Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — У нас появился второй администратор Данте

    Упрощенный прием. Весь февраль-март упрощенный прием для людей, магов, правителей и искателей приключений

    — Последний этап большой игры уже начался. Не пропустите!

    Ведется набор в квесты


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » Квертиас


Квертиас

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1 . Имя, фамилия, прозвище:
Альдио-Квертиас Кабиттелл, Квертиас Кабиттелл II. Понимая все «прелести» своего двойного имени, допускает близким и друзьям называть себя просто Альдио или Квертиас. В обществе он известен как Лорд Кабиттелл или Министриум Кабиттелл – только так к нему могут обращаться подчиненные и никак иначе.
Он также имеет второе имя, используемое в основном для общения с несведущими, повстанцами и прочими лицами сомнительной репутации, это имя – Клавикус.

2. Раса:
Чистокровный спард. Очень гордится своим происхождением. Кажется, даже чуть больше, чем любой другой гражданин Мистрила.

3. Пол:
Муж, традиционалист, не женат.

4. Возраст (реальный и видимый):
1485 лет.
5058 г., 30 спираре.

5. Статус в обществе:
Роль: Министриум (ответственен за всю научную деятельность, совершаемую спардами в пределах территории Мистрила, а также, при необходимости, в «нижнем мире»), Глава мистрильского отделения «Стражей Воспоминаний», Главный навигатор парящего острова, Первый Советник Теон.
Статус в обществе: Как и о любом представителе знатного семейства, а тем более на таком высоком посту, в руках которого сосредоточена невероятная власть, о Квертиасе ходит много разных мнений. Все знают, что он член пресветлого Министриума, доверенное лицо Архимага, глава «Стражей воспоминаний» и самый первый, в чьи уши стекается из первых уст все, что слышит Голос Богини, жрица Великой Матери – это общее мнение всей великой общественной движущей силы в Мистриле. Большинство жителей Мистрила считают Министриума Квертиаса благодетелем, достойным гражданином, защитником сирот и вдов, светилом магии, щедрым, но в меру требовательным меценатом, активным сподвижником религии Мистрила. Ученые и прочие научные деятели Мистрила и вовсе благоволят Квертиаса, как справедливого управителя и сподвижника развития науки. Ну что ж, ничего не скажешь, Министриум Квертиас щедро оправдывает возложенные на него лавры на деле. Находятся, конечно, те завистники, которые с пеною у рта начинают порочить на собраниях доброе и славное имя благородного Кабиттелла, но, как правило, сам Квертиас не успевает услышать из утренних сплетен и имени своего обидчика – наглец уже насмерть забит камнями толпой. Также в Мистриле ходит добрая молва о замечательных ораторских качествах Министриума… В целом, даже отсутствие у Министриума супруги не пятнает имени пресветлого Кабиттелла, ведь он – прекрасный, непорочный и добрый нежный ангел, вечный слуга Богини и ее Голоса.

6. Внешность:

Взглянуть...

http://fc07.deviantart.net/fs26/f/2008/097/c/0/Project_S_by_tchintchie.jpg

Итак, Квертиас. Он – вполне обычный представитель своей расы: и руки, и ноги, и крылья у него есть, нет никаких дефектов во внешности, какие ставили бы под сомнение его происхождение. Квертиас – обладатель светлой, слегка подзагорелой матовой кожи. Квертиасу около полутора тысяч лет, почти половина всей жизни спарда, и не снившейся человеку, им достойно прожита, но это не мешает ему выглядеть довольно молодо – на 25-30 лет, у кого как глаз наметан…
В первую очередь это заметно при взгляде в его лицо. Мягкое, не пестрящее острыми линиями, оно обладает подтянутыми чертами, упругое и аккуратное: овальной формы, со слегка заостренным подбородком и очень сглаженными скулами. Не впалые ровные щеки, высокий лоб, широкая переносица. Яркие аквамариновые глаза Квертиаса – одна из самых интересных деталей его лица: посажанные несколько далеко друг от друга, продолговатые и несколько узкие, они имеют характерные и явственные черты лисьих глаз, края их приподняты к вискам и приспущены у переносицы, всегда кажется, что нижнее веко несколько приподнято, словно в прищуре. Несмотря на мужественную природу Квертиаса, он – обладатель пышных и довольно длинных ресниц. Хотя длинна их визуально увеличивается из-за того, что у Квертиаса низко посажены брови и слабо выпирают надбровные дуги. Брови светлые, они далеко посажены друг от друга и даже когда Квертиас хмурится неспособны сойтись на переносице; ровные, с едва уловимым дугообразным плавным изгибом, узкие и не слишком длинные, «коварные», они ближе к глазам у переносицы и приподнимаются к вискам. Нос прямой, не очень широкий и не слишком заостренный или длинный, сглаженный, крылья носа неширокие, по приподнятости – на одном уровне с кончиком. Под носом слабо выражена ямка, в то время как линий, идущих от крыльев носа до граев губ практически и нет. Губы Квертиаса – тоже объект, способный притягивать взгляд собеседника. Изящные и совсем не грубые, как у большинства мужчин, они имеют бледный коричневато-лиловый цвет, слегка припухлые (особенно – нижняя губа), выразительные, узкие, за ними прячутся ряд ровных и ухоженных белых зубов (что говорит и о принадлежности их обладателя к определенному классу общества). Ямки подбородка так же практически не видно, она выражена очень гладко и плавно. Лицо Квертиаса, несмотря на его возраст, стоит сказать, очень скупо тронули морщины, их трудно заместить, из чего следует вывод, что Квертиас скуп на выражение своих эмоций через мимику. Цирюльника же Квертиасу часто навещать не приходится: наверное, замедленный рост щетины – это его особенность.
Сразу над высоким лбом начинается густой покров пепельно-белых лоснящихся волос, которые в длину свою достигают середины бедра. Наиболее пышные и пружинистые от корней, они визуально несколько приподнимают челку надо лбом Квертиаса. Впрочем, волосы послушные, немного жестковатые, но в лицо не лезут – это главное. На голове присутствует прямой пробор, а челку заменяют две не слишком длинные пряди, обрамляющие лицо, закрывающие уши (небольшие, проколотые) и лежащие на груди. Прическа, в которую они собраны, чаще всего зависит от случая – работа ли это, отдых или просто лень. Чаще всего, конечно, можно увидеть Квертиаса со свободными распущенными волосами, хотя на работе он периодически собирает их в высокий хвост.
Квертиас – довольно высокий (196 см) мужчина, обладатель складного атлетического чисто-спортивного телосложения, по которому сразу видно, что его обладатель держит себя в форме не за счет размахивания полуторным мечом, а за счет оттачивания гибкости, ловкости и изящества методом спортивных тренировок. Как следствие – Квертиас весьма жилист, мускулатура у него видная, но утонченная, «гимнастическая», худобы или полноты нет и следа. Для примера, его телосложение сравнимо с телом вора, которому, чтобы уметь красть, необходимо еще и уметь бегать – то есть груда мышц здесь совершенно ни к чему, есть лишь самое необходимое. У Альдио не очень длинная, внушительная шея с ярко выраженным адамовым яблоком, нет и призрачных признаков второго подбородка. Не слишком широкие, но внушительные плечи, очень сглаженные лопатки, ровная и умеющая держать осанку сильная спина. Широкая и упругая, объемная мужественная грудь, коричневато-лиловые ареолы. Довольно плавный переход от груди к талии, а от талии к бедрам; на животе хорошо выражен спортивный пресс. Занятная деталь: на лобке вместо волос – светло-серенький пух. Бедра не слишком широкие, ноги длинные и довольно мощные, жилистые и крепкие, стопа пропорционально-большая, устойчивая, не подвержена плоскостопию. Руки не менее крепкие и сильные, запястья коренастые, ладони не слишком широкие, увенчаны не слишком длинными мощными пальцами с бледными, всегда ухоженными ногтями. Крылья, расположенные за спиной, также имеют весьма мощное строение, размах – 15 метров. Оперение сложное и довольно плотное, однако структура пера у Квертиаса больше похожа на структуру оперения колибри – оно ярко-перламутровое и сильно лоснящееся, хотя за основу взят иссиня-черный цвет. Складываются хорошо, тесно прилегая друг к другу и к спине. Довольно тяжелые, но своя ноша, как известно, не тянет…
Голос Квертиаса – это отдельная песня. Квертиас – обладатель наиболее распространенного среди мужчин баритона, очень низкого, но не бархатистого, как многие уже привыкли. В голосе Альдио есть едва уловимая хрипотца, но она скорее капля дегтя в его прозрачный, чистый и «влажный» глубинный голос. У Квертиаса очень четкая, красивая и поставленная речь, он хороший оратор, не имеет привычки использовать междометия, считая это сором речи, хотя мастер растягивать звуки и слова на ударениях, когда задумчив. В речи может быть одинаково как лаконичен, так и разливать воду. Специфика состоит еще и в языке – к слову, легкий акцент у Квертиаса, увы, присутствует, если он говорит на любом языке, кроме родного и глобального сайронского.
К слову, если уж Квертиас говорит – то его лицу никогда ничего не мешает, из чего следует, что он вообще не склонен трогать лицо и волосы руками без необходимости. В спокойной обстановке у Квертиаса очень плавные, осторожные и выдержанные движения, в то время как в ситуации, требующей от него быстрых действий и реакции они становятся весьма резкими и даже дерганными, но при этом не теряют своей четкости – несмотря на различия ситуаций, движения Квертиаса всегда изящны, выверены и четки. Это как бы тонкий намек на то, что Квертиас рожден был, в общем-то, наблюдателем, но звезды не повлияли на его собственное желание всегда быть в круговороте жизни и событий. Походка у Альдио обычно плавная, неторопливая, тихая. Любимые позы Квертиаса, это: сидя за столом складывать руки, поставленные на локти, в замок перед своим лицом – и чем сильнее сжимается этот «замок», тем серьезнее дума крутится у Альдио в голове; если приходится стоять, то Квертиас по возможности спонтанно прижимается к ближайшей вертикальной опоре спиной, складывая руки на груди и скрещивая ноги. Также, во время ходьбы Квертиас иногда складывает руки на уровне подвздошной части, смыкая друг с другом подушечки пальцев и периодически ими перебирая. Во время же полета, если руки не нужны – Квертиас скалывает их за спиной, под крыльями, подобно тому, как держит руки кавалер, когда приветствует даму перед вальсом. Каких-либо речевых клише и приговорок у Квертиаса нет.
Зато в отличие от предыдущего у Квертиаса есть четкие принципы в манере одеваться. Он искренне обожает свой национальный наряд за его простоту, легкость, практичность и, мягко говоря, легкую откровенность, которая, впрочем, имеет практический характер, четко показывая каждому, кто живет в Мистриле, что спард – брат спарду, ведь все они – дети Теон и все сделаны из одного теста, куда более чистого и непорочного, чем то тесто, из которого слеплены все метеки вместе взятые. Квертиас – ярый поклонник плаща-гиматия, которым чаще всего он оборачивает нижнюю часть тела, оставшуюся часть перекидывая спереди за спину через плечо, а также тоги, которую в принципе можно одеть поверх туники или хламиды, в свободном порядке обматывая ею тело. Особенно любимый цвет Квертиаса в одежде, вопреки общей моде Мистрила – черный. Дома, как правило, он и ходит в черной одежде с золотой отделкой или вышивкой. На работе же и на широкой публике он появляется в одежде либо белого, либо нежных рассветно-золотистых и пурпурных цветов. На ногах чаще всего Квертиас носит легкие сандалии или вовсе ходит босиком. За модой следить у Квертиаса получается чисто спонтанно, но лишь через слухи, к наблюдениям в этой области он не склонен. Опыт в ношении земной одежды у него есть, но он до крайней степени ее не любит, считая ее слишком грузной и неудобной. Квертиас любитель ароматных масел, и чаще всего от него исходит ненавязчивый, едва уловимый запах или липы, или меда.
Увы, несмотря на все свои прелести, Квертиас – мужчина, боец. За время путешествий в нижнем мире ему много, с кем пришлось пересечься и от кого удрать, но это не прошло для него бесследно. У него на ногах имеется достаточно следов от ссадин, как и на руках, между нижними ребрами на левом боку виднеется шрам от стрелы, а на пояснице – небольшой рубец от чьего-то кинжала, такой же присутствует и на шее, еще меньше, над правой ключицей – след осечки ассасина, собиравшегося перерезать Квертиасу горло…
Хоть шрамы и украшают мужчину, красив Квертиас или не красив – каждый решает сам для себя. Сам он доволен своим внешним видом, доволен и тем, что к нему зачастую прикованы чужие взгляды… Этого достаточно.

