Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — ИГРА НАХОДИТСЯ В СТАДИИ РЕАРГАНИЗАЦИИ. В СВЯЗИ С ВОЗВРАЩЕНИЕМ СОЗДАТЕЛЯ (ПОЯВЛЕНИЕМ У НЕГО ВРЕМЕНИ). ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ПОМОЧЬ/ВЕРНУТЬСЯ В ИГРУ (КАСАЕМО СТАРЫХ ИГРОКВО) ПРОСЬБА ОБРАЩАТЬСЯ ВК ВК СОЗДАТЕЛЯ


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » Суршаф, жрица Кровавой богини


Суршаф, жрица Кровавой богини

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя, фамилия, прозвище:
В кровавом храме ребенка нарекли Суршаф. Это старое и редкое имя, точное значение которого неизвестно, однако ассоциируется оно со льдом и холодом. 
Известных прозвищ на слуху не держится, но близкие знакомые часто своевольны в обращении к ней. Фамилия, как и у большинства тигранов, отсутствует.


2. Раса:
Суршаф – тигран-бастер, чуть более крепкая и чуть менее изящная, нежели прекрасный пол ее подвида.


3. Пол:
Женский


4. Возраст (реальный и видимый):

Реальный: 123 года (Регнум 6420 года эпохи владык)

Видимый: внешность соответствует возрасту


5. Статус в обществе:
Роль:
Исследователь магии крови в сфере врачевания, языковед

Статус в обществе:

Жрица Кровавой Богини. Ее не воспринимают как соперницу иные жрицы по причине четко обозначенного ею нейтралитета и незаинтересованности во власти, но ее слово имеет вес. 


6. Внешность:
Высокая, сильная бастер холодного белого окраса. Радужка глаз имеет морозно-голубой оттенок, который при определенном освещении легко можно спутать с цветом густой шерсти Суршаф. Не носит прически.
Ухаживает за собой исходя из соображений гигиены и чистоты, но не красоты, так что собственная внешность большей частью безразлична жрице.
 Формой морды, мимикой, поведением напоминает леонида, но Суршаф не хватает мышечной массы, чтобы ее начали принимать за представителя родственного бастер подвида, хотя в нюансах телосложения она далеко не так хрупка, как большинство жриц. 
В одежде предпочитает простоту, лаконичность и удобство. Чаще всего облачена в длинную белую непрозрачную тунику в комплекте с палантином из той же ткани и сандалиями – такой набор идеально подходит для прохладных подвальных этажей храма. Благовония не использует, но от ее шерсти, говорят, тянет приятным холодом.
Движения и жесты бастер наполнены уверенностью в себе, спокойствием, прямотой; никогда и никто не мог посчитать Суршаф суетливой.
Стоит отметить, что на чужих языках жрица говорит практически без акцента, в ее речи отсутствуют характерные шипение, урчание и иные животные звуки. Что касается родного языка – в нем она менее эмоциональна, чем большинство сородичей, и ее интонации по меркам тигранов можно назвать сухими, строгими.

7. Биография:
Родители отдали котенка в храм даже раньше, чем Суршаф перестала сосать молоко – ее пришлось вскармливать одной из жриц. В Нариадан мать Суршаф получила предсказание, что ее дочери суждено стать сильным кровавым магом, и беременная кошка решила следовать воле судьбы, вручив новорожденную кошечку жрицам вместе с богатыми дарами и правом именования: кровавые маги истинно принадлежат Богине, а самые сильные из них не должны выбирать между смыслом жизни и семейными заботами. Мать одаренного кровавым даром – не мать, а лишь проводник воли Богини, и было бы мерзко мешать истинному пути будущей жрицы.
Поэтому Суршаф ничего не помнит из жизни до храма: ни запаха, ни голосов родителей. Ее первые воспоминания относятся уже к обучению магии, сестрам-послушницам, строгим жрицам и иным аспектам храмового быта. Храм – привычное ей место, дом. Она редко задумывалась о том, хотелось ли ей настоящей семьи, потому что кормили и воспитывали ее жрицы.
Суршаф с детства была закаймлена… талантом. Из-за успехов в освоении магии крови ее любили наставники и терпеть не могли сестры; она росла в достатке и неприязни.
Неудивительно, что Суршаф оказалась молчаливой и замкнутой. И по сей день у нее мало постоянных собеседников.
С детства будущую жрицу не интересовали активные игры. Точнее, ей пришлось заинтересоваться книгами и загадками, потому что даже намек на тягу к обыкновенным детским развлечениям уничтожили напряженные отношения со сверстниками.
Однако до травли дело не дошло: Суршаф быстро научилась опускать агрессоров в диалоге, а на первую попытку «преподать урок» беззастенчиво разбила морды нападавшим. Было это удачей или талантом, а молодую кошку с тех пор предпочитают просто обходить стороной.
Конечно, это было давно: еще в детстве. Сейчас Суршаф скорее уважают, чем сторонятся.
Каждый воспитанник храма учился у многих его деятелей, однако бывало, что за ребенком все же закреплялся воспитатель. Обыкновенно это происходило лишь по желанию жреца или жрицы выбрать себе подопечного, изредка – по указке руководства Храма.
Кормилицу Суршаф звали Решевве. Старая кошка потеряла ребенка, но молоко осталось, и отданного храму младенца вручили ей; Решевве не хватало дочери, а Суршаф матери, поэтому неудивительно, что они привязались к друг другу, и старуха взяла на себя заботу о маленькой послушнице. Конечно, в воспитании будущей жрицы участвовал весь храм, но Решевве была ей самой близкой и занимала в тесном мирке Суршаф позицию ослепительно яркого, поистине непоколебимого авторитета, идеала мудрости и мировоззрения. Послушница переняла от своей невольной наставницы множество привычек путем простого повторения: твердую походку, сухую речь, колючий нрав и даже забавный способ задумчиво вертеть в пальцах фишку перед ходом в игре.
Жрица часто выбиралась с Суршаф в недолгие, но содержательные паломничества, сетуя на то, что "вас, молодых, только в Храме и держат, хотя лапы котенка с самых ранних лет должны жить с песком, а глаза - со звездами". Суршаф, откровенно говоря, выходить из Храма не любила, но наставнице перечить не смела.
В одно из таких путешествий Решевве и погибла, убив прежде напавшего на них низшего аэри.
Суршаф несколько недель в одиночку блуждала по горам; она выжила лишь благодаря магическим способностям и звериному инстинкту, усыпленному за годы обучения в Храме. И, конечно, благодаря патрулю, который был отправлен на поиски исчезнувшей жрицы и ее подопечной – сама Суршаф найти путь до Храма не смогла.
Перед кошкой встала... дилемма.
Она была разочарована в себе, в той, которую более всех хвалили учителя магии, и в той, которая не смогла спасти учителя.
С другой стороны, дикие горы заставили использовать ее дар, более того, сроднили кошку с магией, с ее животной сутью, с ее близостью, и Суршаф осознала себя не как человека, изучающего древнее искусство, а как мага, суть которого и есть магия.
Суршаф решила учиться, стала настоящим затворником, ковыряясь в книгах, людях и трупах.
Чтобы не было более незнания и слабости.
Время изменило мировоззрение жрицы. После, спустя годы, она не считала, что сможет изучить все, а наоборот, осознала свою ничтожность перед знаниями всего мира. Научилась слушать других, а не исправлять и учить. Научилась учиться, потому что ничтожность перед Знанием лишь раздразнило ее интерес к познанию. И, наконец, научилась быть магом, который доверяет своему дару и принимает свою природу.
Сложись обстоятельства иначе, умри старая Решевве иным способом – Суршаф легко бы утонула в мыслях о мести и непобедимости, что вкупе с пьянящей магией крови могло привести к... неприятным последствиям. Но наставница, победившая врага, находящаяся в безопасности, умирала у будущей жрицы на руках, а та была неспособна сделать что-либо, попросту не умея. Суршаф сочла это собственной виной, а не виной врага.
Кровь – дар богини.
Олицетворение смерти, разорванных тел, смрада и металла. Однако есть еще и биение сердца, упругие жилы, наполненные бурлящим жаром, меха легких и тугие жгуты мышц. Это – жизнь.
Или кто-то дерзнет сказать, что Кровавой богине жизнь неподвластна?
Никто из жрецов не посмел, и Суршаф с головой погрузилась в исследования.
8. Характер:
Спокойная и рассудительная кошка. Трезвый разум – главное ее достоинство. Осторожная. Предпочитает долго обдумывать ситуацию, прежде чем действовать. Больше слушает, чем говорит.
Ее практически невозможно разозлить, но легко заинтересовать, хотя ее интерес редко виден невооруженным глазом.
Главная ценность для Суршаф – знания. Вокруг исследований построена вся ее жизнь. И, по мнению кошки, богиня-мать (Кровавая) лишь одобряет познание.
Не считает законы государства незыблемыми, но предпочитает их не нарушать. Основной моральный принцип (тоже преступаемый) – вмешательство в окружающий мир и жизни божьих тварей лишь в случае огромной выгоды.
Скорее циник, нежели романтик, скорее логик, чем лирик.  Хладнокровна, не склонна к жалобам на жизнь даже наедине с собой.
Не болтлива. Легко заводит деловые знакомства, но, как правило, игнорирует любого рода личное отношение к ней. Есть несколько близких людей, но посторонний человек не отличит их от обычных знакомых, так как особое отношение Суршаф к кому-либо разглядеть крайне сложно.
Задеть ее трудно, но предательства не простит. Соблюдает в основном свои интересы. Подчиняется, если подчиниться удобно и выгодно; хорошая слуга, пока хозяин приносит ей пользу.
Отношение к крови и смерти стандартное для тигранов.

9. Инвентарь:
Упомянутая выше одежда



10. Способности и навыки:
Архимаг магии крови + чтение и письмо (в т.ч. древняя речь и иностранные языки) + медицина (углубленно)

11. Питомец (если есть):
Нет

12. Связь с вами:
https://vk.com/etnepres


13. Цель персонажа в игре:
Восстановить силу Кровавой богини, вернув истинный порядок вещей. Добиться мира и уединения.

14. Предпочтения игрока:

Играю средне/медленно, жду долго

15. Ваши пожелания по судьбе персонажа в случае Вашего ухода (возможность передачи другому игроку):
В случае ухода отыграю смерть персонажа, если не будет такой возможности, то прошу сделать это за меня администрацию/игроков из соответствующей сюжетной линии.

Отредактировано Суршаф (16.07.2019 22:40)

0

2

Маленький пустынный город окутала ночь.
Облачко пара выпорхнуло голубкой из ноздрей, стоило жрице позволить себе засмотреться на небо.
Блестящие каменья звезд, нежные холодные роднички небесных глубин, мерцали мерзло, звенели, доставая своими колкими коготками даже душу черствой Суршаф. Далеко высокие стены и глубокие подвалы. Долог путь через пески. Горы скрыты завесой неба и дневного, и ночного, лишь в редких кровавых закатах будто можно разглядеть марево скалящихся хищно вершин.
Она не любила покидать Храм.
Рука кошки соскользнула с пыльной стены. Торговец ждет. Встреча в срок ублажит старого знакомого и сыграет на руку жрице.
Некоторые травы трудно достать. Они не приносят дохода, их мало собирают и неохотно отдают.
Некоторые люди судят иных не по положению, а по качествам. Торговец любил ум, и торговцем просил называть себя торговцем лишь по прихоти, являясь человеком познания, таким же, как и Суршаф. Ему нравился ум Суршаф. Глаз-меж-ушей – так он его называл.
Удобно, когда человек, которому ты нравишься, торгует травами, которые трудно достать.
Жрица следовала знакомому пути, ведущему сквозь узенькие улочки. Он петлял, подобно слепому змею, врезающемуся то в стены, то в двери, а однажды и в главную площадь, но кошку трудно было запутать: ею руководил самый надежный из проводников – память.
В нынешний час город спал.
Суршаф не хотела терпеть чужое внимание. Если бы она желала скрыться, то, не раздумывая, отправилась бы в путь днем, сливаясь с толпой, однако нежелание привлекать взгляды было лишь блажью: шум неудобен, путает мысли.
Но не всех убаюкала ночь.
За одним из поворотов скрывалось трое усталых тигранов.
Они не выглядели так, будто ждали жрицу специально. А если прибавить то, что визит неофициален, а Суршаф поддерживает строгий нейтралитет, вероятность спланированного покушения стремится к нулю: обыкновенные разбойники, возвращающиеся с ночного промысла. Но исключать шанс не стоит.
Один, с кинжалом, радостно ей ухмыльнулся. Позади оказался гибкий пантерс и крепкий тигран, выглядящий внушительнее и старше обоих подельников. 
И усом не дернув, жрица продолжила пересекать улочку.
Видимо, все же разбойники: тигран с кинжалом взъярился, угрожающе схватившись за ножны. Пантерс обратил тяжелый взгляд. Главарь внешне оставался спокойным, но внимательно следил за происходящим.
Довольно предсказуемая реакция. Ничто на Суршаф не выдавало статуса жрицы, и, стало быть, игнорирование небогатой одетой кошкой превосходящее число противников и разозлило, и напугало их.
Тигран с кинжалом, надо полагать, стремился наказать за оспаривание его силы. Пантерс и вожак могли углядеть в Суршаф схожесть с леонидом, и теперь наблюдают, чтобы вовремя вступить в стычку, если понадобится, или отступить.
Исследования Суршаф остались в Храме, а поэтому на время путешествия в ее арсенале готовых заклинаний занимали непозволительно много места – третью часть – те заклятия, которые могли считаться боевыми.
Тигран занес клинок.
Возможно, это был лишь акт запугивания.
Возможно, он собирался остановиться в последний момент.
Но сейчас не важны причины или следствия. Сейчас нужна жрица. Не та, которой являлась Суршаф, а именно Жрица, такая, какая обитала в умах народа. А еще нужно особое заклинание, более зрелищное, нежели действенное.
Первым, заранее, кошка безмолвно укрепила тело и реакцию.
Она остановилась.
Ее пальцы схватили руку нападавшего, крепко сжимая.
Теперь – привлечь внимание.
Безразличное выражение морды. Уверенность. Холодный взгляд. Громкий, твердый голос.
– Та рука.
Слишком много в интонациях отрешенного, чтобы не отвлечь, не отвратить от мысли напасть. Разбойники замирают. Даже занесший руку тигран отвлекся на необходимое мгновение.
– Что посягнет на жизнь слуги Ее.
Вожак нервно повел ухом, вцепляясь в Суршаф взглядом. Вот и переломный момент. Осталось лишь подтвердить догадку.
– Да будет отсечена.
В воздухе плетью звучат слова Древней речи. Они уничтожают остатки сомнений.
Рука напавшего взрывается. Крови немного, но живописные брызги создают обратное впечатление. Должно дать огромную нагрузку на сердце. Суршаф ее снизила – заклинание, что сейчас выступало атакующим, превосходно ей подчинялось.
Ошметки конечности, сопровождаемые низким, отчаянным рёвом, украшают стены, создавая атмосферу таинства кровавой казни.
Дело завершено, но жрица тратит третье заклинание. Незаметно остановить кровь. Смерь будет излишней.
Повисает молчание.
Вожак смотрит прямо, нервно, молча, не смея двинуться или задать вопрос. От пантерса веет откровенным страхом. Раненый тигран продолжает стоять. Тоже молча. Титанические усилия.
Жрицы неприкосновенны.
Те,  что вздумают посягнуть на слуг Богини, карались жестоко и показательно. Зачастую казнь превращалась в многодневное кровавое пиршество во славу Матери, и мучительная смерть была лучшим, что могло статься с богохульниками.
Разумеется, разбойники не знали, кого поймали.
Но, несмотря на это, Суршаф была бы в своем праве, реши она их убить, или, еще хуже, придать суду Храма.
Сейчас в позиции силы была именно Суршаф.
Она взглянула сверху вниз на напавшего.
– Позорные смерти неугодны Ей. Ты силен и храбр. Тебе дарована возможность выжить, обрести большую силу и принять смерть, такую, что каждый тигран будет знать твоё имя, а твой помет будет благословлен именем Ее.
Упаси Богиня работать когда-либо вербовщиком. Это точно не ее. Но сыграть справедливое правосудие полезно. Как минимум этот кот будет предан ей – Суршаф видела по глазам, правильные слова были ею сказаны.
Осторожного пантерса можно оставить в покое.
А вот вожак может пригодиться. Даже связи с мелкой бандитской сошкой дальнего поселения обещают быть полезными при умелом обращении.
Суршаф повернулась к матерому тиграну, все еще молча стоящему поодаль. Несколько размеренных, твердых шагов, – и они стоят рядом.
– Госпоже жрице, –  мужчина с долей обреченности сдвинул кончики ушей чуть назад, – необходимо сопровождение.
Тигран опустил взгляд и протянул вежливо протянул руку.
Ночь будет долгой.

Отредактировано Суршаф (06.08.2019 23:09)

+1


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » Суршаф, жрица Кровавой богини


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно