Розыск от капитана пиратов




Группа нашего форума в ВК

Ищут компанию в квесты


Обновлен список свободных артефактов
Вы можете взять себе уже готовый артефакт в качестве стартового или награды за квест.

Знаете ли вы?
Есть по меньшей мере 2 способа, позволяющих любому тиграну обрести магический дар: первый - через культ, а второй - через кровь

Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!

http://img.rpgtop.su/88x31x11x3.gifhttp://forum-top.ru/uploads/buttons/forum-top_88x31_4.gif

Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год

РОЗЫСК

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Конкурсы » Голосование: Лучший пост месяца [Август]


Голосование: Лучший пост месяца [Август]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Здесь представлены работы на конкурс в двух номинациях: лучший пост и лучшая цитата
Голосование продлится до 01.10.2018

Лучший пост

Авалон

Стены пещер стали заметно шире и это оставляло двоякое ощущение у Авалон. С одной стороны не нужно идти зажато, бояться задеть стены или Исмаэля плечом. Даже дышать стало как-то немного легче. С другой же стороны напарники стоят теперь на пороге тьмы, ширину которой не способен объять ни один факел.

Услышав наставление того, кто прожил в здешних местах всю жизнь, девушка сразу же вытащила кинжал их ножен. Она прекрасно понимала, что этого не будет достаточно против местных кровожадных низших, но ведь нельзя просто достать заклинания, создание которых и было ее главным оружием, из кармана или сумки, так?

Усиленное восприятие внешнего мира всегда было присуще эльфам, однако даже с этой способностью Ава не всегда понимала, чего же так опасается арахнул. Его пальцы то и дело крепче обычного сжимали шпагу, а зрачки бегали из угла в угол, заставляя юную исследовательницу нервничать. Это и не удивительно. В Аг’кхале живет столько разного вида существ, сколько девушке и сниться не смело. Стоит заметить, что не все они дружелюбные…

-А не уточнишь насколько дол…-предложение Авалон прервал глубокий зевок. -…насколько долго нам идти в общей сложности?..

Полуприкрытые глаза эльфийки начали немного слезится из-за постоянный зеваний и все больше тяжелеть. Миг за мигов их застилала непонятная пелена спокойствия и безопасности, которая так и манила прилечь и провалиться в небытие хотя бы на пару секунд... Хотя нет, минут…Или часов?..

-Исмаэль…-с закрытыми глазами и еле заметной улыбкой произнесла девушка. –Давай немного передохнем, мы так давно в пути…

Она не могла поверить своим ушам. Ей совсем не хотелось говорить что-то подобное. Так почему? Путь занял от силы пару часов, это не могло так сильно утомить…

Что же тогда происходит? По какой причине ей так хочется спать?..

Хотя это уже и неважно. Сейчас ей стало безразлично все на свете. Осколок? Может, ответ напарника? Ее жизнь и жизнь Исмаэля?

Нет. Ни что не способно было убрать ту пелену, которая застала врасплох ее разум. Он, кстати, стал превращаться в нечто странное. Сначала это была струйка дыма, затем шар, а после… бабочка. Она была единственным, что сейчас четко видела Ава.

“Что это?.. Бабочка? Она такая красивая…”,-в глубине души волшебница понимала, что вместе с дуновением ветра, создаваемым крыльями этого прекрасного создания, ее рассудок становиться все дальше и дальше от нее самой.

-Стой…-чуть слышно вырвалось у нее.

Ей не хотелось прощаться со своими воспоминаниями и знаниями, которые так бережно хранил ее разум. Без них она в буквальном смысле будет беспомощна. Кому нужна глупая, забывшая все, эльфийка?

Один шаг. Всего один шаг отделял ее и сверкающего в темноте мотылька. Из рук тут же выпал кинжал, а за ним и факел. Он ей ни к чему, она видит все, что сейчас нужно.

“Что я делаю? Нельзя…нельзя идти туда, я чувствую опасность…”,— подумала Ава, сделав шаг вперед.

Эльфийка глубоко вздохнула, дабы возобладать над собой вновь, но тело до сих пор не слушалось ее, как и собственные мысли. Они разбегались, прятались в закоулках самых давних воспоминаний, а затем снова выбегали, будто пытаясь испугать этим их обладательницу.

-Не бросай меня,— чуть громче сказала та, медленно шагая вперед и время от времени покачиваясь.

Но теперь и звуки начали сливаться друг с другом. Слово за словом сливались в один затихающий гул, сейчас она слышала только свое тело. Биение сердца, дыхание, кровь, плавно бегущая по венам – все это издавало едва различимые звуки в реальности, но не у нее в голове. Они глушили все мысли, все слова и звуки внешнего мира, оставив девушку наедине с собой.

-Дур…ман…— как можно громче произнесла Авалон, дабы напарник услышал ее, и тут же упала на колени, лишившись последних сил.

Чей-то нежный голос неустанно звал ее к себе. Теперь это не выглядело так завораживающе и приятно. Это пугало. Пугало до мурашек на теле, до стука зубов и дрожи в коленях, которые все еще стояли на твердой и холодной земле. Каждая клеточка тела эльфийки хотела вернуться назад на пару минут, чтобы такого больше не случилось.

Этот дурман был похож на сладкую иллюзию, разгадка которой грозила жертве лишением жизни…

Только теперь Ава поняла, в какую ловушку они попали. “Вишенкой на торте” стало легкое прикосновение чьих-то острых когтей ноги девушки. Это не оставило глубоких ран или царапин, однако теперь опасения Исмаэля подтвердились. Они здесь не одни.

Имсирион ар Муар

— Вы меня разочаровали, ар Муар.

Канцлер покачал головой, опустив глаза к лакированной столешнице. Имсирион, вытянувшись в струнку, изо всех сил старался сохранить каменное выражение лица.

Его буквально распирало. Смех вот-вот грозился вырваться наружу, и дракону стоило немало усилий держать себя в руках. Старик был предсказуем и прост, так что Рион вот уже целых полчаса развлекался лишь тем, что предугадывал реплики канцлера.

"Новая идиотская работенка через десять..."

— Провалить такое важно и ответственное задание...

"Девять..."

—  Вы хоть понимаете, чем это всем нам грозит?..

"Восемь..."

— Вам нужно было просто получть информацию...

"Семь..."

— Информацию, ар Муар! Просто спросить!..

"Шесть..."

— Но нет же, великий ар Муар не ищет легких путей!..

"Пять..."

— Какого? Ну, какого, простите, черта вы решились...

"Четыре..."

— На эту авантюру?..

"Три..."

— Проклятие! Молчите, ар Муар? Правильно...

"Две..."

— Впрочем, учитывая ваши прошлые заслуги, я дам вам шанс реабилитироваться...

"Одну..."

— На этот раз даже делать ничего не надо будет...

"Та-да-ам..."

— Вашим новым поручением будет сопроводить молодого зу Гресси до места переговоров и проследить, чтобы он не наломал дров.

Рион выдохнул. Канцлеру действительно удалось его наказать. Мысль о том, что ближайшие несколько дней ему придется провести в обществе одного самонадеянного петуха, отдавала мерзким холодком где-то в глубине черепной коробки. Спорить было не с руки, поэтому он лишь коротко кивнул. Канцлер подозрительно сморщил переносицу.

— Вопросы? — крякнул он и, не получив ответа, даже с какой-то отцовской теплотой хмыкнул, — удачи, ар Муар. Пусть это послужит вам уроком.

Рион мог поклясться, что на морщинистом, как старое яблоко, лице канцлера на миг мелькнула озорная ухмылочка, а в черных глаза словно исподволь сверкнул огонек. Мгновение — и напротив Муара снова это вечно уставшее, словно впитавшее в себя всю вселенскую печаль лицо канцлера. Старик лишь коротко дернул подбородком, объявляя тем самым, что аудиенция окончена. Прищелкнув каблуками и на секунду склонив голову в прощальном поклоне, Рион молча, чеканя шаг, покинул приемную Великого Канцлера.

— Какой идиот стал бы строить замок в этом захолустье? — фыркнул зу Гресси, нервно тиская в руках поводья, — Муар! Напомни мне, почему мы не можем просто прилететь сюда по-нормальному, в нашем истинном облике.

"Потому что ты урод, в прямом и переносном смысле... твоя тупая рожа не способствует переговорам..."

— Известно, что мастер зу Руф тяготеет к человеческой ипостаси, — ровным голосом проговорил Имсирион вот уже пятый раз за сутки, — мы хотим произвести на него хорошее впечатление.

— Впечатление, — скривился зу Гресси, словно от зубной боли, — чего стоит твое впечатление, когда переговоры ведутся с позиции силы и власти? А?

"Когда они ведутся с позиции глупца, то — да..."

Рион промолчал. Меньше всего на свете хотелось поучать, а тем более учить чему-то этого недоноска.

Настроение было ужасным. Он бы и сам был не прочь пронестись над землей, расправив могучие черные крылья, заслоняющие простых смертных от животворящего солнца и тем самым навевая благоговейный страх. Но, как он уже сказал, во-первых, им нужно было произвести хорошее впечатление, а во-вторых, удивлять в этиз краях было решительно некого. На многие мили вперед, назад и в стороны растянулась унылая равнина, покрытая тусклой, едва живой растительностью. Казалось, сойди с наезженной дороги — и тут же вляпаешься в болото.

Возможно, в другое время года здесь и бывало красиво: перед глазами возникали образы необьятных полей, сплошь усыпанных разноцветными цветами среди сочной молодой зелени... или нет: бескрайние пашни, радующие глаз золотом своих спелых колосьев...

Рион уныло вздознул и лишь плотнее закутался в свой походный плащ. Ему снова подумалось о его собственном доме, которого вот уже несколько столетий и в помине-то нет. Там, где раньше, как помнил еще маленький дракончик Рион, высился гордый родовой замок с прильнувшей к нему, как ласковая кошка, деревушкой с названием, которого он уже и не помнил, теперь раскинулся какой-то захолустный городишко. Мерзкие людишки копошились на его земле, живя свой коротенький век в грязи и разврате, даже не подозревая, чья это земля.

Рион скрипнул зубами от досады. Было бы у него чуть больше возможностей, уж он-то...

— Ар Муар!... — требовательный мальчишеский голосок вывел его из раздумий. Кажется, зу Гресси что-то говорил ему, но дракон не запомнил ни слова.

— Смотри, кажется, я вижу эту... хибару.

Впереди над отрогом очередного холма, который они вот уже как час штурмовали по разбитой от непогоды дороге, вдруг замаячили высокие башенки на фоне далеких заснеженных шапок гор. Шаг за шагом взору открывалось все больше подробностей: вот выглянул угрюмый, ощетинившийся сотнями бойниц донжон, вот ободряюще подмигнуло светлыми окошками жилое крыло, вот оскалились в самонадеянной ухмылке ворота с ведущим к ним мощным мостом через глубокий ров на длинных тяжелых цепях. Вотчина зу Руф впечатляла, пугала, восхищала и еще раз пугала. Казалось, подъедь к ней на расстояние арбалетного выстрела — и все, больше ты себе не принадлежишь. Один короткий взмах хозяйской руки, и вот почти бессмертный дракон, сплошь утыканный толстыми оперенными болтами валится в придорожную грязь. А потом пара крепких парней со знанием дела подхватывают его подмышки и деловито скидывают в ров, имя которому Забвение...

— Безвкусица... — продолжал стонать зу Гресси, всхлипывая носом. Кажется, нежный мальчонка простыл. Какая досада...

— Эти башенки, эти... бастионы, — зу Гресси словно выплевывал каждое слово, щедро поливая каждое из них желчью.

Еще час утомительной езды под мерзким моросящем дождиком, и путники остановились наконец перед самым рвом, который, к некоторому облегчению Риона, оказался не таким уж и глубоким. Зато крепостные стены, словно по волшебству выросшие не меньше, чем на десяток человеческих ростов, теперь угрюмо щерились на посланников ровными рядами серых защитных зубцов.

Не рискуя наступать на деревянный мост, соединяющий вотяину зу Руф с остальным миром, Рион предпочел остановиться и подождать некоторое время. По всем канонам гостеприимства, сейчас со стороны сторожки должен донестись голос патрульного с дежурной фразой: "Хто такие"...

Дряхлый Эдди

«Пресвятые панталоны госпожи Селии! Да мы ж помрем тут щас».

Эта буря не была для Эдди первой (он очень надеялся, что и последней она для него не будет). Однако шторма, подобного этому, Эдди еще не видел. Он не был матросом, сейчас от него не зависело ровным счетом ничего и поэтому единственное что он мог сделать – покрепче ухватится за трос и не выпасть за борт. Ощущение безнадеги медленно поглощало старого пьяницу, его спина вновь согнулась под тяжестью возраста, а свободная рука сама собой потянулась к единственной отраде в этом безумии – фляге с ромом. В голове стали вспыхивать образы-воспоминания: вот они с отцом и дедом рыбачат на маленькой лодчонке. А вот матушка журит его за сломанную игрушку. А вот…

— Эдди! – Голос капитана вырвал его из спасительного бреда. – Чем ты занимаешься? Почему я их все еще вижу?! – Эдвард осмотрелся. Странные тени, смахивающие на то ли на корабли, то ли на чужеродных чудищ, в опасной близости проплывали мимо их брига.

— Виноват, капитан! – Эдди вновь оказался в своей среде. – Ей вы, кучка отбросов! – обратился он к своим подчиненным. – За работу, вашу ж шлюху-мать! Открыть порты, подкатить орудия и шмалять по всему что движется!

Канонир и сам не остался в стороне. Подбежав к одной из пушек, он быстро осмотрел ее: «все ли правильно эти идиоты закрепили?» Так и не найдя к чему придраться, он подозвал нескольких подчиненных себе в помощь и с удивительной для такого старика скоростью стал обхаживать пушку. Засыпать порох, засунуть пыж, забросить ядро. Всё это хорошенько утрамбовать прибойником. Подкатить орудие. Навести на цель. Поднести к фитилю пальник. Прикрыть уши. Бабах! Откатить орудие. Прочистить канал банником. Всё по новой. На круге, эдак, седьмом Эдди уже ничего не слышал, а из-за дыма еще и мало что видел. Но останавливаться он не собирался. В поле его зрения было еще множество кораблей, которые Эдвард собирался потопить.

— На! – Он сунул одному из помощников пальник, взамен отобрав у него фонарь. – Побудешь вместо меня.

С этими словами он быстро заковылял по кораблю, осматривая вверенные ему орудия вместе с колдующими с ними подчиненных, попутно давая «прикурить» от фонаря быстро затухающим из-за дождя пальникам. Несколько пушек стояло без дела – при такой буре отведенный порох попросту отсырел и помощники канонира в экстренном порядке искали ему замену. Парочка орудий и вовсе стреляла не туда, куда нужно – обслуживающие ее люди были то ли самыми неопытными, то ли просто самыми тупыми из помощников Эдда. Однако спустя пару минут и семь подзатыльников они быстро всему научились.

— Слушать меня всем! Казенное имущество зазря тратить не позволю! Так что те суицидники, у которых хоть одно драгоценное ядро улетит «в молоко», могут выбрасываться из корабля сами, вам понятно? — «Ох матушка… прости меня, грешного. Если выживу, к тебе поеду. Казнят, не казнят – всё равно!».

Катарина

«Предательство», вот какое имя теперь было у ее корабля, ведь вряд ли иначе можно было назвать эту посудину, осмелившуюся пойти против воли капитана. Но нет, не кораблем была предана пиратка, а собственным кольцом, тем самым древнем артефактом, что тонкой нитью связывал ее с вольным городом. Ее сила, ее мощь, и теперь ее слабость...

Слишком быстро многоликая поняла, что крики бесполезны, слишком отчетлива осознала, что скорее всего скоро ей придется расплачиваться за удачу. Но черта с два она сдасться без боя! Если Нун, Шарисия, Теон или кто там еще решил вдруг потребовать свое, то пусть сначала попробуют добиться от нее признание счета! Руки инстинктивно держались за бесполезный штурвал — какая глупость, пытаться контролировать своевольный корабль. Но нет, пусть команда знает, что она все еще капитан, что бы не твердила судьба.

Сквозь бурю и шторм слышались команды, направленные в первую очередь на то, что сохранить корабль, если уже ему взбрело в голову поплавать в непогоду, и уберечь команду от возможных неприятностей. А они, к слову сказать, были совсем близко.

-Эдди!— закричала капитан, увидев совсем близко незнакомое судно, почему-то сразу же вспомнились истории про сухаглинов и кракинов, а так же про особо ушлых пиратов, которые специально пытались сделать свои корабли похожими на них.— Чем ты занимаешься? Почему я их все еще вижу?!— надеяться на то, что  гости  мирными было бы глупо, а на море, в прочем, как и в жизни, кто быстрее, то и выжил.

За всем этим шумом Катарина лишь через несколько минут заметила, что с ее парой руки тянуться сверкающими нити, при этом от света не исходило жара, он просто светил. Но было в нем что-то глубокое и пугающие, это были не нити, а цепи, что связывали ее с осколком. И теперь этот проклятые камешек решил захватить еще и корабль.

-Проклятие,— Катарина попыталась снять кольцо с руки, хотя и понимала, что затея бесполезна и глупая.— Осколок,— прошипела она сквозь зубы, пытаясь избавиться от артефакта, выбросив его за борт.

Подобную картину свечения она наблюдала еще в нескольких местах на корабле (Капитан даже не могла подумать, что у нее тут столько артефактов, вот что значит запасливые люди), вот только на этот раз подобная сознательность привела к негативному эффекту.

-Все что светиться за борт!— приказала она, давая понять, что если не полетят артефакты, то отправятся к монстрам их хозяева.

Кирани

Болото. Что может быть отвратительнее этой вязкой вечно хлюпающей, постоянное пытающийся тебя сожрать местности? Наверное только то же самое болото, но приправленное местными жителями, у которых что не гость, так ходячий мертвец, что не женщина — так ведьма с кривыми зубами. И как же госпожу Левендор угораздило вляпаться в это чудо природы? Да никак. Плевать она хотела и на местных жителей и на схлопывающиеся пузырьки болотного газа, и на пытающихся напиться ее кровушки насекомых, ей всего-то было нужно добраться до Элизиума и кто виноват, что маги построили этот город прямо в сердце топей? Конечно, именно маги, а вот Кирани тут была абсолютно не при чем. Пожалуй, ей стоило было быть более благоразумной и не соваться в топи на ночь глядя, но...

Этим большим и страшным «но» являлись жители окрестных деревень, который воспринимали рыжеволосую красавицу ни как иначе как ведьму. Нет, конечно, сначала ее воспринимали как типичную бабу с весьма себе аппетитный формами и не плохой мордашкой, однако, через пару комплиментов и тройку подпаленных филейных частей от понятия «бабы» осталось только «ведьма». При том будеь Кирани некроманткой проблем бы не было — сошла бы за  свою (с нежитью у обитателей Дерейтуса всегда были нежные отношения). Но как на зло, магесса обладала так не пригодной для сырости огненной магией. И что же делать бедной девушки, на которую ни с того ни сего ополчились деревенщины? Не оставаться же с этими милыми людьми под одной крышей, еще не ровен час проснешься где-нибудь в болоте с ножом в сердце. В свете всего выше сказанного у Кирани был лишь один достойный вариант — добраться как можно скорее до Элизиума пусть даже идти пришлось бы ночью (со слизняками и пиявками легче договориться, чем с мужиками).

Сколько она уже пробиралась по этим «дорогам» сказать было трудно, вот только одежда ее уже успела порядком промокнуть, а в обуви набраться небольшие заводи, в которых разве что лягушки не квакали. Сквозь зубы она цедила чуть слышные проклятия, адресованные всем и каждому и были они такими сильными, что даже комары падали замертво едва подлетая к ведьме. Ха, свежо придание. Просто никто не мешал Кирани использовать огненный щит, покрыв свое тело с ног до головы тонкой пленкой огненной магии — сил это отнимало не мало, за то результат был на лицо. Хотя продолжать бесконечно так не могло... На глаза попалась небольшая возвышенность с группой деревьев, а так же с  некой копошащейся вокруг нее фигурой. Этот некто был судя по всему один, а с одним некромантом или мародером Левендор могла справиться спокойно (особенно если он ее разозлит). По этой причине, буркну себе под нос, что-то на подобие «ноги моей больше не будет в этих болотах». «Сожгу все тут к аэри  и пойду спокойно по пепелищу», направилась в указанную сторону.

Шандар

«По ночам, когда в тумане

Звезды в небе время ткут,

Я ловлю разрывы ткани

В вечном кружеве минут.

Я ловлю в мгновенья эти,

Как свивается покров…..»

— Интересно, — молодой драган перестал мурлыкать себе под нос и склонил серую морду к земле, смахнув набок лезущую в глаза челку, давно надо было ее укоротить, да все как-то возможность не подворачивалась, а кромсать волосы обычным охотничьим ножом — рука не подымалась. Глаза внимательно пробежались по топкой поверхности выхватывая едва видимые глазу следы. Откуда-то слева долетел тихий звук, ящер шевельнул перепончатым ухом и выпрямился, рефлекторно переместив кисть с широкого кожаного пояса на рукоять меча. Еще раз обшарил взглядом местность и неторопливо двинулся дальше. «Поспешишь людей насмешишь» – так ведь говорят, а относительно болот смешить будет уже некого, не терпят они спешки.

Всего шесть часов назад он вышел из крохотной деревеньки в которой останавливался на ночлег, но уже полностью исчезли следы присутствия живых. Братья в ордене отговаривали его идти в топи одного, но ему так было проще, незнакомые с особенностями болот долго тут не выживут, а надежного напарника нужно было ждать очень долго. В топи его завели дела ордена, нужно было проверить появившуюся информацию и личные дела – ему просто необходимы были некоторые ингредиенты и травы, которые нигде кроме как здесь, на его родине, достать было решительно невозможно. О третьей причине он старался даже самому себе не напоминать ненароком – слишком еще резало по сердцу от тяжких воспоминаний. Топи Стагмуса, все в них впитало в себя отголоски «Битвы времен» и несло в себе отпечатки тех давних событий. Вот и сейчас Шандар нарочно медлил в своих поисках «ужасного чудовища» чтобы выискать нужное. Когда он только начал познавать искусство знахарства, именно его наставник показал какие особенности есть у местных трав, чуть перепутаешь и все, вместо лекарства в руках уже или бесполезная вода, или того хуже.

Фыркнув драган махнул хвостом и перехватил поудобнее, пока еще неиспользованный по назначению шест пошел дальше.

— Хорошо, что здесь болото смешанное, будь тут низина — ползал бы в воде по уши.

Взмахом хвоста отогнал от себя пару назойливых насекомых и еще раз огляделся, прислушался.

Болото вокруг жило своей болотной жизнью, где-то слева снова ухало, справа стрекотали насекомые, ветер шелестел листьями чахлых кустиков и стеблями трав буйно разросшихся по болоту. «Интересно, что к вечеру повылазит, видимо сегодня уже до места не дойду, вообще непонятно, зачем по таким местам люд носит, прямо мир рухнет если они крюк сделают в полдня, нет же нужно сломя голову через самую топь идти. Торопятся все слишком, жить торопятся а в итоге, торопят свой уход….», — мысли медленно текли в голове, не мешая следить за окружающим пейзажем.

Вдруг хвост с силой хлестанул воздух, а ноздри на чешуйчатой морде раздулись и затрепетали, впитывая сладковато-приторный запах.  Шан сделал пару быстрых, плавных шагов в сторону, и склонился над синевато-зелеными тонкими стебельками, тот факт, что драган был увешан оружием, вещами, походным инвентарем ничуть не мешали ему развивать достаточно хорошую скорость и движений весь этот скарб не стеснял. Быстро вытащив плотный мешок, натянул перчатки из тонкой кожи, ножом подкопал землю вокруг пучка травы извлекая на свет плотные, ярко-жёлтые клубни, отряхнул от земли и отправил в мешок предварительно срезав пушистые стебельки. Оттерев перчатки от пуха снял и засунул за ремень. На поясе уже болтались четыре мешочка, теперь их стало пять, а значит следовало найти место для ночлега и заняться обработкой материала пока тот не потерял своих свойств.

Драган направился к группке деревьев на небольшом возвышении, что ранее заприметил на горизонте, со стороны могло показаться, что миссионер попросту филонил и вовсе не собирался выполнять поручение, но это было не совсем так и теперь, закончив с предварительным сбором информации с рассветом он предполагал начать действовать, пока же стоило озаботится вещами насущными – например ночлегом и ужином.

Шарисия

-Нельзя уничтожить то, что и так уже лежит в руинах, да и мертвых мало волнуют интересы живых,— парировала многоликая, столь же тонко давая понять, насколько она уверена в безопасности своих сокровищ. Да, она знала, что без потерь жить нельзя и обязательно все пойдет не по плану, но кто сказал, что нельзя наслаждаться даже таким поворотом событий? К тому же Азазель в силу своей не опытности в вопросах тонких и эмоциональных не учитывал один незначительный факт: они смогут уничтожить друг друга только переступив через ее холодное тело. А если ты мертв, то какая разница чем закончится их история? Но был  и еще один факт – карандашный набросок, что алхимик сейчас держал у себя. Забавно, ведь если так посмотреть, то Риса уже давно скачет на пепелище, доламывая то, что осталось от дорогих ей вещей.

-Забавно, но может быть именно по этому тебя бы я и послушала,— улыбнулась она, прикрыв глаза, память услуживала подкидывала картинки из их недалекого прошлого, доказывающие всю правоту этого суждения. Может быть дело было в том, что Азазель ничего от нее не требовал? Он не пытался контролировать ее (по крайней мере явно), он всегда выслушивал, предлагал варианты, обосновывал, но никогда не пытался заставить следовать его решению. Это подкупало. Бред, она же использовала его так же: в наглую, в полную силу, даже сейчас, даже просто находясь рядом с ним…

-Господин и госпожа,— повторила за Арни воровка, бросив быстрый взгляд на Азазеля и уловив как же на него влияли эти несколько слов.— Прошу, повтори еще раз,— обратилась она к Арни, так, словно он сказал нечто на столько приятное, что она разомлела от удовольствия.— и я дам слово, что не трону тебя. Поверь, его реакция стоит этого. А лучше назови так, как представляют супружескую пару. Прошу,— чуть склонив голову набок, состроила она умоляющий вид. Над кем сейчас она издевалась понять было сложно, скорее над всей это ситуаций в целом.-Тебе это ничего не будет стоить, а меня повеселит, верный неприступный демон, которому даже в голову не может придти мысль о том, чтобы воспользоваться тем, что составляет силу и слабость хозяина, хотя отлично понимает, что при должно раскладе может при этом возвысится и получить куда больше, чем тот, кому он служит сейчас, обретя власть, достойную великой игры, — ее голос звучал вкрадчиво и нежно, точно она шептала любовнику слова страсти. С волками жить, по волчье выть. Азазелю не стоило знать, что дополнение, которое внес совсем недавно в их контракт Агрон полностью обезопасивший Лавуазье от подобных выходок, обрекая многоликую на вынужденную верность (чушь, она ведь легко может найти лазейку, если захочет).За то Арни получал весьма не плохую пищу для ума, в прочим как и ее благоверный. Да, сейчас он скорее всего пропусти это мимо ушей, или переведет на шутка, а может быть поставит перед фактом, что фраза глупа. Однако… она была озвучена, а значит, его разум воспринял ее, утащив на глубину бессознательного, где так вольготно любым мыслям.— По моему это оксюморон,— резко сменив бархатистые напевы на привычный тембр, обратилась она к Азазелю, завершив это представление шуткой, от которой могло быть смешно разве что такой как она.

-Знаешь, меня с недавних пор мучает один вопрос, это к беседе о наших слабостях и семейной жизни, но не уверена, что его стоит задавать в присутствии посторонних, или я ошибаюсь?— что-что а создавать момент и захватывать чужое внимание Риса умела, пару слов, замысловатые петляние, и наверное, даже этот верный аэри заинтересовался, что же там такого может быть? Еще чуть-чуть и Шарисия мило улыбаясь начнет рыться по карманом, придумывая очередную чушь, отвлекающую внимание от более важных вещей (какая глупость, но какая веселая глупость). Правда сейчас был не тот случай.

Азазель де Луавазье

— Ох, Риса-Риса...

Азазель вздохнул и разочарованно посмотрел на лежащую у него на коленях.

— У тебя все так просто, и все объяснения сводятся к одной простой фразе. Ну да, так легче воспринимать твоему разуму, в котором слишком мало пространства для большего простора мыслей...

Азу был неприятен этот способ отсечения “бритвой” того “лишнего”, что для промтых людей считается сложным. Ему представлялось это предметом людей, слабых разумом.

— Ты подменяешь понятия, Шарисия... Такими логическими ошибками меня не подловить. Во-первых я говорил про любовь между живыми разумными существами, а не существом и абстрактным понятием. К тому же, наука приятнее в общении, хоть и менее доступна, чем женщины. Что насчет времени... Знать бы еще, что это такое... Неважно. В общем, да, для них время течет иначе. Но и для Аэри время течет быстрее, поэтому срок может варьироваться от большого, до еще меньшего. И ты не внимательна. Я упомянул, что это при тесном и постоянном контакте, когда ты знаешь, что женщина безоговорочно твоя.

Выражение лица аэри снова стало ледяным, холодным, как ночь, не выражающим и толики эмоции. Алхимик был разочарован тем, какие мелкик и слабые аргументы ему предъявила многоликая, и тем, что она была столь уверена в себе, но все равно обвиняла его в самоуверенности.

— Как ты и говорила, в зависимости от ситуации. А так, я не отношу себя к героям, злодеям, купцам, потоебителям диктаторам, рабам, глупцам. Я лишь согласен с тем, что умнее большего контингента разумных существ... Если их можно считать такими. Можно даже назвать меня гением, в какой-то мере. Но если я гений, логично будет подумать, что я глупец. Так как только глупец бцдет искать новых и новых знаний, и только гений остановится, сказав, что знает все.

Такова была точка зрения демона, что, в принципе, была правдива. С этим просто нельзя было спорить. Но, он знал, что, скорее всего, лжебогиня попытается оспорить и это, ибо упертая, как баран.

Было понятно, что не просто так девушка решила поцеловать аэри, ждала его реакции. Любой, которая натолкнет ее на мысль о том, что на уме у этого демона. Мысли быстро заиграли. Надо было думать, что показать девушке в ответ на ее действия, что сделать, угадать ее мысли. Если он ответит на поцелуй, то она решит, что может вертеть им как захочет, и что, возможно, в нем есть чувства к ней. Если он решит увернуться, она поймет, что Азазельвсе еще сильная мишень, будет искать другие подходы к нему  пытаться разгадать его. Очевидным было выбрать вариант один. Пусть Шарисия немного поиграет со своим воображением и построит иллюзии того, что она для него что-то да значит, а Азазель поотнекивается, что это не так, и что он это сделал, что бы поесть. Играть наигранность он умел. Но, он был слишком честен с этой девушкой, поэтому не стал ее целовать в ответ. Аз отвел ее губы своим указательным пальцем правой освободившейся руки, сказав:

— Эх, Риса... Ты сейчас выглядишь очень глупо и, в то же время, самонадеянно.

Шаблон голосование "лучший пост"

Код:
[hide=88888][b]1 место:[/b]
[b]2 место:[/b]
[b]3 место:[/b][/hide]

0

2

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

3

Ждем ваших голосов

0

4

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

5

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

6

Давно собирался сюда влезть, да все как-то ускользало из виду. Но судя по некоторому оживлению надеюсь и я не слишком поздно. Но если все же опоздал то что ж тут поделать, сам виноват.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

7

Лучшая цитата месяца
Дряхлый Эдди

http://sayron.ru/img/avatars/0012/0f/f2/888-1533033915.png

Ссылка на пост Квест: Остров синей звезды
Цитата:
   «Пресвятые панталоны госпожи Селии! Да мы ж помрем тут щас».


Лучший пост месяца
Авалон

http://sayron.ru/img/avatars/0012/0f/f2/874-1531076627.png

 

Текст поста
    Стены пещер стали заметно шире и это оставляло двоякое ощущение у Авалон. С одной стороны не нужно идти зажато, бояться задеть стены или Исмаэля плечом. Даже дышать стало как-то немного легче. С другой же стороны напарники стоят теперь на пороге тьмы, ширину которой не способен объять ни один факел.

    Услышав наставление того, кто прожил в здешних местах всю жизнь, девушка сразу же вытащила кинжал их ножен. Она прекрасно понимала, что этого не будет достаточно против местных кровожадных низших, но ведь нельзя просто достать заклинания, создание которых и было ее главным оружием, из кармана или сумки, так?

    Усиленное восприятие внешнего мира всегда было присуще эльфам, однако даже с этой способностью Ава не всегда понимала, чего же так опасается арахнул. Его пальцы то и дело крепче обычного сжимали шпагу, а зрачки бегали из угла в угол, заставляя юную исследовательницу нервничать. Это и не удивительно. В Аг’кхале живет столько разного вида существ, сколько девушке и сниться не смело. Стоит заметить, что не все они дружелюбные…

    -А не уточнишь насколько дол…-предложение Авалон прервал глубокий зевок. -…насколько долго нам идти в общей сложности?..

    Полуприкрытые глаза эльфийки начали немного слезится из-за постоянный зеваний и все больше тяжелеть. Миг за мигов их застилала непонятная пелена спокойствия и безопасности, которая так и манила прилечь и провалиться в небытие хотя бы на пару секунд... Хотя нет, минут…Или часов?..

    -Исмаэль…-с закрытыми глазами и еле заметной улыбкой произнесла девушка. –Давай немного передохнем, мы так давно в пути…

    Она не могла поверить своим ушам. Ей совсем не хотелось говорить что-то подобное. Так почему? Путь занял от силы пару часов, это не могло так сильно утомить…

    Что же тогда происходит? По какой причине ей так хочется спать?..

    Хотя это уже и неважно. Сейчас ей стало безразлично все на свете. Осколок? Может, ответ напарника? Ее жизнь и жизнь Исмаэля?

    Нет. Ни что не способно было убрать ту пелену, которая застала врасплох ее разум. Он, кстати, стал превращаться в нечто странное. Сначала это была струйка дыма, затем шар, а после… бабочка. Она была единственным, что сейчас четко видела Ава.

    “Что это?.. Бабочка? Она такая красивая…”,-в глубине души волшебница понимала, что вместе с дуновением ветра, создаваемым крыльями этого прекрасного создания, ее рассудок становиться все дальше и дальше от нее самой.

    -Стой…-чуть слышно вырвалось у нее.

    Ей не хотелось прощаться со своими воспоминаниями и знаниями, которые так бережно хранил ее разум. Без них она в буквальном смысле будет беспомощна. Кому нужна глупая, забывшая все, эльфийка?

    Один шаг. Всего один шаг отделял ее и сверкающего в темноте мотылька. Из рук тут же выпал кинжал, а за ним и факел. Он ей ни к чему, она видит все, что сейчас нужно.

    “Что я делаю? Нельзя…нельзя идти туда, я чувствую опасность…”,— подумала Ава, сделав шаг вперед.

    Эльфийка глубоко вздохнула, дабы возобладать над собой вновь, но тело до сих пор не слушалось ее, как и собственные мысли. Они разбегались, прятались в закоулках самых давних воспоминаний, а затем снова выбегали, будто пытаясь испугать этим их обладательницу.

    -Не бросай меня,— чуть громче сказала та, медленно шагая вперед и время от времени покачиваясь.

    Но теперь и звуки начали сливаться друг с другом. Слово за словом сливались в один затихающий гул, сейчас она слышала только свое тело. Биение сердца, дыхание, кровь, плавно бегущая по венам – все это издавало едва различимые звуки в реальности, но не у нее в голове. Они глушили все мысли, все слова и звуки внешнего мира, оставив девушку наедине с собой.

    -Дур…ман…— как можно громче произнесла Авалон, дабы напарник услышал ее, и тут же упала на колени, лишившись последних сил.

    Чей-то нежный голос неустанно звал ее к себе. Теперь это не выглядело так завораживающе и приятно. Это пугало. Пугало до мурашек на теле, до стука зубов и дрожи в коленях, которые все еще стояли на твердой и холодной земле. Каждая клеточка тела эльфийки хотела вернуться назад на пару минут, чтобы такого больше не случилось.

    Этот дурман был похож на сладкую иллюзию, разгадка которой грозила жертве лишением жизни…

    Только теперь Ава поняла, в какую ловушку они попали. “Вишенкой на торте” стало легкое прикосновение чьих-то острых когтей ноги девушки. Это не оставило глубоких ран или царапин, однако теперь опасения Исмаэля подтвердились. Они здесь не одни.

+1


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Конкурсы » Голосование: Лучший пост месяца [Август]