Розыск от капитана пиратов




Группа нашего форума в ВК

Ищут компанию в квесты


Обновлен список свободных артефактов
Вы можете взять себе уже готовый артефакт в качестве стартового или награды за квест.

Знаете ли вы?
Есть по меньшей мере 2 способа, позволяющих любому тиграну обрести магический дар: первый - через культ, а второй - через кровь

Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!

http://img.rpgtop.su/88x31x11x3.gifhttp://forum-top.ru/uploads/buttons/forum-top_88x31_4.gif

Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год

РОЗЫСК

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Личные эпизоды » Дела семейные [Вейтрал, 13 Теарсис]


Дела семейные [Вейтрал, 13 Теарсис]

Сообщений 31 страница 60 из 62

31

- Возможно ты и права, Риса. Но, увы и ах для него, мы сможем защититься. И даже Арни не понадобится.
Арни мирно спал на своем месте, глядя в потолок, не подавая признаков того, что скоро проснется. Этому демону Азазель не доверял так же, как и остальным, но, все же, он пока показывал себя преданной пешкой в игре Аза, а значит заслуживал еще место на шахматной доске.
- Наше уничтожение и незамеченным? Смеешься надо мной?
Алхимик изобразил на лице, находящемся за маской ухмылку. Она не была злой, или саркастичной. Она была простой и доброй. Такую редко можно было увидеть. Даже не смотря на всю ситуацию, которую описывала Шарисия, аэри улыбылся, сам не зная от чего. Но ухмылка быстро слезла с его лица. Она всегда недолго там оставалась. Демон знал, что эмоции мимолетны. Он проверил это на нескольких десятках подопытных. Обычно эмоции действуют от семи до пятнадцати секунд. Дальше у подопытных наблюдается простое подражание эмоции, вот и все. Далее они все додумывают сами. Это видно по физическим признакам и по их состоянию. Именно поэтому эмоции демона чище, мимолетнее, ценнее обычных. Они просто честнее.
- Жаль будет ему, потому что он умрет. И мне, потому что мы не успеем доехать.
ответил Азазель.
- Эх, Шарисия... Тебе все невдомек, что я не Агрон, правда? Может мы и были одной личностью, но теперь это не так. Изменения слишком быстро сказались на обоих. Хоть я и могу рассуждать с позиции его логики, это может сыграть мне на руку. Мысли его предсказуемы, а поведение понятно. У меня нет иллюзий, поверь мне. Я вижу мир ясно, как через чистое стекло. Только ты тут пытаешься перекладывать на меня ответственность и сама затмеваешь себе взор.
Он говорил серьезно, без малейшей толики эмоции, или иронии. Скорее всего, Шари давно поняла, что он серьезен в своих словах, но так же не уверен в них, как и в любых.
- Ты знаешь, что я предполагаю? Возможно, есть огромное количество других вариантов событий. Реальность делится постоянно на новые, и образует новые ходы истории, по которым она могла идти. В каких-то мы даже никогда не знакомились с тобой. В каких-то я тебя уже убил. А в каких-то Агрон. Возможно где-то там мы все вместе до сих пор занимаемся этой ерундой.
Аз похлопал себя по внутреннему карману.
- Все, что ты можешь представить, могло на самом деле быть. Так что я довольствуюсь тем, что в какой-то версии нашего мира ты не настолько сильно пытаешься меня достать. И где-то ты меня сожет.аже сломила.
Он нагнулся к ней, остановившись у самой головы, настолько близко, что девушка могла почувствовать то, как он дышит под маской.
- Но не тут. Возможно ты примешь мои слова как вызов, но, надеюсь, что в другой реальности. Не здесь.
Аэри вернулся в прежнее положение.
- Да-да-да, соглашался. Можешь строить свой мани-мирок и дальше, дурашка.
“Господи... Какая мерзость... Я действительно ее так назвал? Надеюсь она поймет, что это сарказм?! Господи, Азазель, зачем? Ты дал ей уже третий повод за день. Может нам и сыграет на руку то, что Риса будет думать, что нам не безразлична, но не так”.
- Как обычно скинул проблемы и так далее. Ты не меняешься, Риса. Все еще пытаешься во всем винить других. Это не я по счастливой случайности второй раз упал в обмарок рядом с Азазелем Лавуазье, и не я пытался вывести его на эмоции.

0

32

О, как давно она не вела подобных игр, когда с одной стороны ты вроде бы и побеждаешь, но с другой — всего лишь отсрочиваешь неизбежное. Взгляд Рисы быстро проскользнул по мирно спящему на против них мужчине. Спать? Сейчас? И позволить своему господину самому сражаться? Нонсенс, такое возможно только при одном условии, что  Азазель сам его заставил уснуть. Но зачем? Не уже ли... Сама мысль о том, что данный аэри хотя бы мельком попытался проникнуть в ее разум казалась невозможно, но разве мог Аз отказать себе в такой мелочи? Не важно, даже если так, то он уже получил свое за любопытство. Бедны мальчик.
-Я лишь надеюсь, что мы не в той, о которой думаю я,- произнесла воровка, на удивление серьезно. Еще бы, все перечисленные Азазелем варианты меркли по сравнению с тем, который боялась она. В том варианте она проиграла, в том темном мире единственной надеждой на спасение будет бесчувственный алхимик и надменный магистр, которым дано удивительно право решить судьбу всего живого. Как бы она мечтала оказаться в любой из описанных им реальностей, даже в той, где они никогда не знали друг друга... Но решать, увы, не ей.
-А в прочем, ты уже ошибаешься, думая, что я не различаю вас. Увы,- попыталась как можно быстрее уйти от нежелательных вопросом Шарисия.- вы совершенно разные. Агрону я интересно исключительно  как женщина. Знаешь, думаю, он бы с удовольствием запер меня в какой-нибудь крепости и не выпускал. А то вдруг, чего доброго у меня возникнет желание вновь чем-то рискнуть. И на все просьбы прогуляться, будет один ответ «тебе что, замка мало, любимая?»- попыталась пародировать второго брата Риса, заулыбавшись подобным мыслям.- Он делает меня слабой и жалкой,- подвела итог она, с легкой ноткой печали в  голосе.- А вот ты иной. Тебе плевать на меня, я могу ходить вокруг тебя голой, ты даже бровью не поведешь. Для тебя, я всего лишь песчинка, этакая неточность закравшаяся в расчеты, которую ты пытаешься понять и устранить. Постоянная баталия, постоянные испытания, постоянная попытка победить, не подчинить, а уничтожить. Даже не знаю, что меня выматывает больше.
Рука женщины во время всего этого блистательного монолога то и дело кружила у самого лица демона, точно дережируя мыслям, и в последний момент сдала воистину бессовестных ход — попыталась снять маску, пользуясь тем, что алхимик не мог двигаться, в отличии от богини.
-Предпочитаю тебя без маски,- объяснила свой поступок женщина, состроив самое невинное лицо, на которое только была способна. Мол, я тут не при чем и все равно, ты со мной, милый ничего не сделаешь.
-Вывести на эмоции? Скорее получить честный ответ на вопрос, на которым ты сам никогда не ответишь,- возмутилась Риса, видно сонное состояние весьма странно сказывалось на ее характере, пробуждая намного больше живых эмоций, чем обычно.- В прочем, тут мы с тобой похожи, в моем случае никогда не добиться ответа  на вопрос «На чьей я стороне?» В твоем - «кто я для тебя?». Вот и приходится идти окольными путями. Истину-то, ты даже себе не скажешь, милый мой.

0

33

Азазель лишь кхмыльнулся на фразу, пародирующую Агрона. Главной слабостью Агрона была Риса, а Агрон был лишь одной из сил рисы, на которые она полагалась. Вот такая вот ирония. Борьба похоти, благородства и эмоций. “Какая глупость... Как с маленьким ребенком возится. Агрон, Агрон... Это тебя однажды погубит. Возможно это буду я, а возможно и другое существо, что возжелает ему зла. Ну  в любом случае, у него будет Риса, которая на его смертном одре сделает все, что угодно, лишь бы тот выжил”.
- В любом случае, ты косвенно помогаешь мне, а я тебе. Бесконечные споры и испытания, это все улучшает, позволяет найти что-нибудь другое, Риса. Если я и умру, а ты все же захватишь государство, я буду отчасти радоваться с тобой. Потому что я оставил след от себя в тебе. В отличие от Агрона, косвенно. Это тело... Это лишь оболочка. Следы меня уже разбросаны по куче разных людей, я буду жить, даже если погибну.
Умирать Аз не собирался, лишь считал это метафизичным и романтичным - остаться в ком-то. В чьей-то памяти, поведении. Можно ли скахать, что он обеспечил себе путь отхода на случай смерти? Возможно. Возможно, если он умрет, то соберется вновь в другом существе, что хоть и не будет им, но будет.
Азазель не стал противиться. Ему было сейчас все равно, как сидеть: в маске, или без, так что эту вольность аэри девушке позволил.
- Тебе хочется удостовериваться, что я еще живое существо?
Холодно спросил он, когда его лицо выглянуло из-под маски.
- Разве это не одно и то же? Люди в гневе говорят именно то, что думают их животные “я”, что и руководят ими.
Мужчина немного поерзал на месте, что бы устроится поудобнее.
- Тогда мне придется томиться в ожидании ответа, пока ты не вступишь на сторону одного из нас. Не бойся, ради тебя я просчитаю все три варианта. И попытаюсь найти больше. Возможно, и ты узнаешь ответ на свой вопрос когда-нибудь. Поживем - увидим.

0

34

Легкий укол на болезненную тему, а ведь это он сам вынудил ее так поступить.  И пусть демон хоть сотню раз повторят, что решение было за Шарисией, она то знала, что тот уже давно все просчитал и даже видел вариант исполнить свою затею, в случае, если бы многоликая вдруг отказалась. Но судя по всему, гениальный ученый был так гениален, что сам не понимал собственных планов. Иначе почему вновь и вновь он словно обиженный мальчишка повторят для нее и для себя, что не имеет к положению Рисы никого отношения.
-Если ты умрешь, то этот мир уже никто не сможет спасти,- печально произнесла многоликая, словно этот факт зависел не от нее, а от кого-то кого воровка не могла ожидать милосердия. – К тому же тебе еще придется полнить мое дополнение  к брачному договору, а это по меньшей мере лет семь сот вынужденной жизни, а может быть и все тысячу. Что бы ты не говорил, твой след далеко не косвенный. Просто как и я, ты привык все делать чужими руками,- усмехнулась многоликая, представив как со стороны в общем-то выглядит ее нынешняя ситуация, и Агрону в этой безумной затеи отводилась весьма непотребная роль.
-А смысл?- закатила она глаза.- Я же давно уже мертва, тебе лучше всех понятно, что я играю эмоции, ведь ты поступаешь так же. Нет, даже гнев – это всего лишь средство достижения цели, а любовь,- многоликая задумалась, пытаясь подавить сомнения в собственных выводах, и почему же ей так больно не смотря на то, что это всего лишь игра?- она причиняет только боль, поверь мне на слово, мой дорогой. К тому же я даже еще не пыталась вывести тебя из себя. Может быть чуть позднее, это будет забавно
То ли слова Рисы попали в цель, то ли многоликая прост оказалось слегка тяжелее, чем аэри предполагал, однако холодный и размеренный механизм по имени Азазель позволил себе немного человечности, а именно он вопреки собственному величию начал ерзать под Рисой, та в свою очередь слегка повеселев попыталась приподняться, выгнувшись, чтобы дать мужчине место для маневра, а потом, издав короткий стон, неодобрения и возмущения, что ее потревожили с уютного места, принялась ерзать, снова удобнее устрашившись на коленях у Азазеля.
-Если устанешь, скажи,- кинула она не задумываясь, после чего вернулась к занимательной беседе.
-Всего три? Ты меня недооцениваешь, я знаю по меньшей мере шесть. Нет,- поправило себя многоликая.- Семьи, если быть точным. Что же касается ответа, то я тебе его уже давно дала, ты просто не в силах его разглядеть. А по моему вопросу, ты не сможешь дать ответ еще по той причине, что не знаешь, кто я на самом деле.

0

35

- Спасти? Когда я успел записаться в мессии и спасители? От чего я его должен спасти?
Азазель был искренне удивлен, но даже виду не подал, сказав это с надменной холодностью, с которой привык. Еще спасать этот мир ему не хватало, а дел итак по горло, что бы заносить в список еще один пункт.
- Тогда, раз я делаю все чужими руками, то и мир спасу не я. Если вообще пойму, от чего его нужно спасти. И для чего вообще спасать этот мир.
Ответил на трактовку его действий Рисой интриган.
- Не все мои эмоции фальшивы. Просто я не слишком много значения придаю мимолетным настроениям, что могут завладеть холодным четким разумом. Гнев можно направить в правильное русло. Дополнительная мотивация. А любовь...
Демон помедлил, собираясь с мыслями.
- Любовь, в привычном понимании, лишь удобная сказка. Она затуманивает разум. Взаимное развитие - то, что выше любви. Я почти уверен, что любить людей невозможно. Мы лишь любим те ощущения, что они у нас вызывают. Не больше. Ощущения приходят и уходят. Боль. Радость. Любовь. Горечь потерь. И только разум остается. Этот островок в бескрайней вселенной, на который и стоит полагаться.
Аэри любил говорить, а уж тем более говорить о философии и науке. Это были его ниши, возможно. Он старался понять этот мир настолько глубоко, насколько это можно, и стать его истинным богом.
- Тогда мне пора протереть увелечительное стекло, через кое я и смотрю на этот мир. Может я смогу разглядеть твой ответ.
Ответил алхимик на фразу девушки. Вторая фраза была более загадочной.
- А ты умеешь заинтриговать, Риса. Может мне и нужно попытаться побольше узнать о тебе, но, чувствую, я встречу недюжинное сопротивление в том, что бы докопаться до истины. Надо подумать уже, где искать.
Лавуазье привык, что путь к правде тернист, а путь к истине еще и уставлен ее врагами и хранителями. Но он не собирался останавливаться ни перед чем. Слишком упертвм был этот Азазель, слишком любопытным.

0

36

-Хотя бы для того, чтобы спасти себя,- отстранено ответила многолика, не собираясь вдаваться в подробности тонких материй, которые безоговорочно говорят, что и Азазель часть этого мира, а значит, если погибнет целое, то вряд ли часть сможет выжить. Хотя кого она обманывает, в случае с Азом ничего нельзя говорить наверняка.
Она слышала своего демона и наслаждалась. Ей не хватало этих бесед на грани логики и безумия, этих мыслей, этих скрытых признаний друг другу. Кто бы мог подумать, что у бессердечного холодного ученого так же есть эмоции и чувства?  И причина по которой он их так прячет. Он объяснял, а Риса словно слушала сама себя. Те же выводы, те же фразы, та же холодная расчетливая реальность. Эмоции – слабость, чувства –всего лишь оружие, разум – последняя инстанция в любых вопросах. Но тогда почему смертные так много внимания уделяют именно этим жалким и ничтожным сторонам жизни? Почему все эти сказки и легенды говорят, что разум – слаб? Нет, этого она понять не могла, или лучше сказать не хотела.
-В одной книги я нашла интересную мысль,- позволив мужчине высказать начала многоликая.- Там говорилось, что любовь – это не чувство, не эмоции, не желание и даже не глупая физиологическая реакция. Любовь – это обещание, которое сильнее самых страшных клятв. Знаешь, эта трактовка мне понравилась, подходит под настоящие устройство мира.
Кажется Аз попался на удочку: Риса подкинула ему самый заманчивый вариант – ошибочное суждение о том, что он уже давно считает понятым. Мальчишки и их игрушки, с возрастом только в места палок и камней у них появляются мечи и пистолеты, а так ничего не меняется. Однако, многоликая понимала, что все-таки кое-что изменилось. Она начала опасную игру,  в результате которой может даже погибнуть. Но результат того стоил, ей нужен был ответ ничуть не меньше, чем аэри, может быть, даже и больше.
-Попытки бессмысленны,- парировала она.- Пытаться, означает заведомом признавать .что ты согласен на неудачу. Если что-то решил, действуй и не обращай внимания на то, какую цену придется заплатить. Если же ты сомневаешься, то даже не пытайся,- по такому принципу Шарисия жила уже много лет и нынешние события не стали исключением из правил.
Возможно, она бы еще продолжила просвещать Азазеля, однако, ее желудок посчитал иначе. Даже бессмертным богам необходима пища, а уж если ты не бессмертная и немного не богиня, то тут природа берет над тобой верх. Урчание, которое вызвало у Рисы сдавленный смех, точно она была нашкодившим ребенком. А дальше пришло осознание, что так просто все это не пройдет.
-Хм, он тебе очень нужен?-  тут же взвесив все за и против, Риса повернула голову в строну второго своего спутника. И да, скажи Азазель нет, она тут же бы применила к этому бедолаги весьма экстравагантный метод, который был в ходу у смертопрядов.- Обещаю, ему понравиться, хотя жить будет не долго,- не желая ставить мужчину в ситуацию, когда она не совсем понимает, к чему могут привести его ответы, добавила Шари

0

37

- Себя... А ты не думала, что это миру надо опасаться меня? Надо осматривать обе стороны медали. Спасти, уничтожить. Тонкая грань, не находишь?
Азазель хотел изучить этот мир, понять законы, по которым он действует, и нарушить их. Спасение его он не записывал в список ежедневных задач. Но, нужно было запомнить это утверждение Рисы. Может она что-то знает?
Мужчина считал, что нет ничего сильнее разума. Разум не беззащитен, он и есть защита. От обмана, от других людей, опасностей. Но он, так же как и книги, может быть и наоборот, мечом, направленным на хозяина. Тонкое искусство - использовать разум другого человека против него самого.
- Обещание? Как по мне - бред. Клятва? И кучи людей нарушают эту клятву. Я знаю, сколько длится любовь. Максимум эмоциональных реакций при совместной жизни - семь лет. И это только при наличии детей. Все может быть и дольше. Например, при свободных отношениях, без брака и со свободными сексуальными связями. Я провел исследования. Я взял две особи тигров. Сексуальный контакт был максимум раз в день. Но, если менять самцов каждый день, количество спариваний с одним и тем же партнером вырастало в десять раз. Да, тут говорится о животных, которые не занимаются этим ради удовольствия, а из инстинкта, но и мы на них похожи. Ты никогда не думала, почему тигры так же пятипалы, как и разумные существа? А у птиц пять костных отростков, пронизывающих крылья? Та же ситуация с ящерицами, драконами, рыбами. Это все неспроста. А любовь... Клятва, имеющая срок годности... Я бы предпочел договор.
Аэри интересовался многими науками, и биологией в том числе, исследуя ее, либо читая о ней. Знания он считал товаром, оружием, а сейчас еще и развивал теорию, что все, что есть в реальности, это информация разных форм. Но он мало исследований провел в этой области, и мало об этом рассуждал.
- Попытки бессмысленны? Да что ты говоришь, Шарисия. Не в случае научного метода. Да в принципе нужно трезво осмысливать свои шансы. Только идиоты считают, что несмотря ни на что, они победят. Герои и идиоты. Примерно одна категория. Не ради всех целей я готов пожертвовать всеми ресурсами. Тутвсе зависит от цели. Только тупица будет кидаться в бой без мыслей о том, что некоторые ресурсы понадобятся дальше. Сомнения есть благо, ибо только в меру сомневаясь мы можем добиться успеха, менятся.
Интриган был уверен лишь в том, что в конце концов победит. Все остальное было для него всегда процентной вероятностью, зависящей от разнообразных переменных. А с вероятностью и рассчетом демон не шутил никогда.
- Да, он мне очень нужен. Есть так называемый эффект толпы. Тебе скорее помогут  если будет один наблюдатель. Если же их будет много, то все будут мысленно перекладывать на друг друга. К тому же Арни предан как никто другой. У него должна быть еда, и, если ты с меня слезешь, я его разбужу и он даст мне то, что у него есть.

0

38

-Герой одной сказки — злодей в другой,- произнесла многоликая, заключив в одну короткую фразу всю многосложность высказывания демона, в то же время давай окончательно понять тот факт, что она уже давно наблюдает обе стороны медали и просчитала все возможные варианты развития дальнейших событий выбрав единственно приемлемый.
Но как всегда, Азазелю проще было спрятаться за своей логикой и научными изысканиями, чем принять тот скромный факт, что он не в силах все контролировать и что его выводы порой могут быть ошибочными. И вот наглядный пример: не в силах признать возможную слабость и собственную подверженность эмоциям он описывает для Рисы нелицеприятную картину действительности, которая должна разбить все ее аллюзии. Но у него ничего не выходит, потому что Аз слишком многословен, потому что он слишком пытается быть убедительным, слишком полагается на факты. О да, Шарисия знает подобные прием, как не знать, если она и сама им частенько пользуется? Он не верит, но хочет верить, поэтому и убеждает себя, надеясь, что факты помогут победить червячок сомнения в душе. Наивный мальчик, все бесполезно. Ей ли не знать?
-Умный мой мальчик,- решила все-таки окончательно сбить демона с праведного пути женщина.- Ты сам собственными словами опровергаешь свои же суждения. Твоя любовь — это наука, и сейчас ты самозабвенно поешь ей оды, как верный слуга, давший обещание. И где же твои семь лет? Это первое. Второе,- продолжила она, чуть помедлив.- Сколько продолжительность жизни тигров? Лет двадцать, не более, а значит, и время для них бежит иначе. Это второе. А третье,- она прикрыла на несколько секунд глаза, успокаивая сердцебиение и унимая возможные эмоции.- Мне известен пример такого обещания, которому уже более пятидесяти лет.
-Герои или глупцы,- произнесла она один лишь отрывок из многосложной речи Азазеля.- И кто же тогда ты?- Можно было подумать, что она дает ему выбор между этими двумя понятиями (в общем-то так и было).
Однако, ответ ее мало интересовал, сейчас куда большее внимание привлекал мирно посапывающий на против нее демон, которого Аз безжалостно предлагал разбудить, чтобы бедолага смог откупиться от многоликой и не стать обедом. Смешно, такая забота со стороны Лавуазье означала лишь то, что Арни был не так прост и должен был умереть, не раньше, чем это потребуется алхимику.
-Какой сложный выбор между голодом и твоей свободной. Даже не знаю, что мне делать,- наигранно возмущенно заметила Риса, а затем в ее милой головке родилась безумная идея.- Знаю, цена свободы,- на губах богини возникла дьявольская ухмылка, не предвещающая ничего хорошего, а в глазах забегали огоньки, как бы сказал Фантон, очередные аэри празднуют что-то, и потянув руки вверх, она приподнялась, постаравшись обвить шею Азазеля, ни то поднимаясь вверх, ни то притягивая его к себе, а меж тем совершая самую большую глупость. Попытку поцеловать алхимика, но не по детски глупо, как они до этого издевались друг над другом, а по настоящему. Для чего? Да просто чтобы проверить одну свою теорию. Любая реакция алхимика была неоценимым преимуществом в дальнейших играх

0

39

- Ох, Риса-Риса...
Азазель вздохнул и разочарованно посмотрел на лежащую у него на коленях.
- У тебя все так просто, и все объяснения сводятся к одной простой фразе. Ну да, так легче воспринимать твоему разуму, в котором слишком мало пространства для большего простора мыслей...
Азу был неприятен этот способ отсечения “бритвой” того “лишнего”, что для промтых людей считается сложным. Ему представлялось это предметом людей, слабых разумом.
- Ты подменяешь понятия, Шарисия... Такими логическими ошибками меня не подловить. Во-первых я говорил про любовь между живыми разумными существами, а не существом и абстрактным понятием. К тому же, наука приятнее в общении, хоть и менее доступна, чем женщины. Что насчет времени... Знать бы еще, что это такое... Неважно. В общем, да, для них время течет иначе. Но и для Аэри время течет быстрее, поэтому срок может варьироваться от большого, до еще меньшего. И ты не внимательна. Я упомянул, что это при тесном и постоянном контакте, когда ты знаешь, что женщина безоговорочно твоя.
Выражение лица аэри снова стало ледяным, холодным, как ночь, не выражающим и толики эмоции. Алхимик был разочарован тем, какие мелкик и слабые аргументы ему предъявила многоликая, и тем, что она была столь уверена в себе, но все равно обвиняла его в самоуверенности.
- Как ты и говорила, в зависимости от ситуации. А так, я не отношу себя к героям, злодеям, купцам, потоебителям диктаторам, рабам, глупцам. Я лишь согласен с тем, что умнее большего контингента разумных существ... Если их можно считать такими. Можно даже назвать меня гением, в какой-то мере. Но если я гений, логично будет подумать, что я глупец. Так как только глупец бцдет искать новых и новых знаний, и только гений остановится, сказав, что знает все.
Такова была точка зрения демона, что, в принципе, была правдива. С этим просто нельзя было спорить. Но, он знал, что, скорее всего, лжебогиня попытается оспорить и это, ибо упертая, как баран.
Было понятно, что не просто так девушка решила поцеловать аэри, ждала его реакции. Любой, которая натолкнет ее на мысль о том, что на уме у этого демона. Мысли быстро заиграли. Надо было думать, что показать девушке в ответ на ее действия, что сделать, угадать ее мысли. Если он ответит на поцелуй, то она решит, что может вертеть им как захочет, и что, возможно, в нем есть чувства к ней. Если он решит увернуться, она поймет, что Азазельвсе еще сильная мишень, будет искать другие подходы к нему  пытаться разгадать его. Очевидным было выбрать вариант один. Пусть Шарисия немного поиграет со своим воображением и построит иллюзии того, что она для него что-то да значит, а Азазель поотнекивается, что это не так, и что он это сделал, что бы поесть. Играть наигранность он умел. Но, он был слишком честен с этой девушкой, поэтому не стал ее целовать в ответ. Аз отвел ее губы своим указательным пальцем правой освободившейся руки, сказав:
- Эх, Риса... Ты сейчас выглядишь очень глупо и, в то же время, самонадеянно.

0

40

-Нет, проклятие мое, так проще воспринимать тебе. Боюсь, твоя умная головка не выдержит все жестокости реального мира и моих безумных идей,- ответила она на все заключения демона одной фразой. Тут было и про любовь, и про  спасение и про то, что он гениален. Увы, Шарисия в свое время слишком тесно общалась с работницами древнейшей (что поделать, если эти красотки знали порой больше, чем все шпионские организации вместе взятые). Так вот, они объяснили ей простое правило, действующие со всеми мужчинами: никогда не обыгрывать мужчин полностью на их поле, потому что в противном случае они ломаются и обижаются, точно дети. Играть — играй, можешь даже выиграть пару раундов, но никогда не побеждай окончательно.
Демон как всегда попытался обыграть ее, что же еще можно было ожидать от Азазеля? Он выбрал самый не затратный вариант и в то же время самый красноречивый. Поцелуй он ее в ответ, многоликая бы вряд ли поверила в его искренность и скорее бы решила, что ничего для него не значит, просто игрушка, очередной эксперимент. Оттолкнул бы, и она бы убедилась, что аэри боится ее куда больше, чем хочет показывать. Но нет, он выбрал что-то среднее. Не известно, что он хотела показать, может быть просто игрался, однако, в глазах Рисы результат был определенный. Он боялся, где-то в глубине души страшился ее. Иначе бы попытался воспользоваться шансом, а  не запрятался в свою скорлупу. О да, кажется, она действительно нащупала его слабое место. Пусть он пытается доказать себе, что между ними ничего нет и она для него ничего не значит (то, что он в это слепо верит, сомнений быть не могло), но вера и реальность часто не совпадают. И особенно приятно, когда ты выступаешь того, кто снимает розовые очки со столь могущественного существа.
-Правда?-улыбнулась она, слегка лизнув пересохшие губы, мало переживая о том, что может родиться в голове демона.- А меня кажется, что это ты выглядишь глупо и немного забавно. Бояться собственной жены.- она чуть подалась вперед, прислонившись лбом ко лбу Азазеля, и глядя прямо в глаза произнесла вкрадчивым голосом.-  Кажется, это заразно.
После чего нехотя освободила плененного алхимика, чтобы позволить ему расплатиться за жизнь слуги. Но право слово, Рисе было бы больше по вкусу иное блюдо, но раз он так нужен Азу... Правда, все может очень скоро поменяться, главное правильно расставить фигуры на доске.

0

41

- Хорошо, Шарисия, если тебе так будет угодно, а то твоя головка не выдержит всей реальности и моих разумных идей.
Закончил демон спокойно. Тенденция этой девушки отвечать на все, что он скажет, так легко и непринужденно, его расстраивала. Риса говорила о самоуверенности, но и Аза в ней обвиняла. Ее логика поражала своей несостоятельностью. Он надеялся когда-нибудь найти себе равного собеседника, с которым может поговорить. Нет, этот аэри любил разговаривать с собой, ведь только он может понять себя на все сто процентов. Эти беседы часто ставили под сомнение все, что он пытался доказать, дабы докопаться до правды. Как он однажды слышал: “истина вылечит, но сначала она тебя уничтожит”. Как ученому, ему пришлось принести в жертву свои некоторые прежние убеждения. Только так можно было стать ученым.
- Бояться? Жены? Этот брак, вроде как, фиктивен, не забыла? Иметь жену... Увольте, у меня и без этого развлечений предостаточно, чем связывать себя ненужным бессмысленным настоящим союзом.
Произнес он холодно в ответ. Аз смотрел в глаза прислонившейся к его лбу многоликой с тем же безразличием. Когда же она наконец его отпустила, интриган сел у спящего Арни и разбудил того. Благо, этот демон мог держать себя в руках на людях. Вообще было удивительно, как такое уравновешенное существо получилось заставить кричать.
- Арни, нам нужна еда. Доставай все, что у тебя с собой есть.
Единственная простая вещь, о которой не подумал аэри были еда и вода. Благо, у слуги должно были остаться какие-то запасы. Иногда алхимик забывался в высоких мыслях, и совсем не беспокоился о базовых потребностях, что было во многом его ошибкой. Наконец, порывшись в своем рюкзаке, аэри достал оттуда флягу с водой и несколько перевязанных веревкой кульков, в которых лежали нарезаные кусочки мяса и хлеб.
- Не королевский провиант, но все же есть самое необходимое. Вода, клетчатка, углеводы, жиры и белок. Проживем пять дней.
Мужчина хлопнул себя по голове.
- Да, явно об этом стоило позаботиться заранее. Черт, думаю нам на пути должны встречатся хоть какие-то малые поселения. У них еда точно есть. Этого на первое время хватит. К тому же, тут этикет ни к чему.
Произнеся мысли вслух, мужчина протянул один из кульков девушке.

0

42

Чем больше он пытался ее убедить в обратно, чем более сильной и явной было его безразличие, тем меньше Риса верила в него. И правда, зачем та доказывать кому-то что-то если это для тебя ничего не значит? Зачем там упорно пытаться убедить собеседника, что тебе с ним скучно и неинтересно и все его попытки напрасны? Если Рисе кто-то не интересен, она просто не обращает на него внимание. Если ей какой-то вопрос не существенен или вещь не имеет значение, то она просто пропускает все мимо ушей. Так было с тем, что говорил ей этот милый демон: его доводы были не существенны, поэтому просто пропускались и не были удостоены даже ответа.
-Правда? А по тебе не заметно,- усмехнулась она, отказываясь отпускать так удачно угодившего в ловушку демона (это была битва разума заточенного под четкую логику и разума, чья логика априори петляла точно лисица, запутывающая следы).- Ты так пытаешься меня убедить в этом, словно сам не веришь. Я бы сказал даже по другому, тебя, милый мой, злит сама мысль законности брака по одной простой причине: что узаконил его не ты. Ущемленная гордость, милый мой, порой забавно маскируется под логику. Особенно, когда ты хочешь всеми силами доказать, то, чего нет.
Она нарочно говорила вещи, которые демон бы не хотел услышать, давила на больные точки, коробила старые раны. Чего она добавилась? Ответ на этот вопрос Риса не могла дать даже сама себе, ее интересовало нечто, что она ощущала, но пока не могла сформировать полностью в осознанную мысль.
Не известно, слышал ли ее комментарии разбуженный Азазелям демон, даже если слышал, то у него хватило такта промолчать и сделать вид, что ничего не было. Правда кое-что многоликая все-таки смогла уловить в этом с виду услужливом и спокойном демона по имени Арни. А именно страх... Вроде бы ничего особенного, да и вообще просто нарочито спокойно предложение еды, даже попытка пошутить. Однако, все это было слишком уж правильное, особенно для того, кто совсем недавно спал. Точно натянута струна, готовая лопнуть в любой момент. А что если? Шарисия решила кое-что проверить и для этого сыграть роль страшной и злой многоликой.
-Не стоит волноваться, мой сладкий,- улыбнулась она так приторно, что аж жутко, эта адская доброта была адресована Арни, а не Азазелю, который уже наверное, привык к ее манипуляциям.- Я всегда могу просто съесть нашего друга. Такого мне хватит где-то на неделю полторы, да и тебе в этом плане больше достанется,- несколько секунд молчания, которые должны были протянуться в целую вечность, а затем. Она словно потеряв интерес к жертве, переключилась на содержимое кулька. Вот только не своего, а Азазеля, в наглую изучая то, что там находилось.- Привычка, вторая натура,- только и объяснила она.

0

43

- Злит мысль о том, что не я его узаконил? Хммм. Я бы это на моем месте записал. Интересно звучит. Но, у меня даже пера с листком нет.
Говорил Азазель размеренно, спокойно. Никогда еще не приходила ему идея о том, что его злит сущемтвование ненужной детали, потому что не он ее повесил. Слишком странно это звучало, можно было бы над этим порассуждать, но позже. Беседа об этом с Шарисией не была бы плодотворной.
- Не думаю, что я стал бы узаконивать брак. Хотя... Людьми в браке легче манипулировать. Во время тех же воин. Свободное от “любви” разумное существо не пойдет на войну просто так. Тут либо ярый патриотизм, либо “Назад идти некуда. Умрешь ты - умрут твои”. Так что да, возможно я его и узаконил бы. Только те, кто стоят в иерархии повыше, вступают в войну либо из высших целей, либо из-за ресурсов, либо же хитрости ради. Ладно, меня понесло уже не туда. Уверен, у тебя есть что-то и на этот счет сказать.
Демону резко стало кае-то легче, когда он достал еду. Шарисия взяла другой кулек. Неужели она боялась его, и всерьез воспринимала его попытку убить ее сейчас? Разве он не мог это сделать, пока она была в обмороке? Логика у этой особы хромала больше, чем Азезль думал. Взяв ее кулек, интриган распаковал его, и принялся по-немногу от него откусывать и жевать - так насыщение приходит быстрее, и меньше запасов требуется. Еда была для аэри скорее ресурсом, чем предметом удовольствия, поэтому заострять внимание на том, что ешь, он не любил.
Арни взглянул на Шарисию. Повисла недолгая тишина. Мурашки пробежали по его коже, а в глазах промелькнул страх. “Поработать над эликсиром, приглушающим полностью эмоции” - подумалось Азазелю. Арни почти не подал виду, посчитав это за шутку. Он был одним из тех, кому Аз рассказал хоть что-то о многоликой, но ценным источником информации для тех, кто на них охотится, слуга не был.
- Извините, миссис Лавуазье, но я слишком костлявый.
- Не думаю, что он будет хорошей закуской.

0

44

-Типичный аэрийский взгляд на семейную жизнь,- прошептала она, прикрыв глаза. Нет, Шарисия не питала иллюзий и отлично знала этого очаровательного мужчину и то, что демоны вкладывают в понятие «семья» и «брак». Азазель не открыл для нее Тенебру, скорее лишь еще крепче утвердили в своих убеждениях. Но было в его словах и нечто, что заставляло улыбнуться, пусть и про себя, факт того, что он произнесла готовность (пусть и гипотетическую) узаконить брак, стоил многого.- Хотя не могу не согласиться с ним. Правда, считаю все эти привязанности — слабостью. Но в моем случае, необходимой слабостью,- помедлив  немного, добавила она, вновь разбрасывая хлебные крошки недомолвок и полу фраз.- Знаешь,- прислонилась она на несколько секунд лбом к плечу демона, пряча глаза и от него и от очнувшегося слуги, им не следовало знать то, что творилось сейчас в ее душе.- Мне ничего не нужно, и я ничего не хочу. Мне просто интересно, у кого и когда хватит сил сказать мне «стоп» так, чтобы я его послушала. Возможно, все-таки твой вариант мне более по душе. Там хотя бы есть какой-то смысл.
Забавно, наверное, было смотреть со стороны на их философские беседы. Этакая милая семейная пара, которая обсуждает возвышенные вещи, пути шествуя в свое удовольствие. Вот только проблема заключалась в том, что в отличии от простых людей эти двоя могли разрушить государства и с меньшими затратами, а тут, сколько сил, чтобы уничтожить того, кто сидит совсем рядом. В этом плане Арни выступали  скорее как третейский судья и голос разума, тот кто мог смотреть со стороны не затуманенным взглядом. Только вот беда, этот аэри, кажется, предпочел бы умереть, чем выступить против кого-то из четы Лавуазье, или же Риса ошиблась в своих расчетах?
-Миссис?- усмехнулась она, подобное обращение было для многоликой впервой и оно буквально резало ухо своей неестественностью и некой, можно даже сказать, фамильярностью.- Забавно, меня так еще никто не называл, по крайней мере из живых,- промурлыкала она себе под нос, но так, чтобы сидящие рядом мужчины, смогли уловить весь смысл фразы.- Госпожа, думаю, это более жизнераспологающие, тебе не кажется, мое проклятие?- обратила она короткий взгляд на Азазеля, не то ища в нем поддержку, не то просто играя для внезапно появившейся публики.
-И к вашему сведению, господа, костлявость не является помехой для смертопрядов. Они целуют свою жертву глубоко и страстно, меж тем впрыскивая яд, который достаточно быстро расходится по телу, заставляя все жизненные соки стремиться к устам. Этот поцелуй вызывает настоящую эйфорию и блаженство, и жертва даже не замечает, как ее выпивают, оставляя сухое мумифицированное тело,- с легким придыханием описывала весьма занимательный процесс Шарисия, поигрывая в руках кусочком сушеного мяса, от чего могло возникнуть впечатление, что мысль об использование аэри в качестве обеда ей более по душе.- По моему, весьма разумная цена и обоснованная плата, или ты хочешь предложить на эту роль себя?- уточнила она у супруга.
О, не судите многоликую слишком строго, она не в коем случае не пыталась угрожать, скорее, она просто расставляла все точки над и, давая понять, на сколько опасным может быть сама попытка приблизиться к ней и быть не почтительным. Уж что-что, а то, как она может действовать на мужчин (особенно на тех, которые долго время не были с женщинами) Шари знала и помнила и просто пыталась избежать не нужных сцен.

0

45

- Необходимая слабость? Даже не знаю. Привязанность к двум демонам, что могут уничтожить все, что дорого кому-либо. Например уничтожить то, что дорого тебе.
“Тонко” намекнул Шарисии аэри. Он знал, что это могла быть игра с ненулевой суммой, и проигрыш одного не означает победу другого - смерть одно жизнь другого. Агрон и Аз могли просто-напросто уничтожить друг друга, и тогда не выживет никто из них. В этом ученый был уверен меньше всего, но возможность такую не упускал из виду.
- На удивление...
Лицо Азазеля на миг приняло вид задумчивого.
- На удивление, останавливать тебя мне не хочется. Ну, конечно, мое сознание хочет прекратить все это, но мне кажется, что оно слишком любит то, что приносится на блюдечке, и не хочет трудиться. Попытаться сказать тебе “Стоп”... Это может быть “ниже”, чем все, что я когда-либо говорил или делал. Звучит бредово и удивительно, но, возможно, это так и есть. К тому же, что-что, а это у меня точно не получится. Остановить тебя - значит остановить ток времени. Причем навсегда.
Демон улыбнулся сам себе и снова убрал улыбку с лица.
- Да, Арни. Прекрати ее так называть. Может быть официально мы муж и жена, но эта мысль иногда раздражает.
Переключился Аз на своего помощника.
- Да, конечно, господин и госпожа Лавуазье.
Алхимик фыркнул на эту фразу.
- Я думаю Арни может так легко отдаться только если я сам ему прикажу. Но, пока что у меня есть на него планы - его не стоит трогать. Даже тебе, Риса.

0

46

-Нельзя уничтожить то, что и так уже лежит в руинах, да и мертвых мало волнуют интересы живых,- парировала многоликая, столь же тонко давая понять, насколько она уверена в безопасности своих сокровищ. Да, она знала, что без потерь жить нельзя и обязательно все пойдет не по плану, но кто сказал, что нельзя наслаждаться даже таким поворотом событий? К тому же Азазель в силу своей не опытности в вопросах тонких и эмоциональных не учитывал один незначительный факт: они смогут уничтожить друг друга только переступив через ее холодное тело. А если ты мертв, то какая разница чем закончится их история? Но был  и еще один факт – карандашный набросок, что алхимик сейчас держал у себя. Забавно, ведь если так посмотреть, то Риса уже давно скачет на пепелище, доламывая то, что осталось от дорогих ей вещей.
-Забавно, но может быть именно по этому тебя бы я и послушала,- улыбнулась она, прикрыв глаза, память услуживала подкидывала картинки из их недалекого прошлого, доказывающие всю правоту этого суждения. Может быть дело было в том, что Азазель ничего от нее не требовал? Он не пытался контролировать ее (по крайней мере явно), он всегда выслушивал, предлагал варианты, обосновывал, но никогда не пытался заставить следовать его решению. Это подкупало. Бред, она же использовала его так же: в наглую, в полную силу, даже сейчас, даже просто находясь рядом с ним…
-Господин и госпожа,- повторила за Арни воровка, бросив быстрый взгляд на Азазеля и уловив как же на него влияли эти несколько слов.- Прошу, повтори еще раз,- обратилась она к Арни, так, словно он сказал нечто на столько приятное, что она разомлела от удовольствия.- и я дам слово, что не трону тебя. Поверь, его реакция стоит этого. А лучше назови так, как представляют супружескую пару. Прошу,- чуть склонив голову набок, состроила она умоляющий вид. Над кем сейчас она издевалась понять было сложно, скорее над всей это ситуаций в целом.-Тебе это ничего не будет стоить, а меня повеселит, верный неприступный демон, которому даже в голову не может придти мысль о том, чтобы воспользоваться тем, что составляет силу и слабость хозяина, хотя отлично понимает, что при должно раскладе может при этом возвысится и получить куда больше, чем тот, кому он служит сейчас, обретя власть, достойную великой игры, - ее голос звучал вкрадчиво и нежно, точно она шептала любовнику слова страсти. С волками жить, по волчье выть. Азазелю не стоило знать, что дополнение, которое внес совсем недавно в их контракт Агрон полностью обезопасивший Лавуазье от подобных выходок, обрекая многоликую на вынужденную верность (чушь, она ведь легко может найти лазейку, если захочет).За то Арни получал весьма не плохую пищу для ума, в прочим как и ее благоверный. Да, сейчас он скорее всего пропусти это мимо ушей, или переведет на шутка, а может быть поставит перед фактом, что фраза глупа. Однако… она была озвучена, а значит, его разум воспринял ее, утащив на глубину бессознательного, где так вольготно любым мыслям.- По моему это оксюморон,- резко сменив бархатистые напевы на привычный тембр, обратилась она к Азазелю, завершив это представление шуткой, от которой могло быть смешно разве что такой как она.
-Знаешь, меня с недавних пор мучает один вопрос, это к беседе о наших слабостях и семейной жизни, но не уверена, что его стоит задавать в присутствии посторонних, или я ошибаюсь?- что-что а создавать момент и захватывать чужое внимание Риса умела, пару слов, замысловатые петляние, и наверное, даже этот верный аэри заинтересовался, что же там такого может быть? Еще чуть-чуть и Шарисия мило улыбаясь начнет рыться по карманом, придумывая очередную чушь, отвлекающую внимание от более важных вещей (какая глупость, но какая веселая глупость). Правда сейчас был не тот случай.

0

47

- Оооо, тут ты точно ошибаешься. То, что еще существует - можно уничтожить. И руины вполне могут существовать. Руины вдохновляют, показывают, что даже великие империи могут погибнуть, разрушиться, исчезнуть, оставив после себя лишь трупы. И так же с великими героями, правителями, исследователями. После каждого в конце останется кучка пыли. Если бы я был правителкм, и не хотел, что бы проиив меня восставли, я бы уничтожил все упоминания о других государствах, о прошлом, когда меня и страны не было. Что бы людям было не с чем сравнивать. Что бы они думали, что мой режим вечен, как само время. Что я вечен. Тогда бы никто не знал, что может быть жизнь, лучше этой.
Хоть Азазель и говорил такое, но он отказывался принимать смерть такой, какая она есть, считая ее самым идиотским изобретением богов, или кто их там создал. Он знал, что однажды найдет лекарство от нее (ученый считал ее болезнью, от которой они пока что просто не смогли излечиться). Почему именно он?Да потому что только у Лавуазье есть средства и стремление. Он хочет развития. Аэри не интересны деньги, жа и не ради покорения женских сердец он живет. Нет. Информация, власть и могущество - вот, что его интересует.
- Да, конеяно, госпожа. “Господин и госпожа Лавуазье” .
Говоря это, Арни поглядывал на своего хозяина. Тот лишь еще раз сделал: “пф”, и лишь мельком глянув на слугу, отвернулся.
- Арни меня никогда не предаст... Иначе... Он сам знает, что случиться, если это произойдет.
Интригвн грозно зыркнул на своего слугу и снова надел свою маску безразличия и продолжая есть свое вяленое мясо и хлеб.
- Нет, чего ты, Риса? Арни же вполне способный малый, как ты говоришь. Так что он мог бы послушать. Тем более он довольно верен мне.
Говорил Лавуазье равнодушно, но с нотками язвления.

0

48

-Да, вот только никто кроме тебя их уничтожение и не заметит,- усмехнулась многоликая, для которые столь глубокие философские вопросы всегда находились где-то на тонкой грани с самоиронией и издевательством над окружающими.- Лично я предпочитаю строить имерию путем некромантии,- парировала она.- Ожившее прошлое куда страшнее незыблемого настоящего. Главное лишь выбрать правильный труп, а дальше, история все сделает за тебя.- В общем-то Риса так и поступила выбрала труп по древнее и по страшнее и вдохнула в него жизнь. А после сама история стала ее союзницей давняя легенда о кровавой богини, которая ожила. Хотя с другой стороны, она ведь действовала по плану Азазеля — до нее не было ничего и после нее уже ничего не будет. Вечная как сама богиня империи и она ее воплощение, вечное, как и самоотрицание одного известного ей аэри.
О да, она конечно делал вид, что ему все равно, но то как алхимик старательно показывал безразличие говорило само за себя — игра стоила свеч. А уж когда своему «честному и верному слуге» он буквально пригрозил смертью (или чем-то еще хуже) Риса окончательно убедилась в своих выводах. Если тебе безразличен тот, с кем ты имеешь дело, если тебе все равно, кто он и что он, если тебе необходима лишь его сила (или же слабость), то так себя не ведут. Всеми силами доказывать что тебе безразлично с кем женщина проводит время, и что ваш брак всего лишь фикция и при этом так пугать постороннего мужчину даже не за намерение или мысль, а за шутку собственной жены? Так просчитаться мог только величайший гений.
-И этот демон рассказывает мне о безразличии. Что же тогда в твоем понимании страсть, мой дорогой?- не смогла удержаться от комментария воровка, слишком уже ярким было это мимолетное проявление. Даже можно сказать, слишком естественным.
-Меня волнует вопрос, если тебе так все равно, то почему ты чуть душу из меня не вынул, когда решил, что я выпила тот состав?- да уж, напоминать такому как Лавуазье о том, как чуть было не уничтожила нечто, что демон считал своим — это верх безрассудства. Но, Шарисия хотела услышать его ответ, не столько для себя, сколько для самого аэри пытаясь разобраться в их положении. Но услышать колкости ей скорее всего был не суждено, так как повозка стала сбавлять скорость.
-Странно,- произнесла она себе под нос и прикрыла глаза, так, чтобы ничто не могло отвлечь ее от размышлений. Слуха стали достигать свист и крики, смешанный с топотом копыт. Она не могла разобрать, что они говорят. Язык хоть и содержал некие знакомые слова, но общая канва терялась среди хитросплетения фраз. Разве что окрики возницы говорили о том, что мужчина понимает, что от него хотят.- Кочевники,- резко открыв глаза, произнесла многоликая, пристально посмотрев на сидящего на против нее демона спокойным, холодным взглядом, в котором от былого веселья легкости и игривости не осталось и следа.- Вот почему я никогда не путешествую по империи по земле.- Ты, дай мне покрывало,- произнесла она, тоном требующем подчинения, но времени было не так много, так что не дожидаясь реакции, она просто подалась вперед и схватив ткань резким движением набросила ее на себя, укутавшись с головой и покорно склонив голову, пряча лицо.
Повторять опыт Вейтрала Шарисия не собиралась, одного раза было достаточно, чтобы женщина поняла, на сколько «ценят» тут женский пол, вот и решила не слишком выделяться на фоне местных покорных жен. А вдруг повезет и ее просто не заметят?
Сделала она это как раз вовремя, так как повозка окончательно остановилась, под многоголосный хор мужских голосов.

0

49

- Знания достоин лишь тот, кто знает, умеет, и применяет его. Лишь такой человек сможет умело его использовать. Некромантия... Ну, да. Тут ты права. Возрождая прошлое, ты показываешь людям, что, они вполне свободно выбрали тебя, и их все устраивает. Но ничто не может быть страшнее настоящего. Прошлое создано для того, что бы учиться на его ошибках.
Говорил Азазель спокойно и размеренно. Было понятно, что мужчина всегда говорит уверенно, что бы он ни говорил. И это придает уверенности в его словах и тем, кто с ним говорит.
- Страсть... Это когда человек готов уничтожить то, что любит, что бы узнать его до конца. Вот, что такое страсть, Шарисия. Саморазрушение и саморазвитие. Тонкая грань. Почему я чуть тебя не убил? Потому что зелье достаточно ценное, и варить заново мне не очень хотелось. К тому же. А что, если бы ты повредила осколок? Может быть он зависит от того, насколько ты жива. Как там говорят? “Я люблю тебя за то, что у тебя внутри”.
Лавуазье любил издеваться над.такими несуразными, по его мнению, понятиями. Когда он услышал свист и крики, а потом заметил и выражение лица попутчицы, его лицо нахмурилось. Когда она до конца укуталась, он сказал Арни и Шари:
- Арни, ты на подхвате. Будь готов драться. Шарисия. Если будут мысли, то сообщи арни, а он уже передаст мне телепатически.
Хоть Аз и был интриганом, иногда и ему нужны были люди, что смогут осмотреть ситуацию с других сторон. Особенно взгляд этой шизанутой дуры, что смотрит на мир вверх ногами. Пока что мужчина не собирался ни с кем драться, думая начать с дипломатии.

0

50

Шарисия не любила находится в состоянии зависимости от кого бы то ни было, особенно, когда этот кто-то не брезговал копаться в ее разуме. Но еще больше, она не любила, когда не могла контролировать ситуацию полностью. Тот факт, что речь местных  племен для нее была не слишком понятна вызывало массу проблем. Возможно, Азазель мог и знать общий контекст и даже, чем Темпус не развлекается, даже говорить на языке аборигенов, но это не означало, что то, что для нее и Аза будет означать «мир», для них не является «войной». В свети этого первое, что требовалось сделать, решить данную проблему и Арни со своим даром копания в чужих мозгах вполне подходил на роль «переводчика».
«Проникни в их разум, нам нужно понять, точно, о чем они  говорят и что хотят,- мысленно приказала она аэри не раскрывая лица и не поднимая головы, сейчас ее внешность сыграла бы только против нее.- Разум в ментальном плане у всех одинаков, так что будь добр докажи мне, что умеешь копаться не только в спящих головах».
Это была чистой воды авантюра, построенная исключительно на парочки гипотез и слухов, что ходили в определенных кругах Брута. Знала она одного торговца, который мог найти общий язык с любым, подчеркиваю, любым существом вне зависимости говорит ли он на его языке или нет, при том говорил он на своем, а тот на своем, но при этом легко понимали друг друга. А секрет был в том, что торговец был ментальным магом. Свой трюк он не раскрыл даже под пытками, хотя Тамиор старался (глупости, он не старался, просто развлекался), но общие черты выдал. Оставалось лишь надеяться, что у слуги Лавуазье талантов было ничуть не меньше, чем у того ушлого торговца.
-Кто твои спутники, Абдул?- обратился, судя по всему к возничему, заглянувший в повозку мужчина.- Чужестранцы.  Почему ты везешь их по нашей земле? Они что разбойники? Сколько стоит их голова?
-Они хорошо заплатили, Эсмир, так что мне все равно. Хотя скорее просто глупцы, которые решили посмотреть красоты пустыни,- отвечал возничий.- Но стоит, наверное, хорошо, но на плечах будет стоит лучше.
-Да, на плечах она всегда дороже,- рассмеялся кочевник, разглядывая путников так, словно они были всего лишь неплохим товаром.- У меня как раз скоро свадьба, вот и подарю тестю дорогие подарки.
Разговаривали они сугубо на местном диалекте не стесняясь в вырождениях, уверенные, что их никто не поймет. Да и где это видано, чтобы какие-то чужестранцы знали языки местных племен, порой если даже сами племена не слишком хорошо понимали языки друг друга.
«Без крови. Без битв,- говорила многоликая, успокаивая в первую очередь себя, чувствуя, как осколок на груди наполняется пламенем и как гнев от того, что ее посмели остановить какие-то людишки заполняет все естество.- Мы не можем сражаться со всеми. Это их земля. У нас нет с собой провизии, наш провожатый будет на их стороне,- мысленно перечисляла себе воровка.- Сыграть на неожиданности? Может быть, вынудить их принять нас под свою защиту? Но как?»
Только бы Арни не подвел... только бы он смог применить тот трюк, если не к ней, то к Азазелю.

0

51

В отличие от многих людей, у Аза был развит “счет на глаз”. С первого взгляда он понял, что перед ним находится 27 человек. Аборигены. Кто на лошадях, кто на своих двоих. Из-за повозки вышел еще один мужчина. Судя по всему, глава стаи. “Животные” - презрительно прошипел Азазель. Ему никогда не нравились полудикие племена, которые в приоритет ставят не идеи и знания, а свои чертовы традиции и семкйные ценности. Демон хорошо знал культуру этих кочевых народов, и точно не уважал ее, и это мог проявлять свободно. Особенно в такой ситуации. И тут с ним связался Арни. Он рассказал интригану о том, что услышал из разговора этих двух. Это было мгновение. Короткий миг. Арни мог их понимать так как во вселенной нет указания, что вот это стол, а вот это кочевник. Он понимал их на общеразумном уровне. Кулаки аэри сжались от такого неуважения. “Подарки...Подарки! Такое неуважение я не потерплю, я...”. И тут в голове мужчины родилась идея. Он довольно много и часто изучал воздействие электричества на различные вещества. И он подразделил их на типы. Песок, увы, не очень проводил эоектричество. При обычной температуре. Но тут, в пустыне, в полдень, когда температура песка гораздо выше нормы, в таких условиях песок является средним проводником электричества. Зато такой же силой обладает графит, который и в нормальных условиях проводит электричество так же, как и металлы. Так же у графита, который есть в любом песке, может имется свое магнитное поле, либо он может идти против направления распространения близлежащего магнитного поля. Зубы демона заскрежетали. Аз злобно осмотрел стоящих вокруг него людей. Так как в любом песке есть микрочастицы металла  он начал притягивать их друг к другу, производя мощное магнитное поле. Сейчас было идеальное время для того, что бы провести такую атаку. Все замерли, смотря на разьяренного Лавуазье, из которого медленно сочилась ярость. Аэри поднял голову и с улыбеоц посмотрел на главаря кочевников, и, присев на корточки, дотронулся до земли своими руками. На него нацелили свое оружие стоящие вокруг прислужники этого мужчины. И тут ноги ученого сорвались с места, начав его колесо. По механизму прошлась волна электрического тока, знаменующая то, что все работает. И сила артефакта начла распространяться по проводникам. От песчинки к песчинке, с огромной скоростью. Всех, кто сейчас стоял на земле поразило разрядом электрического тока, исходящего из катушек по рукам исследователя. Когда он прокрутил полный поворот своего тела, то упал на землю. Управление таким количеством мелких частиц отняло много сил. Колесо он прокручивал не зря. Его металлические сапоги, увы, не было времени снять, поэтому и был предпринят такой отчаянный шаг. По подковам лошадей, по телам людей, прошли вольты энергии. Демон ощущал у себя в руках настоящую силу древних артефактов. Аккуратно встав, он прошел к переду повозки, где сидел жмущийся от страха извозчик, глядящий глазами, полными ужаса, на неожиданно умерших лошадей.
- Значит так ты с нами, да? Я тебе, вроде, деньги заплатил. А ты так с нами решил поступить, да?
Аэри не смотрел на сидящего с серьезным лицом. Но тут же резко развернул лицо к нему. Из его рта по краям шла кровь, а губы изображали улыбку.
- Тебе нравится? Посмотри, какой... Интересно, уже после, или до полудня? Закат, или восход? В любом случае, романтично...
Он положил ему руку на ладонь и провел разряд электричества, убив. Тело извозчика дергалось в конвульсиях, а изо рта шел пронзающий округу крик. Остановился Лавуазье только тогда, когда от волос этого парня начал идти дым. Тогда он резко сбросил его вниз. Подойдя к повозке, Аз заглянул внутрь, и сказал:
- Шарисия, давай, переноси нас отсюда. Я сделал, считай, все, что хотел от этой поездки.
И отринул от нее, оставляя Рисе пищу для размышления, и осматривая со своим обычным выражением лица небольшую окружность радиусом около пятнадцати метров, состоящую из кристаллов стекла, оставшуюся от его атаки.

+1

52

Все повторяется, моховик жизни вновь сделал виток, показав Шарисии истинное положение вещей. Азазель был в ярости, и ярость его приобретала все разрушающие масштабы. Азазель хотел ей показать, на сколько силен и ради этого вновь проливает кровь. Точно так же он действовал, в их встречу с праймом: все тот же прием с электричеством, так же замертво павшие великие войны, и так же никого желания видеть последствия своих действий. О нет, он оставит такую мелочь, как «после» своему глупому братцу и Шарисии, пусть он мучается и решать проблемы, и пусть она вновь и вновь проклиная всех богов, которые заставили ее связаться с этим демоном. Но она будет всегда и вечно звать только его, потому что именно он причина всех ее бед. И вот сейчас, разве уничтожая этих людей алхимик думал о том, что за ними придут другие? Разве его интересовала такая мелочь, что теперь и Вейтрал может узнать о их существовании? А вдруг он убил кого-то из местных вождей и что тогда? Нет, мудреца не интересуют насущные проблемы, особенно, когда он чувствует свое превосходство.
Крики, стоны, блеск электрических разрядов — музыка смерти, мелодия разрушения. С одной стороны Риса наслаждалась ею, но с другой, ненавидела. Арни мог ощутить эту странную эмоциональную какофонию, апогеем которой стала столь наглое обращение (по мнению многоликой) со стороны демона о том, чтобы она увозила их отсюда. Эти слова прозвучали, Азазель отошел и эмоции в воровки вдруг умолкли, словно кто-то оборвал струну.
-Правда?- улыбнувшись спросила она, скидывая с себя покрывало и выходя наружу. Только одна богиня знает, каких усилий ей стоило не подскользнуться на внезапно образовавшемся под ногами стекле. Она даже на несколько секунд замерла восхищенно оглядывая все это прозрачное великолепие. В голове промелькнула шальная мысль, что может быть стоит превратить всю пустыню, или хотя бы ее часть, в зеркальное безмолвие. Однако, уловив в одном из бликом собственное отражение осеклась, пальцы машинально сжались в кулак и внутри возникло непреодолимое желание разбить все эти зеркала.
-Ты такой сильный и в то же время такой жалкий,- произнесла она подходя к аэри, неспешно обходя валяющиеся под ногами тела. К мертвым она никогда не испытывала ненависти и жалости, скорее она завидовала их покою.- Что мне мешает бросить тебя здесь один на один с последствиями твоих действий? Это будет весьма забавная картина: великий Лавуазье против пустыни. Осталось решить, на кого мне поставить- ее чувства были относительно мертвы, поэтому говорила ее логика и разум, а эти две вещи, были куда страшнее самой сильной бури чувств и страстей.- И единственное, на что ты сейчас уповаешь и надеешься, отдавая мне приказ — это чувства. Но ты их презираешь и считаешь слабостью. Что ж, я решила внять твоим доводам и теперь их нет и у меня. И вот вопрос, который задает мой разум: зачем ему помогать? На что получает ответ: Причины нет,- оно обошла демона стороной, оказавшись у него за спиной.- Или у тебя есть другой ответ?- спросила она, ведя не совсем честную игру по серди мертвых тел

0

53

Размяв пальцы, Азазель отошел от повозки, и спокойно выслушал каждое слово своей попутчицы, которая выглядела не как спасенная в беде дама, а как ехидная саркастичная гиена, которыз пруд пруди в этой местности. Капюшон демона развевался на ветру, как и полы плаща. на стекла маски то и дело налетали кучки пыли, которые тут же обтекали ее, как и все остальное тело аэри. Развернувшись к повозке, но не смотря на самодовольную Рису, Лавуазье крикнул:
- Арни, пошли за мной!
И, не дожидаясь его, пошел куда глаза глядят. Если так подумать, то, куда не пойди, можно будет сказать, что ты идешь вглубь пустыни. Интриган сунул руки в карманы. Однородный песок, и лишь дюны придавали какого-то разнообразия пейзажу. Ученый, за которым уже поспешно следовал его приспешник, находу, не оборачиваясь, крикнул своей попутчице вместо ответа на ее вопрос:
- Надеюсь, ты знаешь дорогу. Уверен, что знаешь. Увидимся с тобой черед пару недель, максимум, месяц, когда я приду в город вождем этих дикарей, сплотившим их вместе, если, конечно, к тому времени еще их богом не стану.
Азазель показательно наступил на довольно некрепкое, оьразовавшееся от высоких температур, стекло, оставляя малую брешь в этой стеклянной стене, в центре территории которой мтояла Шарисия. Он давал намеки. И шутка была в том, что аэри даже не шутил. Он уже начинал думать над тем, как наладить связи между поселениями кочевников, где он расположит главный город, и свою лабораторию, и как оснастит всю армию передовыми технологиями. Этот мужчина любил кидать вызов самому себе, и принимал его с удовольствием. Он знал, что единственный, кого ты должен превзойти сегодня - это себя вчерашнего. "Будущее правит балом, а прошлое доедает объедки" - так думал Аз, что неустанно двигался в будущее, стараясь быть впереди всего мира. И он был уверен, что даже варваров он способен обучить всему этому за месяц, объединить все племена, и даже без помощи артефакта, который есть у Рисы, стать богом.

0

54

Нужно быть самоубийцей или Лавуазьей, чтобы без страха поворачиваться спиной к разъяренной Шарисии. К несчастью для многоликой, Азазель был вторым вариантом: единственный, кому она не могла причинить вреда, единственный за кого она хоть немного волновалась, единственный, кому она могла простить любую подлость и любую вину, но знать ему об этом было не стояло. Но как не знать, если стояло ему пройти совсем немного, как позади раздался яростный рев, такой силы, что казалось ,песок и тот задрожал, а следом потом черного пламени, ударил в спину двум демонам, заставляя плавиться песок вокруг них. Азазелю оно не могло причинить вреда: договор действовал безотказно, даже при всем своем желании Шарисия не обладала силой, способной хоть как-то навредить демону, за то вот Арни она бы не позавидовала, окажись он у нее на пути. Это была не атака, а предостережение, можно сказать, ее довод в данном разговоре.
Огромный черный дракон стоял посредине стеклянной равнины, окруженный обугленными телами. Этот дракон в два прыжка преодолел расстояние между ним и демоном и злобно оскалившись посмотрел на малявку, что теперь стояла перед ним. Нет ничего в мире страшнее гнева женщины, особенно, когда эта женщина обладает силами бога.
Как смеет он уходить! Как смеет он вновь оставлять ее одну! Как у него хватает наглости подобным образом поступать с той, что рискует всем ради его блага? Не уже ли он на столько наивен, что думает будто Шарисия позволит себе еще раз пережить эту пытку? Не уже ли он надеяться, что она вновь будет покорно сидеть и ждать, вздрагивая каждую секунду от мысли, что он может погибнуть, боясь, всякий раз как Агрон  заикнется об очередной удачи... Мучая себя кошмарами о том, что может случится с нерадивым алхимиком без ее присмотра. Нет! Довольно!Она уже и так жила с этими страхами достаточно, позволить ему вновь уйти без должного оружия она не позволит.
Яростный взгляд, монстра готового убить, а затем... немыслимое: она покорно ложиться перед ним, готовая к любому повороту событий. И разве что Арни мог ответить на вопрос, в чем же дело. Только ему был открыт доступ к калейдоскопу ее страстей и переживаний, и только он мог сказать точно: о нет, она не покорилась, она не подчинилась, просто она признает один простой факт... Нет, наверное, даже этот аэри не поверит собственному разуму, докопавшись до истины, а раз так, то смысл его озвучивать?
«Я дам тебе силу, а дальше, поступай как знаешь. Но я не хочу быть тем в нашей семье, кто хоронит супруга»,- промелькнула в ее мыслях, надежда, что Арни передаст это алхимику была.

0

55

Арни с выпученными глазами, полными страха, стоял возле своего господина, и взирал на действия и мысли Шарисии, которая сейчас сделала то, что молодой аэри не мог и представить. Никогда раньше он не видел таких драконов. Азазель же стоял молча, все так же повернувшись задом к лжебогине. На его лице была ехидная, саркастичная улыбка. Руки демона расслабленно повисли. Ученый медленно развернулся к оскалившемуся огромному существу. Но улыбка уже успела затеряться в глубинах сознания интригана. Арни перенаправлял все мысли Рисы в голову Лавуазье, так что он все понимал. Наконец, когда она осела на землю, настала тишина, тянувшаяся недолго. Через полминуты демон сел на теплый песок перед драконом. Непонятно было, то ли он так издевается над Рисой, либо просто показывает, что и он может вот так осесть в данный момент. Сложив руки в замок, он внимательно "выслушал" своего слугу в тишине бесконечных пустынь.
- Силу... Ты для этого позвала меня?
Короткий смешок, вперемешку с не менее короткой доброй ухмылкой.
- В который раз ты сумела меня заинтересовать, Риса... Я готов выслушать тебя... Но в этот раз без лишних эмоций, и недомолвок... К тому же, теперь нам никто не будет мешать уж точно. Расскажи мне о "силе". И я, будь уверена, останусь.
Сейчас Оавуазье не хотел ставить условия. Да, он был тем еще чудовищем, безусловным монстром. Но даже такой монстр иногда был рад заботе о себе, хоть эта забота и может проистекать из корыстных побуждений.

0

56

Дракон прикрыл глаза, отдавая должное демону: она предоставила ему выбор, Азазель мог поступить как угодно, даже убить ее и Риса бы не стала сопротивляться, но он стал просто разговаривать. Забавно, из всех вариантов он выбрал тот, который она меньше всего ожидала. Многоликая чувствовала, как Арни напуганный и не понимающий копошится в ее сознании, она ощущала, как он пытался приоткрыть ту завесу, за которой прячутся ее мотивы. Но... Аэри получил лишь хлесткий удар по собственному разуму и простой вопрос, не требующий озвучивание: «Не уже ли он думает, что бродит по ее мыслям без ее ведома?». Ответ был очевиден: ее одолевала клятва, ее мучили осколки, проклятие, в данный момент ее раздирали даже эмоции Лавуазье, что связывали с ней кровные договоры... Но при этом в ее разуме была тишина и никто из выше перечисленных не смел там бродить. А он, какой-то жалкий ментальный маг бродит, и какой же вывод? Госпожа Лавуазье дозволяет это делать.
«Я не позвала, я пришла к тебе,- говорила она мысленно, рычать в драконьем облике, оглашая пустыню ревом так не хотелось, как и смотреть на причину всех своих бед.- разные ситуации, проклятие мое»,- и правда, ведь она искала его, и она была тем, кто инициировал встречу, или Риса чего-то не знает?- Я боялась за тебя, я видела слабость и поэтому искала тебя»,- в мыслях под пристальным взглядом Арни она могла быть относительно честной, в слух от нее этого Азаель бы никогда не услышал.
В памяти при этом высыпала картинка недалекого прошлого, когда Азазель и Риса, в большей степени Риса, вместе выпивали, играя в игру, ценой в которой была правда. А точнее сказать, тот момент, который координировано отличался от всей остальной картины спокойного и мирного разговора. Это был момент аккурат после того, как очередная правда вывела их из себя: Азазель попытавшийся уйти и уничтожить остатки своих чувств и эмоций, дабы они более не волновали их, остановленной многоликой, нет, просто женщиной, прижавшийся к его спине, крепко вцепившейся в него, как в величайшие сокровище... Совсем как сейчас, разве что она не была тогда драконом. Сознание верным слугой подбрасывала фразы, сказанные тогда: «Возможно впервые я тебя попрошу, но не делай этого, не оставляй меня. Я не смогу этого пережить вновь. Я не смогу снова тебя потерять. Это выше моих сил. Для меня нет никого дороже на свете Лавуазье и я никогда себе не прощу, если причиню боль ему,-мгновение молчания, и более точное определение.- тебе… И если для того, чтобы ты не уничтожил себя окончательно нужна Риса, она будет, пока не прогонишь ее». А следом, прозвучал проклятый вопрос, гостем из совсем другой истории: «На чьей ты стороне?» и ее ответы, что были красноречивее всяких слов... Азазелю вряд ли следовало такое напоминать, он уже давно, по мнению многоликой, пережил ту беседу и забыл те слова. Но вот Арни стоило это увидеть, хотя бы для того чтобы понять, кто же на самом деле госпожа Лавуазье.
«Я дам тебе город, я подарю тебе лаборатории, а еще, отдам те секреты, что хранятся в нем. Я стану твоим щитом в вашей войне с Агроном, ведь в этом случае он уже не сможет напасть на тебя не объявив тем самым войну мне. А еще я дам тебе союзников и цель. А после, когда ты вновь из странника превратишься в великого Лавуазье, я оставлю тебя, если ты пожелаешь до тех пор, пока ты вновь не ослабнешь или не уничтожишь меня»

0

57

Смерть Шарисии ничем не помогла бы ему. При этом Азазель ничего бы и не потерял, кроме защиты от Агрона, которая, в некотором смысле, была оскорбительной.
- Не сердись на Арни, Шарисия. Не орудие убивает, и не ложки едят. Это все люди. А в данном случае, это я копошусь в твоем сознании. Он бы и не посмел это сделать без меня. Мой слуга просто ретранслятор в обе стороны. Он компенсирует некоторую...
Лавуазье взялся одной рукой за голову.
- Некоторую недостаточность. В нем остался мой след.
Он подпер пальцем мвою губу и безэмоциональным лицом посмотрел на морду сидящего перед ним дракона, прямо в его стеклянные, гигантские глаза. От фразы про слабость, его чуть передернуло.
- Слабость? Твоя защита начинает оскорблять меня, Риса. Она начинает раздражать. Может я и могу вести себя ребячески, но я хотя бы не строю из себя то, чем не являюсь. Мир полон детей, просто играющих во взрослых.  же честен.
Воспоминания Шарисии перешли и в голову мыслителя, нт мускулы на его лице не дернулись. Он лишь будто проскользил по ним глазами и отбросил на стол сознания.
- Оставлять? За еого ты меня принимаешь, Шарисия? Азазель будет жить вечно. Потому что так устроена жизнь. Она любит вредить и мне, и моим противникам. Оставить тебя? За тобой интересно и забавно наблюдать. Хочешь, что бы я перестал уничтожать себя и причинять себе боль? Отдай этот мир мне. Полностью, без исключений. И даже тогда я не успокоюсь. Я бросил вызов богам, я бросил вызов природе, я бросил вызов жизни. Все против меня. Даже те, кто со мной. И даже ты сражаешься за себя. Потому что, если я умру  то для тебя умру не я. В тебе умрет часть тебя. Ты будешь чуствовать не мою боль, а боль за себя. И даже тогда ты не перестанешь видеть меня. Я всегда буду на переферии зрения. Я буду шагать сзади. Я буду в газетах, книгах, людях вокруг тебя. И однажды я снова вернусь. Возможно это буду я. А возможно, мой аспект. Если ты решила идти по этой жизни со мной, то будь готова. То, что для меня обыденная ситуация, для тебя может быть крахом, дном. Но даде на дне можно найти вдохновение.
Минутное молчание.
- Не вздумай ничего давать просто так. Ты забыла мои уроки? Я не дам тебе просто подарить это мне. Я должен принять участие в этом. Причем, как можно большее. Потому что потом я не хочу, что бы ты тыкала меня носом в этот подарок. Как бы ты не хотела, я не перестану быть странником, как и великим Лавуазье. Потому что это я. Это две мои части из миллиардов миллиардов других. Но с этим аванпостом моего величия, я смогу путешествовать в пучинпх разума и мира, а не в жалкой пустыне.

0

58

Риса слушала его терпеливо и молчаливо, только алые всполохи под горлом могли говорить о том, что дракон сдерживаться, чтобы не сжечь этого глупого, наглого мальчишку, посмевшего ему, могущественному существу, диктовать что и как делать. Но не  слова раздражали ее, а их схожесть с одной известной ей личностью. Сейчас она слушала не Азазеля, а себя, она видела многоликую, которая говорила нечто подобное сначала своему учителю, а затем и пытающемуся образумить ее алхимику. Нет ничего более раздражительного, чем твоя точная копия, нет более желанного врага, чем ты сам. Но Лавуазье был не прав в одной просто детали, он думал, что один такой во вселенной...
-За кого я тебя принимаю?- наконец-то произнесла она мысленно, когда долгая тирада, возможно даже слишком эмоциональная для алхимика была завершена.- за Азазеля Лавуазье,  который даже слабость свою обратит в силу. Ты говоришь, чтобы я отдала тебе этот мир? Он твой,- ведь мне ничего не нужно из того, что ты или Агрон можете мне дать, проскользнуло где-то на заднем плане отголосок внутренней речи.- Если бы я сражалась за себя, то вряд ли бы поступила так, как поступила когда-то. И ты ничего не понимаешь, проклятие мое. Тебе не ведомо, что ты и так дал мне куда больше, чем я могу оплатить. Ты — последний отголосок разума, ты тот, чья рука не дрогнет. Ты — моя смерть, Азазель, разве есть что-то чем можно оплатить работу мрачного жнеца?-дракон горько усмехнулся, ведь он сугубо говоря, вешал ярлык на того, кто стоял перед ним.- Но если, тебе мало этого,- вскинула голову крылатая ящерица.- Я приму твое пожелание, потребовав в замен скупую надежду: найди способ избежать того, что видел Арни, ведь тогда смерть уже не будет твоей маской в моей игре.
Дракон замолчал, позволяя аэри осмыслить все сказанное им. Риса и сама не совсем понимала значение фраз и водоворота мыслей, в этом была основная проблема ментальной связи: нельзя отличить то, что должно быть сказано, от того, что являлось всего лишь ускользающим бликом сознания.
-А пока,- нарушила тишину многоликая, уже заговорив, а не используя мысли.- ты того желаешь, мы вместе, и город тот, ты получишь не как мой дар, что тебе претит, а как то, что принадлежит тебе по праву сильнейшего.
А после дракон вновь склонился, улегшись на песок, и закатив янтарные глаза, мол угораздило же связаться, многоликая буквально выкрикнула в разум двух демонов.
-Предлагаю один раз быть сверху, а то окажешься снизу.

0

59

- Твоя смерть? Звучит слишком гордо. Как раз по мне... Знаешь, опасно такое говорить. а что будет, если ты умрешь не от моей руки? Думаешь, в этом все равно буду задействован я? Хотя бы косвенно..? Звучит очень пафосно. Я проник еще не во все сферы жизни. Пока что. Я не везде. И это недочет. А с тобой Арни...
Аэри взглянул на своего слугу.
- Мы еще поговорим о том, что ты видел.
Азазель был все так же безэмоционален. Тем не менее, он удивлялся всему, что когда-либо видел. ибо, если ты не удивляешься, ты не пытаешься исследовать. Просто его любопытство в такие моменты было довольно тихим.
- Я рад, что ты меня поняла, Риса. Нельзя позволить себе чувствовать то, что я тебе что-то должен. Я должен сделать многое сам. Залезай, Арни.
Мужчина ловко и быстро взобрался на спину огромному дракону, в отличие от слуги. Ему пришлось помогать с этим, ибо ему не приходилось раньше взбираться верхом на огромных ящериц. Наконец, когда оба демона уселись поближе к голове многоликой, интриган сказал:
- Ну, полетели. А пока летим, расскажи мне все, что ты знаешь. если это то, о чем я думаю.. То нам предстоит довольно сложная работа... Расскажи все, что знаешь.

+1

60

Дракон расправил крылья взмыв в небеса, конечно, не пристала могущественной богини и госпоже Лавуазье выступать в роли транспорта для двух самовлюбленных мужчин. Но вся загвоздка заключались в том, что она могла себе это позволить без ущерба для гордости, а вот аэри не могли воспользоваться ее услугами не переступив через собственным прицепы. Хотя, если подумать, то путь, который бы у них занял несколько дней в настоящее время мог был  быть преодолен за несколько часов и все зависело от того, на сколько Риса успела восстановиться после последнего подобного полета. Врать себе многоликая не собиралась: ее сил не хватит, чтобы добрать до Маршары, но вполне должно хватить, чтобы достичь Гут Керийса, а большего в данном случае не требовалось. И милая беседа в этом плане скорее выступала дополнительным подспорьем, чем мешала.
«Все что знаю? Тогда тебе станет скучно и ты оставишь меня,- усмехнулась она в мыслях, знаю, что и сама не обладала все полнотой картины.- Я отдам тебе Гут Керийс, этот город весьма велик, к тому же уже давно находиться под контролем, так что проблем тебе доставить не должен. Раньше там заправлял Нейтан, очаровательный мальчик, гениальный  алхимик, амбициозный, наглый, самоуверенный, слегка с причудами,- Риса словно описывала самого Азазеля, как его видели большинство окружающих (кроме возможно, ее самой).- Думаю, ты бы его сразу убил, чтобы не мешался.  Но такого удовольствие я тебе доставить не могу, кто-то же должен снабжать меня зельями, пока ты играть в обиженную добродетель. Но лаборатория у него хороша, в отличии от тебя, мальчик не портит чужих игрушек,- намекнула она о взрыве храма и частично потерянных исследованиях Азазаля.- От Маршары там по меньшей мере неделя верхом, так что полная автономия тебе обеспечена, в прочем как и отсутствие недостаток живых ресурсов.  К тому же определенная отдаленность от границ Эларии будет означать, что мне не придется волноваться  о том, что мне придется иметь дело с Братством Тишины из за очередных трупов. Те, что ты уже успел создать, думаю, я смогу пережить и обратить себе на пользу. А обширное количество кочевников и относительная близость Вейтрала должна компенсировать этот недостаток,- дракон резко замедлился, увидев на горизонте очертания города, а затем помедлив немного, словно взвешивая все за и против, рванул вперед, спустя несколько минут черная тень уже нависла над храмом кровавой богини, распугивая жриц, осмелившихся оказаться не в том месте ни в то время.
«Прыгай»,- только и успела подумать многоликая, прежде чем потеряв окончательно контроль над обращением не полететь вниз, сумбурно прикидывая варианты для спасения, а так же перечень оправданий, если отделаться без синяков не получится.

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Личные эпизоды » Дела семейные [Вейтрал, 13 Теарсис]