7. Биография:
Альдио-Квертиас Кабиттелл появился на свет как младший наследник  довольно известного семейства Мистрила, семейства Кабиттелл, уже сама фамилия которого говорит о том, что эта семья как-то связаны с камнем.
Да, действительно, род Кабиттелл – уже много веков выставлявший свою продукцию на самый изысканный рынок Мистрила каменный магнат, в списке продаж которого встречаются такие редкие для Мистрила материалы, как мрамор, известняк, серпентинит и другие не менее ценные породы. Также, если вслушаться вновь в фамилию Кабиттелл, то можно уловить мотив слова «капитель». Капитель – венчающая часть колонны, неотъемлемая деталь грациозного изыска всей архитектуры Мистрила вот уже на протяжении многих веков. Семейство Кабиттелл – это настоящий закрытый клан, имеющий свои родовые секреты обработки камня и придания ему должного вида, владеющий особыми шахтами, скрытыми от глаз большинства, а также хранящий в строжайшей тайне все собранные знания об архитектуре Мистрила. Представитель рода Кабиттелл, это всегда: или талантливый скульптор, или известный зодчий, или бесподобный архитектор. Свое положение это семейство получило, конечно же, не только благодаря доброй народной молве, но и благодаря государству, неоднократно обращавшемуся к Кабиттеллам с заказом на очередную статую политического деятеля или триумфальную арку – на многих площадях на постаментах статуй, на каком-то из камней бордюра фонтана или подножье колонны триумфальной арки и по сей день можно увидеть яркое клеймо семейной мастерской Кабиттелл.
Квертиас был рожден в то время, когда во главе семейства стояла старейшина Кагиния Кабиттелл – изрядно пожившая представительница крылатого народа, удивительно, как в свои без пяти минут три тысячи лет она еще держалась на ногах, хорошо слышала, хотя и была ослеплена временем, но при этом ум ее был чист и светел, а речь – внятна и предельно доходчива. Данной особе новорожденный Квертиас, как и четверо его старших братьев, приходился родным внуком. В дальнейшем эта женщина сыграет не последнюю роль в судьбе юноши, но мы вернемся к ней позже…
Отец Квертиаса и его братьев, Оциссий Кабиттелл, был прямым старшим наследником в своем поколении, имевшим право занять место главы семьи после ухода нынешней старейшины. Однако, похоже, такая перспектива не сильно воодушевляла уже восьмикратного отца – он искал утешения от одних ему известных проблем на дне винной бочки, иногда разбавляя свою печаль сомнительными веществами. Молва о семействе Кабиттелл в то время ходила не добрая, старшие сыновья Оциссия были предоставлены сами себе и не знали отцовской заботы, что можно сказать и о материнской любви. Помимо недоброго мнения общественности, крыша семейного гнезда рода Кабиттелл вполне грозила обрушиться под весом и другой тяжкой ноши, влекшей за собой потери – кто-то со всей силой своей злобы проклял благородный дом, и вот уже второе поколение клан терял своих и пришедших женщин. К моменту рождения Квертиаса в доме не осталось ни одной из его трех старших сестер, как и ни одной матери старших братьев – мать самого Квертиаса, Ламилия Кабиттелл, урожденная Ламилией Жусефриттой, не успела даже подержать желанного сына на руках, как, дав ему жизнь, испустила собственный дух. Потеряв восьмую жену, Оциссий уже не знал, куда деваться от своего горя, обильно сдобренного банальной ленью – деньги в семейном бюджете стремительно иссякали, утекая на оплату долгов Оциссия, похороны женщин, вино и шаловливые вещества, посему, маленькому Квертиасу, еще не получившему на тот момент своего имени, полноценному и здоровому малышу грозила, однако одна участь – смерть от руки отца, как и любому уродливому ребенку.
К превеликому счастью, убить и сбросить труп несчастного младенца в «нижний мир» не позволила старушка Кагиния – она собрала всех внуков и нагнала бедолагу, направлявшегося к отдаленному краю Мистрила. Отбив у неисправимого пьяницы и транжиры ребенка, справедливая старушка прекратила терзания своего старшего сына, погребя его в каменной плите, тем самым и освободив семью от его паразитического образа жизни. После смерти матери мальчика, нашлись дневниковые записи Ламилии, в которых она изъявляла мечту назвать своего ребенка, если это будет сын, Альдио. К тому моменту старушка уже дала мальчику имя – Квертиас, в честь своего покойного мужа, талантливого архитектора, но не исполнить предсмертную мечту своей невестки она не смогла, решив дать мальчику двойное имя, первое подобное имя во всей их большой династии.
Кагиния – женщина далекого ума, уверенной походки и твердого слова, она не раз давала на народных собраниях дельный совет всему Министриуму, многократно ее политические прогнозы и советы оправдывали себя, она была уважаемым членом общества, которого не раз выдвигали на должность Министриума. Она была женщиной из богатой и знаменитой семьи, ее дед и отец, отец деда, дед деда, словом, все – потомственные Министриумы, управление и власть были у нее в крови. Но дальше «скромных» советов и наблюдений за политической обстановкой ее деятельность не заходила, хотя, согласись бы она в свое время стать Министриумом, она бы могла пойти и еще дальше. Но более всего, что она могла взять от жизни, Кагиния ценила семью – мужа, братьев мужа и их жен, своих детей, племянников и внуков. Впрочем, она и взяла смело от жизни все, чего хотела, вопреки распространенному закону спардов, повествующему о том, что личного ни у кого нет, даже твое собственное тело и твой разум, твоя душа – вполне материальная собственность народа и государства, элементарная, как монетка в кармане. Она была искренне недовольна подверженностью контролю государства всех сфер жизни общества Мистрила, вплоть до супружеского ложа. Но свой долг, как истинная протестантка, как женщина с точки зрения мироздания, а не закона спардов, она выполнила с лихвой, подарив своему мужу пятерых, живущих и сегодня, детей, обеспечив в доме всегда греющий очаг и достойно проводив мужа в мир иной, с честью придав его тело даже такой простой участи, как переработка. Но миссия Кагинии, как главы рода Кабиттелл, была еще не закончена. Ее внуки были переданы на воспитание своим дядюшкам – между всеми детьми Оциссия была разница в пять-шесть лет, посему те, кто еще помнил родителя, нуждались в отцовской поддержке, которую им могли обеспечить другие сыновья Кагинии и их жены. Квертиаса же Кагиния твердо решила воспитывать сама – ни отца, ни матери мальчик не помнил, посему слез ребенка по родителям она не предвидела, рассчитывая на вполне спокойную адаптацию юноши к жизни без родителей. Кагиния была рождена магом, но это не помешало ей достичь в области Магии Земли небывалых высот, не снившихся даже колдунам-владетелям, способным почти что слиться со стихией. Кагиния, исходя и из ее характера, была чуть ли не самой дочерью земли… Удивительное сочетание магии и ее носителя, неправда ли? Именно благодаря Кагинии семья смогла выдвинуть на рынки Мистрила редкие строительные и отделочные материалы, ибо, по сути, женщина могла почти все, чуть не кусок грязи превратить в золото.
Старушка потеряла с годами зрение, но ходила она не спотыкаясь, и не натыкаясь на прохожих. Она искренне надеялась, что сможет пробудить те же таланты в своем младшем внуке, Квертиасе, которому на момент начала его интенсивного домашнего обучения стукнуло уже порядка восьми лет. Кагиния чувствовала, что времени обучить мальчика своим секретам у нее еще достаточно, посему с уроками магии она не спешила.
Квертиас рос и взрослел очень многогранным мальчиком. Он мог часами сидеть на одном месте, уткнувшись в книжку, закусывая каждую прочитанную страницу сухофруктами или любимым фруктом – инжиром, а мог и всего за пять минут превратить все клумбы в саду семейной виллы в неприглядные кучки земли, разъезжая по двору верхом на гипперионе и сбивая с ног ошарашенную и возмущенную прислугу. Альдио нередко доставалось за такие выходки, причем сполна, но никакие наказания и его же собственные обещания не повторять подобное не останавливали его от новых выдумок и проказ. Многочисленные дяди в какой-то момент даже начали огораживать братьев Квертиаса от общения с ним, в то время как старая Кагиния смотрела на шалости внука с иронией и улыбкой, хоть и была зачастую строга. Учился Квертиас неплохо, хотя и вел себя с преподавателями безобразно: натравливал на них биоморфов, заставляя, например, помощников резать их книги, как зелень в салат, подсыпая им соль или снотворное в напитки, подкладывая некоторым особенно любимым учительницам ежиков в обувь. Словом, первые три года обучения Квертиаса учителя не задерживались надолго в доме Кабиттелл, а если и задерживались, то требовали двойную, а то и тройную оплату. Бабушка не жалела денег на обучение внука – ее жизненный опыт подтверждал, что чем более шаловлив ребенок в детстве, тем более серьезен он и ответственен во взрослой жизни. Она не слишком его, однако, баловала, но все, в чем мальчик нуждался в процессе обучения, было у него всегда.
К двенадцати годам Квертиас остепенился. Ему не разрешали играть с братьями, книжки были ему интересны, но все же чтение было для него скучно, биоморфы развлекали его, но недолго. Все это время рядом с мальчиком была Кагиния, и именно сейчас она решила, что обучать мальчика своим секретам – самое время. И как же велико было разочарование Кагинии, когда на первом же уроке, когда она рассказала мальчику азы Магии Земли, заинтересовала его возможностями, какие даруются магу этой стихии, Квертиас, в итоге, проявил свою способность, всплеск магической энергии случился очень сильный, едва не превративший в пыль весь курган, на котором они с бабушкой решили потренироваться, но… вместо пусть даже небольшого землетрясения Квертиас призвал лишь мощный ураганный ветер.
Кагиния пребывала в шоке, в то время как Квертиас после случившегося потерял сознание на последующие несколько дней. Старушка понимала случившееся, но не сказать, что была рада такому повороту. Для Квертиаса необходимо было искать другого учителя, в то время как Кагинии оставалось только наблюдать за мальчиком и подыскивать хорошую бумагу для мемуаров. Вскоре учитель Магии Воздуха был найден. Это был старый солдат в отставке, талантливый волшебник, который согласился обучать маленького Квертиаса Магии Воздуха.
Квертиас с превеликой охотой взялся постигать постулаты и основы волшебства, его потенциал казался безграничным. Он схватывал все на лету и управлял воздухом так, как будто сгибал, скручивал и снова выпрямлял лист бумаги. Да, не всегда у него получалось, но тогда его охватывала просто неистовая злоба, которая заставляла его пытаться снова и снова, идти на таран проблемы. Альдио просто поражал своего преподавателя своим стремительно расширяющимся магическим запасом, постоянно растущим потенциалом. Милостивая Теон, это просто невероятно!
С годами все больше становилось ясным, что Квертиас – мечтательный и добросердечный юноша и, что самое главное, он не имел предрассудков и учился оценивать обстановку объективно, прибегая к давно оправдавшим себя или очевидным методам проверки. Он с удовольствием изучал историю и философию, у него получались замечательные речи на эти темы, учителя восторгались ораторскими качествами юноши и его прилежании. Он понимал, что никогда не сможет взять в руки воинское оружие или скульпторский стек, так как не имеет ни желания, ни таланта, также он вряд ли желал заниматься техникой, работой с ТЭФ и биоморфами, хотя прекрасно понимал их устройство, но он смело смотрел вперед, видя себя в будущем членом «Стражей Воспоминаний». В жизни юноши, как и у большинства мистрильских подростков, был период, когда изоляция Мистрила казалась несправедливым проявлением излишней гордыни спардов, что в существах из нижнего мира нет ничего грязного и отвратительного, что Мистрил должен рано или поздно вернуться на землю, что воля Великой Матери была неправильно истолкована и вовсе не участи стать одинокими желала своим детям Великая Теона, которую Квертиас свято любил, как Богиню-Мать. Квертиас тосковал, искренне мечтая хоть раз повидать «нижний мир», а каждое знакомство и встречу с метеком воспринимал очень радостно и светло. Своими переживаниями юный Квертиас мог делиться только с бабушкой, поскольку подобные мысли в открытую вели к самым неприятным последствиям, что наблюдал Квертиас на примере своих сверстников в школе. Также Квертиас понемногу занимался гимнастикой – это как помогало ему отвлечься от безрадостных мыслей, так и помогало соблюдать культуру тела, необходимую в случае мага особенно.
Как следствие из всего вышесказанного – Квертиас очень, очень много размышлял. Ему нравилось уединение, он мог бесконечно мечтать, даже когда уделял время тренировкам. Он мог воображать, как мерится силой с настоящим драконом, как соревнуется в способности слушать ветер с эльфом и прочее. Удивительно, но благодаря этому приблизительно к тридцати годам Квертиас обнаружил у себя еще одну удивительную способность, о которой он и мечтать не смел. Он обнаружил свою предрасположенность к Ментальной Магии. Это проявилось куда мягче, чем способность к Магии Воздухе, просто в том, что при резком первом взгляде на предмет юноша отбрасывал его как бы силой мысли и совершенно спонтанно. Кагиния уже не знала, чего ожидать от внука, поэтому не была этому удивлена и готовилась искать еще одного учителя. Впрочем, она посоветовала внуку не выставлять на всеобщее обозрение его возможности в Ментальной Магии, и юный Квертиас послушался бабушку, поскольку знал, что в будущем неосведомленность окружающих в его одаренности к Ментальной Магии отведет от него много неприятных подозрений…
Шансы достигнуть своей цели стать Стражем Воспоминаний стали особенно четкими, когда Квертиас узнал у учителей в школе, какие возможности может открыть перед волшебником Ментальная Магия, что это возможность влиять не просто на материальность или духовность, а возможность контролировать и повелевать частью самой сущности и мироздания.
После этого Квертиас буквально помешался на магии. Не проходило и дня, чтобы он не пропал куда-нибудь из дома, дабы уединиться и продолжить расширять возможности своего тела и сознания. Каждый день, всю вторую половину дня и до глубокой ночи Квертиас приходил на этот курган, где у него открылась способность к Магии Воздуха, и развивал свои способности, упорно пытаясь ветром вздымать в воздух клубы пыли, и силой мысли пробовать передвигать маленькие камни. Он был готов смеяться в лицо каждому, кто ходил по улицам города с оружием наперевес. Зачем оружие вообще нужно, если одним только взглядом в будущем ты сможешь поставить врага на колено перед собой? Нужно только работать, работать и работать… Очень много работать.
Так продолжалось почти четыре сотни лет. Целых четыре человеческих жизни Квертиас потратил на то, чтобы довести свои способности, уж если не до совершенства, то до ума. Кагиния была еще жива и все так же пребывала в здравом уме, всячески поддерживая своего внука. В доме нашлись существа из «нижнего мира», метеки, причем не самые покладистые по характеру, выкраденные тиграны. На праздник столетия со дня рождения Квертиаса бабушка подарила внуку этих двоих представителей «нижнего» мира, и Альдио вполне представлял себе, для чего они ему пригодятся. Квертиас уже давно отошел от тех самых милых подростковых грез, и был одержим лишь идеей стать Стражем и служить Теоне. Эти двое метеков и вовсе разочаровали Квертиаса, как представители нижнего мира, поскольку смели грубить, да еще и плевать своему новому хозяину в лицо. Квертиас не намеревался их убивать, но использовал их как материал для развития своих ментальных возможностей.
В возрасте трехсот лет, однако, Квертиас впервые встал на крыло. Он был уже вполне сформировавшимся спардом и крылья за его спиной становились с годами все тяжелее и тяжелее, пока Кагиния считала, что начинать летать Квертиасу еще рано. И милая старушка не ошиблась, когда в один прекрасный день приказала столкнуть Квертиаса с края острова. Старшие братья, искренне недолюбливавшие Квертиаса, надеялись, что он не полетит и разобьется, упав в «нижний мир», но, назло инакомыслящим, Квертиас открыл для себе полет так, как это бывает у птиц, которым не нужно объяснять, как летать! Летун по праву рождения, Квертиас вновь забыл свою злобу и нашел маленький смысл жизни. Его доброта к окружающим вновь стала искренней, безумная помешанность на магии прошла, он снова очаровывал окружающих доброй и нежной улыбкой. Он чувствовал себя теперь полноценным спардом и безумно любил свои прекрасные, в один момент ставшие невероятно легкими крылья, во время каждого полета благодаря Теон за этот прекрасный дар. Конечно, маневрировать Квертиасу предстояло еще научиться, но ведь полдела было уже сделано! Теперь Квертиасу нечего было стесняться – он все чаще мелькал в центре Мистрила, все чаще бывал на званых ужинах у соседей и государственных вельмож. В дамской симпатии Квертиас не знал недостатка. К слову, о женщинах – в это же время старушка Кагиния тоже решила заняться одним важным делом: избавить до Кабиттелл от проклятья, наложенного неизвестным колдуном.
После гибели рабов, тигран, от естественных для них причин, старости, Квертиас не торопился искать новый материал для тренировок. Он обратил свой взор с балконов домов более приближенных к власти чиновников и представителей научной богемы на политическую арену Мистрила уже в свои полные пятьсот лет. И твердо решил для себя, что, как только достигнет своей первой цели, он непременно двинется в политику, которая показалась ему весьма простой и, мягко говоря, занимательной. Квертиас все больше углублялся в изучение философии, продолжал практиковать свои способности. Также Квертиаса начали обучать общению с Осколками и Кристаллами Воспоминаний…
В возрасте шестисот шестидесяти лет Квертиасу, наконец, удалось попасть в ряды «Стражей Воспоминаний», стать учеником, и, благодаря своему магическому потенциалу, он почти сразу попал под распоряжение одного из мастеров, у которого и продолжил обучаться более тесному общению с Осколками и Кристаллами Воспоминаний. Квертиас искренне любил Великую Мать и считал, что она заменяет ему собственную покойную матушку, что ставил в пример и другим сиротам Мистрила, оставшимся по каким-либо причинам без матерей. «Верьте Великой Матери! И да воздастся благо и процветание каждому ее верному сыну и каждой ее послушной дочери», – так говорил он всем сиротам, когда, помолившись, уходил из Храма, где уже изрядно примелькался служащим и прихожанам и, конечно же, самим Стражам, пригласившим его в свои ряды. Квертиас всем сердцем верил, что Теона «воздала» ему за его веру в нее и любовь к ней великую силу, дав ему такие потрясающие возможности в магии, хотя понимал, что развивать и оттачивать их он должен только сам. Квертиас знал и это, с лихвой оправдывая, как он считал, дар Богини, и теперь, когда он достиг своей мечты преклонить колено перед Вестником Матери в мире смертных, Голосом Теон, он, упиваясь своей маленькой эйфорией, был готов учиться дальше и ставить для себя новые цели, обернув, наконец, свой взор к политике.
В связи с вступлением Квертиаса в ряды «Стражей Воспоминаний», у самого спарда появились еще более заманчивые возможности посещать и двор Архимага и быть почетным и желанным гостем на любом приеме. Учеником он пробыл недолго, к тому же вхождение в политическую жизнь Мистрила у него было особенно яркое.
Первым делом, юноша познакомился с Министриумами – это оказалось несложным, учитывая, что термы – это сугубо общественные места, где практически стираются все рамки и границы между чинами. Добрый и улыбчивый юноша, сумевший, вместо нытья о житейских проблемах (которые, к слову, обострились для Квертиаса со смертью Кагинии, ведь братья считали его лентяем и иждивенцем, раз он не занимается родовым делом) завести весьма утонченный разговор о политике, причем в такой манере, как обычно говорят о красивых женщинах, несомненно, вызвал приятный отклик в сердцах власть имущих. В том же зале термы оказался неслучайно и сам Великий навигатор Мистрила, мужчина уже в преклонном возрасте, делом которого сейчас было – отыскать себе преемника и до конца завершить свой служебный долг. Квертиас подвернулся ему весьма кстати, поскольку управление городом может осуществлять именно такой ангел, как он, обладающий дальновидными качествами управителя, даром убеждения, а также Магией Воздуха. Квертиас с радостью принял предложение Главного навигатора обучаться его искусству.
Учеником Стражей Квертиас пробыл около тридцати лет, после чего, за одну только теорию о том, что часть воспоминаний живого существа, вложенная в Кристалл, поставленный в механизм наравне с ведущим ТЭФ или соединенный с ним, способна заставить даже не понимающего команды биоморфа воспринимать приказы своего владельца, часть воспоминаний которого он получил, Квертиас был удостоен звания мастера Стражей – он и не знал, что его теория послужит хорошей пищей для ума тем, кто занимался разработкой таких биоморфов, как «Многоножка» или «Драгонрак». Эта теория нашла свое подтверждение на примере маленьких авеоморфов, «Филине» и «Болтуне», позволив хозяевам части воспоминаний, отданных птицам, двусторонне общаться с ними телепатически и ментально отдавать им приказы.
Молва о том, что благодаря такой простой идее ученика Главного навигатора может быть реабилитирован проект усовершенствования «Драгонраков» быстро дошла до светил науки Мистрила, а затем – до Архимага. Конечно, научное общество не могло не признать Кабиттелла-младшего достойным гражданином, уже в таком достаточно юном возрасте сослужившим обществу добрую службу. Архимаг дал добро на наследование Квертиасом должности Верховного навигатора.
Все, о чем мечтал Квертиас, просто с пугающей правдивостью и точностью воплощалось в жизни. Он – мастер «Стражей Воспоминаний», а в ближайшую сотню лет – Главный навигатор Мистрила. Оба его магических таланта уже готовы переступить черту Магистра, начав этот этап познания. И это всего лишь сейчас, когда Альдио-Квертиасу Кабиттеллу всего без пяти минут семьсот лет – его сверстники только начинают свою карьеру в армии Мистрила, а он уже потихоньку пожинает плоды славы! Это неподражаемо!
Впрочем, славы Квертиасу в какой-то момент показалось мало… Он подумывал и о власти, поскольку считал, что власть – это интересно и занимательно, что власть – это вечный бой, даже на такой, казалось бы, честной и открытой политической арене, как Мистрил. Ну что ж, даже такой «благочестивый» спард живет всего один раз – почему бы не попробовать? Итак, наша цель – Министриум и… Глава. Глава «Стражей Воспоминаний». Ни ступенью ниже.
Готовясь сделать сильный толчок, быстрый рывок вперед, Квертиас ненадолго (примерно на десять лет) выходит на относительно спокойные частоты. За его заслуги браться были готовы предложить Квертиасу вернуться на родовые земли Кабиттелл, но Альдио, помня прошлые обиды, отказался от такой чести. Он теперь был мастером Стражей, и вот-вот может стать Верховным навигатором – он вполне может себе, наконец, позволить заняться полномасштабным строительством собственного дома, в которой он переедет, наконец, из общежития Стражей. Впрочем, чтобы не сильно скучать во время строительства дома, Квертиас пообещал своим братьям, архитекторам и скульпторам, забыть старые обиды лишь в том случае, если они согласятся построить ему новый дом по вдвое меньшей цене. Спардам, как и всем смертным, увы, может быть свойственна алчность: быть родственниками одного из почетных граждан Мистрила, признанного даже Архимагом – завидное местечко под солнцем, не так ли? Уже переженившиеся и воспитывавшие детей Кабиттеллы-старшие согласились на такие условия.
Формальности строительства нового комплекса были улажены с муниципалитетом при влиянии «Отца нашего, пресветлого Архимага», так что оставалось только ждать. Сидеть в своей каморке общежития достойный член общества был не намерен, посему на десять лет, пока еще он не был тесно привязан к механизму управления Мистрилом, Квертиас, набрав поручений Стражей, спускается за Осколками в «нижний мир». Конечно, не один. И вот, казалось бы, его детская мечта сбылась, он попал в «нижний мир», но воспринял Альдио этот визит совсем безрадостно. В первые дни ему даже в коей-то мере не хватало словарного запаса, чтобы, избегая жестов и активных всплесков эмоций, проявлявшихся в непристойных ругательствах, описать ту разительную разницу между его родиной и этим… местом. В самом деле, первое время Квертиас чувствовал отвращение ко всему «мирскому», даже одежду привыкший к простоте и элегантности аристократ носил с явным недовольством, готовый в любой момент без стыда ее с себя сбросить. Пища тоже оставляла желать лучшего, тут уж точно ничего не скажешь… Даже сырая родниковая вода в Мистриле пахла приятнее и была вкуснее, чем вода здесь, даже прокипяченная на огне. В целом, Квертиас проникся пониманием к своим предкам и в мыслях всячески и бесконечно благодарил их за то, что они подняли Мистрил в небеса, превратив его в настоящий Рай по сравнению с этим жутким местом. Впрочем, работа не ждала, за десять лет пребывания в «нижнем мире» Квертиасу и всем остальным его коллегам, мастерам, было необходимо собрать и доставить в Мистрил не менее пятидесяти единиц «украшений и объектов божественного происхождения». Команда разделилась через год совместной адаптации, и Квертиасу выпал жребий начать свое путешествие… с востока, с царства Архипелага Тенебры.
Благодаря наблюдательности и подготовленности к подобным условиям, а также, конечно же, удаче, за десять лет Квертиасу удалось, не раскрыв себя, найти, украсть, отбить силой, спасти и защитить в общей сумме около девяти Осколков. За время пребывания в «нижнем мире» Квертиас успел, как и любой спард, искренне любящий Великую Матерь, проникнуться ненавистью к эльфам. И, что самое интересное – задолго до того, как Аг’кхал поднимется на поверхность, Квертиасу довелось пережить не одну стычку с этими червями, поборниками Шарисии, аэри, служившим на благо так называемого «Аг’кхальского подразделения» Стражей, а так же с этими чудовищами, убийцами Осколков душ Богинь, «Охотниками за Душами». Вдоволь насладившись «роскошными» видами и удовольствиями «нижнего мира», Квертиас, все же, скучал по дому, которого он еще даже не видел. И еще больше – скучал по крыльям, которые, находясь на земле, он не имел права раскрыть под угрозой раскрыть себя.
Наконец, отряд ПЭ (Поисковая экспедиция) 64-5  была собрана на том же месте, где и десять лет назад. Все товарищи Квертиаса сильно изменились, да и сам он, по их словам, выглядел «просто ужасно, так, что и за метека принять можно». Двоих своих агентов, увы, отряд потерял… Лишь об одном из утраченных было известно, что он погиб в горах Маракал в стычке с драконом за право войти в одну из древних горных «гробниц» под развалинами которой находился еще один Осколок. Донесший нашел его уже слишком поздно, оставалось лишь забрать тело, которое предстояло доставить в Мистрил для процедуры переработки, и отдать архивам Стражей довольно весомый вклад молодого мастера – без малого, одиннадцать Осколков. Второй мастер, увы, остался пропавшим без вести. За то время, пока Квертиас пребывал на земле, он заметил при наблюдении за станом своего потенциального соперника, «Аг’кхальского подразделения Стражей», что периодически их навещают биоморфы из Мистрила, причем несут они с собой особенно оберегаемый ими груз, с похожим грузом, кажется, улетая назад… Обмен реликвиями? Осколки души Теон на Осколки души Шарисии? Умно, но подробности предстояло выяснить. По возвращении домой, конечно же…
Вернувшись в Мистрил, пройдя все проверки и допросы на возможность дальнейшего проживания в Мистриле и службе на благо общества, Квертиас, наконец, получил, как и его товарищи, заслуженные триумфальные лавры. Приключения Квертиаса, однако, на этом не закончились. Он искренне спешил поделиться своими опасениями на счет осколков с Министриумом, но, в то же время, не торопился бежать и вот так все выкладывать членам пресветлого Совета Министриумов. Он решил немного повременить, и хотя бы пару месяцев насладиться домашним уютом. Его дом уже давно был, к слову, достроен и отделан, его оставалось лишь обставить соответствующе и можно было жить. Приблизительно в это же время Квертиас познакомился с такой интересной вещью, как Осколок «Благословение небес». Стремление Квертиаса овладеть стихией воздуха воодушевило Осколок души Богини и он принял своего нового владельца…
Квертиас, думая о постройке дома, несколько пренебрег соседями, посему знакомиться с ними ему предстояло только сейчас. Хоть этот дом – и загородная вилла, а, все же, соседи, хоть и за километры, но присутствовали. Одними из числа соседей Квертиаса Кабиттелла было семейство одного замечательного военачальника. Дом, жена, ну что еще может быть прекраснее для бывалого вояки? А тем более, учитывая, что на момент первого визита к ним их нового соседа супруга генерала была в почетном положении… Улыбчивый и добрый, обходительный светлый образ Квертиаса прельстил супружеской чете, в то время как молва о его заслугах перед обществом так же весьма его украшала. Посему, посовещавшись, всего через пару месяцев генерал и его супруга предложили Квертиасу стать для будущего ребенка крестным отцом. И Квертиас думал долго, если бы уже родители не знали, что у них будет дочь, и не сказали своему новому другу по секрету, что хотят назвать девочку… Теон. Альдио не задумываясь согласился. Иметь в качестве крестницы девочку с таким замечательным именем – да Всевышняя Матушка просто балует его! Квертиас был вне себя от радости, ожидая появление крестницы на свет так, будто бы это была его собственная дочь.
Впрочем, дел у Квертиаса было много… Он твердо намеревался, с честью и достоинством приняв на свои плечи ношу Главного навигатора, сменив умершего естественной смертью наставника, наконец, добраться до поста Главы «Стражей Воспоминаний». Вернувшись домой, он едва ли не сразу же вложил свои воспоминания о странных прилетах биоморфов на землю к аэри в Кристалл Воспоминаний, не упустив ни единой детали, который бережно хранил, чтобы представить, наконец, Архимагу. Наконец, этот момент настал. Квертиас искренне не ожидал, чем может обернуться его тайный от всех, кроме самого Архимага, донос. «Стражей Воспоминаний», увы, с нарастающим гневом Архимага ждала самая настоящая Варфоломеевская ночь…
Развернулось масштабное расследование. Допрашивали всех, причем с активным участием ментальных магов, в том числе и самого Квертиаса. И чем глубже в лес – тем больше дров. Оказалось, что среди учеников, мастеров и магистров, среди, по сути, кроны древа всей организации искать было нечего. Лишь маленькая зацепка в виде того, кто программировал биоморфов на полет до земли, начала выводить следствие на куда более высшие ступени правительственной иерархии и должностной лестницы организации. Подводные камни начали всплывать один за другим… Сначала два магистра, как оказалось, знали о происходящем и молчали – за что были казнены через хождение по кругу. Они открыли следствию, что это был не обмен осколками непосредственно с Аг’кхалом, а покупка у них разрушенных Осколков, которые по какой-то причине «Аг’кхальское подраздение «Стражей Воспоминаний»» не захотело, или не пожелало восстанавливать. Они предоставили все доказательства этому, но Архимаг был неумолим в своем решении. И Квертиас поддерживал его. Эти изменники позволили метекам из «нижнего мира» воззреть их недостойными глазами самих биоморфов, чудо блистательного прогресса Мистрила. К тому же, для обитателей «нижнего мира», пусть даже некоторых, уже не секрет, что Мистрил существует и в нем продолжают существовать и вести активную деятельность «Стражи Воспоминаний». А еще незаконная растрата выделенных государством средств… В общем, ничего лучше, чем «медный бык», предателям не светило. Квертиас даже был удостоен чести пару раз покрутить вертел, когда казнь состоялась на главной площади, о чем, он, впрочем, не любит вспоминать.
Казалось бы, самое время остепениться, Архимаг было успокоился, да и для Квертиаса освободилось тепленькое местечко магистра, но… Альдио, наверное, вошел в раш. Трех казней ему было мало. Обида за то, что мистрильский фонд Стражей был теперь известен врагу, захлестнула его. В него словно вселился демон и он решил пойти дальше. Много дальше. В какой-то момент Квертиас вынес на рассмотрение Архимага доводы о том, что стоит проверить и высший состав организации, а так же провести проверку членов Министриума. Аргументы Квертиаса были железными: он довел до сведения Архимага, что если бы Глава был искренне верен Храму Теон – он бы не допустил подобного, но у Главы Стражей нет таких сведений о точном ежечасном расположении по периметру Мистрила биоморфов охранной системы – как следствие, Глава должен был приобретать информацию у знающего спарда, а тот, кто всегда осведомлен единолично и полно об этом – это Министриум и ближайшие его подчиненные, отдел безопасности Мистрила. Архимаг послушал сладкие речи достойного гражданина Мистрила и приказал возбудить новое дело. Квертиас и сам участвовал в шпионажах и поиске улик, именно тогда, при общение с посторонними следствию лицами, он и начал называть себя Клавикусом. Миссия Квертиаса была выполнена – как рука возмездия Богини, он снова не просчитался и даже сам не ожидал такого результата: отдел безопасности острова был переформирован, а всплывший на своих махинациях с бюджетом Министриум – публично казнен.
Квертиас стал национальным героем, раскрывшим целую цепочку преступной деятельности в Мистриле, общество благоволило его и требовало от Архимага достойно наградить героя, а также позволить ему занять ведущую должность, так как общество всецело и единогласно признает его достойным. Архимаг, чувствовавший в коей-то мере свою вину в смерти Министриума и потере Главы Стражей, по сути, своеобразного настоятеля Храма Теон, сказал так: «Я назначаю Альдио-Квертиаса Кабиттелла, не лишая его должности Главного навигатора, своим Министриумом и прошу «Стражей Воспоминаний» принять этого достойного, как своего нового Главу! Но! Великая Матерь пусть будет свидетелем мне сегодня на этом праздненстве – общество, в том случае, если Альдио-Квертиас нарушит свою клятву беспрекословно служить на его благо, обойдется с ним только так, как сочтет нужным, пусть даже разорвав его на части!» И лишь потом, в конце церемонии, Архимаг шепнул новому члену правительства: «Одна оплошность твоя на стольких должностях будет стоить тебе дорого, мой мальчик… Не забудь об этом. В Мистриле не бывает бывших героев, есть лишь самые коварные предатели общества». Но Квертиас не боялся. Ничего не боялся. С ним Богиня – и его рукой она покарает, как покарала сейчас, всех предателей, изменников и отступников великого народа спардов!
Что ж… Для завершения дела оставалось лишь стереть память тем нечестивым торговцам, не меньше здешнего предав свою организацию, но это была уже забота не спардов, а, посему, можно было, наконец, предаться отдохновению и, достигнув поставленных целей, подумать о новых. Важно, что на церемонии назначения Квертиаса Министриумом Мистрила присутствовала и уже пятилетняя малышка Теон. Милая крошка, она ни на шаг не отходила от мамы и ни с кем из окружающих, помимо мамы, папы и крестного батюшки боялась говорить. Легкая и хрупкая, она любила сидеть у крестного отца на шее, или вовсе засыпать у него на руках. Квертиас искренне, всем сердцем полюбил эту малышку, как подарок Богини ему.
Пока Квертиас занимался наведением порядка как в составе Стражей, так и в их архивах, манипулировал по распоряжению Архимага и его коллег, Министриумов, а так же по собственному благому усмотрению направлением «полета» Мистрила, попутно дорабатывая систему управления островом, стремясь сделать подвластными этой системе и погоду, и все стены Мистрила, заодно занимался удовлетворением служебных нужд отдела научных разработок и наблюдением за исполнением им прямых обязанностей его членов, тем временем, на его вилле часто гостила малышка Теон. Девочка быстро росла и к крестному папе часто сбегала от надоедливых учителей. Девочка еще не могла летать, но Квертиас позаботился о том, чтобы по дороге малышку было, кому защитить, хотя, по сути, любые дороги Мистрила практически безопасны – диких животных на Мистриле практически нет, а с насильниками и педофилами расправлялись так строго испокон веков, что дежурить вот так на дорогах им точно было опасно. Однако, несмотря на это, с девочкой всегда путешествовало от пяти до десяти маленьких «Нектаринусов» – Неков, как любила называть этих птичек маленькая Теон. Большая часть этих птичек была накачана сильнейшим паралитическим ядом, и лишь одна или две – быстрым противоядием и сильнейшим энергетиком, чтобы, на случай непредвиденной ситуации, если малышку ужалит отравленный «Нектаринус», она могла помочь себе и, если необходимо было бы уйти с места – то убежать и довольно далеко при любых повреждениях благодаря энергетику. «Нектаринусы» неплохо послужили в охране маленькой Теоны, при этом девочка ни разу не пострадала от них. Конечно, у Квертиаса были все возможности, чтобы приставить охранять малышку хоть «Стирателя», хоть «Гарруда», да и (О, Милостивая Теон!) Квертиас нашел бы причины, по которым удалось бы уговорить правительство вверить ему в руки самого «Компаньона». Но Квертиас не стал этого делать, хотя на фоне безжизненных, хотя и совершенных машин, и даже такого прекрасного существа, как «Компаньон», волшебная маленькая Теон смотрелась бы просто миниатюрной Богиней. Но Квертиас не хотел окружать малышку холодом нынешней технологии, да и Теон, хоть и была храброй девочкой, а все же больших биоморфов она очень боялась… Наверное, сказались рассказы папы о больших и страшных железных чудовищах. В общем, Квертиас не чаял в крошке души.
Потихоньку, год за годом, малышке Теон исполнилось шестнадцать лет. Девочки в Мистриле растут и формируются быстрее, чем мальчики и, признаться, даже Квертиас был грешен, засматриваясь на юную крестницу совсем не взглядом заботливого крестного отца. Теон обожала пугать дядюшку со спины, часто, пока его не было дома, она убиралась в его кабинете, складывала документы в единую большую стопку, в которой, увы, все безнадежно и безвозвратно перепутывалось, но вечно маленькой для него Теон Квертиас был готов простить любые шалости. Девушка была еще поистине девочкой, но мало-помалу Квертиас уже задумывался о том, чтобы предложить Теон, может, сотен лет эдак через три-четыре, а, может, пять, стать его женой. В конце концов, Квертиас был хорош, в вожделении женщин недостаток ему был неведом.
Все шло прекрасно до того дня, когда на весь Сайрон прогремела громкая весть о том, что жена и дочь великого полководца Мистрила – многоликие. Квертиас не поверил своим ушам. Он слышал, что женщину и его крестницу везут в центр Мистрила, на площадь, где Архимаг и народ будет решать, что делать с несчастными. Сам генерал летел вслед за конвоем, ведшим его жену и дочь, завывая и не жалея слез. Квертиас поспешил ко двору Архимага. Он был так растерян, что, умоляя Архимага сохранить жизнь обеим многоликим, Квертиас едва не подставил сам себя, поскольку Архимаг был готов и его, как крестного отца, обвинить в халатности по отношении к своему народу и нераскрытии того, что его крестница – многоликая. Но Архимаг остыл, едва стоило Квертиасу с приставленным к его горлу «Ловцом» сказать, что метафизическое существо, стоящее во главе Храма Теон будет особенно глубоко влиять на доверие к власти всех спардов, а также помогать приобщать к глубокой вере все больше и больше народа, особенно, если оно вооружено таким прекрасным и многозначительным именем. Лишать это создание жизни – кощунство и плевок в лицо самой Богине, ниспославшей в Мистрил такое могущественное, как многоликий, существо. И вновь «святое слово» Квертиаса, залитое в уши Архимага сладким медом, услышала и сама Богиня, довольная своим сыном, и ниспослала ему и маленькой Теон удачу. Выйдя к широкой публике на площадь, где участи своей ожидала при всеобщем присутствии вся семья военного, Архимаг сказал, что девочка должна жить, но жить, как дитя Богини, ниспосланное в Мистрил. Архимаг нашел слова, чтобы выставить принадлежность девочки к роду многоликих как наиболее удобную форму для посланницы Великой Матери. И было решено сделать девочку Жрицей Храма Теон, приобщив ее к клятве Великой Матери. Для Квертиаса главным было спасти жизнь во всех аспектах любимой крестницы, а уж с привязанностью Теон к Храму он, с милостью Богини, надеялся справиться. Однако мать малышки Теон выказала недовольство волей Архимага, за что отдала, увы, свою жизнь. Но маленькая Теон осталась жива. Она дала клятву в Храме Теон самой Богине.
Квертиас изо всех сил надеялся, что судьба не отняла у него любимую крестницу, что раз с Теон все хорошо – то жизнь продолжается. Он встал на колено перед своей «возлюбленной» крестницей и, целуя каждый пальчик ее рук, клялся защищать ее даже ценой собственной жизни от всех невзгод. Квертиаса не пугал тот факт, что его любимая – многоликая. Он бесконечно любил ее, как нежный живой цветок, выросший и расцветающий на самой верхушке всей этой груды металла. И Квертиас не терял надежды освободить юную Теон однажды от клятвы Богине, чего бы ему этого не стоило, но лишь до тех пор, пока маленькая Теон не начала слышать голоса Кристаллов Воспоминаний. Альдио искренне этого не ожидал… Это было для него, как удар в спину: его малышку Теон все больше поглощала та невидимая сила, одновременно пугавшая Квертиаса своей незримостью и вызывавшая у него просто дикую, необузданную злобу на самого себя потому, что он не знал, как спасти любимую от этой «болезни». Какая ирония…
Шли годы, понемногу утекали века. Квертиас достиг в свои тысячу двести лет вершины искусства Ментальной Магии. Теперь он мог заставить неверных одним лишь своим взглядом преклонить колени перед прекрасной Теон, мог одним прикосновением возвращать к жизни целые реликвии и разрушенные Осколки, а мог волей своего разума заточать неугодных в глубины их собственного подсознания. Впрочем, стоит упомянуть, что за пределами стен штаба «Стражей Воспоминаний» Квертиас не афишировал широко свои возможности в Мантальной Магии. Не отставала и Магия Воздуха, доведенная даже на ступени магистра Квертиасом до совершенства. Все признавали, Министриум Квертиас – могущественный волшебник, и горе тому, кто решится бросить ему вызов! Поводов как для зависти, так и для уважения в обществе было предостаточно…
Квертиас так же превосходно служил на благо всего общества, как и всегда, пребывая на должности Министриума Мистрила. Вся верхушка власти, включая непосредственно Архимага и других трех Министриумов, всегда могла получить ответ или отчет по вопросам, касающимся научной, архивной и религиозной деятельности Мистрила. У Квертаса, впрочем, на все всегда есть ответ. Он прекрасно справляется и поныне с должностью Главы Стражей – пусть он и лишен мобильности, будучи привязанным к механизму управления Мистрилом, ему ничто не мешает работать с Осколками и Кристаллами здесь, в Мистриле. Он имеет постоянную тесную здесь с Хранителем Воспоминаний, поэтому всегда может обратиться к Великому Архиву Воспоминаний, дабы найти ответы на интересующие его вопросы. Он заботится о своих подчиненных и щедро награждает каждого, кто делает ценный и честный вклад в развитие организации и достижение ее цели. За все это время не раз случались прецеденты, грозившие не самыми приятными последствиями для малышки Теон, но, как правило, выступавшие на тропу войны против дочери Великой Матери, вне зависимости, какие цели были ими преследуемы, так или иначе ломали на этой тропе свой хребет – Квертиас поклялся защищать свою крестницу, как дочь Богини, и он доблестно исполняет свою клятву: никто не смеет подойти к Теон ближе, чем он.
Несмотря на относительно безоблачное развитие событий, Квертиас пребывает в глубочайшей депрессии. Во время работы и при общении с другими, кажется, что с ним все в порядке, он такой, каким все его знают и каким он всегда был. Но стоит ему вернуться домой, как кристаллы ТЭФ, служащие для освещения, начинают судорожно мерцать, свечи вовсе гаснут, а принесенные служанкой, кажется, только вчера цветы увядают, превращаясь в неприглядный сухой веник. Впрочем, прислуге, даже метекам жаловаться было не на что – хозяин им попался сносный, и даже в такое тяжелое для Квертиаса время, дом его и атмосфера в нем изменений не претерпели, до издевательств над прочими обитателями дома он не опускался. Гораздо больше изменений претерпела сфера личных интересов Квертиаса. Его малышка Теон день ото дня все больше и больше забывала о том, кто она, кто ее родители, и что Квертиас – ее крестный папа. Все большая сила овладевала маленькой Теон, даруя многоликой невероятную мощь. Квертиас пребывал в отчаянии – с каждой минутой он все больше терял свою любимую, неумолимо отдалялся от нее, как смертный от Бога. Злоба и ненависть охватили Квертиаса. Для него существовала только малышка Теон, а не дочь Великой Матери, интересы коей он вынужден был отстаивать теперь и в Министриуме перед лицом Архимага. Он потерял счет жизням, которые успел забрать за все то время, что его сковывает безудержная одержимость мыслью свергнуть Теон и разорвать ее клятву с Богиней, вернуть ей свободу и, наконец, сделать ее своей. Квертиас ничего не боялся – он всегда находил слова, чтобы свергнуть того или иного спарда, проявившего неверность Голосу Великой Матери или Стражам. Стражей Квертиас наказывал за неверность особенно жестко. Если довести неугодного до изгнания с Мистрила не получалось – в дело подключался Клавикус, устами которого Квертиас нанимал убийц. Добрый, но строгий, справедливый в кои-то веки нежный Квертиас стал настоящим псом, сорвавшимся с цепи. Снаружи это было незаметно, но тайные деяния Квертиаса были далеко не присущи ангелу. Он словно стал оборотнем, метался меж двух огней: он нанимал убийц на некоторых Стражей и членов близкого окружения Теон, и он же находил этих убийц и призывал к ответу, если возникала угроза раскрытия его деяний. Он же спонсировал некоторые молодежные объедения, идеология которых едва ли уживалась с идеями, проповедуемыми Голосом Теон.
Квертиас Кабиттелл начал готовить свою настоящую революцию. «Уж если красть – то миллион, уж если спать – то с Королевой». Между Архимагом и главной обитательницей Храма Теон все больше нарастали разногласия, и, можно сказать, сошедший с ума Квертиас решил использовать это в свою пользу. Для него больше не было Великой Матери – была лишь воровка, мертвое божество, отобравшее у него самое дорогое, что было у него в жизни. Квертиас продолжал собирать и восстанавливать утерянные реликвии и Осколки, но все больше в нем нарастает молчаливое негодование… Настанет момент, когда могущественному Квертиасу нечего будет терять – и вот тогда кто знает, в какую пучину раздора канет Мистрил. А пока Квертиасу остается лишь молча созерцать, как на его глазах гибнет в руках мертвого божества его возлюбленная, и как нарастает напряжение между Архимагом и главной обитательницей Храма Теон…

+1

2

8. Характер:
Воспитанный существом, которое было похоже на саму землю, относившееся к окружающим так, как и к себе, Квертиас формировался как спард, живущий нога в ногу с очень четкими представлениями о знаменитом «эффекте крыла бабочки». Квертиаса учили относиться к окружающим так, как он бы хотел, чтобы к нему относились. Но Альдио очень осторожно относится к своему кругу общения, и не допускает того, чтобы из-под его гладкой и неотразимой маски благодетели проскальзывала даже тень его злобы и равнодушия. И если учесть, на протяжении скольких верков очерненная душа Квертиаса остается загадкой для окружающих, то можно смело заявить, что по нему плачет сцена. Казалось бы, что для Квертиаса нет ничего дороже, чем честность, ответственность, благодарность, доброта и доблесть, но в то же время он отодвигает все эти светлые постулаты на задний план, понимая, что жестокости, так необходимой этому миру, не будет без ненависти, лжи и жажды наживы. Личный порок Квертиаса, очевидно, супербиа, гордыня. Пожалуй, самый низкий и непростительный грех среди спардов… Удивительно, как такой эгоист, как Квертиас, вообще может знать, что такое любовь и любить? Хотя, вряд ли его чувства можно назвать любовью… Квертиас ценит власть, науку, интересы своей организации и интересы его страны. Не ценит он лишь все, что связано с пленением его возлюбленной в стенах Храма. Но это – его личная Священная Война с Богиней, в нее никто больше не смеет вмешиваться, если в этом нет необходимости.
Квертиас всю жизнь руководствуется лишь одним правилом: «кто не сожрал – того сожрали». Это применимо ко всем сферам жизни, как считает Квертиас: это учит быть сильным и предотвращать любые посягательства на твою жизнь и твою честь или собственность, а также доказывает, что живые в этом мире безгрешными не бывают.
Квертиас идет по жизни как приверженец культа Великой Матери, Теон. Он свято верит в Госпожу Света, и его вера весьма серьезно помогает ему в его профессии. За свою веру Квертиас всегда готов постоять в любом поединке, это действительно так. Но единственное, чего он требует от Богини – это вернуть ему его возлюбленную. И пока клятва жрицы Теон и Великой Матери не разорвана – он ведет войну против мертвого, как он считает, божества здесь, на земле. Сейчас у него и нет другой цели.
Квертиас и не романтик, не циник и даже не реалист. Он – это все вместе и сразу: в нем уживаются черты неутомимого авантюриста и мечтателя, романтичного любовника, проскальзывают порой приметы жуткого циника, которому лишь определенные чьи-то чужие мечты и желания кажутся сущим бредом или пустышкой, чепухой, однако он объективист, оценивать ситуацию реально у него получается чаще всего с великолепной точностью. Альдио-Квертиас – сын ветра, Маг Воздуха. Магия, как известно, даже магам дается не от балды – значит, он чем-то заслужил ее. Квертиас переменчив в своих взглядах на мир в зависимости от обстановки, и это – доказательство его непостоянства и независимости от предубеждений. Квертиас свободен от предрассудков, как ветер, эгоистичен, как этот самый ветер, дующий в одном направлении и огибающий горы. Квертиас умен не по годам, как воздух, который есть везде, где бы то ни было, и, в то же время, мы не замечаем его и, как следствие, вроде его и нет. Да, у Квертиаса в жизни сейчас не самая светлая полоса и руководят его поступками совсем не светлые и благородные принципы… Но и на пути ветра случаются горы, да и часто ветру, помимо семян растений, новой жизни, приходится переносить с собой всякий мусор. Кто знает, как повернется дальше его судьба…
Квертиас – амбоверт, он объединяет в себе черты и интроверта, и экстраверта. Он с легкостью заводит новые знакомства, не стесняется подойти к человеку и поздороваться, поинтересоваться о его здоровье и благополучии. Очень коммуникабелен, а так как весьма образован – говорить может без умолку буквально обо всем. Он хороший собеседник, у него приятная чистая речь, хотя это не значит, что он не знает хороших крепких ругательств (десять лет в «нижнем мире», как-никак). Мнение окружающих о нем Квертиасу, конечно же, важно. Он публичный человек, частый гость на приемах и балах, плюс руки у него не очень чисты – он очень чуток в плане отношения окружающих к нему, порой даже до паранойи. Но это – еще один козырь, позволяющий узнать, что думает о нем окружение и всегда оставаться готовым к непредвиденным чрезвычайным ситуациям. В плане актерского мастерства Квертиас не уступает ни одному лицедею мистрильского театра. По сути, почти половину своей жизни Квертиас прожил, как актер, играя на публике самое светлое и блаженное, доброе и нежное создание, которое, несомненно, у многих вызывает симпатию. Квертиас умело играет улыбки и подбадривает коллег и товарищей, друзей в трудную минуту. Обладает даром убеждать – иногда приходится прибегать к помощи магии, но Квертиас упорно старается делать это как можно реже, надеясь на собственные силы. Также Альдио – замечательный оратор, у него чистая, внятная и поставленная речь.
Окружающие для Квертиаса – это одна сплошная серая масса. Для него есть лишь те, кто мешает ему в достижении его цели и те, кто не мешает. Этим все строго ограничивается. Конечно, он способен и на дружбу, и на любовь, но это редкие случаи. Он слишком горд и, по большей части, он скорее боится к кому-либо привязываться, чем просто не хочет. Друзей у него очень мало, гораздо больше – знакомых. И грань между этими и теми в его случае напоминает настоящую бездонную пропасть, которую перейти достоин не каждый. Далеко не каждый.
Не менее широкая и бездонная пропасть разделяет личное пространство, в которое, как считает сам Квертиас, может войти только любимый человек, и «все остальное». Уж если любить – то по гроб жизни. Все остальное – неважно. В целом, в отношениях Квертиас очень тепел и заботлив, но, несомненно, он требует взаимности. Для Квертиаса навсегда есть лишь одна любимая – его крестница, ныне – Хранительница Воспоминаний, вечная для него «малышка» Теон. И Квертиас не успокоится до тех пор, пока не освободит ее от клятвы Богине.
Да, действительно, Квертиас желает отомстить Богине как за свои, так и за страдания возлюбленной. Квертиас умеет, но редко по неизвестной ему причине прощает обиды. Может, он и не очень уж обидчив, но уж если его обидеть – для справедливого возмездия он сделает все. И на уровне подсознания нет проблемы, способной его остановить, свидетельство тому – объявление войны предначертанию самой Богине. Хотя, в данном случае, признаться честно, он сам виноват в судьбе своей крестницы, вину в чем даже признает. Частично.
Как следствие – Квертиас движется вперед ведомый лишь своими личными интересами. Хотя степень его самопожертвования зависит от положения человека рядом с ним – близкий это, друг, родной или любимый человек? Или вовсе незнакомец, приятель, неприятный самому Квертиасу разумный? Нюансов и оттенков в мире осязаемом и неосязаемом куда больше, чем может показаться на первый взгляд…
Квертиас как никто другой умеет ставить цели. Он не любит разрабатывать планы, поскольку они имеют шанс пойти не так, как нужно, чего Альдио искренне не любит. Гораздо проще – ставить маленькие цели на пути к Великому и постепенно, пошагово приближаться к желанному. В этом Квертиасу нет равных. Как достигать цели – это уже другой вопрос, более тонкий, щекотливый и деликатный. Квертиас часто полагается на инициативу преданных ему людей – он может себе это позволить, поскольку обладает чуткой избирательностью, – в случае же, если что-то идет не так, он не чурается сам залатать получившиеся дыры и замести следы. Он верит в удачу, очень чуток к мимике Фортуны. Он в меру самоуверен, осторожен, осмотрителен, как никто доверяет свой природной интуиции, голос которой ему особенно четко позволяет слышать Ментальная Магия. Хладнокровность и пылкость в нем уживаются на очень тонкой грани, Квертиас сам решает, когда спустить с цепи то или другое. Склонен к хорошему самоконтролю, по нему никогда нельзя сказать, о чем он думает. «В масштабах Вселенной все, что окружает нас, находится от нас на расстоянии вытянутой руки – нужно лишь потянуться» – руководствуясь этим правилом, Квертиас для достижения цели может воспользоваться любыми средствами, вне зависимости от того, проще это или сложнее, дешево или затратно – главное, что это не раскроет его самого, мероприятие, организацию, преследуемую цель. В этом он похож на хамелеона – пока все точки зрения не будут сфокусированы, ни при каких обстоятельствах язык выпускать нельзя.
Такое положение дел делает Квертиаса как хорошим лидером, так и хорошим подчиненным. Будучи предводителем, Квертиас предельно четко излагает мысль и ставит цель, внимательно созерцает, замечая осечки и немедленно на них реагируя. Будучи подчиненным – делает то же самое, но, главное, что еще и делает дело прилежно и на совесть. В принципе, склонен и управлять, и подчиняться – жизнь в понимании Квертиаса так динамична, что делать постоянно то или другое невозможно: сегодня ветер сбил с пути бедную маленькую пташку, а завтра сам уперся в горы. В жизни бывает всякое и готовым быть нужно ко всему. «Кто не сожрал – того сожрали».
Как уже говорилось ранее – Квертиас знает меру своему хладнокровию и своей пылкости. Альдио искусно играет доброту, ценящую чью-либо жизнь превыше всего, хотя и не ценнее веры. Однако Квертиасу не чуждо собственноручное совершение убийства. Он – защитник Жрицы Теон, и кровь неверных на его руках не должна его заботить, ведь он выполняет свой священный долг. Другой вопрос, что неверных он выбирает сам… Впрочем, излишнее кровопролитие он не благоволит, убийство, все-таки – это очередная, небольшая для него, но все же стопка проблем. К тому же убийством легче всего привлечь к себе внимание, посему Квертиас старается его избегать. Есть много других способов отодвинуть того, кто мешает, с дороги, кто бы это ни был.
К тому же, помимо убийства, в жизни есть много других занимательных вещей, которыми можно заниматься, наслаждаться и восхищаться. Квертиас – неумолимый поклонник искусства во всех его проявлениях, от музыки до архитектуры. Он любит театр, танцы, музыку, особенно – лютню, орган, флейту. Не всегда у него есть время, чтобы уделять его искусству, но это не мешает ему быть его горячим поклонником и всегда оставаться в курсе дел всего мира искусства в Мистриле. Квертиас любит читать, весьма, надо сказать, начитан и умен, и в любой момент может обратиться к своей «внутренней» библиотеке, войдя в ментальный транс. Особенно его душа теплеет к поэзии, но больше всего – к энциклопедиям и научным трактатам, возбуждающим в нем неподдельный интерес. Да, Квертиас действительно влюблен в технологический прогресс своего народа. После того, как ему довелось провести десять лет в «нижнем мире», будучи лишенным почти всех прелестей дома, он вовсе влюбился в свою расу и в ее образ жизни. Альдио очень ценит научные знания и работу на благо науки, поэтому всеми своими возможностями старается поддерживать мистрильские научные конторы. Сам Квертиас весьма образован, как уже говорилось. Род работы не позволяет ему оставлять черных дыр там, где должны быть только белые пятна. Это значит, что помимо искусства и науки его еще интересует и практическая сфера знаний… Благодаря многогранности, присущей Квертиасу, он может предстать и как логик, и как лирик. Грубо говоря, если он на работе – то блистает его грань логики, если флиртует с милой дамой – он поворачивается гранью лирика, все просто. И, что самое интересное – это уже не притворство.
Есть у Квертиаса одна страсть – он обожает водные процедуры. Очень любит купаться. Регулярно занимается этим утром и вечером. В детстве бабушка даже называла его за любовь к воде утенком. Сейчас, правда, этот утенок вырос в настоящего лебедя, который плавает весьма хорошо даже несмотря на то, что после воды тяжелеют крылья. Впрочем, крылья тоже поддаются тренировке на выносливость, если использовать их как ласты в воде – это умно. К тому же в будущем спард с крыльями пингвина будет смотреться очень мило и необычно. Такой быстрый ход эволюции, известный так же в научном обществе Мистрила, как мутация, в принципе может быстро произойти, если учесть, что Квертиас – скромный, но все же поклонник курений. Курение кальяна – едва ли не единственная вещь, которая показалась ему приятной в «нижнем мире». Вернувшись в Мистрил, он слегка увлекся этим здесь.
Свободное от работы время Квертиас чаще всего проводит за занятиями гимнастикой и легкой атлетикой, картами (местности), или за книгами. Чуть реже – в медитациях. Его хобби – это работа, о которой он мечтал. Он глава «Стражей Воспоминаний», один из четырех избранных, Министриум, Главный навигатор Мистрила-корабля – что может быть лучше, если он любит все это всем сердцем? Но самая любимая часть его хобби – это пребывание в Храме Теон, рядом со своей возлюбленной. И сколько бы Квертиас не нанимал телохранителей, и сколько бы не заботился об охране Храма и самой Теон, когда он рядом с ней – лишь тогда она в полной, стопроцентной безопасности. Впрочем, Квертиас – коллекционер самых разных образцов «Айранкуров», в которых он не чает души. Так что иногда он прогоняет своих любимых железных коней, чтобы у них не отказали механизмы, в остальное же время они стоят в его доме многочисленными скульптурными ансамблями в деактивированном состоянии.

9. Инвентарь:
Что касается недвижимого имущества – то здесь все предельно просто. У Квертиаса есть свой достаточно большой дом недалеко от города. Отсюда удобно навещать город для работы.
Что же касается вещей, которые Квертиас все время носит с собой, то особенную ценность представляют лишь любимые артефакты, которые всегда с ним. Еще иногда за пределами дома у Квертиаса на поясе висит небольшой кинжал, как просто необходимый инструмент, а также за пояс заткнуты платок с вышитым фамильным клеймом и пара кожаных плотных перчаток – последние на тот случай, если придется прибегнуть к самозащите.

http://sa.uploads.ru/Ipbvi.png

Название: «Ищущий взор».
Внешний вид: Серебряные серьги-гвоздики в виде украшенных растительным орнаментом крыльев.
Действие, побочные эффекты: Являются артефактом и накопителем одновременно.
– Левая серьга способна по желанию своего владельца заставить смотреть его оппонента ему в глаза. Это не ментальное воздействие, а физическое, сопротивляться этому невозможно.
– Правая сережка является вместилищем готовых заклинаний Ментальной Магии. До пятидесяти. Также расширяет в полтора раза магический резерв владельца.
Владелец: Альдио-Квертиас Кабителл.

http://sc.uploads.ru/PimBJ.png

Название: «Благословение небес».
Внешний вид: Небольшая золотая фибула с растительным орнаментом, инкрустирована камнем, похожим на лунный.
Действие, побочные эффекты: Осколок, связанный со стихией воздуха. Позволяет своему владельцу принимать консистенцию, схожую с воздухом, т. е. становиться туманом, рассеивать свое тело и вновь «собирать» его за считанные мгновения в любом месте пространства (главное не сделать это в маленьком шкафчике или дырочке в стене – можно умереть. В этом состоянии владельцу Осколка невозможно навредить ни физически, ни ментально, ни магически, однако сам владелец теряет способность атаковать и применять магию как таковую. В таком состоянии можно передвигаться, медленно, расползаясь по земле, или же быстро, как ветер.
Также Осколок увеличивает магический резерв (маг) или пропускную способность (колдун) своего хозяина ровно в два раза, может содержать в себе до тридцати готовых заклинаний Магии Воздуха.
В качестве побочного эффекта через некоторое время после использования Осколка у владельца может начаться ломка в костях и сильная слабость, вплоть до потери сознания, а также беспокойные сны.
Владелец: Альдио-Квертиас Кабиттелл.

10. Способности и навыки:
— О бытовых навыках Квертиаса можно рассказать многое, но лучше сделать это коротко, поскольку многое из этого – чисто спонтанный подход и природное понимание механики вещей, смекалка и догадливость, жизненные наблюдения. Да, оказавшись в «нижнем мире» или дома без прислуги Квертиас совершенно не растеряется. Он хорошо самостоятельно заботится о своем внешнем виде, разобраться с одеждой легко сможет. Не мастер кулинарии, но уж об обеде в полевых условиях позаботиться может, так же, как и славно поохотиться. Хорошо образован, в том числе в области мировой культуры, литературы и истории. Полиглот, знает хорошо родной и земные языки (аэрийский – очень поверхностно, не далее простых предложений, письменность этого языка не освоена), как следствие хорошей подготовки к пребыванию в «нижнем мире». Следствием от вышесказанного также является еще и знание географии, выражающееся в умении мастерски обращаться с картами при имении картографических знаний; в то же время неотъемлемые помощники Главного навигатора Мистрила – навигация и астрология: в небесах нет ориентиров, позволяющих так точно передвигаться, как на земле, посему, единственные ориентиры для небесного города – звезды и светила. Будучи Министриумом, не обойтись без навыков дипломатии, а так же философии личности (психологии). Как уже говорилось и ранее – Квертиас превосходно плавает, а благодаря магии воздуха может задерживать дыхание на длительное время (около часа). Так же, стоит сказать, что он прекрасный верховой ездок. Неплохо танцует, петь не пробовал, но и это у него тоже может получиться. Может делать зарисовки с натуры – плохенько, кривовато, но может. У Альдио богатый опыт общения с биоморфами самого разного рода, посему, при наличии инструментов и необходимых деталей, он может починить или залатать конструкта после легких поверхностных повреждений, не требующих вмешательства кузнеца или сложного косметического ремонта. Также Квертиасу не составит труда позаботиться о ране своей или товарища – навыки оказания первой помощи у него также присутствуют, как следствие – неплохие знания и в области анатомии гуманоидных(!) рас. Не стоит забывать, что Квертиас занимается также гимнастикой, благодаря чему подолгу не знает болезней и достаточно вынослив, всегда пребывает в хорошей физической форме. Тело для Квертиаса – это великолепный и очень точный инструмент, необходимый ему, как сосуд для магических и жизненных сил, а также обязан, благодаря работе над ним, оправдывать и переносить любые нагрузки, связанные с физическим трудом и магией. Квертиас очень гибок, насколько это возможно для увлеченного гимнаста, весьма изворотлив и ловок, без легких акробатических навыков здесь тоже не обходится. Неплохо развита реакция, болевой порог среднестатистический. Квертиас – обладатель быстрых ног и быстрых крыльев (да, не будем забывать, что расовая особенность спардов – умение летать, не обошедшая и Альдио).
— Вместо боевых навыков у Квертиаса, увы, одна сплошная черная дыра. Всю жизнь его увлекала магия и ее разрушительные и созидательные возможности, и изучать навыки владения оружием у него не было ни времени, ни, честно сказать, желания. Конечно, он знает, что меч надо держать за рукоять, а не за лезвие, как и кинжал, а испепелитель, прежде чем начать стрелять, нужно не забыть снять с предохранителя. Хотя, признаться честно, ничто не мешает Квертиасу использовать оружие в качестве подручного средства. Впрочем, это лишь знания, полученные методом наблюдения, да и тех Квертиас старается избегать в повседневности, окутанной лишь ему понятной атмосферой. Также присутствуют навыки боя без оружия – не мастер карате, но хорошенько заехать в лицо кулаком или поцеловать противника пяткой в челюсть должен уметь каждый уважающий себя мужчина.
Фехтование и рукопашный бой - Умелец.
— А вот о магических навыках и умениях Квертиаса, кажется, говорить можно бесконечно… Он – прирожденный маг, и благодаря его любви к своей природе и тяге к знаниям он имеет просто потрясающую, широчайшую теоретическую базу знаний обо всех видах магии, какие существуют в Сайроне. Это напрямую значит, что он знает, как работают, например, магия тьмы или светлая магия, оценивает их мощность в зависимости от носителя магии, с определенной точностью оценивает погрешности от влияющих факторов, чует слабые места. Увы, такие знания хоть и весьма ценны, все же они – чистейшая теория и небольшой пучок практических наблюдений со стороны. Рассчитывать на абсолютную точность подобных расчетов в чрезвычайной ситуации, ясное дело, не приходится.
Сам же Квертиас по воле судьбы – светило практики и теории в области Ментальной и Воздушной магии, обладатель потрясающего потенциала и немалого (256 по подсчетам из кода) магического резерва. За всю свою относительно недолгую жизнь Квертиасу удалось развить свои навыки до небывалых высот: Ментальная Магия – до устрашающего уровня Великого Архимага, Магия Воздуха – до дерзновенного уровня Магистра. Учитывая специфику развития магических способностей в Мистриле, не подверженную контролю Ордена Радуги так же сильно, как на земле, стоит внести некоторые дополнения и толкования к способностям Квертиаса, как мага той или иной дисциплины.
Ментальная Магия - архимаг
Во-первых, стоит напомнить, что Министриум Квертиас не афиширует широко свои способности в этой области. Об истинном уровне владения этой школой магии осведомлены лишь наиболее приближенные к Квертиасу члены «Стражей Воспоминаний». Для окружающих же, благодаря слухам и сплетням, планка колеблется от уровня Рядового мага до ступени Магистра. Сам же Квертиас скрывает свою способность в том числе и магически. Одинаково хорошо развиты обе ветви – и пространство, и разум.
Увидеть (Рядовой маг) – есть возможность увидеть все происходящее глазами другого разумного, если он находится в любой точке на Мистриле. На земле из-за неоднородности магического фона радиус влияния способности чудовищно ограничивается – до 200 м.
Аура (Рядовой маг) – подвластно изменение ауры. Квертиасу достаточно один раз почувствовать ауру существа, чтобы повторить ее. При необходимости он может сам создать ее. Увы, не может видеть исключительных подробностей ауры тех существ, чье излучение скрыто соответствующим осколком или артефактом.
Телепатия (Мастер) – зона покрытия в случае Квертиаса – весь Мистрил. На земле способность может ограничиться до 30 м.
Астральное тело (Мастер) – границы в Мистриле нет. Радиус предела в «нижнем мире» – 200 м. Невозможно колдовать во время пребывания в Астрале.
Закрытый разум (Архимаг) – попробовать «пробить» способность может лишь Великий Архимаг, но не факт, что вторжение будет успешным и не будет замечено.
Контроль неразумных существ (Архимаг) – в Мистриле ограничения радиуса нет, на земле – 200 м, при этом сокрытие пребывания в теле зверя сложнее скрыть.
Глаз судьбы (Великий Архимаг) – за всю жизнь способность проявлялась один раз, и то это было невнятное размытое видение.
Магия Воздуха - рядовой маг.
Также, скрывать свое владение Ментальной Магией позволяет весьма схожая с ней по стилю своего влияния на пространство Магия Воздуха. Телекинез можно выставить, как явление левитации, знание того, что говорят люди на каком-то расстоянии – на слушанье голоса ветра… И это весьма удобно. Конечно, Квертиас души не чает в Магии Воздуха.
Призыв (Неофит) – с годами оттачивания мастерства, Квертиас научился превращать призванные им потоки воздуха в «раскаленные лезвия». Он попросту уплотняет потоки, суживает их до состояния бритвы, при желании – нагревает, а затем запускает в цель. Действуют эти потоки аналогично лезвию режущего оружия – ими можно поранить, что-нибудь срубить или порезать. Температура нагрева не очень высока, но ошпарить цель, аналогично потоку горячего пара, возможно.
Крик (Рядовой маг) – парализовать противника можно не более чем на 20 минут. Однако разрушительная сила крика велика – сложнее всего хотя бы оставить трещины становится уже только на объектах из камня и металла. Все остальное вполне возможно заставить разлететься на куски.

11. Питомец (если есть):
Любимые механические звери Квертиаса, которые всегда с ним – это «одетый» гипперион Кайл и сохранивший свой первозданный вид личный «Вестник» Альдио, для которого у него есть два маятника – один он всегда носит с собой, а другой вверяет, кому захочет, чаще всего – Теон.
Также у Квертиаса полсотни первозданных «Айранкуров», составляющих по большей части статичную коллекцию.

12. Связь с вами:
ICQ: 378226185.

13. Желаемый статус:
И лишь я один – твой ключ от Рая.

+1


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » Квертиас


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно