Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — У нас появился второй администратор Данте

    Упрощенный прием. Весь февраль-март упрощенный прием для людей, магов, правителей и искателей приключений

    — Последний этап большой игры уже начался. Не пропустите!

    Ведется набор в квесты


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Незавершенные эпизоды » Птичку, готовую упорхнуть, удержать невозможно


Птичку, готовую упорхнуть, удержать невозможно

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1. Название эпизода:
Птичку, готовую упорхнуть, удержать невозможно…

http://sd.uploads.ru/t/zdAyE.jpg

2. Участвующие лица:
Арлаон Фон Каллеон.

3. Место действия Указывается стартовая локация или та, в которой происходят события
Эренфелл, шепчущий лес.

4. Вводная информация: которая была мини-предысторией событий которые будут отыгрываться в данном эпизоде:
Арлаон стремился к железной дисциплине в рядах Чернознамёнников, не допускал в своих рядах предателей, не допускал раздоров и неуверенности его подчинённых, и вот, в очередное одночасье, до него дошла дурная весть, что был пойман споличным предатель. Преданные чернознамённики поволокли предателя в зал пыток, оставляя за собой кровавую дорожку. Сопровождающие следовали за ними по пятам ровным шагом. Наконец они дошли до зала пыток. Тело предателя поволокли внутрь. Самообладание на секунду вернулось к предателю и мужчина, с большим усилием всё же произнёс:
- Почему?
В то же время, в убежище братство состоится важное собрание на котором буду присутствовать почётные лица

5. Возможность добавления игроков:
Возможно.

6. Время на момент начала эпизода:
Натюриал, 6543 год "Эпохи владык"

Отредактировано Арлаон Фон Каллеон (30.07.2019 12:09)

0

2

Арлаон тихо ступал по усеянной опавшими листьями траве, погруженный в мысли о долгожданной осенней кампании, подготовка к которой шла полным ходом. При нем не было охраны, лишь шпага, ждущая своего часа. Она не была нужна, ведь эта часть леса была в стороне от дорог, и лихой народ, случайно забредавший сюда, попадал в руки нередких патрулей чернознаменников, охранявших покой обитателей лагеря. Лидеру клана и братства нужно было отдохнуть от многих дел, что навалились на него, как на предводителя своего народа. Необходимо было обеспечить припасами небольшой город, укрывшийся в лесах, и рассмотреть многие бумаги, собранные и уже просмотренные его верным адъютантом, а также обеспечить безопасность каравана с оружием, произведенным в стенах крепости, отправляющимся в Терру. Погруженный в рутину, он жаждал новой войны, шанса покинуть тесные стены своей ставки, наполненной бумагами. Пока же он был погружен в более привычные для офицера, бывшей ему домом многие года, размышления. Необходимо было действовать быстро, пока о намерениях братства не стало известно Лордам Терры, не ощутившим ещё тяжёлой поступи эпохи перемен, несущей смерть старым порядкам. Оставалось ещё много нерешённых вопросов, но основные решения были приняты, и боевые знамёна отрядов уже развевались на ветру, а лагерь затих, ожидая собирающуюся разразиться бурю войны. Арлаон стремился к железной дисциплине в рядах Чернознамёнников, не допускал в своих рядах предателей, не допускал раздоров и неуверенности его подчинённых, и вот, в очередное одночасье, до него дошла дурная весть, что был пойман с поличным предатель. Преданные чернознамённики поволокли предателя в зал пыток, оставляя за собой кровавую дорожку. Сопровождающие следовали за ними по пятам ровным шагом. Наконец они дошли до зала пыток. Тело предателя поволокли внутрь. Самообладание на секунду вернулось к нему и мужчина, с большим усилием всё же произнёс:
- Почему? - и некогда ужасный взгляд предателя сменился почти детским и наивным. А сквозь корку запёкшейся крови, застывшей на глазах, выступили крупные слёзы. Он всё еще не верил в предательство своих братьев, они вместе готовились, вместе планировали предать братство, но всё оказалось куда хуже. Путь от входа до зала пыток, занял не так много времени для Мясника. Он старался не торопиться, ведь чем дольше идёт он, тем дольше живёт преступник, и вот, когда наконец он явил себя служивым, он снял с плеч приятный и мягкий шерстяной плащ, освободил себя от тяжёлой, ненужной экипировки, и становясь лицом к мятежнику, нахмурил брови.

Фигуры стоявшие рядом, были одеты в нарядный шёлк, идущий в контраст с помещением. – Мы, должны убить его!? – спросила фигура в тёмном плаще с накинутым капюшоном. Но Арлаон его прервал, обращаясь непосредственно к предателю – Приятель, ты построил очень красивый план за нашими спинами. Наверняка потратил на него много времени и сил. – Избитый, сломленный, поверженный Имаэль Луэль лежал навзничь, распластавшись на платформе «Зала Пыток». Лицо было превращено в кровавое месиво. Руки были перебиты и неестественно вывернуты, но Луэль всё ещё был в сознании и силился подняться. Челюсть была сломана, но он ещё мог говорить, глаза заволокла густая дымка водянистой мути, а изо рта вылетало лишь сбитое дыхание. Арлаон наступил на повреждённую грудь поверженного Имаэля, прижав его к полу, и, слегка наклонившись, приставил к его горлу острое лезвие своего кортика. – Кажется, я раскусил его. – Луэль окинул взглядом стоящих неподалёку служивых, с перебитым дыханием пытаясь понять, к чему ему лучше готовится – Это невозможно. Зачем ты.. – Служивые помедлили, не зная, что им делать в такой сложной ситуации. Луэль был их единственным защитником из старших с того момента, как Арлаон сумел собрать воедино. Теперь он лежал в луже своей крови, непрестанно хлеставшей из разорванной артерии. Если Имаэлю не помочь, то он умрет. Долг обязывал их выступить последними силами против предателей Братства, но эта попытка ни к чему не привела бы. Разум совладал над избытком гормонов. – Зачем я это сделал? Потому что могу, потому что захотел. – Четыре фигуры, укутанных в серые одежды с зелёной каймой покинули плохо освещённый зал и растворились в темноте предпыточного помещения. – Ты злобное, мерзкое чудовище! – Луэль всё ещё держался достойно, как и подобало воину Терры. Достойно перенося пытки и истязания.– Ты почти прав, но ошиблась с адресатом. Весь мир злобен, мерзок и чудовищен. А я всего лишь показал тебе, как он устроен на таком простом и понятном примере – Мясник Его Величества так же издевательски кружил вокруг Имаэля, явно намереваясь вывести предателя из себя. Тяжёлые ботинки, при каждом его шаге, откалывали от пола небольшие кусочки запёкшейся, почерневшей от времени крови. Кровь была везде в этом помещении. На стенах, под ногами, на потолке. В распоряжении Арлаона имелись самые современные пыточные орудия. Но, как правило, дознаватели начинали с каких ни будь старомодных приёмов, чем и объяснялось обилие крови. – Ты можешь потратить неимоверно много времени, сил, вложить всю душу в какое-то дело, а потом кто-то, у кого есть власть в любом её проявлении, в одночасье растопчет дело твоей жизни. – Мясник на секунду остановился. Его глаза ярко сверкнули красноватым свечением, словно взяв предателя на мушку. И Мясник продолжил метания по комнате. Луэль не произнёс ни слова.– У тебя могут быть планы, стремления, ты можешь делать всё правильно, а потом какой- нибудь зарвавшийся негодяй со связями просто отнимет всё, на что была положена твоя жизнь. Отнимет и глазом не моргнёт, а если попытаешься не отдать, то уничтожит не только твоё дело, но и тебя. – Арлаон удручённо опустил взгляд и сплюнул на пол, в глазах появился слабый огонёк ликования. Предатель был у него в руках. – Даже твоя жизнь и свобода от тебя не зависят. В любой день тебя просто может избить пьяный отпрыск очередного богатея, избить и оставить умирать. Он знает, что ему ничего не будет, твоя жизнь для него стоит меньше, чем ранки, которые оставило твоё тело при ударе об твоё тело. – Арлаон даже усмехнулся подобной мысли. С самого начала беседы он начал осторожно прощупывать сознание предателя. Луэль представлялся ему открытой книгой, полной воспоминаний славных побед, безграничной и фанатичной верой. Каждое его слово сопровождалось бурей воспоминаний и эмоций, которые Мясник без труда вспоминал, просматривая их, словно картинки. Воспоминания представлялись ему серыми, лишёнными жизни, но достаточно понятными. – А если ты кому-то не нравишься, то тебя просто убьют, не важно за что, ты будешь гнить в канаве, потому что просто так захотелось денежному мешку. Ты в этом мире никто и звать тебя никак. Единственное, что имеет вес это деньги. Они ценятся выше всего. Идиоты с денежными средствами любимы, мудрецы без денег гонимы. Этот мир построен на золоте, он жесток, он убог, он насквозь гнилой. А теперь, мы можешь заново построить свой план. – Предатель недоумённо уставился на Мясника, в то время как тот яростно продолжал! – Я..допустил ошибку. Я перестану гнаться за монетой, это глупо! – вскипел уязвлённый Предатель, и раскатистый бас заполонил помещение, он поёжился, переваривая неприятные воспоминания. На этот раз в его голосе чувствовалась глубокая скорбь и горечь, а Мясник оборвал собеседника.– Да, я так и думал. Раз обжигаясь, почти все сдаются, отказываются от целей, бояться, что планы снова рухнут. В этом вся суть человеческой натуры. Из всех многочисленных людских пороков - трусость, пожалуй, самый отвратительный. Наш мир никогда не станет лучше. – Мужчина презрительно усмехнулся

Не убивай меня! – Начал было опять Луэль, но Мясник Его Величества с силой ударил предателя по скуле. Это кажется привело его в чувства, но недоумение Имаэля мгновенно сменилось гневом. Огромные бугры мышц ещё больше набухли от перенапряжения. – Я убил бесчисленное количество людей. Почему же именно тебя я должен пощадить? – Арлаон насладился моментом и продолжил говорить этим проклятым слащавым голосом, пробирающим до глубины души, – Потому что в душе вы добрый! – Предатель немного помедлил. – Что ты несёшь. Как тебе вообще в голову пришла такая мысль, что я могу быть добрым? – Мужчина поморщился и кивнул, и двое дознавателей тот час же вышли из помещения. Дверь в зал пыток со скрипом закрылась. – Тобой движут благие намерения. Мир страдает, поэтомуты помогаешь нам, избавляешь от грязи, избавляешь от боли и направляешь нас. Так же нам негде жить, поэтому ты приютил нас у себя. – обездвиженный Предатель откашлялся кровью на пол и Мясник ответил – А ты прав. В некоторой степени я оказываю вам услугу. – Устало протянул Арлаон, коснувшись Предателя мимолётным взглядом – Вот именно! Так ты отпустишь нас? – Всё ещё горящий желанием продолжать своё жалкое существование, бедолага продолжал отрицать уготованную ему судьбу. – Зачем? Человеческая жизнь рано или поздно заканчивается и вы всё равно умрёте. Так зачем ждать, мучиться? Я сделаю вам одолжение и убью прямо сейчас. – Мясник гневно смерил взглядом обнажённого предателя с опущенной головой, – Из благих побуждений, естественно. – Взбешённый предатель начал покрывать Мясника ругательствами и проклятиями. Изо рта Луэля брызгала пена, а тело судорожно металось из стороны в сторону, пытаясь высвободится из оков. От предателя разошлась мощная волна ненависти, от чего Арлаон испытал довольно неприятные ощущения, но виду он не подал. Натренированный Мясник умел играть. Его приспешники с недовольным урчанием навели ружья на предателя. Кровотечение из артерии наконец остановилось. Предатель оперся на сломанные культи и посмотрел на Мясника. По его покалеченному лицу катились крупные слёзы. Он от боли уже не мог говорить, но даже если бы смог, что можно было сказать. Душу Имаэля разрывали горечь расставания, отчаяние и обида на струсившую поддержку, что оттащили его сюда. Он лучше бы погиб там, среди Героев Терры, но зато дома. Среди родных стен и заблудших, но братьев. Но его братья отвергли его. Что ему теперь делать? Нет ни Дома, ни Родного Легиона. Он остался один. Слёзы градом лились по лицу Предателя, может ещё и из за невыносимой физической боли, но он не обращал ни на что внимания – Один, – вновь со стоном произнесло сознание мужчины и, погрузилось во тьму. Один из служивых осторожно подошел к предателю, и, сняв со свое шеи, повесил на его шею какую-то маленькую безделушку, видимо оставшуюся ещё с их знакомства. Это была иконка его семьи выполненная из дерева. Мясник мрачно посмотрел на худощавого дознавателя, державшего в руке оружие. Тот слегка кивнул. – Мы не успели толком узнать у него что... – начал второй, но Мясник оборвал его на полуслове.
Избавьтесь от тела! Сегодняшние гости не должны пугаться наших излюбленных методов – почти крикнул он и вернулся к созерцанию умершего пленника.

0

3

Они сидели за столом в зале "Собраний". Генералы — внешне спокойный фон Ройталь, рвущийся в битву Фон Мюттер, Яростный Волк, внимательно слушающий Вален Аф Каллен; молодой, но наблюдательный и надёжный командир Малекит, готовый исполнить любой приказ главнокомандующего Фон Каллеона. И ещё один генерал Рейндал, бессменный начальник штаба Братства Чёрного Знамени ещё со времён основания братства. Все они были старше Мюттера, но признавали его первенство. Не потому, что тот был лучшим другом и правой рукой Арлаона Фон Каллеона, а потому что знали: этот парень видит дальше и глубже, он полководец милостью богов. И Мюттер не угомонится, пока остатки  вражеских сил не будут вышвырнуты. На то он и Неистовый Мюттер. Другое дело, что генерал опять напрочь забудет про еду и сон, как уже бывало не раз. Наглотается тонизирующих и будет уверять, что «всё в порядке». И как назло, Кирайса — единственного, кого Мюттер слушался практически безоговорочно — рядом нет. Генерал Ройталь встретился глазами с Рейдалем, чуть заметно кивнув в сторону молодого командующего, и генерал кивнул: прослежу. Разговоры затемнялись, все собравшиеся здесь генералы, прибывшие аристократы и другие важные личности ждали всего одного человека, — Арлаона Фон Каллеона. В зале было жарко. Может, из-за того, что на дворе как бы лето, а может, из-за плохого настроения одного из самых опасных генералов Мюттера. Все возможно. Это ведь Мюттер. Так думала половина собравшихся, но жуткого скрипа отодвигаемого стула они явно не ожидали. Мюттер немного нервно сжимал кулаки, но так же улыбался всем на собрании. Ройталь чуть одобрительно улыбался Мюттеру, старался, кажется, подбодрить или что-то подобное. Не получалось. Мюттер недовольно сжал губы в тонкую линию, задумчиво обвел стол с различными бумагами взглядом, который явно не походил на очень довольный. Один из преданных чернознаменников Вален Аф Каллен поднялся и пошел на выход, не прощаясь. По-английски, как сейчас бы съязвил не появляющийся тут по известным причинам давно Ройталь. — И куда он? — спросил Мюттер после недолгого молчания. В ответ все лишь пожали плечами. Кто его знает. Это же Вален. Минуты через две молчавший до этого Малекит подскочил, схватил свои бумаги и поспешил выбежать из кабинета. — А этот куда? — на этот раз спрашивал Райдель. Все опять пожали плечами. Это же Малекит. В его голове черт ногу сломит, пока будет искать среди идиотских мыслей блондина хоть одну здравую. Дальнейшее собрание проходило вполне спокойно. Командиры еще пребывали в шоке и не собирались из него выходить. Интересно же все-таки в нем пребывать. Много чего-нового узнаешь. Хоть в большинстве случаев это не нужно, но, нельзя отрицать, что шок — штука полезная. Райдель, почему-то, так не считал и пытался всячески вывести членов собрания из него. Получилось это не сразу и не со всеми. В основном помогла новость о новом прибытии добровольческих сил в Эренфелл. Вот же хорошие новости, усмехнулся про себя Мюттер, продолжая развивать мысль об общих действиях. — Кхм. подождем, пока Фон Каллеон явится?? — неловко спросил Мюттер. Райдель кивнул, все потихоньку рассаживались. — Мы этого и ждём.- тихо хмыкнул он

Но, совершенно неожиданно, в зал собрания после недолгой задержи, вторгся сам Мясник Его Светлости, под громкий и смачный хлопок многострадальной двери о косяк, с вечно невозмутимым видом. — Рад вас видеть — строго сказал Арлаон. — На этом собрании, Я хочу, чтобы вы осознали, что сейчас вы можете получить достаточно важную миссию. На вас будет возложена огромная ответственность — и в равной степени огромные надежды. На кону стоит — не побоюсь этого слова — судьба всего братства. Вы понимаете это? — сказал он, разводя руками. Сначала парень скосил глаза и слегка пожал плечами. Генералы и командиры редко позволяли себе удивляться. Раз удивились — стало быть, не были готовы; значит, кто-то другой знал больше их. Когда люди поступали не так, как они предполагали, это удивляло — но вместе с тем и радовало: ярко, вдохновенно, до дрожи и боли в пальцах. Это приносило удовольствие — в отличие от нынешней ситуации. — Серый мир с серыми людьми, живущие серой жизнью, — голос же, напротив, у него был холодный, бесстрастный — как у машины, зачитывающий заложенный в нее текст, — Все они крайне недовольны тем, как живут, но никто не собирается ничего менять. Им плевать на всех вокруг, их волнуют только личные проблемы, и они даже не осознают, что чем больше они плюют на остальных, тем в большей яме оказываются сами. — Всё продолжая свой короткий монолог, мужчина задумчиво цокнул языком и вновь направил непереносимо тяжелый взгляд на собравшихся здесь людей. Сегодня почему-то молчание длилось бесконечно долго и нещадно действовало на и без того натянутые до предела нервы. На лице мужчины на мгновение появилось выражение, отдаленно напоминавшее мрачную усмешку, впрочем, оно тотчас же исчезло, этот человек уже одним своим видом внушал непередаваемый ужас. “Это была его игра. И правила здесь диктовал тоже он.” Стиснув зубы, Арлаон невозмутимо поправил неаккуратно укладаные волосы. А Мюттер обвёл взглядом своих друзей (Ройталь и Миттера) и соратников. — Они ничего не хотят делать сами, они ждут помощи со стороны, привыкли, что за них все решает кто-то другой.  — последовала сдержанная фраза, произнесенная все тем же низким, стальным голосом — Слабые, трусливые и никому не нужные, даже сами себе. Именно таким людям нужны советчики, именно им нужны Мы, потому что сами они не способны сами решать сложные задачи, они не хотят становиться сильными. — мрачно протянул мужчина Мясник никогда не ограничивался единственной стратегией, держа в уме парочку запасных. — Тот, кто решает что-то за вас, берёт на себя ответственность за важный выбор в вашей жизни - ваш враг, а не друг. Никто никогда не делает что-то просто так, если он это делает, значит рассчитывает на свою выгоду. Даже родители, даже те, кого вы считаете близкими друзьями, все хотят выгоды для себя в том или ином виде. — Серьёзно настроенный Мясник его Светлости стоял неподвижно перед собравшимися в этом зале. Может быть он за это время смог обзавестись новым смыслом, раскрыл наконец свой потенциал. А может и нет. Постукивая пару раз по пятками по полу, он попятился назад. Есть гении, чьи имена витают в воздухе. Есть те, чьё влияние настолько очевидно, что о нём не говорят. Бывает, что те, кто идут по их стопам, определяют будущее. У Арлаона были ловкие пальцы. С большими, выпирающими суставами. Тонкие, словно паучьи, что не удивительно: весь Мясник если и не был пауком, полным яда и планов на сеть, то имел такой эфемерный во всех смыслах образ, что вполне мог быть сделан из паутины. Ногти на этих пальцах всегда были аккуратно подстрижены. Другие люди невольно испытывали резонанс, каждый раз обращая на это внимание: казалось, весь внешний вид Его Светлости заявлял о небрежности, дикости — о дремучих лесах и непроходимых болотах, о небе, полном туч, полном дождя, полном воды и крови. И только ногти выдавали беспощадную аккуратность, с которой на самом деле Мужчина был готов разделать тело врага. Впрочем, в этот раз никому не суждено вскрыть очередное горло, — уверенно считал Арлаон. Как бы ни был силен человек, мужчина знал — он гораздо опаснее, хотя бы потому, что он — один из немногих, кто видит истинную личину прогнившего мира несправедливости.

Тем более, что когда кто-то решает за вас вашу важную задачу, он отнимает у вас возможность стать лучше, сильнее, решительней. Наоборот, он делает вас слабее, показывает вам, что вы не можете решать сами, делает зависимыми от себя, требует вашей благодарности за свою "помощь", — протянул мрачно он и покосился на собравшихся здесь, в ожидании вразумительных ответов. Похоже, он свято верил, что в его обожаемом мире и на его обожаемом убежище с ним не может случиться ничего плохого. Он жил полётом и за последние годы побывал чуть ли не во всех уголках Терры, нигде подолгу не задерживаясь. О том, что у всякого организма имеется предел выносливости, Арлаон явно не задумывался. Иначе бы прислушался к голосу здравого смысла. — Лучший ваш советник - это ваша личная наблюдательность. Вы можете слушать чужие мнения, но делайте только так, как хотите сами, иначе этот кто-то лишит вас вашего собственного мнения, лишит вас собственного Я. Самое больше добро, которое можно сделать человеку - не мешать ему становиться сильнее. — Арлаон замолк, прислушиваясь к тишине, а после мирно словил на себе вхгляды, которые были предназначены только ему и никому больше.— Вся эта дружба, любовь - просто временно выгодное партнёрство, единственный кто заинтересован в вашем успехе - только вы сами. Все остальные делают вид, потому что на самом деле через ваши успехи, они надеяться получить что-то для себя. А может быть и вовсе просто хотят использовать вас и вашу "Дружбу", что бы за счёт вас стать успешными. — В его серых глазах вспыхнул огонёк. — Этот мир устроен именно так, в этом мире полагаться можно только на себя. Не будьте ведомыми, не становитесь стадом, иначе, лишившись пастуха, вы рискуете потеряться сами. — Никто и догадаться не сможет, что за маской скрывается сама суть зла, его взгляд до краёв переполненный хитростью, заблистал, а сам Арлаон, пытался скрыть не заметную для присутствующих улыбку. Он говорил так, что слова его как ветер листья, впитывали не обдумывая. Реакция публики стоило его высказываний, такие все потрясающие приятные, можно было сказать, что они приносили ему ни с чем не сравнимое удовольствие. — Я хочу донести до вас суть. Никогда не становитесь стадом, всегда обдумывайте решение самостоятельно, прислушивайтесь к себе и только к себе. Братство Чёрного Знамени - Это не человек, это все мы. Здесь никто не обязан следовать за кем-то. У каждого есть право выбора. Каждый из нас имеет свои цели, мотивы, у каждого из нас есть свобода, и мы общими усилиями исполним мечты всех. Мы свободны от гнёта несправедливости бренного мира! — Мясник Его Светлости был прекрасным манипулятором, и лучше любого человека разбирался в эмоциях, даже в скрытых, читал человека как открытую книжку, ему достаточно было взглянуть на человека всего один раз, как всё стало понятно. Эти люди, что безмерно им восхищались, слепо верили ему, наивно полагая, что он тот спаситель Терры, как о нём зызываются люди.

«Раз я могу увидеть зияющие пропасти будущего предо мной и избежать падений. В моей жизни останутся лишь взлёты, и так будет до самого апогея!» Корень большинства психологических проблем лежит в искажении восприятия реальности, а также в отсутствии навыка управления своим мышлением, эмоциями и поведением. Некоторые люди просто не умеют отличать иллюзии от реальности, мысли от фактов и не знают, что делать, когда внутри возникают негативные эмоции. Они не владеют дисциплиной ума, своим вниманием и живут в режиме автопилота. Для решения этих проблем, им необходимо развить в себе Осознанность, а как они знают осознанность - это когнитивный навык, который дает возможность воспринимать мир и самих себя без искажений, делать сознательный выбор, управлять своим разумом. Как и все психологические качества, осознанность может быть развита и улучшена, благодаря регулярной и правильной практике в чём конечно же Арлаон преуспел, досыта продвинув себя по лестнице собственного развития.

    — Когда мы с тобой в тот раз говорили… – Удивлёно приподнял брови он – мне показалось, как будто ты не с этих краёв, не с нашего мира. Просекаешь, о чем я? Ты собрал нас всех, и притом у тебя голова не забита всей этой хре… мутью. Ты смотришь вокруг ясными глазами и видишь мир таким, какой он есть, а не каким кажется.  — и под конец, сделал заключение., восхваляя Арлаона, и тем самым ставя его для себе в пример.. — Не зазнался и подхватил волну Мюттера Райдель  — Хорошо это… чувствовать себя свободным человеком!.. — Он заявил об этом тихо, не повышая тона, не позволяя себе показаться грубым. И ни одно из существующих собраний не обходиться и без тех, кто обязательно вставит ком посреди горла всем собравшимся. Один из таких прибывших Аристократов наблюдал за всеми с самого своего прихода и у него собралось кое-что в голове, он громко встал, обращая внимание всех присутствующих здесь на себя, в том числе и Арлаона, а затем, улыбаясь, громко хмыкнул — Арлаон, послушайте меня. Если не ради себя, то хотя бы ради блага Братства. В основе всего сущего лежит порядок и те, кто пытается его нарушить, крайне плохо кончают. У этого вашего движения нет будущего, присоединитесь к нему — и вся ваша семья подвергнется остракизму. В лучшем случае вы станете объектом отчаянья и вины, в худшем — вас линчуют или распнут. И ради чего? Ради чего? Что бы вы ни сделали — всё это станет не более чем жалкой каплей в бесконечном океане. — Сложно было сдержаться, слушая речи этого смазливого идиота. Надо же, героем себя выставляет. Придурка кусок. Так думало большинство. Аристократ позволял себе слишком много, некоторые даже не старались скрыть свои эмоция, начиная сверлить персону своим разгневанным взглядом. Но как вдруг, Арлаон стукнул по столу, и все внезапно перевели на него внимание.
Но что есть океан, если не множество капель?
.

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Незавершенные эпизоды » Птичку, готовую упорхнуть, удержать невозможно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно