Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — У нас появился второй администратор Данте

    Упрощенный прием. Весь февраль-март упрощенный прием для людей, магов, правителей и искателей приключений

    — Последний этап большой игры уже начался. Не пропустите!

    Ведется набор в квесты


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » Чёрное солнышко


Чёрное солнышко

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Имя, фамилия, прозвище:
Таумиэль Чудотворец, Мортис, Чёрное Солнце, Ипсиссимус и множество других легендарных и не очень имён, прозвищ и титулов, изобрётенных врагами, льстецами и историками.
2. Раса:
Вампир, урождённый тёмный эльф.
3. Пол:
мужской
4. Возраст (реальный и видимый):
Около 5000. На вид  более 40 ещё никто не давал, менее 30 тоже.

5. Статус в обществе:
Роль: Темный союзник и советник, глава союза смерти.
Статус в обществе: лорд, один из хозяев Замка Вечной Ночи.

7. Внешность:
Утончённость, отличающая эльфов от других рас, в чертах Мортиса проявляется  гипертрофированно; сам он объясняет это тем, что нынче народ уже не тот. Да и смерть в своё время ещё сильнее заострила его скулы и подбородок. Нос тоже отличается острым кончиком, а ещё по-змеиному плоской переносицей. Полночно-синие глаза кажутся единственным пятном цвета в его облике: кожа  белая, даже с сероватым оттенком, а волосы чёрные (длиной ниже лопаток, обычно с нарочитой небрежностью подвязаны лентой или просто рассыпаны по плечам).  Глаза, кстати, в случае гнева или голода могут становиться красными, но такое бывает от силы раз в полвека, а в последнее время и того реже.  Подвижные брови столь же остроугольны, как и прочие черты лица; над бровями и на висках  просвечивающие жилки усиливают сходство кожи с мрамором.
Рост Таумиэля едва вписывается в рамки среднего, и это единственная особенность, которая его когда-то давно в себе не устраивала: не так-то просто смотреть на всякого сверху вниз, когда ростом не вышел. Но безупречные манеры и осанка вполне исправляют положение.  Телосложением субтильный, с виду как будто хрупкий, хотя на деле - кого-то покрепче ещё поискать надо. Голос высокий, ровный, с частыми драматическими интонациями и заметным выделением губных согласных.
Увлёкся в последнее время нарядами в духе восточных оккультистов (немесы, сандалии, обилие складок и т.п.), не забывая, впрочем, и о крепко полюбившихся когда-то  фасонах терранской аристократии.

8. Характер:
Скрытный, но не замкнутый: склонность потрепать языком компенсируется умением обходить нежелательные темы, дипломатичностью и тактом. Ко лжи прибегает в крайних случаях, считая её слишком некрасивым, топорным средством.
Властолюбив и амбициозен, вплоть до патологических проявлений вроде стремления контролировать всё и всех. И живых, и мёртвых, причём мёртвым придаёт больше значения, так как из них обычно получаются чуть более долговечные союзники.  О том, что когда-то ему тоже случалось жить и даже умирать, Таумиэль помнит так же, как маложивущие народы вспоминают о раннем детстве:  да вроде было что-то такое, не могло ж не быть. Само собой, контроль над внешним невозможен без внутреннего, поэтому саморазвитие  и самодисциплина в системе ценностей мага занимают далеко не последнее место. Со стороны он может казаться импульсивным, изнеженным гедонистом, и доля истины в этом впечатлении есть: из многих это самый любимый напускной образ, с которым уже поверхностно успел срастись. Глубоко в душе, однако, оставаясь к себе строгим и требовательным, и отдавая себе отчёт в том, что любое притворство и даже простое баловство в конечном итоге инструмент на пути к высоким целям.
В связи с амбициями имеет множество живых и мёртвых слуг по всему миру, благо успел побывать в каждом достаточно известном и крупном городе Сайрона. Таумиэль давно уже не охотится на живых как на источник пропитания - зачем, когда рядом всегда отираются очарованные поклонники и просто купленные рабы, достаточно пальцем поманить - но с удовольствием и с пользой охотится на выдающихся живых и немёртвых как на потенциальных союзников, пуская в ход всевозможные средства от простого подкупа до многоступенчатого обольщения, от воздействия на обстоятельства хитростью и связями до продвижения удобных ему идеологий, философских систем и даже религий - последнее, в частности, лежит в основе союза с Шарисией: насаждаемая ею религия отлично подходит на место вспомогательной подпорки для грандиозной, фигурально выражаясь, пирамиды, которую чернокнижник терпеливо воздвигает уже не первое тысячелетие и надеется очень скоро (по его меркам) закончить.
Ценитель изящных искусств, в особенности словесных - поэзии, загадок, многослойных намёков. Но также не чужд и музыке, и живописи.  В общем, сразу и не догадаться, что этот жеманный эстет побывал не в одном и не в двух десятках сражений, в каждом из них неизменно сея ужас. Точнее, на поле боя Мортиса, как его чаще всего называли враги, никто почти ни разу и не видел: некромант в битве - сам себе армия, а если некромант обладает ещё и запредельной скоростью передвижения - армия всегда будет оказываться там, где врагу она меньше всего нужна, и именно в тот момент, когда противник меньше всего ожидает. Однако, битва как таковая ни разу не послужила для Таумиэля ни самоцелью, ни даже источником захудалого поэтического вдохновения: к противостояниям он относится донельзя прагматично и ввязывается в них лишь для усиления собственного влияния в обществе.
В мирное время это один из самых добродушных чёрных магов на свете: просто так молча убивать направо и налево не станет, всегда даст возможность сперва покаяться и извиниться. А если соответствующее настроение есть, так покаяться ещё и поможет.
Мировоззрение насквозь пропитано мистицизмом: Таумиэль воспринимает себя прежде всего как волшебника, а уже потом всё остальное, несмотря на всю  вовлечённость в политику и прочие мирские дела. Две прочие его  страсти - власть и творчество - находятся в сложной взаимосвязи с приоритетной. Тайны  некромагии напитали его дерзким мечтанием распространить на всё мироздание иерархический общественный строй, в котором жизнь и смерть поравняются и не будут более камнем преткновения для различных идеологий и религий. Мистерии стихии земли подвели осязаемый фундамент под эти эфирные дворцы: тончайшее понимание культурных наслоений и ассоциативных рядов позволяет выразить сложную идею в простом терраформировании, неспроста ветвь Союза смерти - художники по кости и камню, на первый взгляд украшательство и баловство, на пристальный взгляд мощный механизм пропаганды, и вечный лидер культа подаёт им пример собственными архитектурными и ландшафтными трудами. Ещё один аспект творчества наряду с другими...
Наиболее устойчивые привычки:
- коллекционирование собственных портретов, сделанных в разное время разными авторами. Коллекция насчитывает уже более тысячи картин. Развешивает их по всему замку, не утруждаясь системой, как попало. Что, какая ещё самовлюблённость? Это любовь к искусству.
- в отличие от большинства знакомых вампиров, предпочитающих питаться молодёжью, подыскивает, наоборот, кого постарше, веруя, что от этого становится сильнее и красивее.

9. Инвентарь:

http://s3.uploads.ru/t/2rO93.png

Название: Гнозис
Внешний вид: Золотой кулон с узором из треугольников и спиралей.
Действие, побочные эффекты: Позволяет удерживать одновременно неограниченное количество телепатических каналов. Но каналы эти, в отличие от традиционных для ментальной магии, бедны возможностями. В частности, несмотря на то, что открытие такого канала возможно только по обоюдному желанию, связь строго односторонняя - от владельца артефакта к тому, кто согласится принимать его сигналы. Во-вторых, невозможна передача информации - только сигнал как таковой, как извещение, что нужно встретиться или иначе связаться. 
Побочный эффект - во время отправления сигнала пользователь перестаёт воспринимать окружающее (не слышит и не видит ничего рядом с собой, иными словами).
Владелец: Таумиэль

http://s9.uploads.ru/t/Uq2hW.png

Название: Реальность лучшая плоть
Внешний вид: чёрный кристалл-сердце
Действие, побочные эффекты: Отражение одной из многих мыслей Шарисии, который позволяет владельцу искажать пространство и даже время. Тот, кто сумеет управлять артефактом, сможет открывать порталы, телепортировать или же телепортироваться в любое место, которое предварительно мысленно представит — в том числе и в неизменное прошлое, в коим окажется в виде бестелесного фантома-наблюдателя. Действие рискованное, ведь если представить что-то слишком неверно, то высок риск оказаться в неизвестности, тем более, когда дело касается путешествий во времени. Хотя есть возможность прийти в нужное место и мысленно представить дату и время, в которое желаешь попасть. Для всех этих манипуляций во-первых — необходим высокий уровень симбиоза с артефактом, который практически невозможно достичь живому существу; во-вторых — готовность выполнять волю оного; в третьих — концентрация. Чем более высокое расстояние преодолевается во время перемещения с помощью осколка, чем дольше держится портал или чем дальше уносишься во времени — тем больше устает физическая оболочка владельца. При частом использовании (больше дюжины раз на дню) есть риск впасть в кому. Всё зависит от выносливости владельца. В случае удачного симбиоза, изъятие осколка может иметь катастрофические последствия для владельца — смерть, помешательство.
Владелец: Таумиэль

Из незачарованного хозяйства при себе, помимо одежды (просторный наряд из тонкого шёлка) есть также набор изогнутых ножей, как ритуальных, так и утилитарных, все из меди или бронзы и более или менее приближены к серповидной форме.

Биография
-Относиться к  вампирам-лордам, тем самым, что берут свое начало от крови Темной Богини. Один из хозяев (или приближенных к хозяевам) Замка Вечной Ночи.

-Примкнул к Шарисии для изучения потенциала ее крови, а также надеясь получить знания о древнем божестве, от которого его род получает свои силы. А так же как способ создания земель мертвых в пустыне.

-Успел повоевать во многих конфликтах, начиная от войны между эльфами и аэри, заканчивая сражением между стражами воспоминаний и охотниками за душами.

-В настоящее время создал в пустыне так называемый «Союз смерти», в который вошли некроманты из местных племен и Вейтрала. Организация имеет полулегальный уровень, однако на территории подконтрольной Шарисии пользуется всей полнотой власти и контроля.

-Отношения между Мортис и Шарисией – это союз двух хищников, каждый из которых видит в своем союзники жертву.

10. Способности и навыки:

Магические
Некромантия: архимаг
Магия земли: мастер

Расовые
Ночное зрение, обострённые обоняние и слух
Сверхъестественная сила, а также скорость передвижения и реакции
Регенерация
Гипноз
Иммунитет к ядам и болезням
Превращение в туман или в стаю летучих мышей
Невосприимчивость к отрицательным эффектам солнечного света

Остальное
Военное дело (тактика), политика, геральдика и прочая экономика - знания на уровне выше среднего.
Анатомия, медицина на уровне, более чем достаточном для искренне увлечённого своим делом некроманта.
Углублённые познания в области геометрии, архитектуры - как для ритуальных целей, так и для творческих.
Светские и прочие досужие умения в полном комплекте - этикет, нотная грамота, стихосложение, живопись и танцы. Весьма сносно играет на виолончели и арфе.
Парфюмерия - как ещё одно увлечение, когда-то занимавшее разум всецело: озаботившись  сперва лишь сокрытием трупных запахов, в итоге Таумиэль приобрёл немалую известность как автор странных, экзотичных духов и прочих благовоний.
Языки: за вычетом людского южного наречия.

12. Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

13. Пробный пост: ( тема выдается администрацией)

много букв

Замок Вечной Ночи не раз переделывался за время своего существования на неприступном утёсе, и тому всегда были уважительные причины, а Таумиэль, в чьей памяти хранятся все формы и образы тёмной обители, каждый раз доводил грубую работу архитекторов до очередного эстетического идеала. Никогда, конечно, не жаловался на эту обязанность: никто не просил, сам прибрал её в загребущие руки, да ещё и другим не позволяет заниматься внешней отделкой, чтобы не вмешивались в его замыслы.
Можно подумать, кто-то претендует, чтобы позволять или не позволять.
Вот только окон с каждой перестройкой всё меньше и меньше, когда-нибудь вообще останется лишь серая стена. Одну из немногих комнат с двумя окнами сегодня лорд-вампир и занял, повелев сперва расставить свечи. В час, когда звёздная россыпь раскалывает небо в окне пополам, в час, когда от полуночи и до рассвета промежутки равны, он наслаждается приятной компанией, отбросив посторонние мысли.
Ниспирия сегодня плетёт сложные косы по кругу, как венец, и Чудотворец расслабляется, отдаваясь на произвол её маленьких пальчиков. Сотню ночей назад эта чудная эльфийка без предисловий и дозволения принялась играть с волосами тёмного лорда, едва с ним познакомившись, а в итоге он допустил её в свои покои, предлагая кров и покровительство лишь за причёски и поглаживания по голове.
Таумиэль умеет и любит быть щедрым.
Из-за двери, с лестницы, звук шагов выдаёт имя гостя. Лабаоф может быть бесшумным, но не хочет.
- Будь как дома, - объявляет хозяин за мгновение до того, как упакованная в неизменную перчатку рука гостя касается двери. Силуэт Лабаофа внушителен, суров, и личность - под стать. Таумиэль не может - да и не особо желает - сосчитать луны и поколения с тех пор, когда его друг в последний раз улыбался. Эта мелочь не помешает лорду чувствовать себя комфортно в компании дражайшего вассала.
Он отнимает нежные руки Ниспирии от своей головы, подталкивая наложницу к высокой фигуре гостя. Похоже, что внешность посетителя пугает её, как, впрочем, напугала бы почти кого угодно, но за сто ночей с Таумиэлем вполне возможно изучить многие из последствий неповиновения его словам или жестам, потому среброволосая не может остановиться на полпути.
- Долгих веков, мой лорд, - отзывается Лабаоф низким вибрато, опускаясь на усыпанный подушками пол, жёсткие сидения не по нраву этому жестокосердному вампиру, кто бы мог подумать.
Властитель замка, где тёмные силы должны держать в узде свои разногласия, умиротворённо покачивается в кресле, и взгляд его непроницаем, а губы сокрыты под сцепленными пальцами.
- И вечных ночей, - продолжает визитёр. - У меня важные новости с побережья. Культ Шарисии стремительно набирает силу.
- Разве тиграны не поклонялись ей уже много лет? - Таумиэль блюдёт формальную вежливость, прекратив скрывать лицо, но не заботится о том, чтобы подпустить в голос заинтересованности. Он, как всегда, благодарен своему ближайшему соратнику за то, что его угрюмость позволяет в свою очередь обойтись без притворства.
Лабаоф медлит с ответом, он тоже знает Таумиэля очень хорошо и знает, что тот не придаст значения промедлению, вообще не заметит. Он наконец уделяет должную порцию внимания Ниспирии, трепещущей в его объятиях. Лорд впервые с начала аудиенции обращает лицо  в их сторону, отмечая два просительных взгляда одновременно. Пересекающиеся где-то на его выдающейся переносице льдистые капли из глаз эльфийки и восхитительные лучи тьмы, исходящие от Лабаофа: его радужки не просто черны настолько, чтобы слиться со зрачками, но ещё и укрупнены по сравнению с остальными людьми, и бывшими людьми тоже.  С безмолвной просьбой Лабаофа всё ясно, впечатлился кровью Ниспирии и желает дозволения допить её досуха, а сама она о чём глазами просит - да кто её разберёт. Кивком и взмахом бровей Таумиэль одобряет прихоть друга: он умеет и любит быть щедрым.
- Культ видоизменился и стал радикальным, - поясняет гость, беспардонно облизавшись. Так и хочется швырнуть в него салфеткой.
- Воплощение самой богини ведёт их, не допуская остановок, претендуя не только на духовную власть, но и на законодательную.

Это уже и вправду интересно, и не обращать на это внимания нельзя. Слухи о сокровенных древних городах в песчаной глуши овладели вниманием Чудотворца в последние десятилетия, и, видимо, чересчур: посвятив себя поискам неизвестно чего в самых забытых уголках бескрайней империи Сувурри, он упустил более важное, обронил пальцы с пульса смертных, но бдительный Лабаоф по-прежнему верен своему благодетелю.

Вестник покидает покои с конвертом: скоро ночь Кровавой луны, неизменный приём в замке, но нынешний может оказаться не столь скучным, как предыдущие, если Шарисия примет приглашение. Таумиэль собственноручно строчит ещё несколько незапланированных писем: пусть прибудет побольше живых, чтобы почётная гостья не ощущала неловкости среди вампиров и личей. Заодно познакомиться с ещё несколькими некромантами, с которыми он уже переписывался, но пока что не видел в глаза. Не слишком разумная привычка - без личного знакомства не делать важных умозаключений, но дожил бы он до своих лет, если б руководствовался только рациональными доводами? Что-то подсказывает: однозначно нет. Что-то иррациональное, чему до конца времён никто не сможет дать названия.
Небо светлеет, но звёзды ещё видны, ходячий труп соскребает пролившийся воск с ворсинок ковра, второй ходячий труп утаскивает лежачий, в комнате стоит аромат ночных фиалок. Поменять в убранстве нужно будет совсем немного: чуть меньше личных гербов Таумиэля, золотых черепов с крыльями, и добавить вместо них культовой символики рядом.

Кровавая луна триумфально объявляет свою ночь гораздо более ярким румянцем в сияющем лике, чем обычно. Даже туман, багровый и густой, вуалью ниспадает между светилом и земной поверхностью. По такому неординарному случаю в бальном зале окна лишь обрамлены торжественными узорами из чёрных спиралей, но не подёрнуты прозрачно-синей тканью, как обычно.
Новое лицо в замке, аэри с энергичной походкой, несёт рога на голове как корону и откровенный, почти на грани, наряд -  как императорскую мантию. Таумиэль отчего-то полагал, что Шарисия воплотилась тёмной эльфийкой или вообще человеком. Но теперь, наблюдая за прибывающими гостями с галерей, он осознаёт, что для таких убеждений почвы не было.

Не желая показаться чересчур заинтересованным, лорд и спускается не сразу, и первые танцы отдаёт тем, кто наиболее красиво уговаривает: и дамам, и джентльменам, и... Лабаофу, который словно в дружескую насмешку усугубил свой рост ещё и каблуками. Приходилось слышать диковинные истории, что в некоторых краях танцы дамы с дамой или джентльмена с джентльменом служат посмешищем и позорищем. Здесь, слава Тьме, такое варварское мнение никому не взбредёт в голову даже с перепою.
А взглянуть на некоторых личей, так нужен был бы целый консилиум, чтобы определить их пол при жизни. Если бы кому-то было до этого дело. Мнения расходятся, конечно, но многие из гостей согласны, что у личей своя особая красота, поэтому недостатка во внимании те не испытывают. С одним таким Таумиэль и кружится в стремительном вихре против часовой стрелки, ловя щеками его могильный морозец, когда аэри небрежно перехватывает лорда под руку.
В танце с Шарисией он показывает ненавязчиво свою мощь под прикрытием галантности: то в одном полном обороте проносится с ней по всем четырём углам, приподнимая в нужный миг, то позволяет ей кружиться над головами собравшихся, оперевшись носками на ладонь вытянутой кверху сильной руки.  Разумеется, готов подхватить в случае чего, но она явно умеет сохранять равновесие получше, чем многие другие. Видно, что полагается на свою телесную ловкость и грацию не меньше, чем на колдовство, а может, и больше.

А в те моменты, когда музыка тянется медленно и густо, словно кровь несвежего мертвеца и неуместны ни сверхъественные, ни ловкаческие трюки, партнёры по безумному танцу смотрят друг другу в лица без стеснения, уже сейчас шутливо соревнуясь, кто первым отведёт глаза. Лорд Таумиэль отмечает, что при взгляде на Шарисию его кровожадность отдаёт волнами в переносицу, смертной пульсацией в губы и, наверное, даже неестественными бликами в зрачки. Давно забытое, юношеское ощущение. Оно будоражит и пробуждает древние воспоминания на уровне чувственных образов: запахов, тенистых узоров, но всё ещё подлежит контролю.

Да что там, просто невежливо и слишком назойливо просить попробовать крови в ночь первого же знакомства, поэтому он не упускает ни одного предложения от других в качестве компенсации. И уже изрядно пьян к тому моменту, когда оказывается с загадочной спутницей на балконе.
Под ногами пропасть, с которой отвесная стена замка переходит в туманную бездну.
- Год за годом, словом, за слово отцвёл роман за романом и шёпот стих за стихом, тих и светел мой дом и всё мне кажется мало сгущённой краски во всём, что рожало от меня свободу, - задумчиво и распевно излагает нетрезвый вампир, уставясь в горизонт. Импровизация. Но не простая: в последней строке намеренный двухголовый ключ, можно понять и как "прародитель свободы - это я", и как "свобода от меня нужна лишь всякой серости".
- Мило, но я предпочитаю классический способ стихосложения, - почти что равнодушный тон Шарисии диссонирует с этим её "мило".  Поняла ли намёки? Сколько из них? Делает вид, что не поняла? Если эта аэри и вправду ровесница миру, то не могла не понять.

- Есть стиль и осталась лишь тема, - невозмутимо отзывается Таумиэль, усаживаясь в позу лотоса на тоненьких перилах. - Что-то, что волнует вас. Строка, от которой я оттолкнусь. Мысленный образ. Прозаический отрывок, чтобы я пересказал его в рифму. Что угодно.
- Пусть будет луна, - рогатая пожимает плечами. Просто, но неожиданно, сам он наверняка намекнул бы на себя на её месте.
- Заблудившись в шипах, потеряла луна брачный саван и траурные перламутры. Покраснела, своей наготой смущена, и укрылась за ширмой росистого утра.

- Лучше, но слишком чувственно, надеюсь, что без намёков, - резюмирует почётная гостья. - И чтобы без намёков и далее: вы не просто так позвали меня, не для разговорчиков на отвлечённые темы.

- А вот тут не угадали. Именно для них. Для праздника и легкомыслия. Что не исключает серьёзной тематики в наших дальнейших беседах и переписке, но не такую же ночь, как эта, очернять политикой. Знаете, если бы я на своих приёмах поощрял такого рода дискуссии, наутро от замка не осталось бы камня на  камне.
- Не поощрять - ведь не значит запрещать? - уточняет собеседница, не утаившая сарказма в прищуре глаз, прежде чем шагнуть обратно под асимметричный свод прохода.

- Ни в коем случае, - важно и серьёзно заверяет лорд, догадавшись, что она станет искать себе сторонников среди его сторонников, не откладывая в долгий ящик, до тех пор, пока кровавая луна не укроется за росами, но не имея ничего против.  - Негоже было бы тревожить мелочными запретами моих дорогих гостей, ведь настоящую свободу, которая многим даже не снилась, они увидят первыми.

Отредактировано Таумиэль (23.08.2019 13:28)

0

2

http://s8.uploads.ru/t/CQiI2.png

0

3

http://s8.uploads.ru/t/ZVmcu.png

Только полночь чёрной кошкой притаилась за спиной

Кисани Бернин

Прошлое, около 6 лет назад

Circo de la noche

Кисани Бернин, Эрнестар зу Муар, Колдер Сканберд, Хранитель, Тень.

6543 год, 15 день амаре

Отредактировано Таумиэль (05.09.2019 12:37)

0

4

http://sd.uploads.ru/t/0ZjBQ.png

0

5

http://sh.uploads.ru/t/ci2AG.png

http://s3.uploads.ru/t/2rO93.png

Название: Гнозис
Внешний вид: Золотой кулон с узором из треугольников и спиралей.
Действие, побочные эффекты: Позволяет удерживать одновременно неограниченное количество телепатических каналов. Но каналы эти, в отличие от традиционных для ментальной магии, бедны возможностями. В частности, несмотря на то, что открытие такого канала возможно только по обоюдному желанию, связь строго односторонняя - от владельца артефакта к тому, кто согласится принимать его сигналы. Во-вторых, невозможна передача информации - только сигнал как таковой, как извещение, что нужно встретиться или иначе связаться. 
Побочный эффект - во время отправления сигнала пользователь перестаёт воспринимать окружающее (не слышит и не видит ничего рядом с собой, иными словами).
Владелец: Таумиэль

http://s9.uploads.ru/t/Uq2hW.png

Название: Реальность лучшая плоть
Внешний вид: чёрный кристалл-сердце
Действие, побочные эффекты: Отражение одной из многих мыслей Шарисии, который позволяет владельцу искажать пространство и даже время. Тот, кто сумеет управлять артефактом, сможет открывать порталы, телепортировать или же телепортироваться в любое место, которое предварительно мысленно представит — в том числе и в неизменное прошлое, в коим окажется в виде бестелесного фантома-наблюдателя. Действие рискованное, ведь если представить что-то слишком неверно, то высок риск оказаться в неизвестности, тем более, когда дело касается путешествий во времени. Хотя есть возможность прийти в нужное место и мысленно представить дату и время, в которое желаешь попасть. Для всех этих манипуляций во-первых — необходим высокий уровень симбиоза с артефактом, который практически невозможно достичь живому существу; во-вторых — готовность выполнять волю оного; в третьих — концентрация. Чем более высокое расстояние преодолевается во время перемещения с помощью осколка, чем дольше держится портал или чем дальше уносишься во времени — тем больше устает физическая оболочка владельца. При частом использовании (больше дюжины раз на дню) есть риск впасть в кому. Всё зависит от выносливости владельца. В случае удачного симбиоза, изъятие осколка может иметь катастрофические последствия для владельца — смерть, помешательство.
Владелец: Таумиэль

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » Чёрное солнышко


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно