Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — ИГРА НАХОДИТСЯ В СТАДИИ РЕАРГАНИЗАЦИИ. В СВЯЗИ С ВОЗВРАЩЕНИЕМ СОЗДАТЕЛЯ (ПОЯВЛЕНИЕМ У НЕГО ВРЕМЕНИ). ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ПОМОЧЬ/ВЕРНУТЬСЯ В ИГРУ (КАСАЕМО СТАРЫХ ИГРОКВО) ПРОСЬБА ОБРАЩАТЬСЯ ВК ВК СОЗДАТЕЛЯ


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Гость

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

2. Участвующие лица:
Исмаэль, Эрейн.
3. Место действия
Даферанд. Даркарес
4. Вводная информация:
Исмаэль сбежал от армии Аэри с помощью сферы телепортации, в следствии чего оказался на поверхности - територии двуруких. Будучи ослабленным и не в силах даже здраво мыслить, арахнул был найден служителями больницы. Тяжело переживая последствия телепортации, он постоянно что-то говорил про некую охотницу за душами и осколок. Существо было доставлено в больницу Даркареса. Эрейн предстоит разговор с неизвестным "Гостем"
5. Возможность добавления игроков: по согласованию с игроками

6. Время на момент начала эпизода:
19 Мессияс

0

2

Свет. Невероятный, невиданный ранее свет выжигал глаза. Казалось, что даже если зажмуриться, от него невозможно спастись. В ушах стоял ужасный звон, который перекрывал раздающиеся со всех сторон голоса. Исмаэль не знал, куда он попал. Более того, он не мог даже посмотреть.
Голова, казалось, вот-вот лопнет, словно пузырь. Тело разрывало от судорог. Кислород… Кислорода было так много, что в груди невыносимо жгло. Смерть. Где бы арахнул сейчас не находился, он чувствовал, что это место сулило ему смерть. Мгновенье спустя, он потерял сознание…
…Когда он очнулся, первым делом Изгой попытался открыть глаза. Безуспешно – яркий свет всё также не давал ему видеть. Сейчас он чувствовал, что кто-то его куда-то нёс. Его это настораживало, но он не мог сопротивляться. Это было хуже ночного кошмара, что заставляло Исмаэля задуматься: - «Неужели она сейчас пережила тоже самое?»
-Прос…ти… - с трудом вымолвил паук. – Осколок… у него…
Ничто из того, что сейчас переживал изгой не уничтожало его так, как чувство неимоверной вины. Сильнее, чем когда-либо, его дух был сломлен.
Вскоре, послышался скрип, какой ранее он не слышал. Так проскрипела деревянная дверь неизвестного здания, впуская внутрь арахнула и тех, кто притащил его сюда. Осознания происходящего постепенно приходило к Исмаэлю, давая ему понять следующее: Куда бы сфера не привела  его, это место – не Пограничье, а может даже и не подземелье вовсе. Следовательно те, кто несут его, не могли принадлежать ни к одной из семей арахнулов. Это были двурукие, и сейчас он находился ни в чём ином, как их «убежище». Кто знает, может, сфера не сработала, и аэри смогли его поймать, а всё, что он чувствовал, могло быть специально вызвано их грязной магией.
-Это… Конец? – спокойно спросил изгой, сам не зная кого. Он всё ещё не рискнул открыть глаза в третий раз и попробовать увидеть что-либо.

+1

3

- Госпожа! Госпожа, можно войти?! - чужой голос доносился до Эрейн словно издалека; сперва она даже не осознавала, кто это и что он говорит. Потом моргнула, стряхивая с ресниц остатки сна. Всё тело затекло со сна в сидячей позе, бледная щека впечаталась в поверхность стола. "Хорошо, хоть записи убрала - иначе бы пришлось сейчас от чернил отмываться" - отстранненно подумала она, разглядывая лакированное темное дерево. Спиной драконица ощутила взгляд Заратоса.
- Сколько... я так проспала? - тихо, почти не размыкая губ, спросила она у него.
- Часа два или три, - лич сидел в кресле у окна, полируя клинок. - Ничего интересного за это время ты не пропустила. Наоборот, - он растянул иллюзорные губы в усмешке, - проснулась как раз вовремя.
- Госпожа! - тем временем продолжил попытки дозваться до неё помощник - девочка всё-таки узнала его голос - из-за двери.
- Входите, - мимолетно облизнув губы, немного охрипшим со сна голосом отозвалась основательница Латт Свадже - больницы, в которой в данный момент понемногу и разворачивались события. Дверь кабинета приоткрылась, внутрь вошел юный дракон, пусть и выглядевший старше своей начальницы, поклонился последней, вежливо кивнул Заратосу, не обратившему на вошедшего никакого внимания, и наконец заговорил. - Госпожа, там доставили пациента... - услышав начало фразы, Тишь едва заметно приподняла бровь, выражая таким образом своё удивление - с каких пор ей сообщают о столь обыденных событиях? К ним регулярно приходил кто-то за помощью, а того, кто был слишком плох - дежурные целители доставляли сами. Её помощник несколько смущенно кашлянул в кулак. - Дело в том, что этот пациент... он... В общем, это или представитель какой-то неизвестной до сих пор расы, или эксперимент магов. Он немного похож на паука: у него по несколько пар рук и глаз. И еще... этот... это существо что-то говорило об осколках. Поэтому один из глав отделов решил, что лучше позвать вас.
- Осколок, говорите? - заинтересовалась драконица, вставая. Кивнула Заратосу - мол, сиди, сама пойду, разберусь - и зашагала вслед за помощником. - Где этот пациент сейчас?
- В отделе немагической медицины. Он не ранен, но сильно истощен, - принялся рассказывать дракон, ведя её в нужное место. - Да, мне сказали, что он что-то говорил об осколке, но конкретнее пока понять нельзя - этот... "человекопаук", кажется, без сознания, - наконец они замерли у одной из одиночных закрытых палат. Кивком поблагодарив и отпустив собеседника, Эрейн вошла внутрь, с любопытством разглядывая существо, которое лежало на постели. Действительно, похож на паука...
- Это… Конец? - внезапно достаточно ясным четким голосом спросил незнакомец. Глаза у него были закрыты, поэтому Эрейн полагала, что вопрос не предназначался конкретно ей - скорее, просто в пустоту.
- Смотря, чего, - спокойно сказала девочка, устраиваясь на стоявшем напротив кровати стуле. - Если жизни - определенно, нет. Можете открывать глаза - здесь вам не причинят вреда, - тут она кое-что сообразила, поэтому встала и поплотнее задернула шторы, мешая солнечному свету безпрепятственно проникать и освещать палату. Подождав, пока мужчина осмотрится, спросила. - Кто вы, если не секрет?

0

4

Неожиданно, чей-то высокий голос ответил Исмаэлю. Медленно и неуверенно открыв свои 6 глаз, он осмотрелся. Абсолютно всё в интерьере комнаты, в которой он находился, было ему незнакомо и непонятно, а перед собой он увидел маленькую двурукую девочку. «Да, наверняка, дети двуруких выглядят именно так» - решил арахнул. - «Они решили отправить ко мне её? Но почему? И почему со мной разговаривают так, будто меня не собираются убивать? Если только…»
-Исмаэль. Изгой, шаман, убийца, предатель, может даже монстр. Зови меня, как захочешь. Но, если это важно, то раньше я был арахнулом из семьи Бетхет.
Голос изгоя звучал невероятно подавленным. Его множественные дрожащие руки были сжаты в кулаки. Ему было неприятно говорить о себе, ведь то, что произошло с ним после того, как он помогал охотнице за душами разобраться с осколком, вновь пробудили в нём неудержимое отвращение и ненависть к самому себе.
-Ты...вы все...вы ведь не аэри, верно? Нет, это не сильно заметно, но вы другие… вы, скорее, похожи на неё… неё!
Резко и неожиданно для самого себя, Исмаэль словно оживился. Он вскочил с постели так, будто проснулся после кошмара или же вспомнил что-то важное.
-Эльфийка. Двурукая, с такими длинными острыми ушами – принялся он объяснять стоящей перед ним маленькой девочке, помогая жестами донести свою мысль. – У неё ещё волосы очень светлые. Она… Как она говорила? Охотница за душами, да! Вы видели её? Она в порядке?
Голова всё ещё трещала, а в глазах плыло, но тем не менее, не смотря на слабость, волнение за жизнь той, перед кем арахнул провинился, брало верх над его телом. Вполне возможно, что разные сферы телепортации перенесли их в совершенно разные места. Это бы значило, что, вероятно, изгой может никогда и не узнать её судьбу.
-И… Если ты не аэри, то… Кто ты? И где я? Куда я попал?

+1

5

"Исмаэль... предатель, изгой, убийца... Семья Бетхет" - размышляла Эрейн над отрывками из услышанного. "Похож на паука. Надо выяснить, является ли такая внешность естественной для его вида или же это отклонение, которое и навлекло на него беду? Интересно, откуда он? На свет реагирует, насколько я поняла, в основном негативно, видимо, не привык к нему. С Тенебры? Или с Топей Стагмуса? Или... он же вроде говорил об аэри. Вероятное, откуда-то из одного из этих трех мест. Там с солнцем, как я понимаю, не очень."
- Тогда я, если вы не возражаете, буду называть вас Исмаэлем, - сказала она вслух. Продолжила. - Что касается "убийцы, изгоя" и... так далее. Поправьте меня, если я ошибаюсь в чем-то: вы и ваша... раса - вы же не один такой, верно(?) - явно откуда-то из закрытых земель и с представителями других рас, помимо аэри, не контактируете. А если вы изгой, то все связи вас с сородичами прерваны и за вами не направлена погоня. В таком случае, ваши былые поступки - то есть, те, которые совершили на своей земле - значения не имеют. Или вы... - тут драконица бросила на арахнула задумчивый взгляд. - Могли ли вы совершить какой-либо поступок, который аэри могли расценить как преступление? Убили ли вы кого-либо из них, украли что-либо, сказали что-то, что, насколько вам известно, могло быть расценено как оскорбление? - важно было уточнить у её собеседника этот вопрос, чтобы знать, чего от него ожидать и, в случае чего, мчатся к матери, дабы заручаться у неё поддержкой и, вообще, выяснять, что делать и как обстоят дела с аэри. Ведь недарок Исмаэль так боится их. Впрочем, похоже, он использовал шары телепортации, поэтому вряд ли демоны знают о его местонахождении.
Последний, тем временем, внезапно оживился, вскочил, начал активно жестикулировать, и Эри невольно встревожилась, как бы ему из-за этого приступа активности не стало хуже. Рассказ его был немного невнятным, но основные моменты она для себя всё же выхватила. Светловолосая эльфийка... м-да, отличный ориентир, вмиг найдут. Дав знак Исмаэлю подождать, девочка подошла к двери, уточнила негромко по поводу того, где и когда нашли многорукого, спустя минуту вернулась на свое место, отрицательно покачала головой.
- Тут ничего не могу сказать: когда вас нашли, поблизости ни эльфийки, ни её следов не было... - тут она задумалась. - Охотница за душами, говорите... - ага, так, круг поисков сужается, но пока несильно... - А как её зовут, помните? И на сколько лет она выглядит?
- И… Если ты не аэри, то… Кто ты? И где я? Куда я попал?
- Вы находитесь в Даркаресе, столице Даферанда, земель драконов. Это место, где мы с вами сейчас - это больница. А теперь лягте, пожалуйста, - попросила Эрейн, - иначе вам снова станет хуже. И расскажите, пожалуйста, о себе: кто вы, откуда, как связаны с эльфийкой и аэри. Я не хочу вам навредить, но иначе не знаю, как могу помочь.

+1

6

“Ваши былые поступки значения не имеют…”
Эти слова заставили Исмаэля окунуться в пучину своих воспоминаний. В голове всплывали все его действия, все его старые мысли и все образы тех, кто умер незаслуженно, став кормом для монстра, которому он поклонялся, которому он верил и с которым стал единым. Перед его сознанием предстали 3 пары зелёных, круглых от страха и боли детских глаз его последней беззащитной жертвы. Часто они являлись ему в кошмарах, напоминая арахнулу о том, кто он есть. Да, его былые поступки здесь не имеют значения для других. Ни один живой арахнул не сможет достать его там, где он оказался, однако эхо тех, кого поглотила тьма, будет преследовать его вечно.
-За свою жизнь мне приходилось не раз “видеться” с аэри. Иногда нужно было бежать, иногда – только сражаться. Но в этом не было ничего особенного – аэри всегда сражались с нами, и я ничем не отличался от остальных, кого они убивали. Хотя в последний раз встреча с аэри… была другой. И он. Он мог это запомнить. Аграил де..  Де Луа…. У него такое сложное имя…
И вправду, встреча с Аграилом не была похожа не на какую другую встречу с аэри. Ведь прежде всего, с Исмаэлем тот пытался говорить. А также, в этот раз Исмаэль атаковал первый…
-Но я всё равно не думаю, что он будет меня искать. Всё, что я сделал – не дал ему убить или сделать своей игрушкой Авалон. А осколок остался у него.
Мысли о высокомерном двуруком помогли изгою перераспределить свою ненависть и гнев, перестав винить себя так сильно в произошедшем. “Если бы не он, всё бы получилось! Я ведь уже смог выгнать осколок из своей головы! Авалон бы справилась, и ничего бы не произошло, а я бы не оказался здесь! И если после такого он решит меня искать, если он только подумает о том, что должен от меня что-либо получить… В этот раз он не сможет спрятаться за кем-либо. Я убью его”.
Он сидел и ждал, когда он сможет узнать хоть что-нибудь о судьбе эльфийки, однако информации не поступило.
-Её зовут Авалон. Она…
Но вот с тем, чтобы расчитать возраст двуруких, у Исмаэля возникли явные проблемы. Он ведь даже не знал, сколько они живут.
-Она молодая. Всё, что могу сказать.
Выслушав то, куда он попал и упав обратно на постель, Исмаэль наконец осознал. Поверхность. Загадочный край, невиданный его видом. Огромные, безкрайние земли, непохожие на подземелья. Мечты многих семей. Так хотелось выйти наружу и посмотреть… Но, кажется, сильный свет не позволит это сделать. От чего вообще может исходить такое свечение? Некая “двурукая магия”? Это Аэри наслали её против него? Если так, то однажды у колдунов должна кончиться энергия, и тогда ог сможет посмотреть…
Сейчас, от арахнула требовалось рассказать его неизвестной собеседнице всё, что она просит. Он не знал о ней ничего, однако та выглядела так, словно и правда желает ему помочь. Даже если это и не так, ничего плохого от его рассказа не сможет произойти.
-Мы живём среди камня, который аэри зовут пограничьем. Нас трудно найти, нам приходится прятаться в тени, чтобы не быть убитыми Аэри или чудовищами. Я же… Я оказался наделён силой, от которой хотел бы избавиться. Моя бывшая семья охотится на шаманов, что раньше убивали даже больше арахнулов, чем двуру… чем аэри, а я оказался одним из них. И я не просто оказался шаманом. Я сам стал служить Архиматери – нашей богине, которой от нас нужны только души, чтобы сожрать. Я поверил, что она сможет спасти нас от аэри и не замечал, что я творю. Я убил многих, кто этого не заслуживал, и от них не осталось даже души. От них не осталось ничего по моей вине. Когда я понял, что архимать не даст надежды, а даст только смерть, я ушёл из культа и теперь пытаюсь не позволить им дальше заниматься тем, чем занимался я. Так я предал всех, кого можно было предать. Я думаю, больше не нужно говорить, что связывает меня с аэри? Вражда. И я долго думал, что все двурукие – это аэри. Что вы все такие же монстры. Пока впервые в жизни не встретил эльфику. Она кое что рассказала мне о вашем… Сайроне. Даже показала то, что она звала деревом. Рисунок. Я бы хотел увидеть его вживую. Она пришла, чтобы найти осколок и сначала я думал, что мы равно расчитаемся. Что я помогу ей с её богиней, а она мне с моей. Но, кажется, она видела во мне кого-то большего, чем просто проводника по пограничью. Наверное, я просто долго не с кем не разговаривал без оружия на готове или у чьей-то шеи. Она доверяла мне. А я… Я поддался этой гадкой, мерзкой блестяшке и чуть не убил её. А потом ещё и Аэри появились, как из неоткуда. Я кинул в Авалон шар, когда её уже хотели убить, и сам тоже шар использовал. Теперь, мне можно даже не думать о том, чтобы просить её о чём-либо. Я бы хотел только просить прощения…
Постепенно, арахнулу становилось легче. Теперь ему не казалось, что он может лопнуть в любой момент – теперь это было скорее похоже на то, что его просто сильно надули и все его внутренности потихоньку рвёт на части от напора. Прогресс.
-И вот. Теперь ты знаешь обо мне почти всё, а я о тебе ничего. Скажи мне. Как твоё имя? И… и что такое больница? Точнее, зачем он нужна и почему меня принесли сюда?

+1

7

К счастью, Исмаэль прислушался к её словам, кое-как лег обратно и начал рассказывать. Удачно, что тот смог вспомнить имя своей знакомой, а также его упоминание об осколках натолкнули Эрейн на мысль, что круг поисков можно сузить мастеров организации - ученика вряд ли отправили уничтожать осколок. Что ж, уже значительно легче. Правда, если эта эльфийка таки воспользовалась шаром телепортации, то в настоящее время она может быть где-угодно, что значительно усложняет её поиски - если только та заранее не знала четко, где хочет оказаться. В таком случае, надо будет лишь узнать, где именно девушка чаще всего бывала.
Правда, драконице быстро стало не до размышлений о потерянной спутнице арахнула - тот начал рассказывать о себе и своей расе. Одна из догадок целительницы касательно его местожительства оказалась верна - сородичи мужчины обитали в землях аэри. Присутствуй здесь кто-нибудь, кто бы хорошо знал девочку, наверняка отметил бы, как в глазах той загорелся огонек интереса: она всегда любила узнавать новое, а тут еще и что-то принципиально незнакомое для неё. И, с одной стороны, теперь Мелкая загорелась идеей отправиться в земли аэри - тем более, что раньше ей там бывать не доводилось - попытаться отыскать поселения этих людей-пауков и посмотреть, что там у них и как. То же обстоятельство, что, похоже, там идет охота на магов, да и вообще, эти существа скрываются и далеко не дружелюбны, любознательную и безбожно храбрую мелочь нисколько не смущало. Но, с другой стороны, Эри понимала, что ей бы тоже не понравилось, если бы она любила посторонних и скрывалась бы от них, а те просто лезли бы из любопытства. К тому же, если она и отправится туда, то ей нужен будет проводник по тем местам - и не брать же, в таком случае, в качестве его изгнанника и убийцу Исмаэля или, тем более, искать какого-нибудь аэри? Так что, эту затею, скрепя сердце, Тишь отложила до лучших времен.
- Скажи мне. Как твоё имя? И… и что такое больница? Точнее, зачем он нужна и почему меня принесли сюда? - слушая мужчину, девочка столь глубоко, в результате, задумалась о своем, что не сразу услышала его вопрос. Поэтому какое-то время она молчала, с крайне задумчивым видом разглядывая рассказчика, и лишь спустя несколько минут моргнула, встрепенулась, взгля её малость прояснился.
- Как меня зовут?.. А, точно. Эрейн, - драконица предпочитала не представляться своим полным именем, за исключением официальных знакомств или тогда, когда её имя могло на что-то повлиять в лучшую сторону. - Прошу прощения, что не представилась сразу - просто я узнала слишком много всего нового за раз и потому задумалась. Что же касается больницы... - девочка на миг задумалась, потом продолжила. - Это место, куда те, кто болен или его ранили, обращаются за целительской помощью. Вас нашли на улице обессиленным и без сознания те, кто работают здесь, и решили, что вам нужна помощь лекаря. Я - глава этой больницы, а вы... слишком необычный пациент, так сказать. Поэтому позвали меня, поскольку решения здесь принимаю я.

+1

8

-Так значит, кто угодно может сюда прийти за помощью? Не понимаю…
Исмаэль растерялся. О чём только думают двурукие? Как они могут помогать кому-то, кого совершенно не знают?  Разве такие места, эти «больницы», не должны быть только для самых близких – для семьи? Неужели их матрона им всё это позволяет? Хотя стоп! Эрейн сказала, что она здесь главная? Не уж то она и есть матрона? Нет, слишком молода, и будь оно так – не представилась бы просто как «глава больницы». Может воительница, которой дали больницу под контроль? Возможно. Вот почему её и позвали следить за ним – её семье нужно узнать его планы, узнать, несёт ли он угрозу, и если да, то… Нет, осмотревшись вокруг, арахнул понял, что эта теория не верна. Рядом нету никаких воинов с оружием наготове, да и сама девушка не выглядит угрожающе. В чём же суть? Как у двуруких устроены семьи? Не уж то они могут подчиняться кому-то, кроме матери и ею поставленных? Какая нелепица.
-А что, если… - В один момент обратился с вопросом Изгой – А что, если вы поможете врагу? Если помогать всем, а не только семье, то… Такое ведь может произойти. Ну и, раз уж вы пускаете всех… Почему? Почему я не вижу у вас оружия? А если то, кому вы помогаете, нападёт? Вы ведь не сможете даже защититься! Как же странно…
Кажется, весь мир охотника рушился на части. Двурукие, которые не пытаются убить, места, где помогают чужакам, где правила, которые кажутся любому арахнулу очевидными, не работают. Всё похоже на какой-то бред. Всё, что с ним происходило за это время, похоже на какой-то бред. С момента появления в подземелье эльфийки и до этой самой секунды, он не понимает ничего, что происходит вокруг. 
-Как же… странно… - повторил Исмаэль, после чего отключился. Похоже, он ещё не восстановился после телепортации.
Ему снился беспокойный сон. В голове всплывали образы, затаившиеся в самых тёмных углах его воспоминаний. Он видел стены красного оплота – убежища шаманов, видел камень, залитый кровью. Рядом с ним были чьи-то силуэты, которые словно ещё не были готовы ему показаться. И вот, в один момент, перед его взором возник ещё один знакомый образ. Владетель стоял перед ним, и сквозь его железную маску Изгой чувствовал презрительный взгляд.
-Я долго думал, Исмаэль, почему ты предал нас. Что заставило тебя наплевать на всех и стать тем, кем ты являешься? Когда тебе дали шанс, когда ты получил всё, какие ещё у тебя могли быть желания? – Эхом проносился голос избранного Архиматери по огромному, бездонному ничему. – Но чтобы ты променял нас, свой народ, на них? Я не мог этого ожидать. Никто не мог. Но это неважно. Уже сейчас, Архимать сильнее, чем когда-либо. Совсем скоро, камень снова склонится перед её величием. А что касается тебя – ты встретишь свою судьбу, и тогда твоей проклятой душе будет больше некого предавать.
…Арахнул подскочил с постели в холодном поту. Время уже близилось к полуночи. Изгой встал и направился к двери. Он не знал, куда он должен идти и как он доберётся обратно, однако одно он понимал точно – у него всё ещё есть главная цель. Причина, почему он всё ещё жив – это то, что цель эта не выполнена. Шаманы должны быть остановлены. Любой ценой. И пока владетель ещё жив, а душа архиматери подпитывается новыми душами, у него не должно быть времени на то, чтобы встречать неизвестность на земле двуруких. Сообразив, как работает ручка, он открыл дверь из палаты…

+1

9

Арахнул недоумевал, и это было еще мягко сказано; Эрейн внимательно слушала его путаные и растерянные отрывки речи, и для неё постепенно кое-что прояснялось - из тумана неизвестности, окутывавшего привычную Исмаэлю действительность, понемногу проступали некоторые присущие последней черты. Похоже, его сородичи жили крайне замкнуто, не доверяя друг другу, деля окружающих на чужих и своих, а одной из главных ценностей, как и у драконов и некоторых других рас - тех же аэри, к примеру - была семья. Девочка даже невольно задумалась: интересно, чем обусловено такое сходство между демонами и народом Исмаэля? Схожими условиями жизни, которые, к тому же, у последнего были куда жестче - помимо тяжелого климата и монстров, еще одним врагом для паукоподобных были сами аэри? Взаимодействием двух культур? И тем, и другим?
Дракаина невольно усмехнулась даже, поймав себя на мысли, что ей впору было стать этнографом или, на худой конец, историком - благо, по этим двум дисциплинам она всегда успевала весьма хорошо. Может, в самом деле, переквалифицироваться из целителя в представителя какой-нибудь из этих профессий? Это даст ей повод соваться во всякие труднодоступные места, вроде всяких архивов, и задавать всякие вопросы, которые в ином случае постеснялась или не посчитала бы нужным озвучивать. Эрейн аж зажмурилась, представляя перспективы, которые открылись бы перед ней в таком случае. Мммм... Впрочем, нет. Во-первых, придется плясать под дудку правительства, искажая история ему в угоду - а искренняя дракаина подобных вещей терпеть не могла. Во-вторых, семье от такого пользы от такого занятия семье никакой особо. В третьих, слишком велик риск узнать то, что знать не следует - для здоровья опасно: всё же драконица уже которое тысячелетие не была той безбашенной юницей, не думающей ни о чем, кроме как новом опыте и сиюминутных развлечениях. Конечно, случались у неё проколы, вспышки вдохновения, заставляющего поступать необдуманно - причем, чаще, чем должно у такой взрослой драконицы, как зу Наштвирр. Но всё же... Эрейн не была одним воином в поле, за ней стоял род, о котором тоже необходимо было подумать. Так что, исходя из всего этого, лучше было оставить нынешнее положение вещей тем же.
Размышляя обо всем этом, девочка краем уха слушала Исмаэля, терпеливо дожидаясь, когда тот закончит, дабы ответить на все его вопросы вместе. Однако сделать это ей так и не довелось: не договорив, видимо, от переутомления, арахнул потерял сознание. Какое-то время Тишь просто сидела, сосредоточенно разглядывая его, а после бесшумно встала и вышла, притворив за собой дверь и велев сообщить ей, когда гость придет в себя, а до тех пор - не тревожить его.
Позднее, когда арахнул выскочил из палаты, коридор казался на первый взгляд темным и пустым. Однако стоило Бетхету сделать шаг, как из темноты вынырнула огромная крепкая фигура воина, закованного в черненый доспех, на его плечо опустилась тяжелая рука в латной перчатке.
- Встал? Хорошо. Пойдем, Эрейн хотела с тобой увидеться, как проснешься, - прозвучал глухой голос из-под забрала. И что-то в его звучании было такое, что мужчина должен был инстинктивно почувствовать - лучше не противиться и пройти к той девочке, которая была первой, кого он увидел, когда пришел в себя. Нет, в голосе неизвестного не ощущало какой-либо угрозы, напротив - он был сух и равнодушен. Но почему-то от этого становилось еще больше не по себе.

+1

10

Когда на его плечо упала тяжёлая перчатка, Исмаэль оглянулся. Он осмотрел Латника, оценивая ситуацию. Тот не был враждебно настроен, как показалось арахнулу, однако сам факт присутствия такого, как ему показалось, воителя, дал понять одну очевидную вещь. “Конечно же, двурукие мне не доверяют. Так просто уйти мне не дадут… Но я должен вернуться!”
Сначала Изгой оскалился, однако очень быстро передумал сопротивляться и сказал:
-Веди.
Он был не в том положении, чтобы сражаться. Непонятно вообще, где сейчас найти оружие, да и к тому же, это место – не его стихия. Более того, Эрейн показалась ему кем-то, с кем он может договориться. Он не мог её понять, слова её казались абсурдом, но почему-то охотник не чувствовал от неё угрозы и не видел подвоха. Просто какое-то непонятное доверие на уровне интуиции. Возможно, большую роль играет то, что она кажется ребёнком, не способным его перехитрить. Иллюзия, что бросается в глаза сильнее чем то, что она заведует этим местом.
“По крайней мере, сейчас исчез этот ужасный свет. Интересно, он всё ещё есть там – снаружи?  Как я доберусь к своему камню, если он будет мне мешать? И куда вообще надо идти?” – Размышлял Исмаэль, пока латник вёл его к Эрейн. В этих мыслях он терялся и не замечал ничего вокруг. Единственное, что отвлекало и переводило на себя внимание – всё тот же неразборчивый голос в голове. В этом месте он, кажется, звучит куда тише, чем обычно. Как же далеко он от Пограничья? А что, если…
Возможно, Архимать сама приведёт меня к себе?» - Неожиданно всплыла идея – «То, как она залезает ко мне в голову, выводит меня из себя, однако благодаря ей я буду понимать, когда я иду в правильном направлении. Её голос будет громче, когда я приближусь, и…»
И наоборот… в этот момент арахнул стал понимать, что раз уж голос затихает, то наверняка есть место, где он исчезнет из головы окончательно. Навсегда… Он мог бы наконец отдохнуть от этого вечного кошмара, подарить себе покой. Уйти от арахнулов, шаманов, Архиматери... Нет. После всего произошедшего, самое страшное, что он может совершить – исчезнуть. За свои деяния он должен страдать вместе со всеми, бродя среди камня в бесконечной битве.
Он продолжал следовать за двуруким, что должен был привести его к Эрейн, но голова его была заполнена лишь мыслями о «доме».

+1

11

Конечно, Заратос не был в восторге от просьбы Эрейн побыть в коридоре рядом с палатой, в которой находился Исмаэль, присмотреть за последним и, когда тот очнется и попробует выйти - а что гость так и сделает, дракаина даже не сомневалась - привести его к ней в кабинет. Да, лич охранял и присматривал за Эрейн, но он точно не нанимался исполнять просьбы такого рода - на то были больничные служители. А чтобы за каким-то паукоподобным живым сам Черный Барон присматривал - много чести; пускай даже при его виде глаза подопечной и загораются от восторга и интереса при его виде. Однако Мелкая аргументировала свою просьбу тем, что, во-первых, у остальных сотрудников больницы - и у неё самой, в том числе - и без того слишком много работы, чтобы сидеть без толку под дверью. И, во-вторых, он был наиболее внушительным и могущественным из всех присутствующих в больнице, кого она знала и кому могла доверить взаимодействие с арахнулом. К тому же, чем меньше обычных граждан знают о присутствии здесь такого существа, как Исмаэль - тем ниже вероятность возникновения и распространения слухов и волнений. Конечно, все эти - пускай даже самые разумные - доводы были Ворону до одного места, но девочка умела убеждать не только словами, но и всем своим поведением в целом - и потому он, ворча и ругаясь, согласился подсобить ей.
Стоя перед паукоподобным, Аурелиус равнодушно разглядывал его через прорези для глаз своего шлема. Сейчас он был без артефакта - требовалось же его хоть иногда снимать во избежание проблем - а потому был в полном доспехе. Его самого, повидавшего многое, чужак не впечатлял - скорее уж, просто казался забавной многорукой зверушкой. Была даже мысль поиграть с ним, определить порог выносливости этого существа, но, увы, он был вынужден отложить эту мысль на неопределенное время - по крайней мере, пока они в Даркаресе. Здесь Аче на полном серьёзе просила его держать себя в руках: один раз они уже едва не вляпались в крупные неприятности, а она сама нажила себе не самого безобидного личного врага. И потому лич нехотя, опять же, с ворчанием повиновался. Всё же он умел различать ситуации, когда можно было окунуть Мелкую за шкирку по самую макушку в проблемы и полюбоваться, как она будет их решать, а когда следовало не нарываться.
Тем временем "паук" пускай и оскалился, но потом всё же согласился пройти с Вороном. Вот и умница. Попрежнему слегка удерживая за плечо, Черный Рыцарь развернул его к себе спиной и несильно подтолкнул вперед. Их путь лежал через темные коридоры, которые освещались лишь редкими полосками света, исходящими из-под прикрытых дверей, вверх по лестничным пролетам, под самую крышу - кабинет Эрейн находился на последнем этаже. Это было достаточно просторное помещение с большим окном на всю стену, в данном случае, закрытым шторами, освещенное лишь несколькими неяркими магическими огоньками, парившими под потолком, из мебели здесь были письменный стол, несколько кресел и шкафы вдоль стен, под завязку забитые различными снадобьями и книгами.
Сама хозяйка кабинета - сама Эрейн, то бишь - как раз сидела за столом, в завале среди книг, письменных пренадлежностей и свитков пергамента, сосредоточенно заполняя один из последних. Вид у неё был порядком уставший, но при виде Исмаэля она оживилась, отложила свое занятие, потянулась мимолетно, устроилась в кресле.
- Хорошо, что вы проснулись. Присаживайтесь. Как вы себя чувствуете? - спросила дракаина, указывая кивком арахнулу на кресло по другую сторону стола от неё. Взяла стоявший здесь кувшин, налила из него в чашку снадобье, источавшее, наверняка, неизвестные Бетхету ароматы - а, на самом деле, всего-то запахи лесных ягод, полыни и меда. - Вот, возьмите, это снадобье, в том числе, поможет вам восстановить силы. И если у вас есть вопросы - спрашивайте, постараюсь ответить.

0

12

Исмаэль шёл, погрузившись в раздумья, из которых его вырвали слова Эрейн. Он осмотрел комнату, наполненную бумагами и книгами, пробежался глазами по стенам и потолку, под которым парили и освещали пространство какие-то сосредоточения энергии. Лицо арахнула скривилось. Магия… Неужели каждый двурукий ей обладает? И при этом без лишних раздумий готов ей пользоваться?
«Похоже, Эрейн и правда может быть гораздо могущественнее, чем кажется». – Проскочило в голове охотника на шаманов, пока тот сопоставлял друг с другом всё увиденное и свои догадки. – «Возможно, мне стоит быть на стороже. Неверное движение – и не только другие двурукие, но и она сама может меня заставить об этом пожалеть.  Пусть здесь и нет Аэри, но я знаю слишком мало, чтобы доверять полностью кому-либо».
Как ему и сказала глава больницы, Исмаэль сел по другую сторону стола.
-Дышать стало легче, и ощущения того, что голова сейчас разорвётся, почти пропало. Я бы даже сказал, что в голове стало слишком тихо. Думаю, мне лучше. – таков был ответ «пациента» о его самочувствии.
Взяв в руки чашку, первым делом он принюхался. Запах… Что это за запах? Что-то неестественно манящее и совершенно незнакомое. Девушка звучала дружелюбно, а возможность быстрее восстановиться была многообещающа, однако Бетхетская паранойя насчёт всего, что может быть магическим, давала о себе знать. Поняв, что простое разнюхивание не даст ему той информации о неизвестной смеси, которая может быть ему полезной, паук закрыл глаза и сделал глубокий вдох. Он ненавидел свои способности. Последний раз он использовал их слишком давно, и поклялся себе, что ни за что не станет прибегать к шаманизму без особо веской причины. И вот, он входит в транс, надеясь увидеть в мире духов нечто, что поможет ему «понять» снадобье с мёдом…  для находящихся в комнате рыцаря и Эрейн это выглядело так, как будто бы резко и без объяснения арахнул уснул с чашей в руках.
Разумеется, ничего он в потустороннем мире вынюхать не смог и, шарахаясь каждой тени и ненавидя себя за то, что он настолько бессмысленно  использовал «грязную магию», вернулся в сознание и выпил снадобье.  Ощущение было странное. Вкус не был похож ни на что, что он когда-либо пил в жизни. Ни то, чтобы он пил что-либо кроме воды и крови летучих мышей да прочих подземных тварей. В любом случае, ничего страшного не произошло.
-У меня будут вопросы.
Исмаэль нуждался в ответах. Он находится на чужой территории, и без знаний о ней он не сможет вернуться туда, где он должен быть. Однако первое, о чём он решил спросить, никак не относилось к его пути домой.
-Как много из вас, двуруких, владеют магией? И нет ли хотя бы одной семьи, которая посчитала бы магию… опасной?
Воспитание Бетхетов и личный горький опыт заставляли Арахнула задавать тот же самый вопрос самому себе слишком часто. Он был убеждён, что кроме боли, смерти и обмана игры с потусторонним ничего не приносят. И тем не менее, что Авалон, что Аграил, что Эрейн – все они как будто не понимают всей опасности как для окружающих, так и для собственной души.
Вскоре Исмаэль всё же собрался с мыслями и чётко осознал, что колдовство двуруких сейчас его не должно волновать. Есть дела поважней…
-Как я говорил, в моей голове стало слишком тихо… насколько далеко отсюда территория Аэри? Ты не знаешь, как добраться туда? У меня там слишком много незавершённых дел, созданных мною же. От одного труса с кучей армии и осколком, до… до другого труса с кучей армии и жрущей души богиней. И я просто обязан хоть что-то с этим делать, только вот…
Как только паук вспоминал, как его глаза горели днём, ему становилось не по себе. Жутко представить, что же там – снаружи, такое двурукие наделали, чтобы создать такой яркий свет? Как они вообще могут под ним находиться?
-Свет. Когда меня несли сюда, в… как его… в больницу,  я ничего не мог увидеть из-за яркого света. Скажи мне? Он всегда там – вне больницы? Или я могу найти момент, когда он уходит?

+1

13

Книжница, внимательно глядевшая на Исмаэля, пока тот описывал своё состояние на данный момент, и изредка покачивавшая головой в знак понимания его слов, наконец полноценно кивнула. Теперь настал её через глубоко задуматься. Ну хорошо, похоже, она неожиданного гостя подлечила, на ноги поставила - ну, по крайней мере, кажется, физически он здоров. Конечно, оставалась лишь проблема со светом - похоже, арахнул его не переносил - и с ней они обязательно разберутся, только позже. Ибо был еще один очень важный вопрос: а дальше-то что?.. Мать пока молчит, хм... Может, к брату? Действительно, а почему нет?.. Конечно, мать лучше разбирается в политике в целом и ситуации с аэри в частности, так что с ней обязательно нужно посоветоваться, но... Брата тоже нужно посвятить. Обязательно. Вопрос в том - когда?.. Сейчас? Тут приключение нарисовалось крайне любопытное, а Тирр, как пить дать, не позволит влезть в него. Нет, лучше просто поставить его перед фактом: когда получится ситуация в духе: "Ой, ну я не знаю, само как-то вышло, помоги мне, пожалуйста". Хотя... Это как-то нечестно выходит, наверное... О, Великая Тилия, как же много разных вариантов и как же силен соблазн...
Тем не менее, в какой-то момент, от внутренних противоречий её отвлек вопрос Исмаэля касательно магии, заставив поднять на него удивленный и задумчивый одновременно взгляд. Судя по всему, среди его племени магическое искусство не было особо распространено, поэтому в руках аэри оно казалось по истине злой силой. А, может, были еще какие иные причины - всё же Исмаэль явно далеко не всё о себе и своём народе рассказал... В любом случае, это был хороший вопрос с его стороны. И Эрейн тоже не мешало бы подумать над ним.
- Очень многие - в той или иной степени, - наконец медленно ответила девочка. - Опасна ли магия?.. - протянула она. Пожала плечами. - Определенно, да. И опытные здравомыслящие разумные - это понимают. Но... Скажем так, я предпочитаю объяснять их взаимодействие с ней следующим образом, - голос её посерьёзнел. - Магия - это огонь, который горит внутри каждого из нас. В ком-то от него есть крошечная искра, которой и нет почти, они не способны даже на простейшие манипуляции с ан. В ком-то он выражен более ярко. Ну, а в ком-то горит так ярко, что игнорировать его попросту невозможно. И каждый должен следить за ним в себе, ведь если не быть внимательным и не учиться контролировать его - огонь сожжет тебя изнутри, не найдя выхода. И, как и пламя, магию можно использовать для самых разных целей. Ведь она, по сути своей, не добра и не зла - точно также, как и огонь. С её помощью можно как лечить, так и убивать, - умолкнув на этом месте, маленькая дракаина на этом месте немного помолчала. Наконец, несколько неохотно добавила. - Конечно, случаются осколки, в которые изначально заложено... Ну, образно говоря, некое "настроение" - именно оно влияет на то, в какую сторону осколок будет толкать своего владельца, - посмотрела на Исмаэля вновь, пожала плечами. - Но это всё же, скорее, исключение из правил. И вообще, вон, при вас оружие было...Оно же тоже опасное. Мага, пока он заклинание произносит, уже, как минимум, надвое можно разрубить. Если его, конечно, не прикрывает никто, - тут Тишь мягко улыбнулась.
Вопрос о землях аэри заставил её задуматься, прикрыть один глаз, а второй устремить на потолок. Наконец она вновь нормально посмотрела на Бетхета.
- Тут уж как добираться... на своих двоих - ногах или крыльях, на повозке или телепортом. Но если пешком или на повозке - не менее недели а то и больше. Так сложно сказать. Мы на юге земель драконов, от них можно пройти по болотам, на восток - а там уже и земли аэри.
А сама в мыслях завиляла хвостом: "Приключение, приключение!".
- Свет? - она склонила голову набок. - Нет, сейчас нет, - девочка встала и приоткрыла штору так, чтобы можно было заслонить её быстро, если мужчине станет дискомфортно. - У нас есть день - когда светло - и ночь - когда темно и света нет. Сейчас ночь.

0

14

[mod]Эпизод временно переносится в архив. Для продолжения квеста обратитесь к администрации, и эпизод будет возвращен в игру[/mod]

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно