо ушей слова как наёмника так и лорда. За исключением той части, где его просили занять место во главе отряда.

— Да, господин. — Произнёс Говард, принимая конец верёвки. — Если увижу хоть что-то в этой темнотище — сразу доложу.

Впрочем, идти пришлось не далеко. Что-то летало в темноте. В основном это были те замечательные светлячки, издававшие потустороннюю музыку, освещающие чуть больше чем ничего и самоотверженно атакующие Валиэна, но было и ещё что-то. А потом начался форменный бардак. По мнению Говарда всё шло именно так как и должно было быть. Любое приключение — это куча неоправданного риска, броуновское движение и невкусная еда.

— Ну...

Где-то раздался грохот падающих камней.

— ...полагаю нам стоит...

Сверху донеслись истошные, бессмысленные крики преисполненные тревоги.

— ...поискать другой путь. Я, кажется...

Из тьмы появились огромные, неуклюжие существа, больше всего напоминающие помесь ночного кошмара и порождений ада.

— ...видел что-то похожее на бордюр, идущий от места нашей стоянки. Да, он тянется над пропастью, но может мы и сможем пройти. По тому что лезть на верх будет, на мой взгляд, опаснее. А там, быть может, и выход найдём.

Говорить он старался как можно спокойнее и даже добавлять в слова иронические нотки, но, в действительности, его сердце активно билось о рёбра, стремясь покинуть грудную клетку. В одной руке у стражника был факел. Он держал его высоко над головой, а вторая рука уже сжимала гладиус. Этот смертоносный, в умелых руках, кусок стали любил лить кровь. Но получалось это у него только за счёт умелого выбора целей своего хозяина. Говард никогда не дрался с сильным или равным. Он убивал. Но убивал лишь тех кто был его слабее. Теперь-же перед ним был непростой выбор. С одной стороны — двое вооружённых людей, чей опыт и умение были пока не ясны, но вызывали определённые опасения с другой-же стороны... Нет, о перспективе сражаться с этими монстрами Говард старался не думать. Однако смог отметить торчащую из бока одного из чудищ стрелу, соотнести её с обилием костей на полу, тарабарщиной несущейся откуда-то сверху и придти к выводу что они способны догнать стрелка. Впрочем, у отряда даже не было ни одной единицы дальнобойного оружия. Не говоря уж об осадном орудии, коим, может быть, ещё и можно было-бы прибить этих тварей. В общем Говард принял решение не связываться с нечестивыми защитниками этого места и уж лучше убить двоих своих спутников, чем позволить им провоцировать врагов на преследование. Ибо даже задержать этих опасных созданий у них не удастся.

— Не стоит, господин. Поищем другой путь. — Негромко добавил Говард, обращаясь к Кроу.

Шаблон голосование "лучший пост"

Код:
[hide=88888][b]1 место:[/b]
[b]2 место:[/b]
[b]3 место:[/b][/hide]

0

2

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

3

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

4

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

5

Лучший пост месяца
Говард

http://sd.uploads.ru/z9u6U.png

Ссылка на пост Зверь во тьме [Терра, Каридин, 6 Амаре]
Текст поста
        Боец. Солдатик. Воин. Служивый. Шакал. Живорез. Существует множество прозвищ, даваемых стражникам. Порой их называют ругательными словами, порой просто сплёвывают на том месте в предложении, где должно быть слово "стражник". И такое отношение испытывает абсолютное большинство людей и нелюдей. Бедняки сторонятся и боятся, преступники презирают и ненавидят, волшебники торопятся выразить своё брезгливое и насмешливое мнение, а знатный люд отводят стражникам роль прислуги. Друг друга служители закона поддерживают ни чуть не больше и искренняя дружба между ними большая редкость. Но человек такая скотина, что ко всему привыкает и Говард спокойно пропустил мимо ушей слова как наёмника так и лорда. За исключением той части, где его просили занять место во главе отряда.

    — Да, господин. — Произнёс Говард, принимая конец верёвки. — Если увижу хоть что-то в этой темнотище — сразу доложу.

    Впрочем, идти пришлось не далеко. Что-то летало в темноте. В основном это были те замечательные светлячки, издававшие потустороннюю музыку, освещающие чуть больше чем ничего и самоотверженно атакующие Валиэна, но было и ещё что-то. А потом начался форменный бардак. По мнению Говарда всё шло именно так как и должно было быть. Любое приключение — это куча неоправданного риска, броуновское движение и невкусная еда.

    — Ну...

    Где-то раздался грохот падающих камней.

    — ...полагаю нам стоит...

    Сверху донеслись истошные, бессмысленные крики преисполненные тревоги.

    — ...поискать другой путь. Я, кажется...

    Из тьмы появились огромные, неуклюжие существа, больше всего напоминающие помесь ночного кошмара и порождений ада.

    — ...видел что-то похожее на бордюр, идущий от места нашей стоянки. Да, он тянется над пропастью, но может мы и сможем пройти. По тому что лезть на верх будет, на мой взгляд, опаснее. А там, быть может, и выход найдём.

    Говорить он старался как можно спокойнее и даже добавлять в слова иронические нотки, но, в действительности, его сердце активно билось о рёбра, стремясь покинуть грудную клетку. В одной руке у стражника был факел. Он держал его высоко над головой, а вторая рука уже сжимала гладиус. Этот смертоносный, в умелых руках, кусок стали любил лить кровь. Но получалось это у него только за счёт умелого выбора целей своего хозяина. Говард никогда не дрался с сильным или равным. Он убивал. Но убивал лишь тех кто был его слабее. Теперь-же перед ним был непростой выбор. С одной стороны — двое вооружённых людей, чей опыт и умение были пока не ясны, но вызывали определённые опасения с другой-же стороны... Нет, о перспективе сражаться с этими монстрами Говард старался не думать. Однако смог отметить торчащую из бока одного из чудищ стрелу, соотнести её с обилием костей на полу, тарабарщиной несущейся откуда-то сверху и придти к выводу что они способны догнать стрелка. Впрочем, у отряда даже не было ни одной единицы дальнобойного оружия. Не говоря уж об осадном орудии, коим, может быть, ещё и можно было-бы прибить этих тварей. В общем Говард принял решение не связываться с нечестивыми защитниками этого места и уж лучше убить двоих своих спутников, чем позволить им провоцировать врагов на преследование. Ибо даже задержать этих опасных созданий у них не удастся.

    — Не стоит, господин. Поищем другой путь. — Негромко добавил Говард, обращаясь к Кроу.

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Конкурсы » Голосование: Лучший пост месяца [Апрель]