Здесь представлены работы на конкурс в двух номинациях: лучший пост и лучшая цитата
Голосование продлится до 11.12.2018


Лучший пост

Тарквемада

Матушка крепко прижимала, почти взрослого, двенадцатилетнего сына к груди. Повсюду чувствовался запах гари и тошнотворный, сладковаты запах крови. Были слышны крики воинов врага и вопли убиваемых ими людей. В деревянно зале, в котором обычно проходили пиршества и произносились здравницы князю, сейчас было темно, если не считать огненных бликов на стенах. Сквозь окна зала проникал только свет пожара, не было спасительного света восходящего солнца. С рассветом должны прибыть войска князя Милана, хозяина этого горящего города. Подлым предательством, шпионы выманили войска князя за реку Ильву, нашептав, что там располагается армия соседнего барона, и лучше разбить её, застав в походном марше, чем попасть в осаду. Но подлые полководцы барона, перехитрили князя. Их войско уже находилось в засаде на этом берегу, непреодолимой реки. Как только войско князя переправилось на другую сторону, мост, соединявший два берега, был разрушен с помощью алхимической бомбы. А подлый убийца, прятавшийся на дереве, близ переправы, пустил стрелу, оборвавшую жизнь великого князя, проглотив сразу за этим ядовитый порошок. Теперь, чтобы вернуться домой, войску требовалась неделя, ровно столько нужно было, чтобы достичь ближайшего пригодного для переправы брода, пересечь строптивую реку и вернуться к городу.

Войска барона, использовали эту фору сполна, они чуть ли не с ходу захватили город, и не считаясь с потерями ,продавили оборону города за каких-то пять дней. Весь шестой день, храбрые защитники города бились за каждую улицу, за каждый дом, на пути к княжьим покоям, за ночь они полегли почти все. Десяток бойцов, вместе с Княжной и маленьким князем Родгиром заперлись в зале, в том самом, из которого неделю назад, объявив о сборе войска, вышел в свой последний поход Милан.

На двери зала обрушился удар, затем еще один, и еще… Войска барона начали высаживать последнюю преграду, ведущую к цели. Матушка, крепко стиснув сына, сделала несколько быстрых шагов к стене, нажала на неприметный сучок, и в стене образовался небольшой проем. «Беги, найди войско, отомсти за смерть наших людей и нашего города Родгир», с этими словами она толкнула его в проем и закрывая ход, взяла меч у подошедшего воина. Последнее, что успел увидеть Родгир, перед тем, как ход закрылся – это раскрывшиеся под последним сокрушительным ударом двери зала.

Больше двух часов брел мальчик по темному тайному ходу, вырытому под городом много поколений назад. Наконец он вышел из хода, открыв дверь, прямо в стене маленькой землянки. Судя по шкурам и ловушкам, лежащим на столах, тут жил охотник. Родгир понял, что враг уже был здесь. Хозяин хижины лежал с раскроенным черепом на пороге дома, в руке окровавленный боевой нож – умер с оружием в руках, как и подобает мужчине. Выйдя на улицу, маленький князь увидел идущих из темноты воинов. Их было много…очень.

Они шли из темноты – не видно лиц.

Они шли молча – не слышно голосов.

«Умирать, так как мужчине», решил Родгир, взяв из руки мертвого охотника окровавленный нож. Где-то за горизонтом начал заниматься рассвет, но всё равно слишком темно. Родгиру было совсем не страшно. Он знал, что духи предков помогут ему. Сейчас он заберет с собой десятки врагов, пусть нападают.

Солдаты остановились в десятке шагов от него, «боятся».

Начали обступать полукольцом, «не страшно».

Лица скрыты темнотой, «Так лучше».

Вот один воин пошел вперед, послышался тихий шелест стали доставаемого клинка.

Мальчик сжал нож…

Десять шагов…

Семь…

Пять…

Воин вонзил меч перед собой в землю и встал на колено

— Приказывай Князь…

Агрон

Брут. Карнавал. И все играют свою роль, будто бальный танец, что кружиться в царском зале, и каждый играет свою роль. Этот город, полный нарядными пугалами, привлекал к себе особое внимание в эту пору года, как никогда раньше  и тот уровень цинизма, коварства и интриг достигал в эти дни своей эпопеи. И, разумеется, кто бы упустил возможность решить свои давние проблемы, когда есть такая возможность, особенно, когда дело касается семьи аэри, к примеру, Лавузье, удивлены? – нет, не стоит, это лишь верхушка айсберга и обманчивый вид пустыни. Ведь стоит только приблизиться к льдине на море, и она уже пробивает корпус корабля, что вот-вот пойдет ко дну, стоит только ступить на дюны песка, и не успеешь осознать, что случилось, а уже умрешь от укуса змей или скорпионов. Здесь, в Бруте, давно привыкли носить все свои маски, и играли свои роли настолько отточено, что казалось, утратили самих себя и забыли, кто кем был когда-то, и не знали, кем кто станет уже через час. Агрон привык в жизни ходить по острию ножа, вот кто был истинным циником и интриганом, когда он смело, переступал через заключенные договоры и мастерски наносил удары кинжалами в спину, это заслуживало аплодисментов, но он жил такой игрой, будто бы карнавальный танец смерти, в котором. Но он не преследовал и никогда не желал танцевать со случайной партнершей, больше всего ,ему импонировала роль маэстро, который задавал ритм музыки, под которую все выбирали и подтягивали свои движения танца. Это было изысканно, это было прекрасно, осознавать в себе начало множества судеб, и движением руки перерезать струны чужих жизней.

— «Друзья мои», — торжественно раздался из-за спины Шарисии голос Агрона, наполненный сарказмом, а на лице была лукавая улыбка, но кто бы мог знать, какие еще черты лица скрывала маска, в которой он был. «Научитесь не думать о проблемах, хотя бы когда есть возможность насладиться таким прекрасным вечером, да и такой неземной красотой», — демон обошел многоликую со спины, и наигранно взяв ладонь девушки, поцеловал ее. «Некоторые родственники, бывают», — Агрон стоял лицом к молодой девушке, и спиной к родственнику, — «Такими скучными, вы даже не представляете, мадемуазель, только и говорят, что их нигде нет, а стоит только где появиться, они тут как тут». Краем глаза Лавузье обратился к своему родственнику, — «Кузен, неужели ты столь утомлен нашей компанией, что отправишься на эшафот сам?», — Лавузье слегка рассмеялся, — «Дело конечно твое, но я прошу – не затягивай, зрелище будет превосходное».

Кварион

Обстановка накалилась до предела и ждать больше было нельзя, иначе одна ошибка могла разрушить весь карточный домик, который с такой тщательностью выстраивал король, сам лично, своими руками. Клинок убийцы был занесен, не оставляя и шанса для попытки выжить служанке. Но пока что до ее сердца оставалось преодолеть еще мизерное расстояние, эльф не мешкал – сильный вдох, свист дротика и удар в шею убийцы, достаточной силы, что бы сбить траекторию клинка от рассечения плоти служанки из-за сочетания  факторов неожиданности и боли. Дротик был пропитан сильнодействующим снотворным, и не зря эльфом была выбрана именно шея для цели, именно в этом участке тела кровь разгоняет по всему телу вещество, парализуя нервную систему, а после, бьет и по мозгу, отключая жертву, погружая в сон. Мужчина эльф, одетый в черную накидку с длинным покрывающим половину лица капюшоном опустил подобие бамбуковой трубки, замаскированную под флейту и вышел из укрытия, делая осторожные шаги, один за другим, он направлялся из своего укрытия к жертве. Охотнице, которая сама стала теперь добычей и служанке, что стала по воле случая или по расчетам короля приманкой, сама того не зная, но сослужила большую службу своей королеве.

До полной потери сознания убийце оставались не больше пары минут, Кварион не спешил скидывать накидку с головы, но это не мешало ему пристально смотреть на жертву, как на существо, хищника или зверя загнанного в угол, за необдуманным поступком которого могла стоять разруха и хаос в Эларии. Уже длительное время эльф получал сведения о передвижении этой фигуры, сначала на окраинах королевства, будто бы искала и разыскивала приближенных из знати к королеве, потом начала расспрашивать и о сомой Нимиэль. Не ставя последнюю в известность о подобном случае, правитель решил разобраться во всем сам лично, потому как именно ему лично было определенно  судьбой соблюдать баланс сил среди знати в королевстве, и хоть как бы он не относился к сестре Эниэль лично, но убийство королевы могло понести за собой волну потрясений. Все было подстроено, поскольку эта охотница уже продолжительное время встречалась со «случайными» свидетелями, которые намеренно сбивали ее со следа королевы, указывая каждый на следующего уже не свидетеля, а агента, подосланного к ней лично королем, что и привело ее именно в это время, в это место. Но вот что нужно было лично Квариону от нее, почему именно паралитическое снотворное, а не стрела, или разве не могли эту убийцу стереть с лица земли при первом только щелчке пальцев короля? – Все это было возможным, но эльфу нужна была информация, почему именно королева, кто заказал это убийство и какие цели преследует заказчик, если тот вообще есть, или же здесь нечто личное? – Все это только предстояло выяснить, а если охотница хотела играть в молчанку, то припрятаны были другие методы. Да и сад был выбран эльфом неспроста, ведь что могло быть правдоподобнее места, где королева могла проводить свободное время, но и скрыться королю здесь было лучше всего, ведь именно обилие цветов, простых и магических сбивало бдительность охотницы, а увидев плащ королевы, та явно стала менее бдительной.

«Анариэль», — обратился Кварион к служанке, скинув в то же самое время черную накидку с головы, — «тебе больше ничего не угрожает». Тем временем, в сад уже прибыл отряд  из пяти эльфов, одетых в черное обмундирование, легкой кожаной одежды, они были агентами, которые все это время помогали Квариону. «Проводите девушку в безопасное место», — отдал приказ эльф прибывшим подручным. «А убийцу, в пыточную», — это был приговор, однако каким образом он будет приведен в исполнение и какой дальнейшая судьба будет для Киран, все сейчас зависело только от нее самой, ее язык  — ее спасение, ее цель – жить или умереть, предстояло только понять.

Эарэль

Очень сложно было предугадать, правильны ли расчеты эльфийки, и вывод, который она сделала, изучая все упоминания о странных предметах среди гор, которые были упомянуты в рукописях эльфов. Невозможно было предугадать, что ее ждало в этих горах и руинах, к которым она приближалась, тем более в один момент, осознав, что город, великий и страшный, который некогда превратился в горсть руин, принадлежал народу аэри. Эарэль давно питала симпатию к этой расе, симпатизируя ей приходя в восторг от порядков в правлении и четко выстроенной иерархии, настолько, что в свое далекое время она хотела податься в бега и скрыться именно в Алой Империи, но тогда все провалилось. Сейчас же, что изменилось – она была мертва, по крайней мере, на родине о ней так и записали, что бы скрыть от преследований и неизбежной казни. Темная видела границу между своим народом, глубоко в горах и места, где уже начинались земли древних богов, такими себя считали аэри, обустроены их солдаты были, мягко говоря, превосходно, эльфам было чему поучиться и что подчерпнуть из снаряжения их экипировки. Но сейчас, за дымкой высоких гор, и снега, которым было покрыто, казалось, что все, создавал поистине мрачную обстановку, и это все, в коей-то степени, повергало волшебницу в смешанные чувства.  С одной стороны, если город стал руинами и был покинут, неизвестно какие существа нашли здесь себе пристанище, а приготовиться ко всему, когда ступаешь в неизвестность, невозможно. С другой же, такой вид вызывал печаль, вообще, было всегда грустно наблюдать, за покинутыми городами, заброшенными храмами и… уничтоженными семьями в Эларии, ведь что создавалось в свое время для вечной славы, обретало спустя время свое место в забвении. Этот город, и что от него осталось – руины, явно не был предназначенным для подобной участи в горах, умнее было бы организовать в этих местах форпост, для контроля над этим регионом с организованными по графику патрулями, но теперь это лишь мысли и догадки.

Перед тем, как приблизиться ближе к руинам древнего места, эльфийка остановилась, дабы прислушаться к происходящему в дали, но что можно понять, когда слышен только ветер и его вой среди скал? – Нет, оставалось ступать, как по болотам, когда каждый шаг делаешь на свой страх и риск и не знаешь, куда он тебя приведет, сорвет в трясину или даст опору для следующего шанса, который может стать роковым. Черные волосы развивались по ветру, да и сама одежда была вся черной на жительнице темного народа, а ее взгляд был внимательно направлен на строения, что виднелись из тумана, будто призраки, приглашали вступить в свое владение, жуткая картина. Благо, она смогла перед самым уходом из Эльрата забрать с собой первую часть посоха, его осколок, на что король хоть и не дал своего согласия, но темной было глубоко плевать на его разрешение, потому что она понимала опасность и риски. А если уж она погибнет в этих горах, то и посоха, даже его части не заполучит никто, а все тайны исчезнут вместе с ней, с ее исчезновением в горах. Задача то была не из легких, да еще и усложнялась тем, что чернокнижница была одна, без сопровождения, Кварион отправил ее одну, как смертницу в эти места, что очень разозлило эльфийку. Ведь по факту, просто для того, что бы прикрыть свою спину, ее отправили одну, без помощи и, исходя из очевидных догадок, понимая, что она может и не вернуться. Эаэрэль понимала, что прошло то время, когда она должна находиться постоянно в тени короля и, если эта авантюра в горах окажется успешной, она, наконец, сможет, обретя силу артефакта, быть самостоятельной фигурой на доске полит игры Эларии.

Эарэль, приложила немного усилий, что бы подобные мысли ее не тревожили, и постаралась вновь сосредоточиться на руинах, что были перед нею. Но, признаться честно, эльфийка привыкла все же находиться одна, потому, в коей то степени, и радовалась, что к ней никто из соглядатаев не приставлен. Что она имела возможность рассчитывать на свою природную интуицию и не выслушивать нытья о холоде или трудностях добраться до этих мест. Сделав глубокий выдох, ступая так же аккуратно, волшебница продолжила приближаться к городу, осторожно, преодолевая расстояние шаг за шагом. Видя ее со стороны, можно было и ее саму принять за призрака, этакую тень, что движется среди скал вопреки встречному ветру, что нес лишь холод и снег. Стоило заметить, что хоть она и не была призраком, но желание общаться с кем-либо было поистине могильным. Эарэль четко понимала, зачем она сюда прибыла, а значит, нужно было это отыскать, по возможности, восстановить и покинуть это место. Тем более, что она никогда не отказалась бы исследовать подобные руины для поиска некоторой ценной информации или заклинаний, а может, сохранилась литература с древними ритуалами.

Лучшая цитата

Сава

Может магия крови? Неплохой получается комплект. Некромантия, монстры, духи, магия крови...шарахнуть бы по деревне гигантским огненным шаром...

Агрон

"Свобода — это мой тебе подарок...", — Агрон поборов очередной приступ дрожи в голосе, понимал, что фразу нужно закончить любой ценой, — "подарок в стиле аэри"

Шаблон голосования

Код:
[hide=88888][b]1 место:[/b]
[b]2 место:[/b]
[b]3 место:[/b][/hide]