Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — ИГРА НАХОДИТСЯ В СТАДИИ РЕАРГАНИЗАЦИИ. В СВЯЗИ С ВОЗВРАЩЕНИЕМ СОЗДАТЕЛЯ (ПОЯВЛЕНИЕМ У НЕГО ВРЕМЕНИ). ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ПОМОЧЬ/ВЕРНУТЬСЯ В ИГРУ (КАСАЕМО СТАРЫХ ИГРОКВО) ПРОСЬБА ОБРАЩАТЬСЯ ВК ВК СОЗДАТЕЛЯ


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Квестовые эпизоды (Настоящее) » Кошмары [Приключения]


Кошмары [Приключения]

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s8.uploads.ru/4V8ca.png
2. Участвующие лица: Арнаэр зу Валлард, Хранитель, Титарес зу Галеран, Инира
3. Место действия Айрак
4. Вводная информация: Один из прибрежных городов Тенебры оказался во власти странной болезни. Никто уже которую неделю не может спать спокойно: во снах их встречают кошмары, и даже подношения духам не в силах избавить поселения от данной напасти. Шаманы говорят, что виноваты яманы, которым помогает какой-то чужой дух из далеких земель.
5. Возможность добавления игроков: Нельзя
6. Время на момент начала эпизода: 12 Мессияс (2 месяц зимы) 6543 года

0

2

Тенебра - прекрасный архипелаг на севере Сайрона, но эти с первого взгляда безжизненные заснеженные камни скрывают невообразимое количество тайн, секретов, загадок, смертельных (и не очень) опасностей, сокровищ и духовное наследие людей, что сумели приспособиться к условиям архипелага. Если в более тёплых краях непослушных детей пугают разного рода троллями, вампирами да вурдалаками, то тут за очередной страшилкой далеко ходить не приходится - скажет родитель, что отдаст непослушного отпрыска на съедение вендиго или шамана попросить злых духов напустить - и чадо тут же успокаивается, становясь ангелочком во плоти  (кому охота стать чьим-то перекусом). Снег и кровь такие же извечные товарищи, как хлеб и вино, песок и кровь. Холод укротит пылающую ненависть, снег остудит горячие головы, извечные льды успокоят самые глубокие раны, как тела, так и души, морозный воздух наставит на путь размышлений, пронизывающий ветер принесёт на своих крыльях тяжёлые думы. Вся Тенебра остудит человека, а тот, кто руководствуется холодным, как лёд, и острым, как калённая сталь, разумом станет желанным гостем самой Природы на Северном архипелаге.

Аграил де Луавазье стоял на носу небольшого торгового судна, которое под всеми парусами, наполняемыми северными ветрами, направлялось в Айрак - небольшое поселение расположенное на одном из мелких островков архипелага. Благо, до него возможно было добраться по морю. Но если Вы решили, что некромант стал бы тратить своё бесценное время на какую-то морскую прогулку до забытого всеми богами поселения первобытных людей - Вы глубоко ошибаетесь. Давайте начнём по порядку. Некоторое время назад демон получил довольно интересное послание, утверждавшее, что один из прибрежных городов Тенебры оказался во власти странной болезни. Никто уже которую неделю не может спать спокойно: во снах их встречают кошмары, и даже подношения духам не в силах избавить поселения от данной напасти. Шаманы говорят, что виноваты яманы, которым помогает какой-то чужой дух из далеких земель. Агрон, не желавший тратить своё личное время на путешествие отправил туда своего слугу, а именно Великого Архимага ментальной магии. Теперь же, когда "Жемчужина Нуна" уже подходила к фьордам Тенебры на палубе корабля раскрылся портал, откуда вышли трое - сам Луавазье, аэри-маг огня и рыцарь в сияющих доспехах. После чего оба прихвостня спустились в каюту чтоб собрать вещи "разведчика". Граф же со своим немёртвым телохранителем.

Морозный воздух наполнял лёгкие некроманта, несколько снежок уже слегка припорошил мех на плаще демона и его серо-белую шевелюру, однако последнее было не особо-то и заметно, в следствии понятных причин, однако демон не обращал на это внимания, а лишь смотрел куда-то вдаль, размышляя о чём-то своём

"И чего ты попёрся аборигенов от какой-то болезни лечить, а вдруг она заразна? Нет, я, конечно, всё больше и больше убеждаюсь в том, что ты и здравый смысл понятия несовместимые, но надо же понимать зачем ты это делаешь. Вряд ли на тебя нахлынула жалость к бедным тенебрианцам (или тенебрийцам?) и ты решил к ним наведаться в качестве доктора..." - начал возмущаться Дух-из-кольца, аномальная ворчливость которого, скорее всего, была вызвана резкой переменой климата.

"Именно! В качестве доктора. Буду с важным видом подходить и говорить "Вскрытие показало - больной спал". Может удастся как-то использовать эту "болезнь" себе во благо или просто дав по лицам, тем, кто её наслал, получить чего-то вкусного-приятного, а может не я один решил заняться благотворительностью. Компания "Аэрийский Крест".. А что? Звучит, ещё как звучит. А может и новые знакомства заведём. Если кратко - приключения на филейную часть тела обеспеченны." - ответил Магистр "Стражей Воспоминаний" древнему тёмному магу, заключённому в кольце-артефакте.

Так в течении четверти часа корабль плыл по извилистым фьордам архипелага Тенебры. По прошествии этого времени "Жемчужина Нуна" пристала к Айраку. Граф, дав возможность собраться с мыслями и духом своим клевретам, решил прогуляться по городу да разнюхать куда ветер дует и какой именно запах он несёт.

Бросок на полезную встречу и/или какую-то информацию, которую мог найти Агрон, пока шатался по городу.

[rand=16666-1:6:0:001:]

+1

3

Выдох.
Бешено билось сердце. Простыня прилипла к вспотевшей спине.
Красное зарево застлало взор; сперва это был неосязаемый туман, но он стремительно сгущался, сжимался и превращался в алые капли, стекающие по полотну мироздания. В жизни Иниры не могло быть иных алых капель - только кровь. Ее капли стекали куда-то вниз, оставляя за собой темно-красный след. Во рту вдруг почувствовался железный привкус. И вот перед Пепельной появились лица, обезображенные болью и ужасом, измененные упреком и мольбой. Эти лица она смогла узнать.
Вдох.
Элейрас. Айаал. Атреус. Адриана. Сафир. Ив-Нэвит.
В страданиях. В муках. Кто-то принял неизбежное с достоинством, а кто-то корчился от муки. Кто-то лишился родных, кто-то был предан, кто-то получил смертельное ранение, в том числе - в спину. И всему виной она, Инира из Тенебры, Пепельная Шейда, гроза песчаной арены. Это ее рук дело.
Выдох.
Сердце сжималось в тисках, пока взгляд привыкал к темноте и начинал различать уложенный досками потолок.
Это были сны. Она предала, продала, вонзила нож в спину, позабыла о Тенебре, о заветах предков и духов... но это были лишь сны... наверное. До чего же явные картины! Еще более натуральные, нежели воспоминания!.. Или это была явь?
...Она смотрела в потолок и чувствовала сквозняк, проникающий, холодный, тянущийся сквозняк, он проходил сквозь грубо срубленное окно и обволакивал, казалось, самые кости.
- Я их не предавала... - тихим, едва ли не умоляющим тоном произнесла Инира. Голос ее дрожал, как и ее пальцы. - Не мучила! Никого из них! Никого! Почему тогда... почему... почему я вижу это?..
Мысли спутывались. Перед глазами мелькали эпизоды - не сразу Инира поняла, что большая часть из них была ненастоящими воспоминаниями, лишь галлюцинациями, навеянными теми яман, о которых говорили местные. Но какими настоящими! Будто наяву - таких она еще не видела.
Инира не хотела более засыпать; она боялась, что любой из здешних снов сведет ее с ума - и тогда все пропало. Тогда не будет дальних походов на север. Она не увидит останки храбрецов ледяной пустыни, не преклонит колено перед капищами великих духов, не воздаст хвалу Инаэ, позабудет об испытаниях… Станет лишь предметом без воли и чувств или озвереет и навсегда потеряет себя.
И она вдруг увидела волчьи когти на своих покрытых шерстью пальцах и услышала свой же нервный рык.
Вдох.
Успокоиться. Расслабиться. Принять действительность, в которой, все было не так плохо. Позабыть кошмары. Бороться с ними, бороться за свою душу. И души тех, кто не мог отправиться навстречу испытаниям, кто мог лишь в страхе ждать неизбежного.
Пусть она и презирала такую слабость...
Выдох.
Синевато-белесый свет проникал в комнату между шторами, и он казался ярчайшим солнцем Сувурри. Сегодня Инире больше не суждено было забыться во сне.
Но не больно и хотелось. Сперва она недоверчиво отнеслась к местной молве, но теперь дважды испытала ее на себе и поняла: нынче это город кошмаров, и сны приносили только боль и отчаяние.
Инира оделась, взяла сумку и оружие. Комната была ее до обеда, но Пепельная не дождалась и первых лучей солнца. Застегивая пуговицы пальто, Инира опускалась по лестнице вниз, в общий зал. Каждый шаг - едва слышимый, осторожный, будто бы она могла провалиться сквозь ступени, сквозь пол, сквозь землю - прямиком в свои кошмары. Обратно.
Помещение было наполнено свечами, и лишь в самых дальних углах таилась тьма. Но теперь занимать эти дальние углы никто не торопился, хоть здесь и было много народу. Инира удивилась, покачала головой. Зал был почти полон, а за окном она слышала множество шагов и голосов. Мало кто спал в эту ночь.
- Похоже, ты убедилась, - сказал трактирщик, вмиг оказавшийся рядом. Инира посмотрела на него, затем обвела взглядом помещение - каждый из присутствующих словно старался больше двигаться, больше говорить. Словно боялся уснуть. Движения трактирщика были такими же быстрыми и нервными, как и у остальных. Как и у нее.
- Принеси мне чая, - устало произнесла она. - И пока идешь, вспомни. С чего все это началось? Кто-то обозлил духов? Каких? Как? Кто-то пытался что-то с этим сделать?
В ожидании она прикрыла глаза, и перед ней тут же возникла картина. В полумраке небольшой комнаты, добротно обставленной, Инира видела спящего мальчика, ворочавшегося в постели, плачущего, стонущего от кошмаров. Жалобным голосом он говорил во сне, просил, умолял, чтобы все это закончилось, кричал, что он ни в чем не виноват, жалел о том, чего не совершал…
И вдруг он затих. Грудь более не вздымалась и не опускалась со вдохами и выдохами, а трясущиеся пальцы застыли.
Мальчик не проснулся даже тогда, когда в его комнату с фонарем ворвался отец.
Инира открыла глаза, с ужасом пронзая взглядом полутьму помещения. Она была уверена, что это был не бред, не марево, что она и взаправду видела чью-то смерть в этом городе. Закат жизни, что едва началась.
- Инаэ... - едва слышно прошептала Пепельная. - Как это прекратить? Скажи. Дай знак... Или, если тебе угодно, погуби уж всех побыстрее...

0

4

Тенебра всегда была немножечко не тем, к чему привыкли обитатели материка. И дело тут даже не в островах как таковых. Если типичный житель, скажем, Терры приедет на Острова упавших звезд, то, кроме повышенного количества воды, его жизнь не сильно измениться. Но и не в низких температурах была особенность северного архипелага. Снежные части того же Даферанда и любой из островов Тенебры были совершенно разными, несмотря на обилие воды в определенном агрегатном состоянии.
Суть Тенебры было в том, кто там жил и в том, что они творили. Это редко выходило за пределы островов, но интерес представляло немалый. Причем для всех.
Даферандские банкиры тоже входили в круг тех, кто непрочь поиметь чего-нибудь с этого заснеженного края. Понятное дело, что было бесполезно действовать там классическими экономическими инструментами из-за особенностей жизни и уклада местных жителей, однако, Тенебра была богата на ряд уникальных товаров, которые можно купить или выменять. Для этой цели было сооружено укрепление, совмещавшее в себе склад и филиал торговой компании. Большего тут не требовалось, ибо незачем. Жители особо не возражали против такого соседства, так как драконы мирно сидели в своем укреплении, выбираясь оттуда для очередного культивирования товаров. И вот оттуда начали поступать странные вести. Айрак был не самым большим из поселений, но все и не самым малозначительным, поэтому, когда пошли слухи о таинственной болезни, информация довольно быстро достигла "Золотой Печати".
По большому счету, какая разница что там происходит у кучки островитян, тем более, какое дело до этого есть драконам? На самом деле интерес здесь был больше исследовательским, чем финансовым. Айрак как источник товаров можно было заменить без труда, но вот что за невидаль такая завелась в мозгах жителей - вот это ментального мага интересовало куда больше, ну и плюсик к отношениям с местными тоже можно было попутно поставить, так что - почему бы нет?

Добраться до места труда не составляло. Внимательно выслушав все, что удалось разузнать, зу Валлард просто считал мыслеобраз и отрыл портал, дабы переместиться вместе с двумя драконами-сопровождающими в то самое поселение.  Сотрудники золотого сообщали, что в Айраке, как и в большинстве поселений Тенебры, власть сосредотачивалась в руках вождя, однако, слово шамана имело подчас не меньшее, а то и большее значение. Так что если с кем и говорить в первую очередь - то с этими двумя, а так как речь шла не о какой-то докучающей шайке бандитов, а о явно магическом вмешательстве, то сперва стоило нанести визит шаману.

Для этого понадобилось всего навсего расспросить местных о том, где именно живет вождь и шаман. Места эти заметные и далеко не секретные, а потому дракон и сопровождающие отправились сперва к шаману. Если его по каким-либо причинам там не окажется, то в планах было сходить к вождю, а потом вновь заняться поиском шамана - без шаманов, как известно, на Тенебре мало что решалось.

0

5

Так как Титарес зу Галеран  отсутствует 08.10.2019, а посты не писались с 25.08.2019 12:04 его ход пропускается до появление игрока.  ГМ по данному квесту просьба обратиться к Создателю в ЛС

0

6

Тяжелое свинцово-серое небо нависло над Айраком, казалось, что оно вот-вот обрушится на землю и и море и погребет под собой всё живое. Пронизывающий до костей ветер стих, снег также в какой-то момент прекратился - вот, казалось бы, на удивление, хорошая погода для этих мест, чтобы прогуляться неспешно, не опасаясь замерзнуть насмерть. Но, похоже, никто из местных не готов был оценить это - они передвигались по улицам нервно, поспешно, громко хлопали двери, то и дело раздавались неясные голоса; да и вообще, люди выглядили, мягко говоря, не очень: движения их были судорожными и рваными, глаза ввалились и казались пустыми и невидящими, кожа посерела, тела отощали - в общем, они, скорее, напоминали скелетов, нежели живых существ.
Инира, Агрон
- И пока идешь, вспомни. С чего все это началось? Кто-то обозлил духов? Каких? Как? Кто-то пытался что-то с этим сделать? - спросила Пепельная Шейда у трактирщика. Тот в ответ взглянул на неё диким взглядом, почти как на сумасшедшую, но отвечать не стал - то ли вообще не хотел говорить что-либо, то ли просто не успел. Впрочем, события всё равно не стояли на месте: голос девушки прозвучал громко в помещении, где все остальные молчали, а дверь как раз открылась - кто-то из посетителей как раз уходил - и потому вопрос привлек внимание постороннего. Именно последним и оказался Агрон, который как раз шатался по улицам в надежде выведать какую-то полезную информацию - и не то так подстроили боги, не то просто ему повезло услышать, как некто задает вопрос, ответ на который интересовал его самого. И потому аэри придержал дверь и вошел в помещение. Пока он осматривался, трактирщик достаточно быстро вернулся, принося Шейде чай, наткнулся взглядом на демона... Тяжело вздохнув, окликнул помощника - и тот быстро поднес гостю чашу с каким-то, неизвестным на материке, напитком, источающим умопомрачительный аромат.
После же трактирщик пригласил мужчину и девушку пройти следом за ним, в небольшую комнату за стойкой, где были камин и несколько стульев - в последние он и предложил им присесть, сам же замер у стены, скрестив руки.
- А то ты сама не знаешь, девочка, - голос его был сиплым, безжизненным. - С ямм не спорят - с ними мирятся и стараются задобрить. Но здесь и самые щедрые подношения не помогли. А началось... давно. Уже и не упомню. Нам всем уже кажется, что так было всегда.
Арнаэр зу Валлард
В поселении дракона и его спутников встретили напряженно и не сказать, что приветливо. Нет, они не вели себя хоть сколько-то враждебно, но при этом всё равно оставались в той или иной степени чужаками.
Шаман - немолодой человеческий мужчина - встретил их также не особенно дружелюбно, но всё же впустил зу Валларда в дом и согласился поговорить. При этом гости не могли не заметить, насколько напряженным он был - не так, как остальные, конечно, да и поднятым из могилы мертвецом также не казался, но тоже отнюдь не был спокоен и счастлив. Под глазами у него были мешки, словно от недосыпа, левая рука до побеления сжимала навершье посоха, глаза из-под насыпленных бровей смотрели мрачно.
- Итак, господа, чем могу быть полезен? - сухо спросил он, проведя гостей во внутрь.

0

7

Погода была довольно неплохая, для Тенебры, конечно. Однако весь праздник жизни нарушали местные жители - казалось, безжизненные тени шатались по улицам городка. Место напоминало больше какой-то северный городишко в топях Стагмуса, нежели тенебрийское поселение.

"И что это, скажите-ка мне, такое? Я, между прочим, прибыл сюда чтоб наконец отдохнуть от тупых морд нежити, а тут меня встречают их ближайшие братья! Что тут за курорт-то такой? Я требую позвать ко мне администратора, а иначе начну кидаться фрикадельками из мармеладного тростника в прохожих!!" - выразил своё недовольство по поводу окружающего мира Магистр "Стражей Воспоминаний"

Шататься по холодному поселению в окружении живых (пока) "мертвецов" занятие не из приятных, особенно, если ты не просто прогуливаешься, но пытаешься разобраться что за чертовщина тут творится. Посему трактир, что показался поле поворота показался идеальным местом, где можно было найти необходимую информацию, ведь хоть шаманы были и одними из наиболее лучшими информаторами на Тенебре, однако именно в местных забегаловках и крутилось большее количество слухов, даже шаманы заходят перекусить да пропустить кружку местных горячительных напитков. Дверь была слегка приоткрыта (возможно кто-то из недавних посетителей забыл её плотно закрыть, а может это было сделано специально, и аромат горячей пищи должен был привлекать больше посетителей), а следовательно услышать заданный кем-то вопрос было несложно. Возможно, данный вопрос и был стандартным для сложившейся ситуации, но судя по тону фраза: "И пока идешь, вспомни. С чего все это началось? Кто-то обозлил духов? Каких? Как? Кто-то пытался что-то с этим сделать?" - была задана тем, кто недавно прибыл (а может вернулся) в Айрак, и пытался разузнать местные слухи.

"Оп, вот это наш клиент" - пронеслось в голове некроманта и две фигуры зашли в тёплое помещение. В то время, пока демон изучал отдельные элементы интерьера, Глаз Истины в своей уютной глазнице стал бешено крутиться в разные стороны, мельком осматривая помещение, чтоб убедиться, что это обычная забегаловка и ничего секретного тут нет. Похоже, даже странная болезнь не отменяла тот факт, что в трактир с утра выпить сходить надобно, а может люди просто пытались утопить в вине (или что у них там за шмурдяк в стаканах) страшные сны. Видимо, столь странный фрукт вместе со своим закованным в латы телохранителем не мог не вызвать интерес к своей персоне, да и, похоже, что кто-то уже сообщил трактирщику, что какой-то чужеземец вынюхивает что тут за напасть-то такая на городок опустилась, а посему в руки некроманта всучили чашку с каким-то напитком, похоже, местным чаем, хотя, как для чая слишком у него подозрительно умопомрачительный аромат. Оба глаза демона замерли на "нашем клиенте", которым оказалась довольно невысокого роста (по сравнению с Лавуазье и его спутником) девушка с пепельными волосами. Для Лавуазье не составило труда изучить на ментальном свою новую знакомую, дело нескольких секунд, а сколько полезной информации можно извлечь из этого, например девушка была из разряда Потрошителей, этих миленьких зверушек... Кивком поприветствовав незнакомку некромант начал внимательно всматриваться в напиток...

Проследовав за хозяином (похоже это был именно он) Серый Кардинал решил не выбирать в роли места кресло, а с помощью ментальной магии создал небольшой невидимый пуф (скорее именно так можно было классифицировать предмет мебели) и уселся на него, сложив ноги по-турецки, всё-таки длительное пребывание в пустынях давало о себе знать и наиболее комфортная поза для употребления внутрь чая была именно такая.

"Такс, уважаемый, конкретнее где "здесь" подношения просто так не подают, особенно самые щедрые. Что уже случилось у Вас с этими яммами, что они наслали подобную напасть? Просто так редко насылают что-то подобное, даже в топях нежить выглядит чуть "живее" что-ли, чем местные жители. Что тут уже за тарталетки приключились?" - поинтересовался у трактирщика его гость, к слову пить напиток он пока не спешил, мало ли чего туда подмешали.

"Такс, что мы имеем? Потрошителя, что прячется под видом девушки, непонятных яммов и на этом всё.. Чувствую приключение будет интересным и интригующим." - мысль сама-собой вылетела в голове безумца - "Что же будет дальше? А ну-ка, покажите-ка."

0

8

Он смотрел на нее безумными глазами. Или он смотрел на нее, как на безумную…
Не знаю…
Да, псих!..
Нет.
Она моргнула.
Прочь. Все наваждения - прочь!
Ее глаза открылись. Хозяин двора неспеша удалялся, и в это время с громким стуком открылась входная дверь. Рука Иниры дернулась. Дыхание на миг замерло.
Тише. Спокойно. Вот несут чай. Всего-то - несут чай.
Но недолго ей пришлось расслабляться. Вместо ответа хозяин лишь позвал ее в другую комнату, подальше от шумного зала. Она с трудом оторвалась от скамьи, будто ее там держали цепкие руки темных духов. Будто лед уже начал сковывать ее тело и разум.
Шаги отдавались эхом. Тихие редкие голоса звонко били по ушам, словно молот по наковальне. Виски что-то сдавливало.
Ты тонешь…
Я на плаву.
Инира вновь моргнула, прогоняя наваждения и голоса, что наполнили изначально беззвучные картины в ее голове. Она вдруг вспомнила - ее сон выдался нелегким, жутким, горьким. Он многое заставил ее пережить - и даже то, чего она в деталях припомнить не могла. Даже то, что ей не принадлежало.
Ты стираешь мою память? Ты наполняешь ее? Ты обманываешь меня?..
Инира не воспользовалась предложением трактирщика. Пройдя мимо стула, она приблизилась к камину и, выпрямив спину, замерла. Ее взгляд застыл на трепещущихся языках пламени. Шаманы говорили, что если знать нужные слова, если достать ингредиенты, если уметь настроиться, то можно получить часть силы огня, можно найти ответы. Некоторые из слов Инира знала, ингредиенты могла достать. Подготовить полудикую сущность для сеанса - лишь отчасти. Но в итоге ей многого не доставало, и она просто смотрела в огонь. Его танец был подобен танцу духов, которых она надеялась там увидеть, но ничто не открылось Пепельной. В этот раз духи молчали. И кто она такая, чтобы они говорили с ней каждый раз, когда ей того хотелось? Ведь даже островитяне уже не единожды нарекли ее чужачкой, и каждый раз Инира с грустью опускала ресницы, понимая, что они правы.
- Невозможно так прожить всю жизнь, иначе бы вы уже сошли с ума, - оставив чашку на деревянном столе, блестевшем багровым цветом в отблесках костра, Инира обернулась и взглянула на хозяина. - Вы бы вешались на деревьях, не в силах стерпеть свое существование, вы бы резали вены сами себе… Или хотя бы хватались за головы и выкрикивали несуразицы. Но ты не похож на безумца, как и многие из здешних... На первый взгляд, - честно уточнила она. - Наверняка все это началось не так давно.
Стон. Детский стон разлетелся вокруг, он стал сжимать голову все сильнее с каждым мгновением, и вот уже Инире, приложившей палец к виску, казалось, что она сейчас погибнет, разразившись фонтаном крови и мозгов...
Инаэ…
Не так. Только не так. Дай умереть от меча или холода…
Не достойна.
Ложь. Достойна.

Вдох. Выдох.
Инира обвела взглядом хозяина и незнакомца, которого тот сюда пригласил вместе с нею. Нездешний. Совершенно чужой. Еще больше, чем она. И что ему нужно?... Именно в такие мгновения Инира более всего чувствовала себя на своем месте. Чувствовала себя своей среди своих.
Но в комнате, похоже, ничего и не произошло. Чашка приятно грела руку, а тьму разгонял теплый огонь камина. Ни духа волчицы, ни детского плача.
- Здесь и впрямь становится не по себе, - призналась Инира. - Еще когда я была там, в зале, - поморщилась она, и в ее глазах мелькнули тени тревоги, - мне было видение. Маленький мальчик, лет восьми, не больше. Он видел кошмары, и, кажется, они были такими ужасными, что его сердце не выдержало. Он не проснулся. Все было так правдоподобно… И все вокруг так напоминало Айрак…
Двое маленьких оборотней, двое волчат, еще не знавших самостоятельной охоты. Два замерших навеки сердца. Две невинные жизни, прерванные ее же рукою.
Почему эти ненавистные воспоминания так сильно были похожи на видение, что явилось ей недавно? Почему они всплыли сейчас?
Рука прикрыла глаза, а взгляд на мгновение опустился к полу.
Ты это сделала...
Я защищалась.
Инира, убрав ладонь от лица, выпрямилась. Снова ее взгляд пробежался по комнате и снова дольше всего он остановился на огне.
- Может быть так, что я увидела смерть кого-то из ваших? - Пепельная исподлобья взглянула на хозяина. - Может, стоит пойти проверить? Там была маленькая деревянная комната, а на стене синей краской нарисован волк. И отца мальчика я тоже видела… Он немного хромал. Он носил бороду длиной в одну пядь. И на его голове не было волос. Здесь есть такие?
Чем больше она говорила, чем длиннее были ее фразы, пусть даже самые бессмысленные - тем дальше от ее разума расплывались кошмары. Так ей было легче. Так ей дышалось свободнее. Пусть она пробыла здесь всего ничего - но кошмары словно стали частью ее.
...В отличие от этого пришлого. Ему, похоже, было совсем наплевать, пусть он и задавал наводящие вопросы. Может, он попросту развлекался.

Отредактировано Инира (31.10.2019 23:13)

+1

9

То, что местные не станут разбрасывать вокруг пришедших лепестки роз было понятно. В конце концов, кто бы тебя ни посетил, если сны заставляют тебя каждую ночь вскакивать от ужаса, тебе не до радости и гостеприимства. Вот и по шаману можно было сказать примерно тоже самое. Было видно, что он сильно устал. Если в этом деле действительно замешаны яманы, то бороться с ними предстояло именно ему, а это та еще задачка. Если же нет - то это для шамана еще хуже, так как от него будут ждать результатов, а вот он их дать вряд ли сможет.
- Приветствую. Мое имя Арнаэр зу Валлард. Я прибыл сюда из-за кошмаров, которыми страдает этот город. Интерес мой по большей части исследовательский, как и любого ментального мага, меня интересуют подобные вещи, а потому предлагаю свою помощь в этом деле. Если же вы не верите в исследовательский интерес, то есть еще и финансовый - если ваш город в порядке, торговать с ним куда проще, а все, что идет в Даферанд так или иначе идет через меня - отсюда и узнал.
Это, кстати, была чистая правда. Да, заботой о жителях архипелага тут и не пахло, но две уже обозначенные причины все же объективно существовали. Вряд ли, конечно, здешние обитатели дадут кому ни попадя копаться в их головах, но что если это поможет? С другой стороны необходимо было узнать, с чем мы вообще имеем дело, потому что сознание то вскрыть можно, это не трудно, а вот что там искать - пока неясно.
- А если на Тенебре происходит что-то непонятное, думаю, мало кто решится спорить, что это явление непонятное, то, скорее всего, в этом прямо или косвенно замешаны духи, а значит, без шамана обойтись. Именно поэтому я пришел к вам. Думаю, вместе мы сможем что-нибудь придумать.
Тенебра - это тебе все-таки не материковые государства, а шаман - это не король или канцлер. Перед ним нет смысла крутить хитрые интриги и блистать знанием этикета. Все по простому и по честному: вот у меня такое то дело. В связи с ним могу помочь и в вашей проблеме. Примете помощь - решим, а нет - ваша беда, посмотрим, сколько еще вы продержитесь без сна.

0

10

Инира, Агрон
— Невозможно так прожить всю жизнь, иначе бы вы уже сошли с ума... Наверняка все это началось не так давно, - заметила беловолосая, и трактирщик обратил к ней мутный взор, в котором, тем не менее, вполне отчетливо читалось желание зарычать "То же мне, нашлась умная!!" и придушить незнакомку. Да, по факту, Инира была права, но от того эти её слова не становились более тактичными: местные жители балансировали на грани безумия значительно дольше, чем воительница, а последняя вот так просто заявилась и обесценила их ощущения, опустила ужас и безнадегу, поселившуюся в сердцах людей, до уровня бытовых переживаний. Да, сложно было ожидать тактичност от бывшего гладиатора, но даже если бы собеседник аэри и потрошительницы об этом и знал - легче ему вряд ли бы стало...
В любом случае, трактирщик сдержался, отвел от девушки взгляд, переведя его на Агрона, посмотрел внимательно на последнего, а после, в конце концов, уставился на пламя. Правда, недолго - его внимание вновь привлек демон со своими вопросами.
- Уважаемый, вы меня перепутали с кем-то. Я трактирщик, а не шаман, - произнес он глухим невыразительным голосом. - Я вижу только то, что есть: ямм разгневались на нас, и вот... А почему, каким образом да зачем - почем знать? Да и какая мне разница, если честно?.. Может, они и в самом деле просто ради удовольствия от наших мучений всё это затеяли? И не нужно затирать насчет кошек...
Он вновь умолк, словно закрывшись к себе и показывая, что ему нечего больше сказать, но, опять же, ненадолго - до краткого рассказа Иниры о своем видении. Стоило той описать комнату и упомянуть мальчика, как мужик резко вскинулся, впился в Шейду глазами.
- Трис!! - рявкнул он, вероятно, служанке, но при этом попрежнему не отводя взгляда от собеседницы. - Скажи Ортеге, чтобы к сыну поднялся, посмотрел, как он там!! Живо!!
Он умолк, ничего не объясняя уроженке Тенебры, ждал чего-то, молчал. Спустя десять минут в дверь постучали, заглянула служанка - она ничего не сказала, но лишь по её дрожащим губам и застывшему взгляду трактирщик определил ответ. Кивнув Трис - а это она и приходила - глухо выругался бессильно, впился крепкими пальцами в край столешницы, бросил на гостей злой взгляд. Вероятно, всё и так было понятно, без слов.
Арнаэр зу Валлард
Быть может, кому такой деловитый и хладнокровный - никакой жалости и ненужных сантиментов, предложение сделки есть предложение сделки - подход и не понравился бы, но у шамана не было ни сил, ни терпения выслушивать, в случае чего, разглагольствования Золотого Молота; выставил бы он последнего за дверь и дело с концом, как уймется со своей патетикой - пускай снова приходит. А так спокойно выслушал, что, как да зачем, коротко представился в ответ: "Ведагор". После же нахмурился еще проще, опустился в кресло бессильно, махнул рукой на соседний стул - мол, присаживайтесь, в ногах правды нет. Молчал долго, вытер вспотевший лоб подрагивающей рукой. Может, думал о чем, а, может, просто сидел, пытался прийти в себя, отвлечься от нерадостных мыслей о кошмарах.
- Придумать... - хмуро протянул, наконец, он. По идее, это должен был быть сарказм: словно зу Валлард, сам того не зная, сказал какую-то глупость. Но мужчина слишком устал, и потому фраза эта вышла никакой. - Да я бы согласился... - быть может, раньше Ведагор и не стал бы говорить с чужаками и, тем более, принимать от них помощь - шаманом он был сильным и гордым - но ныне настали такие времена, что грех от протянутой руки было отказываться. Особенно, если её хозяин выложил на блюдечке все свои помыслы за раз. - Да только бессилен я: духи словно мой внутренний взор туманом заволокли, не могу понять толком, что происходит. Знаю, что ямм, эти паршивцы, виноваты - а толку-то от этого знания? Не знаю, не вижу, каким образом они это всё творят и зачем. Не то кошмары их виноваты, не то... - "просто старею" - мысленно добавил он. И горько усмехнулся, бросил взгляд на дракона. - Знаю, тут я для вас бесполезен, уважаемый зу Валлард - но, зато, хотя бы могу указать на того, кто точно знает, - на последней фразе губы его дрогнули в странной гримасе - словно ему было противно говорить о том человеке, но выбора, увы, не было.

0

11

Человек был зол. Сквозь мутную пелену Инира рассмотрела искры ярости в его уставших глазах. Пробуждающейся ярости, которая, казалось, заполнит комнату вместе с очередном всполохом пламени в камине.
Ты еще мою ярость не видел.
Но Инира не сказала ни слова, не оскалилась по-волчьи, даже не коснулась пальцами рукояти меча. Она подавила в себе непроизвольную ответную агрессию, что еще не успела вырваться наружу. Ее взгляд был каменный и словно отстраненный, ибо ее так же, как и остальных, отвлекали видения и голоса - и все это началось, когда она прибыла в Айрак. Кто-то сказал бы, что Инира слаба духом, раз “симптомы” у нее начали проявляться так быстро. Другой - тот, кто хорошо знал ее, рассмеялся бы в лицо в ответ на такие слова и заявил, что ее связь с островами, которыми она грезила тринадцать лет, неизмеримо сильнее, чем связь с ледяным краем у большинства островитян.
Но так или иначе, она так же, как и местные, вступила в борьбу за свой разум, за свою душу, и бежать она не собиралась, кто бы ни оказался ее врагом. Не теперь, когда ее видение смерти мальчика оказалось правдой. Не теперь, когда яман нагло приходить пожинать невинные жизни.
Инира отвернулась и снова всмотрелась в огонь. В оранжевом тусклом свете вряд ли кто-то мог рассмотреть, как сжались до побеления костяшки ее пальцев.
Еще одна смерть на твоем счету.
Не на моем.
Опусти взгляд. Опусти. Смотри!..
Может, с ней говорили яман, а может, говорила она сама, но если так - ее собственный голос будто бы менялся с каждым словом, мелькнувшем в ее разуме.
Но, в этот раз повинуясь голосу, она смотрела. Она увидела, что ее руки в крови, что темная жидкость стекает по ее пальцам и капает на деревянный пол, и с каждой пролитой каплей ее голова словно разрывалась на части, а руки застывали, леденели, покрывались белым инеем.
Инира зажмурилась, желая прогнать наваждение, и в этот миг пламя с гулом, с ревом вырвалось из камина, протягивая к ней свои хищные лапы, обжигая ее кожу и испекая заживо...
...Что-то стукнуло ее в бедро. Инира резко открыла глаза и увидела, что огонь в камине вел себя спокойно, плавно качаясь в кирпичной кладке. Он не бросался на нее, подобно дикому зверю. Неведомая сила снова попыталась свести ее с ума, но в этот раз из очередного видения Пепельную вырвала столешница, о которую та ударилась бедром, когда рефлекторно сделала быстрый шаг назад.
А может, слова, клинками пронзившие ее разум, были правдой. Может, она могла защитить одну жизнь, едва начавшуюся, если бы была быстрее, если была бы сильнее...
Инира взглянула на свои ладони и больше не увидела на них крови - лишь оранжевые тени беспокойно мелькали меж пальцев.
- Мне нужен шаман, - сказала она, и взор ее вдруг уставших глаз тяжело скользнул по комнате и остановился на трактирщике. Про чужака она почти позабыла. Что ему здешние беды?.. - Или старейшина. Кто-нибудь, с кем можно поговорить... об этом видении. Ты можешь мне показать дорогу? Может быть... - ее голос стал тише, опустился почти до шепота. Обычно так высказывали далекие мечты и слабые, едва зарождающиеся надежды, в которых пока не могло быть уверенности. - Может быть... если мы объединимся... если будем все вместе... Может быть, Инаэ поможет нам разобраться с напастью. Может быть, у нас уже появился шанс. Но для этого нужно вспомнить, когда и с чего все началось. Должны быть хоть какие-нибудь зацепки, особые случаи. Что-нибудь! Медлить нельзя, пока смерть снова не забрала кого-то.

0

12

Яманы. Что ж, это можно было предположить. Если на Тенебре возникает нечто гадкое, то, скорее всего, они где-то рядом сидят и мелко пакостят. Только в этот раз решили пакостить не так уж и мелко - шутка ли целый город (пусть и небольшой) кошмары мучают.
Сам же шаман, к сожалению, ничего с этим безобразием поделать не мог. Духи вообще существа изменчивые, мало ли что произошло, то ли проблема с духом шамана, то ли яманы оказались сильнее, в любом случае - на его активную помощь не приходилось рассчитывать. Хотя, кто тут нормально поможет, если столько времени практически не спит? Общее поведение шамана, к слову, можно было объяснить этим же.

- Хорошо. Расскажите, кто это. - услышал шаман в ответ на свою последнюю реплику. Даже если шаману неприятен тот человек, но он может помочь разобраться - такой шанс упускать не стоило. Интересно, кто же это такой, что шаман его невзлюбил - на склочного и сварливого старика он не походил, а значит, причина была существенная. Возможно, это какой-то не очень злобный яман, что вряд ли - где вы видели таких яманов? Хотя, чего только в Сайроне ни найдешь, и тролей-принцесс, и говорящих котов, почему бы к этой компашке не присоединиться доброму яману? Второй вариант - это местный вор, разбойник или просто не самый лучший член общества. Такие, как правило, много где вращаются и могут знать то, что обычный житель городка ведать не будет.

Для начала нанесем ему визит, да дальше будем смотреть по обстоятельствам. Пока это единственная ниточка.

0

13

Инира, Агрон
Хозяин таверны слушал Иниру. Слушал и молчал. Его лицо кривилось словно от несильной, но навязчивой зубной боли, а во взгляде притаилась мутная горечь. Нет, на сей раз он явно не испытывал желания придушить девушку, как тогда, когда она, по его мнению, обесценивала их муки. Вместо этого в его глазах можно было прочесть то самое выражение, когда человек одновременно и испытывает сильную надежду и даже готов попытать удачу, но при этом память о прошлых неудачных попытках настолько сильна, что у него заранее опускаются руки.
- Объединиться, говоришь?.. - наконец тихим отстраненным голосом произнес мужчина. Как-то странно передернулся, сжался весь, бросил мимолетный взгляд на пламя, быстро отвернулся и повернулся к стене. Словно сказал что-то запретное. - Умные ты слова говоришь, девочка... Только до тебя уже успели до этого додуматься. Несколько таких вот... наивных. Пятеро наших... Решили, что нужно что-то делать, собрались вместе обсудить... Уж до чего они там договорились - я не знаю. Да только уже через несколько дней трое из них повесились, двое были найдены обезумевшеми, а третий - и вовсе пропал. С тех пор мы стараемся не говорить друг с другом... об этом. От яман подальше.
Он скривился, надолго умолк. Взял кувшин с одной из полок, налил себе чего-то, пахнущего резко, но явно не являющегося алкоголем, хлебнул бездумно. Закашлявшись, в рваном движении метнул стакан в стену - тот глухо звякнул, упав и покатившись по полу, темно-красная жидкость расплескалась, растеклась по полу. Не обратив на это внимания, трактирщик вновь обернулся к Инире, тяжело выдохнул.
- Ну а с шаманом я, конечно, подсобить могу. Знаю, к кому тебе стоит обратиться, - произнес он недовольно. Видно, к тому, о ком шла речь, мужчина особой симпатиии не испытывал. - Его зовут Вестагор. Живет он за пределами города, если идти отсюда на восток. У него дом с черной крышей, а в землю воткнута палица с насаженым на неё рогатым черепом. Уж коли хочешь с шаманом поговорить - тебе к нему. А теперь уходи. Ничего больше тебе не скажу.
С этими словами собеседник Шейды обернулся было к молчавшему до сих пор демону, но тот, как оказалось, уже успел куда-то подеваться. Видимо, просто куда-то ушел, не сказав ни слова и не оставив после себя практически никаких следов.
Арнаэр
- Хорошо. Расскажите, кто это.
- Его зовут Вестагор, - Ведагор поморщился, словно проглотил нечто очень кислое. - Он - мой брат-близнец и темный шаман. Решил, значит... за грань заглянуть... - последнее предложение, скорее, явно относилось больше к каким-то его внутренним спорам с отсутствующим рядом братом, нежели разговору с драконом. Мужчина фыркнул, но всё же вернулся к зу Валларду. - Однако, хоть он и темный, но говорить с ним более-менее можно. Он ямман неплохо знает, так что ему наверняка известно, с чего они всё это затеяли. Вот к нему и ступайте, - и он описал то же место, что и трактирщик - Инире.

+1

14

- Тогда можно и впредь ничего не делать, - вместо трактирщика подвела итоги Пепельная. Голос ее отдавал скептицизмом, а прохладный взгляд бегло скользнул по человеку. У того было искривленное муками лицо, словно кто-то выкручивал ему руки. Или же словно в его голове боролись тяжкие думы, одна противоположна другой.
Пепельная не только видела. Ей казалось, будто она и чуяла, как сражаются между собой надежда и отчаяние. И даже чуяла, на чьей стороне окажется победа. Инира вопросительно вздернула подбородок, мол, что ты выберешь? Но она не ждала ответа; он ей был не нужен.
Пепельная молча смотрела, как из брошенной кружки, растекалось что-то красное, похоже на вино, но пахнущее совсем иначе. И на миг Инире представился образ, будто это кровь проливается из израненного тела. Ее тела, неподвижно лежавшего на снегу.

...Вот твой путь.

Я не боюсь, если кто-то прольет мою кровь.

А если ты сама...

Пепельная моргнула и на этот короткий миг увидела не тьму, но дерево, с ветки которого свисала петля. Ждущая ее петля - иную бы ей яман не показали. А это они внушали ей зловещие марева - сомнений быть не могло.
Инира открыла глаза, и наваждение исчезло. Перед взором - не темный лес со скрученными и лишенными листьев деревьями, а огонь, чей треск, доносящийся из камина, ласкал слух и согревал комнату.
Северянка посмотрела вслед трактирщику, но не стала его останавливать. Больше он не был ей нужен. Как и всякий, кто сам себе не хотел помочь.
Затем Инира снова взглянула в пламя, колышущееся над головней. Оно весело трещало и манило к себе, словно прося, чтобы Пепельная осталась в этой комнате, словно предупреждая: снаружи непременно ждет беда.

А если ты сама...

Инира поморщилась от одной только мысли о том, что один из лучших мечей арены Сувурри может наложить на себя руки, прыгнув на своей меч или того хуже - повесившись на дереве. А ведь она половину своей жизни готовилась принять смерть от клинка, что достанется ей в последнем бою...
Выдохнув и отвернувшись от огня, Пепельная возвратилась в общий зал, к своему столу, чтобы враз допить уже остывший чай. Оставив рядом с кружкой медяк, Инира застегнула верхние пуговицы пальто и покинула двор.
Она шла на восток, и ей почти не встречались одиноко бредущие люди. В час отчаяния, в час, когда опустились руки, местные жители тянулись к компаниям и собирались в теплых помещениях. Тот из жителей, кто остался один, быть может, уже потерял себя. Именно эта мысль пришла к Пепельной, когда она увидела идущего рядом человека в плаще и капюшоне. Его взгляд был пуст, а сам он напоминал лишь тень островитянина, не лишенного фатализма, но привыкшего бороться с судьбой.
Инира следила за бродягой боковым зрением. В любой момент яман могли вложить в разум такому “пустому” человеку любую глупость, тем более направленную на чужака.
...Ей показалось, что дышится спокойнее, когда она покинула Айрак и отошла от него на сотню метров. И даже волки, чьи тени мелькали за оврагом, не могли отнять той доли покоя, что осветила мрачные мысли в ее разуме. Волки почти не нападали на Иниру. А один агрессивный вожак и вовсе был вынужден признать ее альфой, потому как понял, что позарился не на трофей, который ему не по зубам. И что вот-вот ярость Потрошителя обрушится на него. Иная стая и вовсе позволяла Пепельной спокойно гулять рядом с логовом и даже гладить щенков, ведь само присутствие вестницы Волчьего Бога изгоняло из зверей всякую злобу и приглушало инстинкты.
Ветер стал сильнее, но пока ненамного. Снежинки мирно падали наземь. Мирно - для Тенебры. Они били в лицо и кололи кожу, но не кружились в беспроглядной, всепоглощающей метели. Погода для нынешних дней была спокойная. Остановившись, Инира обернулась и окинула взглядом Айрак - от одного края к другому - и представила, как на поселение налетает добротная снежная буря. Может, она бы рассеяла ненастье, встряхнула умы, разогнала кровь в жилах. А может, и сгубила бы Айрак навеки.
Еще пять шагов, и, наконец, Пепельная увидела впереди дом с черной крышей, до этого скрывавшийся за огромными валунами. Инира остановилась у камней. Принюхалась. Прислушалась. Всмотрелась, особенно цепляясь взглядом за провалы окон. Она видела не так много шаманов, которые живут отдельно от племени. Ведь в час ненастья - а беды на Тенебре происходили всегда - островитяне желали видеть подле себя служителя духов, к которым люди обращались за помощью и наставлением. Впрочем, традиции некоторых племен предписывали шаманам вести отшельничество, но с таким Инира почти не встречалась.

Если сейчас и по дороге ничего не произойдет

Инира обернулась в последний раз и, наконец, сдвинулась с места. Она шла к зловещему на вид дому, увенчанному рогатым черепам. Шла, бесшумно ступая по холодной земле и взывая к Инаэ и другим духам, ведь против черного колдовства, если таковое на нее обрушится, у Пепельной было не так много. Волчьего Бога Инира не звала - он и так уже дал ей истинную силу, позволив сохранить ясность ума.
Пепельная вновь остановилась уже на пороге дома и постучала в дверь костяшками пальцев. Звук получился не отрывистым, а будто плавным и гулким - из-за перчаток, что смягчили удары.

0

15

И таки да - одна из версий сработала, хоть и не на все сто. Искомый объект был темным шаманом, но, судя по словам шамана более светлого, официально в незаконных ямманских группировках не состоял. Да если бы состоял, то его даже обычные крестьяне давно на вилы подняли, учитывая то, что живет он не на соседнем острове, а тут речь о северянах, которые обладают чем-то посерьезнее вил.

Вообще, для ускорения дела можно было бы просто взять мыслеобраз у шамана, и телепортироваться вместе с честной компанией на порог шаманского братца, но во-первых: с мыслями, головой и сознанием у местных тут такие проблемы, что лучше эту тему не трогать, а во-вторых: телепортация плоха тем, что ты досконально не представляешь место, в которое отправляешься. Нет, конечно, ты знаешь, куда тебя забросит заклинание, но вот детали придется постигать очень быстро и, возможно, очень неприятным способом - мало ли какие сюрпризы темный шаман приготовил незваным гостям. А с учетом специфики его деятельности, званых гостей у него не бывает. Так что уж лучше по старинке - пешком, подмечая интересные детали, если таковые найдутся.
А потому, поблагодарив шамана за ценный совет, дракон со спутниками отправился к указанному месту.

Место, к слову, должно быть приметно - вряд ли есть много одиноко стоящих домов с черной крышей. Хотя, если тамошний хозяин опрометчиво не утруждает себя расчисткой крыши, то эта примета может и не сработать. С другой стороны, если это подают как существенную особенность, значит посреди белоснежных пустошей Тенебры вскоре четко проявится темный островок искомого домика.

И вот, собираясь постучать в дверь еще одного шамана, Арнаэр понял, что делать этого уже не имеет смысла. туда уже стучались.
Девушка, да еще и потрошитель. Уж посмотреть ауру для ментального мага - первейшее дело.
Возможно, она прибыла с той де целью, что и драконы, а возможно, сейчас нарисовалось дополнительное препятствие.
- Добрый день. Позвольте узнать, что же вам понадобилось от господина Вестагора? - услышала Инира голос приближающегося Арнаэра, - Просто я тоже имею у нему преважное дело.

0

16

По дороге ничего не случилось. Всё тот же снег, стремившийся набиться за воротник, "лёгкий" ветерок, заметающий следы, да далёкие голоса птиц, которые, казалось, тоже плачут по своим детям.
    Дом тёмного шамана стоял за городом. Одинокий, многими забытый, чем-то пугающий дом с чёрной крышей и палкой, на которой висит шлем. Вестагор ждал гостей. А может и не ждал - в ответ на стук не раздались шаги, не послышалось ворчание и даже в окно не выглянули. Снаружи дом выглядел пустым и давно мёртвым, но стоило приключенцам постучать ещё раз - дверь отворилась сама собой. Наверное, это можно было расценивать как приглашение, а может всё здесь твердило: "Вам тут не рады. Никого нет дома. Убирайтесь." - В общем, обычное жилище тёмного шамана. Где-то вдалеке тявкнула снежная лисица. Тявкнула, а потом убежала по своим лисьим делам. Мир за пределами города жил своей жизнью, не сокрушаясь по поводу людских бед.
    Вестагор был дома. Уже не добрый молодец, но ещё не дряхлый старик, сейчас он казался лет на десять старше своего настоящего возраста. Он курил из большой трубки какие-то травы, и сладковато-приторный дым окутывал всё здание. Дым, что начинал горчить, стоило вдохнуть его побольше. Тёмный шаман был лыс, словно коленка младенца, но обладал всё ещё тёмной (пусть и с лёгкой проседью) бородой. Не слишком длинной, где-то в три пальца, и явно ухоженной. Вестагор раскачивался в кресле-качалке, а вокруг него в полнейшем хаосе были разбросаны какие-то бумаги, карты этих земель, книги, какие-то травы и чьи-то кости. Сам же шаман взглядом пытался гипнотизировать змею, приговаривая что-то вроде "только ты меня понимаешь, ты поймешь, ты утешишь", а потом повторял это снова и снова. Змея почти не реагировала, лишь иногда вытаскивала свой раздвоенный язычок и пробовала воздух вокруг. Из-за марева курительных трав весь дом был как в тумане, нельзя было даже с двадцати шагов различить языки пламени в камине. Огромные мешки под глазами казались даже больше, чем у других горожан, а потрясывающиеся руки и слегка заплетающийся язык говорили о том, что этот человек либо не спит дольше, чем иные горожане, либо же работает более усердно. А может, он таким и был, конце-концов приключенцы никогда не видели его раньше.
    В голове у Иниры, когда она увидела всё это, пронеслось видение, как эта зеленовато-чёрная змейка обвивается вокруг её шеи, шипит, а потом вгрызается в шею явно ядовитыми клыками, и на это же видение наслоилось другое, где девушка судорожно наносит бедному существу десятый, сотый удар ножом, будто предыдущих могло быть мало. И глаза у потрошителя при этом безумные. Спутник Арнаэра, стоило ему преступить порог дома, вдруг начал кашлять и задыхаться, будто для него кончился весь воздух сразу. Сильный маг в одночасье стал не опаснее котёнка.

0

17

Ветер донес до Пепельной запах чужаков прежде, чем один из них к ней обратился. Острое обоняние иногда заменяло Инире и зрение, и слух, хотя поначалу, когда ее только обратили, невыносимо было остро ощущать даже малейший смрад, который ранее она бы и не почувствовала. С этим пришлось свыкнуться.
Шаги нескольких пар ног раздавались над снегом; звук приближался, хоть как бы вой ветра не пытался приглушить хруст белого наста. Инира сделала шаг в сторону и обернулась - если позади кто-то отопрет дверь, он не увидит ее спину.
Они не пахли людьми. Все трое.
Они были не из местных. Чужаки иначе одевались, иначе держались, по-другому смотрели на нее. В их глазах Инира не видела ни теней, ни ужаса, ни пустоты. Троица либо только что прибыла в это проклятое духами место и не успела пресытиться кошмарами... либо же сама стояла за всеми бедами, свалившимися на Айрак.
Инира же больше, чем пришлые, походила на измученного яман аборигена. Пусть ее пальто и сапоги были недешевыми и привезенными с материка, но мешки под глазами и усталый взгляд говорили о почти бессонной ночи. Пепельная все еще ясно видела мальчика, которому не суждено было проснуться.
- Вы идете со стороны Айрака, - исподлобья взглянула на чужаков Инира. - Значит, видели тамошние беды. Наверное, потому и пришли.
Черная обитель шамана молчала. Ни шагов, ни голосов, ни скрипа - тишина, будто здесь было пусто. Лишь на повторный стук дверь открылась - но никого за ней не оказалось. Мрачный коридор, и тьма его, словно обращаясь в клубы черного дыма, расползалась и обволакивала ноги Пепельной, поднимаясь все выше. Мрак коснулся и разума, пытаясь подавить его, но Инира колебалась недолго - на Тенебре смертельная опасность поджидала везде, ею же пресытилась Шейда на арене, и она не боялась идти вперед. Не после всего. Да и вряд ли бы ее, предложившую помощь, искренне сочувствующую, вряд ли бы трактирщик отправил прямиком в ловушку.
Это не означало, что она расслабилась. Выучка и присутствие темного шамана держали ее в тонусе. Правда, спать все же немного хотелось.
После белого снега, на котором играли лучи холодного северного солнца, в доме шамана казалось темнее, чем было на самом деле. Клубы дыма с резким приторным ароматом нависали едва ли не непроглядными свинцовыми тучами, но глаза Иниры быстро привыкли к полутьме. Вот он, шаман, не где-то в темных омутах и туманах, а прямо здесь, в кресле-качалке. И все же, накурил он здесь от души. Взгляд не без труда выхватывал из нагромождения хлама отдельные предметы - книги, кости, пучки трав, клоки бумаги и еще яман знает что. Не сразу Инира заметила змею, но увиденное заставило ее замереть на полушаге. Змеи были в диковинку на Тенебре, они не любили холод. Да что там говорить, простых змей - живых - Пепельная не видела на островах ни разу. Каждая встреченная ею на Архипелаге ползучая рептилия оказывалась или опасным чудовищем, или магическим созданием.
Сам же шаман выглядел не менее жутко, чем "пустой" человек, которого Инира повстречала на улице Айрака. Сколько же не спал этот мужчина с трясущимися руками? А что было в душе у него? Такая же мешанина из кошмаров и отчаяния, как и у других местных жителей? Или нечто другое? Нечто еще более... ужасное?
Наконец, Инира почти бесшумно приблизилась на несколько шагов. Вдруг она ощутила, будто ее лицо обдуло ветром. Инире даже показалось, словно ее светлая прядь шевельнулась, поддавшись потоку воздуха. Это не мог быть сквозняк, иначе холод дал бы о себе знать.
- Змея... - начала было она, но слова застряли у нее в глотке. Инира не успела спросить себя, почему она начала разговор со змеи, а не с бедствий в Айраке. В следующий миг перед глазами сгустилась серая пелена - и тут же она прошла, оставив Иниру с легким головокружением. Может, мгла перенесла ее в будущее, но ни Вестагора, ни троицы чужаков здесь не оказалось. Ни барахла, разбросанного по полу, ни приторного запаха, к которому Пепельная только начала привыкать... Лишь она сама - в шаге от себя. И эта странная змея, обвившаяся вокруг Иниры-миража. Быстрая, как клинок, направленный рукой Шейды из бойцовской арены, неотвратимая, как айсберг, идущий на судно, безжалостная, как снежный буран на самых северных островах Архипелага. Такой вдруг оказалась змея, только что пребывавшая в покое. Кольца сжимали шею, словно сталь, и жизнь в глазах девушки напротив стала угасать...
Инира моргнула и увидела... еще одну себя. Рука поднималась и опускалась, нож кромсал змею, разрывая на части уже мертвое тело, и в глазах убийцы сверкал неудержимый гнев, безумие, изгнавшее остатки разума.
По спине пробежался холодок. Бесконтрольная звериная ярость однажды чуть не заставила ее убить Элейрас, и каждый раз Инира с раздражением вспоминала те минуты. Пусть и в памяти осталось немного - тогда все было словно в тумане.
...Кашель прозвучал, будто гром в горной долине - на миг даже заложило уши. Видение растворилось в ароматном дыму. Вернулся шаман в своем кресле-качалке, вернулась троица пришлых, а змея была жива и спокойна. Отчего-то заболела шея, когда Инира повернула голову на источник звука. Ее взгляд задержался на чужаке, который вдруг стал задыхаться. Затем Пепельная взглянула на шамана. После - снова на чужака.
- Змея, - молвила она. Ее голос был немного отрешенным, словно Инира находилась где-то далеко. Она пыталась сосредоточиться на видении, что минуту назад явилось ей. - Я только что тоже задыхалась, как и он. Вестагор, - полувопросительным-полуутвердительным тоном назвала она имя шамана, - это делает с ним твоя змея?
Инира махнула рукой в сторону чужака.
Ее сердце билось размеренно, ровно, словно все здесь было спокойно, словно над чужаком с континента и не витал дух смерти. Пепельную мало заботила жизнь незнакомца - слишком многих забрал ее клинок, чтобы она беспокоилась, - но северянка не хотела бы, чтобы он помер вот так, здесь и сейчас. Инира пришла сюда, чтобы прекратить кошмары, а не стать свидетелем очередного из них.
- Если это она - останови ее. Хватит на сегодня смертей.

0

18

— Если это она — останови ее. Хватит на сегодня смертей.
- Я присоединяюсь. Мы пришли без злых намерений.

Первое, что надо было сделать - отправить остальных подобру-поздорову через созданный портал обратно. Чтобы ни натворил шаман (или не шаман) - в Даферанде с этим так или иначе разберутся.
Теперь же, когда пострадавший вместе со вторым драконом отбыли, можно было сосредоточиться на иных насущных вещах. С яманами, как впрочем, со многими темными созданиями, просто бывает не так часто. Вот и от этого неизвестно чего ожидать. По крайней мере, в кошмарах вряд ли виноват он сам, иначе его брат уже что-нибудь предпринял бы. Следовательно, тут есть что-то еще.

- Мы пришли по поводу творящегося в Айраке. Думаю, об этом вам известно, об этом знает каждый, кто живет неподалеку. И в этом деле нам бы не помешала помощь того, кто может знать о происходящем несколько больше, чем простые жители городка.
Понятное дело, по доброте душевной темный шаман ничего не скажет. Но тут был и другой аспект - если Вестагор не имеет к этому отношения, развеивание кошмаров ему тоже на руку, ведь рано или поздно местные жители, окончательно сойдя с ума от ужасных видений, начнут искать виновных. Всегда должен быть виновный, и, если он не очевиден, пострадавшие его находят, скорее назначают, без особого труда. Так что вопрос времени, когда толпа с факелами окажется на пороге это прекрасного места. А хватит ли сил у одного шамана разобраться со всем городом? Это тот еще вопрос.
Всякие деревенские колдуны и иже с ними живут спокойно, пока не начинают вредить. Если навредили одному - это еще куда ни шло, но тут то целый город, а обезумевшая толпа мало разбирает, кого затаптывает. Судя по состоянию жителей Айрака, им до всего этого осталось не так уж долго, и будет достаточно одной только фразы оброненной в местной таверне, чтобы виновный был назначен, а дальше по проверенному сценарию. Но озвучивать эти соображения дракон не торопился - слишком напоминает угрозу, а если начать разговор сразу с подобного можно настроить собеседника против себя.

0

19

Ничего не изменилось от слов. Всё тот же раскачивающийся в кресле-качалке шаман, бормочущий несвязные фразы и прикладывающийся к трубке, будто это был кувшин воды в пустыне. Он выдыхал тот самый сладковато-горький дым, что наполнял весь дом.
    На несколько секунд воцарилась тишина. Всё замерло в молчании и бездействии (кроме кашляющего мага, разумеется. Он продолжал бороться за жизнь.) Это мгновение длилось и длилось, хоть на самом деле и прошло всего-то несколько секунд. А затем змея повернула голову и уставилась на Иниру. Её глаза были подёрнуты белёсой плёнкой. То ли змея собиралась вот-вот линять, то ли была слепа, то ли.. Мертва. Она высунула язычок ещё раз, пробуя воздух, и в этот же миг кашлявший оказался снаружи, а дверь захлопнулась. Его не вынесло ветром, не вытащило рукой, даже не телепортировало. Скорее, показалось, что порог и дверь сделали "шаг назад", и несчастный остался снаружи. Кашель прекратился. То ли он умер, то ли его отпустило то странное состояние.
- Младший... Ребёнок... Умрёт. - То ли прокаркал, то ли проворчал, прохрипел тёмный шаман. - Сын или дочь, сестра или брат, отец, мать, всё едино. Половина оборота луны. Младший ребёнок умрёт. Четырнадцать со-о-ов. - На последнем слове шаман задёргался и неестественно уронил голову на свои плечи. Уснул? Умер? Змея не позволит проверить. Дверь больше не была заперта, и сладко-горький кумар начал расходиться, оседать, будто ничего и не было. Если герои соизволят обратить внимание на книги, то одна из книг будет открыта на ритуале разговора с духами. Ритуал предполагал двоих слушателей и ни единым больше. Была здесь и другая книга. Книга с составом, что при курении помогал растянуть время общения с духами, бодрствуя ровно столько, сколько выдержит организм.
    Кости принадлежали детям. Возможно, тем, что умерли от странных событий. Возможно - они были принесены в жертву. Если кто-то потратит время и начнёт сопоставлять и считать, то здесь были 7 костей 7 разных детей. Ничего, отсылающего к птицам, в комнате не обнаружилось. Вскоре дверь открылась и в дом зашёл тот самый маг, которому было плохо. У него были красные глаза и следы рук на шее, но в целом он был в порядке, и даже собирался вас спасать. Вот только в силах ли он был спасти? Арнаэру впору задуматься о своей сестре, а так же.. О ребёнке, которого воспитывала Ириэль. Инире же пришлось проще и сложнее одновременно. Младшим ребёнком была она сама.

0

20

Шаман молчал. Качался на своем стуле, куря, наполняя дом густым дымом и не переставая бормотать. Инира пыталась вслушаться в слова, но не разобрала ни одного. Подойти ближе и плеснуть в лицо Вестагору воды, чтобы вырвать его из транса, Инира пока что не рискнула - уж слишком странной была змея, охраняющая его. Ее глаза были похожи на лед. Зрачок не просто не двигался, его не было вообще. Труп?.. Но разве мертвые принюхиваются?
С хлопком двери меч Пепельной со свистом выпорхнул из ножен; острие опустилось, но не до конца - с такого положения встретить клинком атаку змеи будет просто. Дочь зимы обернулась - лишь на миг, чтобы не терять надолго из виду ползучее дитя чужих краев.
До того ей казалось, что дверь была дальше…
В комнате стало меньше лиц. Что за силы были причастны к тому, что происходило здесь? И что сможет противопоставить им она, лишь искусно владеющая холодным оружием?..
Но могла ли она отступить? Какие слова скажет Пепельная духам, когда они спросят ее, что она сделала для детей Тенебры, нуждающихся в помощи? Как посмеет она просить мудрости у Инаэ, направления у Козгына и благополучия у Болана, если струсит?..
Мысли прервал Вестагор. Шаман хрипел и дергался, однако, наконец, он заговорил внятно, хоть и сам это вряд ли осознавал. Был ли это его голос?.. Больше походило на карканье… Может, недаром у Пепельной мелькнула мысль о Козгыне. Страж путей и посланник был духом ворона, и карканье - это привычная ему речь.
Четырнадцать сов… Неужто речь шла о легендарном Нетруке Отважном, который, потерявшись в снегах и попытавшийся найти верный путь, обратился к духу совы и на четырнадцатое уханье, наконец, свернул на якобы нужную тропинку? Там ждала его достойная смерть, но он хотя бы не сгинул от холода, свернувшись в клубок и пытаясь согреться. Или это уже совсем другая история?..
Змея не подпускала близко. Инира могла попробовать переиграть ее в скорости и поразить клинком, но пока что не таким видела она решение.
- Он не обязательно причастен к этому, - кивнув на шамана, Пепельная обратила взгляд к незнакомцу, не пахнущему человеком. - Он может быть лишь проводником воли или слов. Безвольным. Но чьим?
Он не ответит. Он, наверное, и не может.
- Шаман, - Инира двинулась вдоль помещения, обходя опасное место. Ей нужно было посмотреть те раскрытые книги. Может, она и вовсе ничего не сможет прочесть, но Инира не могла не попытаться.
- Убери отсюда змею, шаман, - молвила она. - Мы пришли не за битвой, а за знаниями. Если ты непричастен к кошмарам Айрака, то мы не враги, а если причастен…
Инира не могла сказать, что она станет пытать его и в конце концов, возможно, снесет ему голову клинком. Такая правда не облегчила бы положение.
- Что ж, наверняка ты затребуешь свою цену, чтобы это прекратить. Обсудим ее. Люди превращаются в бездушные сосуды и больше не взывают к великим духам, забывая их имена. Это нужно остановить.
Однако все, что она сказала шаману, наверняка оказалось лишь пустым сотрясанием воздуха. Тот по-прежнему не шевелился. А вот змея… Змея наверняка являла собой нечто большее, нежели просто ползучую гадину, которая так полюбилась детям Дейратуса и которую так опасались островитяне Упавших Звезд.
- Что ж… обладаешь ли ты разумом?
Наивно было считать, что змея ответит, даже если она может. Инира и сама это понимала. Сколько бы Шейда не смотрела прямо в глаза рептилии, сколько бы не ждала, не изменилось ничего. Инира бесшумно ступала по комнате по дуге, обходя змею, и стараясь ничего не задеть сапогами.
- Младший ребенок - это я, - наконец, призналась она. Им мог оказаться любое дитя Тенебры, но что-то вселяло в Иниру мрачную уверенность - речь шла о ней. Она поначалу не хотела говорить, но, может, незнакомец поможет разобраться. Может, прекратит кошмары в Айраке. - Шаман пророчит мою смерть.
И где-то внутри нее жар вновь поднялся с новой силой. Хотелось расстегнуть пальто, разворотить шарф, предаться беспощадному холоду - настолько было жарко. И настолько… отчаянно. Для того ли она, преодолевая преграды и прорубая мечом путь, вернулась на Тенебру, чтобы тут же испустить дух? Несправедливо. Недостойно. Нет!
- Я здесь не останусь навеки, что бы ты ни пророчил, шаман, - процедила сквозь зубы Пепельная, и в ее глазах блеснули яростные тени. - Я слишком многим пожертвовала, чтобы вернуться и защитить мой дом от осквернителей.
Обойдя опасное место, Инира кончиком меча, чтобы не наклоняться рядом со змеей, подвинула книгу к себе. Острие скребло по деревянному полу, тихо шуршала обложка тома.
- Хм… Почти всегда за кошмарами и безумием стоит Сусар, но он - дух мщения, призрак расплаты. Если в Айраке было совершено нечто отвратительное самой Тенебре, это многое объяснило бы. И тогда не в нашем праве было бы вмешиваться в суд духов… Кажется, здесь о ритуалах.
Инира прищурилась, чтобы лучше разглядеть буквы. Написано было на каком-то из островных наречий, и Пепельная понимала его меньше, чем того хотелось бы. Но по неведомым причинам, а может, из-за чьей-то подсказки, ее взгляд сразу зацепился за фразу, в которой было сказано о…
Что это за слово? Когти? Или кости?..
Наверняка второе - именно их видела Инира рядом с креслом-качалкой, в котором до сих пор сидел обезумевший шаман. Дым от его курева начал выветриваться, и Пепельная ощущала, как обоняние возвращается к ней. Едва ее чутья коснулся жуткий аромат - глаза тут же на миг расширились от изумления.
- Эти кости человеческие. Детские. Местные не говорили о пропаже детей… Хотя они сейчас мало о чем говорят.

+1


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Квестовые эпизоды (Настоящее) » Кошмары [Приключения]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно