Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — ИГРА НАХОДИТСЯ В СТАДИИ РЕАРГАНИЗАЦИИ. В СВЯЗИ С ВОЗВРАЩЕНИЕМ СОЗДАТЕЛЯ (ПОЯВЛЕНИЕМ У НЕГО ВРЕМЕНИ). ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ПОМОЧЬ/ВЕРНУТЬСЯ В ИГРУ (КАСАЕМО СТАРЫХ ИГРОКВО) ПРОСЬБА ОБРАЩАТЬСЯ ВК ВК СОЗДАТЕЛЯ


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Незавершенные эпизоды » Меж зверем и чудовищем [Терра, 6402 год]


Меж зверем и чудовищем [Терра, 6402 год]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Персонажи: Ивеллиос, Сэльвастио.
Локация: Северная Терра, дорога, ведущая в Даферанд.
Описание: По мере пути встречаются разные вещи и существа. В иных всё просто, достаточно, чтобы описать вычислением и наукой. Других же описать невозможно в принципе - настолько безумны их души, что вовсе не угадать, где разумное становится звериным.
Дата: 6402 год, середина Алатии.

+1

2

Север Терры - покрытая густыми хвойными лесами равнина, вечно хмурая и нелюдимая. Весеннее небо долгими неделями может заволакивать стальными тучами. И глядя на эту хмарь, кажется, что в любой момент готов высыпать мелкий и противный дождь. Правда, с очередным порывом морозного северного ветра начинаешь сомневаться - а вдруг и снег придёт? Отголоски зимы тут бродят даже в середине весеннего цветения. Лишь недавно сошли в тёмно-серую землю громады сугробов, освободив мёрзлую прошлогоднюю траву, но по утру частенько наледь покрывает ту самую траву и влажные стволы деревьев. На севере война тяжела даже для времён года.
Бесконечную зелень лесов отделяют друг от друга лишь многоугольники деревенских полей, пока еще серых и пустых. Вдоль полей тянулись широкие дороги, ведущие к сердцу Терры или прочь от неё, к горам королевства драконам. Живые линии, по которым изо дня в день тянулись повозки, полные товаров или наоборот, абсолютно пустые. Отличить одну от другой нетрудно даже по глубине колеи колёс в вязкой дорожной грязи.
Речной конь по кличке Мантер уверенно месил черно-коричневую жижу. Путешествие не отличалось лёгкостью для всадников и их животных. В дни разлива грязи удавалось пройти совсем малое расстояние, а ночью приходил бич мороза, не позволяя отдохнуть даже вблизи костров. Спасением были постоялые дворы или деревни, жители которых давали кров и пищу путникам, пусть и подозрительно косясь на мечи и ножи. Разбойничий край, успокаивающийся лишь на морозные времена - доверие обычным странникам здесь заслужить нелегко.
- Так через неделю достигнем границы, а там уже будут мощённые дороги, - успокаивал тонущего в грязи коня охотник. Вороной порой начинал сопротивляться, но иного пути не было. По сторонам от дороги были, либо еще более вязкие поля грязи, либо озёра растаявшего снега, либо лесистые холмы.
Под снегами порой обнаруживались необычные вещи. Околевшие зимой путники, сбережённые от разложения льдом и снегом, ныне распространяли гнилостную вонь, раз в неделю встречаясь на дороге. Порой лишь по запаху можно было определить, что рядом труп - некоторые добрые, но ленивые путники пытались забрасывать тела грязью, но вода размывала эти захоронения. Из под  слоя грязи торчали разлагающиеся руки и ноги. И над этим зловонием в теплые дни кружили стайки первых очнувшихся от спячки мух.
Но в грязи лежали порой не люди. В очередной вечер путешествия охотники объехали начинавшую разлагаться собаку. Воздух был наполнен запахом сырой вонючей шерсти, казавшимся Ивеллиосу довольно омерзительным. Животное ему почему-то было более жалко, да и погибло оно явно в весеннюю пору: некто из купцов мог избавиться от несчастной псины, ненужной или больной. Так или иначе, запах преследовал эльфа еще долго, пока на горизонте средь всё таких же серых сумерек не появился дым. Вздохнув с некоторым облегчением, охотник махнул рукой своему спутнику и пришпорил коня.
Дым вскоре превратился в полноценный постоялый двор, окруженный неровным частоколом, из-за чего выглядел скорее как дорожная застава. На невысокой вышке стоял сторож. Заприметив путников, махнул им рукой, поглаживая лежащий на коленях арбалет, и крикнул:
- Куда держите путь?
Ивеллиос махнул перед собой, не собираясь отвечать слабоумному. А тот лишь хмыкнул, спросив после о деньгах за постой. Охотник звякнул кошелем на поясе, чем тут же заслужил доверие часового, который начал лениво спускаться по лестнице.
В появившееся мгновение, эльф оглядел округу, не заметив ничего интересного кроме пары чернеющий домов, а точнее их останков. Провалившиеся крыши, выгоревшие двери и окна - пожар явно не смогли или не стали останавливать. Но угли, уже давно поросшие мхом, не смогли заинтересовать охотника. Когда ворота были открыты, охотники въехали на территорию постоялого двора.
Тут были и торговые телеги, наполненные товаром, и шатры наёмников, которые их охраняли. Купцы ночевали в кроватях трактира. Навстречу путникам вышел сонный конюх - седеющий, пахнущий навозом мужчина, одетый в старый потрёпанный кафтан. Он был молчалив, кивками отвечая на приказы охотников по уходу за животными. Приняв положенные за сено и постой медяки, всё так же сонно поплёлся в конюшню, взяв под уздцы коней. Ивеллиос двинулся к трактиру. Чувство близящихся проблем его не отпускало вместе с влажным запахом собачьей шкуры.
- Гляди в оба, - бросил он спутнику, открывая тяжелую скрипучую дверь. В нос тут уже ударил запах еды и пива. Лучший из запахов, кои могли встретиться в таверне. Ободрённый охотник вошёл внутрь, тут же направившись к стойке, за которой стоял тощий высокий старик с густой серой бородой. На первый взгляд лет ему было далеко за шестьдесят. Однако когда перед стойкой возникли три огромные пустые кружки, трактирщик без труда взял их все и по очереди наполнил пивом из здорового едва початого бочонка. Крепкий дед, разлив пиво посетителям, обратился к новым посетителям:
- Доброй дороги, друзья, - голос его был хриплый и глубокий, не злой, но и не добрый, - Чего изволите? Подаём ко столу сегодня жареного козла.
Эльф кивнул трактирщику, а после на бочонок. Пока трактирщик занимался его пивом, охотник обернулся к спутнику:
- Что видишь, Сэль? Говори на дерайтуском.
Ивеллиос не забывал о языковой практике.

Отредактировано Ивеллиос (02.02.2017 12:08)

+1

3

Путешевствие с наставником было интересным приключенем. Сэль ехал рядом и старался поглубже закутаться в меховой капюшон куртки. Белый мех приятно грел кожу и навивал мысли о теплой кровати. Отгоняя от себя мысли о кровати, которые начинали летать в голове как комары летним вечером Сэль отметил, что Иштар не особо разговорчив и решил не мешать наставнику. Иштар что-то сказал коню и снова нависла тишина. Аэри не переживал об одиночестве, ведь у него всегда был собеседник, шумный и дерзкий.
Посматривая по сторонам, Сэль отметил для себя излишнюю пустоту тракта, никто не попался им на пути, словно они шли дорогой в один конец. Если Иштар был добротно вооружен, то Сэль создавал впечатление мальчишки на подхвате, у которого из видимого оружия был весьма скромных размеров кинжал. Отметив боковым зрением, что наставник от чего-то смутился, Сэль попытался найти источник этого чувства. Кроме мертвой собаки, ничего рядом не было. Обоняние Аэри было чуть остарее из-за истинной формы, но ничего необычного он не обнаружил.
Переход закончился, они оставили лошадей конюху и прошли в трактир. Разношерстная масса, кто-то выпивал, другие громко разговаривали, кто-то спорил активно жестикулируя. Спор был тем, что привлекло внимание Сэля больше остального, так как слова, которыми опелировали спорщики, были явными признаками скорой драки. На старика трактирщика аэри особо старался не смотреть, он вообде старался не встречаться с кем-либо взглядами, так как его глаза, вызывали слишком много вопросов.
- Что видишь, Сэль? Говори на дерайтуском.
Слова Иштара, смутили аэри, хотя он отчетливо помнил, что Иштар не видел ни пантеры, да и про расу Сельвастио они старались не говорить, точнее Сель, как и Вастио с неохотой вспоминали те дни. Но говорить на языке драганов, было не по-себе, ведь детская и подростковая муштра, ненависть к другим расам еще остались. Сейчас Сэль не говорил и не думал об ненависти в общем понимании это слова, скорее осталась некая брезгливость, хотя последнее время особенно ярко это выражалось по отношению к драконам, драганам и тигранам, остальные расы виделись Селю полее понятными, ведь их внешний облик был куда ближе к человеческому и его повседневному собственно.
- Спорщики скоро начнут драку, - начал Сэль, дальше сделав голос чуть тише и повернувшись лицом к Иштару продолжил, - господа в углу, обсуждают что-то, в их словах мало конкретики, и кажется, они сами не знают, что именно ищут. На пути сюда не было путников, а те которые находятся здесь, больше похожу на случайных попутчиков, чем на караваны. Из повозок нет запаха специй и дорогих кушаний, однако, повозки стоят достаточно высоко, значит внутри не оружие, дорога не слишком хороша, чтоб везти посуду. Я не хочу вмешиваться, но я бы предпочел уйти от сюда до восхода солнца, в утреннем сумраке, это будет лучше всего. Спрашивать у местных слухи нет смысла, вы слишком дорого одеты, а у меня странные глаза. По сравнению с вами почти все местные выглядят как нищие, что будет вызывать желание скорее ограбить, чем поделиться чем-то стоящим.
Как только Сэль закончил говорить, на глаза ему попалась девушка, она не вписывалась в местную атмосферу, она разительно отличалась от посетителей. Смоляно-черные волосы, мертвецки бледная кожа, точеная фигура, светлая одежда без налета пыли и камель глязи, даже рантики ее сапог были чистые. Сэль нахмурил брови и тут же пересекся с ней взгядом. Он отчетливо заметил ее взгляд и как пристально она посмотрела в его розовые глаза, затем перевела взгляд на Иштара, и снова ее глаза встретились с глазами Сэля. Юноша аккуратно локтем подтолкнул Иштара и не отрывая взгляда от девушки, и даже не кивая в ее сторону наставнику сказал:
- Она. Она явно лишний элемент в этом месте, от нее будут проблемы, - сказал аэри спокойным голосом, хотя настауник вероятно учуял его настороденность и волнение. Не продолжая дальше, Сэль стал взглядом изучать девушку, ища в ней то, что смутило его. Девушка так же не отоывая от него взгляда двинула дальше внутри заведения.

+1

4

Шёл девятый год их совместного путешествия. Время немалое в людском понимании, но мало значащее для аэри, чей век исчисляется многими тысячелетиями. Для Сэля их встреча произошла всё равно, что полгода назад. После всей жизни, проведённой им в объятьях подземелий, трудно представить, каково принять открытую землю. Но ученик держался хорошо, не вызывая лишних волнений у Ивеллиоса.
Уставившись в пенящуюся кружку перед собой, Ивеллиос слушал еще не отточенную, местами грубоватую речь ученика. Знаток языков да и просто опытный путешественник могли услышать аг'кхальский акцент. Но было в этих ошибках нечто нарочитое, и эльф знал, что именно. Поправив ученика после короткого доклада, эльф ненадолго приложился к кружке. Пиво было неплохим.
- Они везут ткани или одежды. В Марагальских горах нет хлопка, льна и шёлка, только шерсть, - на абсолютно чистом драганском сказал эльф, поставив кружку на стойку, - Как раз из-за твоих глаз и стоит в совершенстве владеть речью Дерайтуса, Сэль. Аэри не вызывают доверия и любви в большинстве земель, а выходцы Аг'Кхала в частности. Пусть лучше думают, что ты резервационный или обращённый.
Проигранная война оставила аэри без света солнца и многих благ, что создавали добро в душах. А там, где нет счастья, одной лишь ненависти ядовитые цветы находят почву, чтобы прорасти. Это эльф видел на десятках примеров истории, свидетеле и творцом которой был.
Развитые искусства и военное ремесло аэри сочетались с общественным и моральным разложением народа, взращиваемого в ненависти ко всем остальным и находящим выход этой злобы в самоуничтожении. Такова была история Сэля, лишившегося семьи из-за обычного порядка: "Слабым здесь не место".
Отпечаток подобного воспитания был виден в Сэле в первые его наземные годы, и это Ивеллиос сумел немного смягчить. Избавиться от злобы было трудно, а мир не оставлял порой и шанса на попытку, развиваясь в отторжении народов, в злобе. Будто вернулось время ведьм, где всякий необычный в глазах окружающих был чернокнижником.
Отпив еще пива, охотник пробубнил в кружку:
- Слухи на тракте одни и чаще устаревшие. Про округу мы узнаем в следующей деревне.
Махнув трактирщику, попросил мяса и комнату на ночлег. Но таковой не оказалось и было предложено спать в зале, когда все успокоятся. Охотник кивнул Сэлю:
- Уедем до рассвета. А сейчас стоит поесть и не влезть в эту драку...
И тут он зацепился взглядом за девицу, о которой настороженно говорил ученик. Ивеллиосу не нужно было время, лишь стукнуть пальцем по стойке, чтобы увидеть её ауру. Светлая и текучая, напоминающая волны белых Сувуррийских рек. Обширная, гораздо больше, чем у остальных посетителей трактира этим вечером. Эльф улыбнулся девушке и вновь повернулся к своей кружке.
- Она сильна для своего возраста, но волноваться не стоит.
"Тебе, по крайней мере" - хотел он добавить, но вместо этого просто выпил пива. Его искусство некромантии было хорошо сокрыто от любых глаз. Служители Инквизиции не имели шансов заподозрить охотника в тёмных искусствах, но чувство опасной тайны порой неприятно щекотило нутро. В этом Ивеллиос был похож на Сэля, вечно скрывающий свою природу и возможности. Изгой в мире, боящимся перемен и тех, кто их несёт в своей сути.
Но разрастающийся конфликт начинал перерастать в полноценную драку. Кулаки засвистели в воздухе, хрустнул чей-то нос... Бой мог бы разрастись еще сильнее, не вмешайся старик за стойкой и пара его довольно крупных помощников с кухни. Уверенными взмахами рук, старик раздвинул сцепившихся посетителей и велел им разбираться на улице.
- На этот вечер хватит, - рыкнул трактирщик, оплевав свою бороду, - или ночевать будете в лошадином навозе!
Оглянувшись еще раз, эльф не заметил знакомой светлой ауры.
"Пошла наверх?"

Отредактировано Ивеллиос (02.02.2017 18:29)

+1

5

Драка разгоралась, но для Селя это был лишь фон. Он не мог избавиться от мысли, что та девушка принесет тошику беды в их приключения. Аэри не пытался проследить за действиями наставника, сейчас он был как тягловая лошадь, которой на глаза одевают специальные щитки. Сель видел только ту девушку и не желал выпускать ее из вида. Где-то вдалеке послышался голос трактирщика, Сель обернулся на звук и понял, что уже отошел от места действия, а старик утихомирил спорщиков. Обернувшись снова в поисках девушки, он растерялся. Девушка, за которой он пристально следил еще секунду назад исчезла.
Ответ от Иштара на тему раннего убытия, парень уже получил, а потому особого смысла сидеть за стойкой он не видел. Пиво, которое подавали на поверхности, было не в пример слабее, чем Аэрийское пиво, а вкус сам по себе Селю не нравился. Голода юноша не испытывал, и потому с легкой душой оставил наставника на некоторое время, решив походить по округе и послушать разговоры, а в случае если повезет, то и найти "пропажу".
Тем временем Вастио начала свой диалог с Селем, чем рассеивала внимание юноши. В этот раз они общались не как соперники, а скорее как брат и сестра. Такая беседа успокаивала Селя, хотя некоторые вещи Тио говорила по делу и ей тоже не нравилась та женщина, Вастио назвала ее "лишней". Сель дошел до лестницы на второй этаж и поднялся на деревянный балкончик. Облокотившись на перила он сверху наблюдал за последними полызаниями былой драки, и отметил, что Иштар прступил к трапезе. Теперь, когда эта странная девушка исчезла, он почувствовал опустошение, словно тот самый, лишний человек, был тут очень важен.
Внезапно что-то твердое уперлось Селю в бок, через одежду он не мог точно определить форму, но был уверен, что это нож или кинжал. Едва он повернул голову в сторону, как услышал короткую команду. Голос принадлежал женщине и судя по увиденному боковым зрением, это была та самая пропажа. Аэри улыбнулся своим мыслям и обрадовался, что оказался прав. Женщина приказала смотреть прямо и не шевелиться. Парень повел плечом правой руки и втянул ее в рукав, так, что меховое обрамление рукова закрывала открытую кожу его руки. Девушка он придала этому особого внимания, а в следующую секунду пожалела об этом. Сдвинувшись назад быстрым полу-шагом Сель ушел от приставленного к боку ножу, и резко вставил пальцы правой руки оьорнутые в рукав девушке в рот, буквально за миг до того как она начала кричать.
- У тебя есть комната? - коротко спросил Сель. Получив положительный ответ кивком головы, он дал следующую команду, - веди.
Дойти до комнаты девушки было минутным делом, та открыла дверь и уже было собиралась сорваться с "крючка", но аэри напряг пальцы и судя во всему клык девушки, проколол губу. Зайдя с девушкой внутрь, аэри быстро осмотрелся, глаза не увидели ничего необычного, и Сель немного расслабился. Сделав пару шагов в сторону кровати, парень выбил из под девушки роги и вызко высвободил руку из ее рта. Барышня упала ударившись головой о спинку кровати и потеряла сознание. "Оставлять ее так не пойдет, есть отличный метод", - прозвучал в голове голос Вастио. В итоге спустя пару минут на девушке не осталось одежды вовсе. Лоскут от рукава стал отличным кляпом, поверх которого был накинут еще один, прижимавший кляп и закрывающий глаза, еще пара лоскутов скрученных в веревки крепко фиксировали девушку в обездвиженном и беспомощном состоянии. Сель взял ключ и вышел из комнаты. Спустился в общий зал, подошел к наставнику и глубоко вздохнув для успокоения заговорил, стараясь говорить достаточно тихо, чтоб никто кроме Иштара его не слышал.
- Иштар, одно милейшее существо уступило нам комнату, - голос аэри был слегка смутился, он был и рад тому, что его предположение было верно, а с другой стороны был почти уверен, что Иштар не одобрит такие действия. Далее Сель вкратце рассказал события последнего полу часа и пригласил наставника в комнату. Стоит отметить, что о голой и связанной девушке, Сель предпочет умолчать.

+1

6

Вслед за девушкой пропал и ученик. Эльф бросил взгляд на успокаивающийся зал еще раз, но не обнаружил обоих. И это настораживало гораздо сильнее, чем недавняя драка, участники которой только и искали повода затеять новую. Алкоголь или же исконная крестьянская тугоухость не позволили громилам всерьёз воспринять слова старика. Тот, к слову, будто уже махнул рукой, резко превратившись в настоящего старика. Заметны стали глубокие морщины и шрамы, покрывающие руки и шею человека. Он явно был сведущ в ратном деле.
Устало вздохнув, трактирщик поставил перед охотником тарелку с жареной козлятиной и сел на скрипучий табурет. Хотел ли заслужить доверия тяжеловооруженного гостя, а может оттого, что Ивеллиос был единственный за стойкой, старик начал заговаривать с ним. Будто бы увлечённый трапезой, охотник игнорировал некоторые вопросы старика, а на что-то отвечал невнятным бормотанием. Старику было плевать, он больше рассказывал.
Трактир и постоялый двор были основаны почти двадцать лет назад, после того, как маленькое поселение подверглось атаке разбойников. Уцелели лишь несколько семей, они и превратили пару домов в единый двор. Окружили частоколом от разбойников, а те после и вымерли от рук чудовищ или же кто-то поймал их.
- Разбойники перебили тех, кто жил в тех сожжённых домах за частоколом? - чрезмерная жестокость казалась эльфу чуждой разбойникам, которые дворами кормились, - Никто не уцелел?
Старик кивнул, угрюмо уставившись в доски пола. Тут беседа оборвалась, а к охотнику вернулся ученик, шепча не менее странные и подозрительные слова.
"Ну только не это" - с негодованием сказал себе эльф, поднимаясь из-за стойки. Вскоре охотники оказались в той самой комнате, где на полу лежала связанная, тихо сопящая в кляп девушка. Она была полностью обнажена. Ивеллиос оглядел её и не без облегчения не обнаружил следов насилия кроме крови на губах и шишки на лбу.
Обернувшись на ученика, охотник злобно прошипел:
- Проблем больше от нас, чем от неё, - покачав головой, эльф прошёл к сумкам девушки, - Надеюсь, я ошибаюсь.
В первой сумке была только одежда. Под несколькими свёрнутыми платьями лежала рубашка и штаны, некрасивые, но лёгкие и удобные. Рядом лежали пояса и кожаные пластины наплечников и наручей.
- Так... Слушай внимательно, Сэль, - оторвавшись от созерцания лёгкого доспеха девицы, - Если бы она хотела тебя убить, то просто щёлкнула бы пальцами, а не тыкала тебе в бок нож для писем.
Открыв вторую сумку, охотник тут же наткнулся на шкатулку, внутри которой лежали серьги, браслеты и талисманы. И каждая драгоценность исходила магическим фоном, буквально ударяя током пальцы проклятого. Положив шкатулку на место, Ивеллиос нашёл в сумке еще один кинжал, покрытый рунами и не в пример более серьёзный, нежели тот, которым девушка угрожала аэри. Показав находку ученику, охотник продолжил искать.
- Проклятье, - вытащив из сумки оранжевую ленту, сказал Ивеллиос, - Ты раздел и связал магистра-инквизитора ордена Радуги, Сэль. Такие как она охотятся на чернокнижников, нежить и магов-преступников, кто дискредитирует Академию. Профессиональные убийцы в среде магов.
Вернув вещи на место, эльф присел на табурет, переводя взгляд с женщины на полу на ученика. Наконец вытащил нож и наклонился над инквизитором. Вскоре она мирно лежала на кровати, укрытая одеялом. Рядом эльф положил одно из её платьев.
- Останемся здесь, пока она не очнётся. Нужно разрешить этот конфликт, чтобы Радуге не пришлось охотиться на "розовоглазого юношу".
Облокотившись на стену, эльф смотрел на темноту, что сгущалась за окном. Ночь наступала всё еще стремительно. Внизу поначалу шумели передвигаемые столы, а после лишь отголоски чужого храпа будоражили трактир.
- Ей явно было что-то нужно от нас. Тебя она избрала как более юного и легко вооруженного - иных достойных причин не вижу. Похоже она крепко ударилась и очнётся нескоро. Я покараулю.

+1

7

Слушать причитания наставника для Селя было крайне обидно, хотя он и верил, что Иштар серьезно переживает по поводу случившегося инцидента. Аэри обиженно вздыхал, как это делают дети, когда родители повторяют устную трепку в тысячный раз, словно ничего нового он в этом не услышит.
- Если бы она хотела тебя убить, то просто щелкнула бы пальцами, а не тыкала, тебе в бок нож для писем, – слова Иштара начинали бесить молодого аэри, и тот позволил себе возразить:
- Так если она такая «всесильная щелкательница пальцами», то могла бы умереть сама, мне стоило лишь резко дернуть рукой и все, ну да рука это не пальцы, но всё-таки! – голос Селя был полон раздражительности, и он хотел было продолжить, но слова Иштара прервали его, а затем у него и вовсе пропало желание вступать в дальнейшую полемику.
Далее юноша слушал старшего товарища уже без энтузиазма, а последние слова, которые и вовсе сравнивали все усилия Селя с нулем и вовсе заставили воина недовольно фыркнуть. «Я покараулю…очнется не скоро…бла бла бла бла…» – молча передразнил наставника юноша. Разозлился Сель больше на себя, чем на Иштара, но подавать вида, что признает ошибку не стал. Глаза юноши налились краснотой чуть больше и аэри спокойно сел на край кровати.
Бросив молчаливый и уверенный взгляд на наставника, он наклонился к барышне и пристально всмотрелся в её лицо, затем аккуратно зажал пальцами нос. У девушки почти сразу же открылся рот и дыхание стало чуть более редким и глубоким. Довольная улыбка на лице Селя выдавала, что все идет по плану, хотя эта улыбка исчезла почти сразу после появления, он бросил короткий взгляд на наставника и убедившись, что тот не ринулся спать всемогущего волшебного убийцу продолжил. Аэри сделал глубокий вдох и склонился над лицом девушки, после очередного её вдоха, он быстро накрыл её губы своими, так и не отпустив её нос, и едва та начала выдыхать, резко выдохнул её навстречу, чем насильно заставил вдохнуть. В академии рассказывали, что организм спящего подвержен определенным ритмам и правилам, и если резко нарушить ритм одного из них, в кровь поступает много адреналина и существо выходит из коматозного состояния, если оно не слишком глубокое.
Именно так и случилось с девушкой, которая закашлялась, резко открыла глаза и попыталась сесть, но рука Селя лежащая на её ключице помогла ей не сделать лишнего. Недовольно вздохнув, словно для него было бы лучше, если бы волшебница лопнула как лягушка, которую надувают через соломинку, Сель встал и излишне вызывающим жестом пригласил наставника на беседу с очнувшейся дамой.
- И вообще, меньше не значит слабее, – обиженно сказал Сель вставая с кровати, - а если хочется внимания, ну или там тепла и ласки, то лучше нежно взять за руку, обнять, или поцеловать, но никак не тыкать всякие острые штуковины в бок, – после этих слов резко замолчал. Вастио в голове озвучила еще более забавную шутку, и Сель поспешил озвучить её, - хотя я тоже хорош, едва увидел девушку, так сразу конечности ей в рот всовываю, надо было сначала на свидание пригласить а уже потом…
Сель не стал договаривать, просто отошел от кровати еще дальше, теперь волшебницу и наставника разделяли всего два шага. Глаза Селя тем временем снова стили бледно розовыми и он руками повторил приглашающий жест для Иштара, одновременно с этим лицом сделал вопросительно-торопящую гримасу.
- Мы же собирались разграбить это селение и изнасиловать всех красивых женщин, – с неприкрытой издевкой в голосе начал Сель. Издевка была так ярка, что даже случайно услышавший сразу бы понял, что это лишь шутка нежели серьезный разговор, - но вам захотелось убедиться, что она живая. Вот живая, приступайте, или соизволите, чтоб я вышел?
На лице Селя появилась мальчишечья улыбка, словно сорванец долго-долго думал и наконец придумал шутку, которая понравилась всем вокруг, и вот теперь взял и озвучил, и пока реакция слушателей на щутку еще не ясна он наслаждается моментом триумфа.

+1

8

Ученик терпел. Умело скрывая чувства, он на вид был полностью спокоен и сосредоточен. Так аэри выживают: прячут слабость эмоций, удавливают глубоко в себе совесть и стыд. Безучастным и часто ленным взглядом они оглядывают поле своих побед и поражений. Но эльф видел ужасы в их глазах. Потаённое и неубитое, а если кто-то и сразил в себе отзвук доброжелательности и милосердия, то в глазах их стояли ледяные слезинки разочарования. Ивеллиос их видел, убийц поневоле, чьей долей стало отнимать жизни, будто бы они писали чужие письма или шили одежду. Они были спокойны в своём деле, а руки их не дрожали, но в блеске и беглых взглядах охотник замечал замешательство. Им было больно. Уже не от убийств, а из-за отсутствующей муки совести, из-за этой пустоты. Уничтожая других, они выжгли самих себя.
Ивеллиос был из этого числа. Пересчёт трупов, оставленных проклятым за спиной, сломал бы голову многим искусным в деле чисел дельцам. Эльф о многих еще не подозревал. Неизвестность грехов, что приходят после бреда и порывов безумия, ужасала. "Это были не мои руки", - так он себя успокаивал. "Но тогда откуда эта память, передаваемая мне осколками?" - отвечал ему ехидный голос богини. Он служил Теон гораздо больше одной жизни.
Женщина проснулась от действий нетерпеливого аэри. Эльф не стал ему перечить и останавливать - ученик попросту не понял его порыв. Покуда девица спала, они могли свободно отдохнуть. Сейчас же, глядя в эти недоумевающие и медленно наливающиеся яростью глаза, охотник начал думать о том, как бы выйти из комнаты невредимым. Но что-то было вымученное в пробуждении волшебницы. Чуть сжались её глаза, а по щеке - не обман ли? - пробежала блестящая капля, тут же исчезнув в ткани подушки.
- Ч-что? - она постепенно узнавала их, и чуть было не вскочила, но отсутствие одежды её остановило. И взбесило, - Какого лешего!?
И дальше полился обильный поток брани, в который эльф не вслушивался. Он был всё еще погружен в эту одинокую слезинку. В ней была усталость и тоска, какая-то скучающая боль и заброшенность. Так уныло скрипят своими ставнями пустые дома, так больно скулят бездомные собаки, плешивые и голодные. В этом пробуждении звучал громом приговор - такой, который преследовал Ивеллиоса уже много тысяч лет. "Ты всего лишь спишь, но вот твоя реальность" - и оно выдёргивает из грёз, из объятий бездны. Но там было тепло, там не было одиноко, будто сама эта чернота была тенью всех любимых, укрывающих тело еще живого. И оставлять этот "Дом", ненастоящий, но счастливый, не хотелось вовсе.
Магесса тем временем уже воздела руки вверх, переводя взгляд с Сэля на Ивеллиоса. По бледным и тонким её рукам бежали золотисто-белые разряды магии, готовые испепелить охотников. Без особого труда эльф узнал светлую магию, что и немудрено - она успешно противостояла тёмному искусству, магии крови и некромантии вместе взятым. Но нужна недюжинная сила и стойкость, чтобы повелевать энергией света в бою. Девица была одарённой и имела какую-то цель.
- Зачем вы меня раздели?! Кто вы такие?! Говори, пёс бешеный! - крикнула она то ли Сэлю, то ли Ивеллиосу довольно громко. С другой стороны стены некто невольно проснувшийся раздражённо ударил кулаком.
Эльф приподнял руки вверх, однако, оставаясь невозмутимым и недвижимым. Мирным голосом он начал отвечать на крики волшебницы:
- Прошу вас, будьте тише. Все уже спят. Мы же не хотим, чтобы хозяин нас выгнал? - он опустил руки, - Я не думаю, что мы должны отвечать вам, после того, как вы опрометчиво ткнули моего напарника кинжалом.
Девушка замолчала, пусть и губы её тряслись от гнева. Одной рукой она натянула одеяло, прикрываясь, но другая всё еще была нацелена на охотников. Эльф закончил фразу жестко:
- А кто мы - неважно сейчас вовсе, леди инквизитор. Вы посчитали его слабой целью, но ему не нужно оружие или магия, что справляться с врагами, но вы в этом уже убедились. То, что мы имеем сейчас - целиком и полностью ваш просчёт, - он замолк на мгновение, - Хоть и с платьем вашим мы погорячились. И всё же я бы не хотел, чтобы этот конфликт остался между нами. Объяснитесь, зачем вы на нас напали, а после мы извинимся за вторжение и уйдём.
Требовать у инквизиции - это роскошь. Ивеллиос не понимал, проездом ли здесь волшебница, а может по заданию, но на этот вопрос девушка ответила просто: "Не ваше дело". Эльф не настаивал.
- Мне нужно было срочно знать, кто вы, - буркнула девушка, опуская ладонь, - Я не верю, что обычные наёмники.
"Метко" - хмыкнул эльф, а после увидел кольцо на руке девушки. Серебряное, украшенное узором и небольшим янтарным камнем. Пока волшебница жестикулировала, объясняя свои логические посылки и выводы, она косилась на этот палец. И когда жест направлялся в сторону Ивеллиоса камень становился едва ярче.
"Знает, что я маг" - охотник отметил это про себя. Девушка явно выполняла ранее или прямо сейчас задание, но искала ли она некроманта... Ивеллиос лишь раз в пути использовал тёмные искусства, упокоив дикую нежить, но это было незначительным и даже полезным деянием. Обе стороны беседы так и не узнали друг о друге ничего нового, и только охотник собирался начать раскрывать карты, как снаружи донёсся дикий вопль. Спустя несколько мгновений трактир снова ожил: открылись двери, внизу начался ужасный шум. Ивеллиос вскочил с места, но магесса вновь подняла руки с криком:
- Сидеть! Отвечай на мои вопросы! - по пальцам вновь забегали молнии магии, - Именем инквизиции!
Эльф раздражённо поднял руки вверх. Слишком резко, из-за чего девушка тут же на них устремила свой взор, ожидая атаки. Но охотник лишь слегка шевелил пальцами, словно играя на каком-то инструменте. Один за другим, по очереди, медленно и плавно...
- Вам бы поспать еще, не обращая внимания на шумы, до утренних сумерек.
Времени на уговоры не было. Девушка кивнула, опустив руки и легла на кровать, укрывшись одеялом. Охотники быстро покинули помещение.
Крик раздавался из конюшни. У дверей столпилась большая группа вооруженных и полуодетых мужчин. Ивеллиос быстрыми движениями распихал полусонных наёмников, оказавшись в дверях конюшни. И зрелище там было не из лёгких.
Кони дико ржали, но никто не слышал этого из-за плотных деревянных дверей и стен. Повсюду на балках и перекладинах висели окровавленные обрывки ткани и куски плоти. Сено в свете факела было чёрным от перемешанной грязи и крови. Воняло навозом, кровью и вспоротыми внутренностями. Но с первого взгляда тела не было видно. Спросив, кого убили, охотник натолкнулся взглядом на старого трактирщика, с тяжелым одноручным мечом прохаживающегося туда-сюда. Он сплюнул и указал клинком вверх, на перекладины, где в тени, разорванный пополам, лежал мужчина.
- Разорвал старину Томаса. Скотина, - рявкал старик, - Моего. Конюха!
Эльф огляделся, заметив еще одно тело в углу, но уже животного. Подойдя поближе, тихо выругался и отвернулся. Тихо сказал:
- Мантер, - а после громко, к старику, - Кто убил твоего конюха и моего коня?
Он оглянулся на труп лошади, а после на охотника. Снова сплюнул и рассказал о твари в лесах, что пару лет назад убила брата конюха, охотившегося поздно вечером. Он не ответил на вопрос о компенсации, сказав лишь, что утром соберёт людей и выкурят монстра. Ивеллиоса же такой расклад устроить не мог:
- Ты хоть что-то смыслишь в этом, старик? Я выслежу его первым и избавлю тебя от бед, а ты мне отдашь хорошую лошадь.
Старик фыркнул, оглядев охотников и отвернулся.
- Делайте, что хотите. Разглядите что-нибудь ночью и убьёте тварь - будет тебе лошадь. А даже если нет, то наевшись вами чудище станет тяжелым и ленивым, нам подспорье.
Ивеллиос поморщился, а после махнул рукой ученику. Кровавый след вёл через частокол, в сторону  тёмного ночного леса.

+1

9

Истерика волшебницы не производила на аэри никакого впечатления, он даже на секунду пожалел, что ему пришлось покинуть родные земли, ведь если бы он остался там, то возможно сейчас сражался бы с чудовищами, которые не несут ахинею, а просто проливал бы свою и чужую кровь. Попытка волшебницы взять ситуацию под контроль с помощью магии вызвали у Селя улыбку. Аэри представил, как отрезает ей пальцы, и от этих мыслей улыбка стала чуть шире. Диалог между Иштаром и магессой начал протекать в плохом русле, волшебница кричала, в то время как Иштар старался сохранить спокойствие и равнодушие.
- Хоть и с платьем вашим мы погорячились. – была часть фразы наставника, которая вызвала у Селя недопонимаение, и сразу после окончания фразы юноше на упустил возможности вставить свое мнение: «Знал бы сразу, что сложится такая ситуация, я бы еще и руки отрезал. Ты посмотри на неё, мало того, что её не убили после нападения, не изнасиловали, она ещё и диктует тут условия!»
Чуть спустя диалог между наставником и инквизитором окончился тем, что барышня снова уснула. «Надо снова разбудить и убить!» – подумал Сель, но уже через секунду откинул и забыл свой порыв, вызванный напыщенностью волшебницы, которая уже второй раз за вечер оказывается в положении, когда её могут лишить жизни.
После этого Сель, следуя за наставником, вышел из комнаты, оставив девушку в покое. Крики со стороны конюшен заставили юношу прибавить шагу, чтоб не отставать он наставника, внутри Иштар начал что-то спрашивать и высматривать. Аэри же рассматривал тело мертвого конюха. Конь Иштара его не беспокоил, по сути он давно решил, что в случай необходимости сожрет собственного коня и продолжит путь пешком, но теперь съесть коня уже не улыбалось. Как только Иштар вступил в диалог с трактирщиком, Сель, шмыгнув за спиной беседовавших, прыгнул вверх, уцепился рукой за балки и, подтянувшись, оказался на импровизированном втором ярусе. Аэри быстро добрался до тела конюха и внимательно осмотрел. «Это не животное», – первой пришла мысль к парню, затем улыбка на его лице стала чуть шире, он прикидывал, как именно пойдет грядущее сражение и будет ли у него шанс побывать в истинной форме в тайне от наставника. Или же снова Иштар не отступит от него и на шаг, «Потрошитель! С формой зверя!»
Аэри довольный и с радостной улыбкой на лице появился за спиной наставника, как раз в тот момент, когда Иштар жестом предложил следовать за ним. Сель двинулся следом за наставником и стоило им отойти от толпы, которая продолжала что-то бурно обсуждать и похваляться грядущей битвой начал говорить:
- Это Потрошитель, – аэри говорил спокойно, - из тех, которые потеряли свою человеческую форму, старикан был не разорван а перекушен, – розовоглазый довольно улыбался, – как думаете он там один или несколько?
Больше Сэль предпочел ничего не говорить, он помнил, что наставник может читать мысли, или что-то в этом роде, хотя Сель не интересовался возможностями Иштара, но предпочел размышления о том, что будет дальше перенести в свой внутренний мир, где они на пару с Вастио восторженно обсуждали, стоит ли превращаться, или сохранить тайну, ведь всегда хочется иметь козырь в рукаве. Вастио напомнила, что у пантеры способности к мысле-речи больше чем у любого из них, Тио даже предположила, что если Иштар попытается поговорить с пантерой и что-то узнать, то может оказаться в их потайном месте, Сель не был столь уверен как девушка, но пока решил не спорить.
Поправив капюшон, Сель тем не менее расстегнул куртку, хотя на улице и было довольно прохладно юноша часто в тайне отрабатывал трансформацию, с расстегнутой курткой он экономил немало времени. Проведя языком по зубам и фыркнув, Сель повернул голову к наставнику и снова позволил себе заговорить:
- Если их будет несколько, то один из них точно мой, – в этот момент на лице парня появилась кровожадная улыбка, которая выдавала то, что юноша уже решил как именно убьет противника если ситуация сложится подходящим образом.

+1

10

совместный пост

- А ты видал укусы потрошителей? - хмыкнул охотник с усмешкой оглянувшись на ученика. Злость от потери коня уже схлынула, оголив знания и инстинкты. Вокруг была урчащая темнота, укрытая чистым небосводом ярких звёзд. Их лёгкого мерцания было достаточно эльфу, чтобы видеть. Что до Сэля, то Ивеллиос не волновался - аэри был взращён подземельем и темнотой, пусть и не освещённой газовым рожком. Тьма ему была привычнее дневного света.
- Назови мне признаки, по которым ты отличишь эту тварь от вендиго? Прямоходящая и высокая, а иначе не перебралась бы через стену. Очень сильная и когтистая - конюх разорван пополам... - Ивеллиос остановился, заметив каплю крови на ветке низкого заиденевшего кустарника, - И очень холодно, в пору для этой твари.
До леса, как видел эльф, была еще пара сотен шагов, но кровавые следы всё редели, а тварь ступала слишком мягко, чтобы оставить чёткий отпечаток на стынувшей земле. Ивеллиосу оставалось надеяться на косвенные следы, что приведут их к добыче.
"Когтистой и зубастой добыче" - поправил себя тут же охотник, оглядываясь на Сэля.
- Поумерь пыл, юноша. Чую, тебе еще хватит крови на сегодня, но смотри своей не наглотайся с дюжей самоуверенностью, а то будешь, как та дама из трактира. К слову, что ты о ней думаешь?
- Мне не нравятся такие как она. Высокомерие такой степени не подкрепленное фактической силой и властью карается смертью. Так было у меня дома, - сказал Сель. Юноша легонько улыбался, понимая, что в любой момент может шмыгнуть в сторону и начать собственную охоту. Он запомнил запах твари, а Иштар как бы силен не был, не станет без причины подходить к пантере, которой не пригибаясь поместится между передних лап.
Юноша остановился пропуская наставника на пол шага вперед. Он нагнулся ниже и посмотрел вдоль земли, следы которые виднелись раньше, стали больше по площади и не такие глубокие, а это значит тварь приняла вид животного.
- Наш противник обратился в зверя. Лап стало четыре, веса на каждую меньше и такая форма привычнее ему. И конюх бел не разорван а перекушен, - позволил себе заметить ученик, - я осмотрел раны чуть ближе, пока все смотрели на вашу беседу с трактирщиком.
Сель коснулся кинжала и уменьшил его вес до минимума. Так вещица не будет мешать в форме пантеры и снял мешок повеств его на одно влечо.
- Девушка, она слабый маг, и скорее всего ученица, а магия которой она пыталась напугать это один из артефактов. Я уверен, что инквизиторов учат ближнему бою, а значит она или ученик или самозванка.
  Ивеллиос не стал оглядываться на чуть оставшего ученика. Нетерпение он чувствовал буквально затылком, по дыханию, и знал, что разумных слов недостаточно. Воспитанный в воинственной культуре, Сэль, как и многие аэри, излишне верил в превосходство своего народа. А охотник оставался верен тому, что каждый на свой риск и неразумность получает необходимый опыт.
Но что толкало почти безоружного юношу навстречу твари? Аэри не мог надеяться на кинжал, слишком умён он был, чтобы полагать нанести им вред чудовищу. А коли так, то единственным его козырем была истинная форма. Демоны издавна любили переоценивать массу, от которой напрямую зависела их сила.
"А потрошителю не обязательно быть большим, чтобы разорвать на части даже дракона. О вендиго и говорить не стоит - от этой твари тебя никакая истинная форма не спасёт" - говорить этого вслух эльф не стал, повременив со своими предположениями. Вместо этого парировал его аргументы:
- Вендиго передвигается по-разному, - уже полностью серьёзно сказал эльф, - И способен перекусить человеку позвоночник без особых усилий.
Полноту презрения Сэля эльф проигнорировал. В отличие от аэри, Ивеллиос знал, с кем они встретились и возможности девицы - ауру артефактом можно скрыть, но не раздуть до такого уровня.
- Сила относительна, а власть во многом иллюзия традиций, Сэль. Подчиняйся сильному, презирай слабого - так у вас на родине? Но не похоже, чтобы, проиграв в бою, ты бы стал лобызать сапоги своему пленителю.
Сель не хотел объяснять наставнику идеологию своего народа, но решил дать тому немного пищи к размышлению:
- Сила не главное у Аэри. Холодная голова, чистый ум, и расчетливость. Известен случай, когда в приграничье один командир убил другого. Победитель не принимал истинную форму, хотя поверженный был из легиона Дикие, которые славятся своими размерами и силой в обличье истинной формы.
Сель на секунду задумался, он подумал, что все-равно не покажет наставнику пантеру, а лишь добавил:
- У меня есть свои размышления на счет битвы. И волшебница, мне она не нравится кем бы она не была. Стоило ей попасть в академию магии, она была бы убита первым же преподавателем. Помимо желания власти и наращивания собственной силы, каждый аэри для выживания должен иметь дисциплину, и четко осознавать когда именно можно заявить свои права на более высокое место.
Более ученик решил ничего не говорить. Он молча шел чуть позади наставника. Отмечая для себя мелкие огрехи в окружающей обстановке. Аэри медленно шел следом за наставником, прислушиваясь к ночному лесу, на удивление он не слышал мелких животных. И он знал, что мыши не боятся двуногих, так как последние не достанут их в норах, а значит совсем рядом есть кто-то из представителей более крупного зверья.
- За нами уже следят, я бы не шел по тропе дальше.
  Ученик не отличался словохотливостью, предпочитая действия долгому размышлению. В меру горячий пыл, сдерживаемый лишь холодными путами рассудка - прекрасное сочетание талантов для охотника. Ивеллиос ценил это, но не присущую аэри подчинённость древнейшим правилам. В какой-то степени Сэль был рабом жестокости и гордыни, выдавая её за присущую всем стремление к власти и славе.
- Иные имена одного свойства. Но в конечном итоге всё это - просто пыль. Каждый шаг к триумфу есть и шаг к пропасти, что ждёт каждого. Богини были могущественнее любого меча, любой магии, но и они мертвы.
Ивеллиос, ощущал гнетущую тишину леса, пред краем которого они стояли. Как раззинутая пасть гигантского зверя в миг до того, чтобы проглотить свою жертву. Обнажив меч, охотник обернулся к ученику:
- Время покажет, кто она на самом деле. И оставим на том разговоры.
И дальше в голове Сэля прозвучало одним голосом больше:
"Ты верно отметил. Нас заметили. Но лес огромен, а мы идём за его хозяином - думаешь, разумно давать ему повод подготовить другую засаду, к которой мы можем быть менее готовы? Куда бы мы не сунулись, он в любом случае будет нас ждать... Думай, Сэль".
И темнота ночи, озаряемая тусклым светом звёзд, сменилась мраком густого леса. И совсем скоро даже острейшему зрению стало трудно различать кустарник и назойливые корни хвойных деревьев под ногами.
- И ты не ответил на мой вопрос: в чем же уверенность встречи именно с потрошителем?

Отредактировано Ивеллиос (24.02.2017 09:15)

0

11

– Запах, – сказал Сель. Это было единственное, что он ответил наставнику. В следующий момент, его внутреннее чутьё дернуло его в сторону. Всматриваясь в лес, он заметил отблеск глаз, желтых как у волка или крупной собаки с дефектом. Бросив короткий взгляд на Иштара, аэри приложил максимум усилий чтоб оторваться и раствориться в лесу. Спустя пару минут ярого бега, он заметил, как тень выросла прямо перед ним. Это был человек, весь в грязи, но запах ссохшейся крови выдавал истину. Мужчина широко улыбнулся, встретившись с аэри глазами. Желтые глаза яростно буравили розово-красные. Улыбка мужчины переходила в оскал, а из его рта начал пробиваться рык. Сель скинул одежду, и стоило начать Потрошителю превращаться, тоже самое начал делать Сель. Превратились они почти одновременно, Сель оказался на пару секунд быстрее.
В лесу затихло все, казалось даже далекие птицы, замерли в предвкушении зрелища. Волк высотой около 2.5м был меньше чем парнтера, а потому было видно, что местный «хозяин» чувствует себя не комфортно в такой компании. Шерсть на загривке стала дыбом верхняя губа поднялась вверх обнажая длинные клыки. Сель же выпустил когти в громогласно заревел показывая своё положение в этой схватке. За спиной у пантеры послышались тихие, но хлюпающие шаги. Сель лишь повел ухом на звук, который исчез почти сразу после появления. Иштар догнал меня, а теперь смотрит. Надеюсь, он ничего не видел…
Волк бросился в атаку, но реакция кошки была быстрее, а потому Потрошитель промахнулся клацнув зубами где-то сбоку от пантеры. Теперь уже Сель развернулся и увидел, то что было скрыто за спиной. Он был прав неподалеку стоял Иштар и наблюдал со свойственным ему интересом ко всему необычному. Его слова, про богинь чушь, если бы они были так сильны, то были бы живы и сейчас, они может, и обладали силой, но их глупость их и погубила.
Следующую атаку волка кошка встретила иначе, стоило Потрошителю попытаться укусить пантеру, как мощный удар лапой отбил морду в сторону, а когти оставили глубокие борозды на пасти и морде. Отшатнувшись от пантеры, волк попытался вернуть себе атакующее положение, но Сель одним прыжком оказался на спине у зверя и, впустив когти передних и задних лап в спину, почувствовал, как, пройдя через шкуру, добрался до плоти жертвы. Снова бросив взгляд на стоявшего в стороне наставника, Сель потерял бдительность, и это чуть не обошлось ему слишком дорого. Зубы волка щелкнули в сантиметрах от его шеи, а самое интересное, что за это мгновение, на которое он отвлекся, Потрошитель успел скинуть его со спины. Отбросив сомнения в сторону, аэри перешел в решительную атаку, и прокладывая лапами дорогу вперед стал загонять противника. Волк пятился назад обирая морду от острых когтей, и так не заметил как уперся задницей в дерево. В этот момент получилась брешь в уже привычном для обоих ритме схватки и пантера снова запрыгнула на спину Потрошителю. На этот раз когти вошли еще глубже, а челюсти  сомкнулись на загривке. Сель не решился убивать волка, что-то в словах наставника беспокоило его, слишком много интереса было к Потрошителю, а потому пантера просто придушила волка вынудив того потерять сознание. Кромсать тело противника дальше не было смысла, а потому Сель просто отпустил поверженного врага. Голова зверя безвольно упала в грязь, но дыхание еще было слышно. Довольный тем, что верно рассчитал силы, аэри взглядом нашел свою одежду. Она находилась примерно на полпути между его нынешним положением и Иштаром. В два хороших скачка добравшись до нужного места, пантера посмотрела в сторону притаившегося наставника, злобно зашипела и ударила лапой по воздуху в направлении «непрошенного гостя». Сель спиной почувствовал, что Иштар может попробовать войти в контакт с пантерой, но быстро успокоился понимая, что сейчас без его собственного желания это невозможно для наставника. Подхватив пастью одежду и переместив её под язык, он снова зашипел на наставника, затем громко рыкнул и скрылся, теперь уже без особых усилий в лесу.
Спустя несколько минут, он сплюнул одежду на ветку дерева и превратился обратно. Одежда была сухой, и даже теплой. Одевшись в привычный для себя вид, аэри поправил оружие на поясе, которое так и не вытащил из ножен и быстрым бегом направился обратно. По пути, он старался не шуметь и сделал небольшой крюк, дабы зайти наставнику в спину. Когда Иштар показался в зоне видимости, Сель сбавил темп, и ступая по освобожденным от грязи участкам травы сократил дистанцию.
- Ого лихо вы его! – с неподдельным удивлением в голосе сказал Сель, - вот так всегда, а я хотел разобраться с ним сам, да вот видать не в ту сторону побежал, или разминулся с ним.
И лишь закончив говорить, Сель понял, что единственное что, спасло его сейчас от провала такого блефа, это то, что наставник, за время его маневра успел подойти к лежащему на боку и тяжело дышащему Потрошителю достаточно близко, что и со своего нового места Селю было достаточно хорошо его видно.

+1


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Незавершенные эпизоды » Меж зверем и чудовищем [Терра, 6402 год]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно