Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — У нас появился второй администратор Данте

    Упрощенный прием. Весь февраль-март упрощенный прием для людей, магов, правителей и искателей приключений

    — Последний этап большой игры уже начался. Не пропустите!

    Ведется набор в квесты


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » А решит за нас только шторм


А решит за нас только шторм

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1 . Имя, фамилия, прозвище:
Лин Шаакрийский.
Прозвище: Шаакра.
2. Раса:
Человек
3. Пол:
Мужской
4. Возраст (реальный и видимый):
27/27
5. Статус в обществе:
Роль: Боцман. Пират
Статус в обществе: вольнонаемный моряк. Подозрение в пиратстве

6. Внешность:

Лин

http://s019.radikal.ru/i605/1211/52/cd51265ba1e8t.jpg

Рост: 176 см.
Вес: 70 кг.
Телосложение: подтянутое, спортивное, не рельефное. Наиболее развиты торс, спина, плечи, руки и икры ног. Ярко выраженной рельефностью не блещет, поэтому больше полагается в убеждении своей правоты не на «проигрывание мышцами», а на хруст ломаемых костей и свист лезвий. 
Общий внешний вид: Лин обладатель каштановых, вихрастых волос, каскадом лежащих на голове и в обычное время придавленных алой тканью банданы, и светло-карих глаз, изредка кажущихся золотистыми. Природа не наделила его особенными аристократическими чертами лица или какой другой уродливостью. Нет, вполне себе обычное, широкое лицо с подбородком-клинышком, небольшим курносым носом и тонкими бровями и губами, не привлекающими к себе особое внимание. Правда только губы, как и глаза, были необычными – вечно обветренными и шелушащимися. Так что, наверное, Богини задумывали его как заготовку в шпиона, но, увы и ах, не получился. В бытность своего юношеского возраста, увлекся плетением традиционных косичек тигранов. История умалчивает, что тому стало причиной, и вообще каким веслом огрели Шакрийского, но с тех пор на его сияющей в закатном солнце роже, можно было разглядеть три косички – одна плелась от левого виска и две с подбородка. Надо признать, что Лин дикую прорву времени убивал на ухаживание и вплетением новых бусин в них. Впрочем, чем бы дитя ни тешилось…. Ладони у мужчины грубые, мозолистые в многочисленных мелких шрамиков, спрятанных под ободками различных перстней.
Голова Шаакры посажена на мощную длинную шею с ярко выраженным кадыком, плавно перетекающую в небольшие, но внушающие доверия женскому полу, плечи. Кстати о плечах, у Лина, это, пожалуй, одна из немногих частей тела, в которых видны хоть какие-то вложения усилий – кожа, покрытая ровным слоем загара, туго обтягивала крепкие мышцы, выдавая своего хозяина не за какого-то любителя писанного слова, а знающего работу и большую физическую нагрузку.
Руки так же развитые, налитые тугой силой и выносливостью, довольно-таки длинные. Может и на пару сантиметров чем среднестатистические, но всё-таки длинные. Локти угловатые со ссохнувшейся кожей на сгибе локтя и также разрисовыванные тонкими линиями шрамов. Грудь и торс без волосяного покрова; на спине большой ожог, начинающийся от левой лопатки и заканчивающийся в начале копчика. Ноги длинные, икры подтянутые, будто их хозяин только и делает, что бегает.
Шаакра предпочитает свободную, не стесняющую движения одежду из довольно прочной, но в тоже время дышащей ткани. Никаких шелковых рубашек в его гардеробе и днем не сыщешь, разве что в только что уворованном им, только лён. Да и тех всего пара. Зато, в противовес, ткань его плаща могла бы поспорить удобством и качеством с эльфийском шёлком, хотя, по сути, была качественной подделкой вышеупомянутого шёлка.
А так, Лин, обычное щеголяет в серой рубашке, застегивающейся лишь до солнечного сплетения, с широкими рукавами, сужающимися к основании ладони наподобие браслета, и то, сразу же расширялись, формируя широкие манжеты. Длинной темно-синей жилетке из той же ткани, что и рубашка. Обычно расстегнутой. Широких штанах грязно-болотистого цвета, низ которых заправлен в высокие сапоги из грубой кожи на мягкой подошве. И, наконец, черный плащ до щиколоток с посеребренными пуговицами и обшитыми позолоченной ниткой, закрученными назад манжетами и парой карманов, где спрятаны складная труба и несколько колб с парочкой лечебных зелий.
Ах да, самое главное забыли. Лин никогда не расстается со своим оружием, хотя бы каким-то. Поэтому одну из скимитар носит в наспинных ножнах. Хотя их сложно назвать ножными, ибо вся конструкция состоит из патронажного ремня, хитрого крепежного замка в виде раскрытого браслета и широкой полосы зачарованной ткани, на самом деле являющейся очень тонким переплетением флоровой основы. Ткань создал один из Трау ещё в далекие времена, во время бушующих войн, когда каждый воин этой рассы, вооруженный посохом, имел её в обязательном порядке. Самому Лину она досталась в одном из рейдов и служит до сих пор. Вся таинственность перевязи сводилась к сильному магнитному свойству, активирующемуся при давлении рукоятки меча на кольца «замка». Таким образом, клинок прилипал к полосе, а для его извлечения необходимо было лишь чуть повернуть рукоять меча и потянуть его наверх. Второй клинок Шаакра прикреплялся к специальному кожаному кольцу пояса на правом бедре. И как заключение, любимые кастеты висели как раз на патронажном ремне перевязи, имитируя пряжку.   
       
             
7. Биография:
Любая история начинается с чего-то малого, в большинстве случаев обыденного, но иногда и загадочного. Начало жизни Лина вряд ли попадает под категорию чудес, максимум небольшой ненормальности. Своих родителей он не знает, да и откуда ему их знать, если биологический отец давно уже умер где-то в глубинах морей, а матери он не нужен был с самого рождения. Зачем ей какой-то мальчик? Не стоит думать, что это особый вид жестокости, нет. Ни в коем разе. Просто женщина, выносящая Лина в своем чреве – ниифина, а отец обычный моряк. Правда, соблазненный ею просто ради интереса. Ведь это так волнующе - очаровать этих забавных двуногих, заставить спрыгнуть с их огромных лоток и позволить забыться в своих холодных объятьях. Особенно интересно, когда ты только-только взошла во взрослую жизнь. Единственно, что мог бы рассказать отец своему сыну, это то, что та ночь преследовала его до самой смерти, манила в море снова и снова, ища в каждой новой шлюхе те самые, обжигающие своим холодом, объятья.
В общем, после положенного срока, родов, огромного разочарования и решения, хитрая ниифина подбросила ребенка на вставший рядом с её обиталищем корабль. Пожалуй единственным доказательством хотя бы какой-то любви к новорожденному была разве что Прощальная песня, которую исполняли самым старейшим из их народа, провожая их души в дальнейшее путешествие. А у капитана Шаакра, вскочившего из-за проникающей силы Песни, не поднялась рука выбросить плачущий комочек, слишком сильно напомнив точно такой же плач, когда пираты насиловали его маленькую дочь. Так и началась жизнь один из песчинок в этом мире.
Стоит сказать о капитане Шаакра пару слов. Во-первых, это был солдафон до мозга костей. Во-вторых, морской волк, потерявший всех любимых и из-за этого долго и упорно пытающийся себя убить посредством плаваний в самые темные глубины океанов. В-третьих, с очень тяжелым характером спившегося адриналиного маньяка. Поэтому не стоит удивляться тому, что его боцманом был тигран-отсупник. Сами подумайте, какая жизнь была у маленького Лина? Правильно, веселая.
Маленький Шаакра, да-да, капитан не блистал фантазией, поэтому просто в его фамилию отдал свое имя, сразу попал в мощные лапы старого боцмана и рос под его пристальным присмотром. Впрочем, и сам «папаша» любил отвесить парочку подзатыльников неугомонному чаду, когда тот совсем разбалуется. С самого детства Лин видел морские волны, белую пену, противный дождь, величественные волны и щепки сломанных бортов, лишь изредка бывая в портах вместе с капитаном. Правда, он и не особо расстраивался, видимо что-то, на самом донышке его души, жило ниифинское. И это нечто тянул к воде, вглядываться в темную толщу воды и видеть в пене фыркающих лошадей. Но недолго Лин мешал жить команде, уже с пяти лет, садист-тигр занялся его обучением. Рани побудки, растяжки, отжимания, лазание по веревочному трапу, стояние сначала на фок-мачте, а затем и грот-мачте, что бы, как любил говорить этот демон в шкуре, «привыкнуть к высоте и порывам ветра», различные комплексы упражнений – всё это составляло в его расписании. До обеда. А после начинался настоящий ад. Любимый папаша отдавал Лина на растерзание своей команде, а звание младшего юниги – это как Грим для Жреца, - разнообразные задания по смыслу похожие на «принеси-подай», драйка палубы, кают, кухни, шлифовка кормы корабля от разнообразных ракушек, приросших водорослей и другой пакости. Каждый член команды, казалось, старался сживить со свету мальца, но это только казалось. Мальчику передали морское искусство, пускай и в жесткой форме. Ближе к вечеру Лина забирал к себе в каюту Шаакра и учил того грамматике, математике, азам картографии и навигации, немного экономике и политике, да и остальным премудростям, необходимым для взрослой жизни. И так до ночи, пока у мальчика уже глаза сами собой не закрывались. А на утро снова всё по кругу со временем впитавшегося в саму его суть, в поток его крови. С восьми лет старый тигран начал в посвящение в искусство боя, сначала рукопашного, а затем и фехтованию. Через кровь, пот, боль, сломанные руки и ноги, через крики, ненависть, уважение Лин стал постигать эту тонкую науку, а врожденная способность одинаково управлять как левой, так и правой рукой, открыла перед ним путь двурукого боя с применением парного оружия. Лет в пятнадцать Шаакра-младший, уже успевший получить эту кличку за копирование во всем капитана, прошел первый круг война, обозначающий овладевание основам фехтования и пролитие первой крови. Хоть это и была случайность.

Ретроспектива

Тогда их пинк встал якорем в близости от Брута. Шумный город яркими огнями крепостных стен мрачно виднелся с кончика фок-мачты. Темнота ночи жадно съедала редкие световые блики звезд в зеркале воды и тонкую одинокую фигуру, удобно устроившуюся на мачте в переплетении тросов на самом кончике мачты. Дерево корабля тихо поскрипывает от легкой качки на волнах. Море не спокойно, будто замершее в преддверии чего-то большего, готовое сорваться бурлящими потоками, подгребая под собой хрупкие конструкции жалких двуногих. Но подросток этого не замечал, лишь чуть сильнее сжимал веревку троса при резком скачке. Тишина. Бескрайняя, давящая, жуткая, ломкая как тонкий лед изморози на окне. И в этой звенящей тишине, как звук шторм-колокола, резкий хрустящий удар крючьев кошки о перила левого борта. Мальчик тут же взвился, стирая на руках только-только зажившую кожу о жесткую бечевку, быстрым слитым движением рвется вниз, на палубу, а там как раз к колоколу, что бы поднять тревогу. Но его перехватили. Сильный удар в бок заставляет подавиться воздухом и, подчиняясь инерции упасть набок, не успев добежать всего пару шагов. Что бы сразу почувствовать сырой удар мягкой кожи сапога. Рывок за волосы, шипящая боль в боку, сломаны ребра, и холод острого клинка у горла.
-- Кшшшссс, -- шипит мальчик, пытаясь вырваться, до крови прикусывая губу и нашаривая руками хоть что-то, могущее помочь. Снова удар, снова по ребрам, на этот раз отчетливый щелчок и боль расплывается по венам. Только вот потные, дрожащие ладони нащупали что-то холодное, блинное и острое. Кровавая пелена медленно опускалась на глаза мальчика, боль, до этого волнами бившаяся в мозг, внезапно отступила, мальчик с рыком, резким рывком, держа в руках швартовочный клин, вбил его в горло склонившегося над ним мужчины. Горячая кровь большими каплями попали на губы и нос мальчика, растапливая кожу пальцев и двигая вперед, на дернувшегося из-за шума его напарника. Удар. Искры, блеск абордажной сабли, рычание. Удар руки. Вспышка боли в правой скуле. Снова рывок на грани возможности, низкий, насколько позволяет рост и растяжка мышц ног, а затем снова удар. Хрип и брызги во все стороны. Вспорота глотка. Самым кончиком заточенного клина. А мальчик снова и снова бить труп, упиваясь попавшей на лицо кровью. А затем, словно вспышка. Удар колокола и крики «Тревога» по всем борту. Топот ног, какофония рычащих ругательств и теплые, сильные руки, заламывающие его, вытаскивающие из затекших пальцев холодный клин. И ни грани сознания привычный голос учителя:«во славу Шарисии. Ты прошел, ученичок….»
*конец ретроспективы*

И снова день за днем тренировки и учеба, только теперь позволили участвовать и в рейдах и в абордажах и даже в дележке добычи. А за этим и кровавая пелена в боях и горечь поражения, тоска по погибшим, увлечение готовкой и доставание старого кока в настырных просьбах научить. Жизнь крутиться, срываются дни в мешанину картинок, сквозь которые тонкой золотой нитью приходят умения, опыт, прорываются искрами желания, боль. Как, например, стрекочущая боль адского огонька усевшегося на спину, когда слишком близко приблизились к адавому водовороту, вблизи Вайтрала в океанских просторах Нуна. Или старая пиратская песня, бушующая вместе со жгучей болью в груди и слезами в глазах, когда стоишь на свежей могиле твоего названного отца, сложившего голову в совершенно дурацком рейде на базу одно из пиратов. А потом сразу первый шторм в роли боцмана, потому что Учитель за штурвалом, и нужно, просто необходимо помочь, иначе конец единственному ребенку отца. И пускай щепки царапают руку, пускай ступни скользят по мокрому дереву, а руки жгут веревки, нельзя сдаваться, нельзя уступать. Ты отдаешь приказы, кроешь благим матом своих же друзей, пытаясь их подгонять, а потом жуткий треск грот-мачты, крики паники и сильный пинок по клинку, висящему на спине клинку. Всплеск и ты болтаешься в море, вцепившись руками в кусок бывшей мачты, а сквозь пелену воды – ухмыляющаяся рожа Учителя, совсем недавно подарившего свои скимитары. И следующая картинка, как тебя за шкирку, словно нашкодившего котенка, вытаскивают, вываливают будто мешок с дерьмом на палубу корабля, нещадно пинают, разворачивая на спину и ты, щурясь от яркого испепеляющего солнца, вглядываешься в стоящую перед тобой женщину. Нет никаких чувств. Только боль от проигрыша стихии и печаль со скорбью об умерших товарищах. Но ты обещаешь сам себе, что будешь дальше жить, ведь тебе всего двадцать пять. И на вопрос: «Кто ты?» Ты с гордостью отвечаешь – моряк, Лин Шаакрийский, кок и боцман. Тебя неожиданно оставляют, обещая высадить в Бруте, но вот как кого высадить, не говорят. А ты чувствуешь, как твою сущность медленно оплетают щупальца Долга, накрепко привязывая к воле этой женщины. Ты чертыхаешься, ненавидишь себя и ситуацию, ты уходишь с головой в движения танца лезвий, используя лишь одну руку, ведь ты им не доверяешь, поэтому и не показываешь всю свои силу. Но всему приходит конец, и вот, Брут. Точка расхода. Кто ты, сходящий с трапа? Ещё вольный моряк или уже раб, который будет продан в течение дня? Но и тут ты не угадываешь. Она, звонко хохоча, грозна сверкая глазами, тычет тебе в плечо, говоря, что дорожки расходится. Но ты лишь качаешь головой, предлагаешь ей свою саблю, говоря, что готов на неё работать. И она, черт её знает, что взбрело в голову этой многоликой, берет тебя. Ты снова в море, ты снова на корабле и снова звучат клинки, бьются крепкими деревянными боками корабли, скрепят натянутые троса и шелестят паруса. Ты снова живешь, переживая одну передрягу за другой.
Ты – Лин Шаакрийский, прозванный Шаакра, в честь старого капитана ходящего по всем морям этого мира, ты боцман Каталины Альварес. И ты чувствуешь, что всё только начинается….
               
8. Характер:
Лин целеустремленный, влюбленный в море и свою работу юноша. Довольно жесткий, но, пожалуй, не жестокий человек. За свою жизнь повидал многое, побывал не в одном абордаже и быстро научился убивать без сожаления, часто упиваясь хорошей дракой. Расчетливый, во многом ищущий выгоду себе и тем, кому служит. Его сложно назвать хладнокровным, но и вспыльчивым не назовешь. Что-то среднее между этими двумя понятиями, хотя чаща весов больше склоняется к вспыльчивости. Прямолинеен в своих выводах как бревно, если он считает человека мразью, то так и скажет, а если опасным – ухмыльнется и постарается его изучить, найти слабые места. С другой стороны, часто обожает прикидывать этаким дуралеем-неряхой. От природы Шаакра обладает пытливым умом и довольно развитой интуицией, хотя, возможно, это не интуиция, а всего лишь паника у задницы, по которой все его приключения и аукаются. Искатель приключений, к нему неприятности так и липнут, а он с детским восторгом в них вгрызается.
Жутко недоверчивый тип, правда, может свободно общаться с кем угодно, но до конца посвятить в свои планы – никогда. Пожалуй, его можно назвать верным, но вот только ровно до тех пор, пока он не разочаровывается в существе. К расам терпим, считает их интересными и, в бытность ещё ребенком, восторгается «особыми» талантами каждого представителя. Считает их достойными противниками, даже если осознает, что с любым из них, скорее всего, проиграет. К магии Лин относиться своеобразно. Не сказать, что не любит, но и ко всяким «фокусам, могущих отправить в объятие Алуре» старается не вникать, так как давно уже понял, что магом ему не быть и даже трепыхаться не стоит. Единственное, пожалуй, что он возьмет от магии, это возможность ей противостоять физическими силами. Лин будет выискивать любую лазейку в использовании заклинания, что бы ударить по ней и, в конечном итоге, победить.
Шаакра, в бытность своей философии, не боится смерти, но сдохнуть в постели – не для него. Он живет морем, живет путешествиями и препятствиями, каждую готовый встречать если уж не к лицу, то быстрыми пятками точно.
Лина сложно назвать трусом, но вот стратегический прием «Отступление» выполнить любит. Да и шансы на выживание прикинуть не дурак.
Из отрицательных черт его характера особо ярко выделяются – кровавая ярость во время мясорубки. В такие моменты ему сносит крышу, и он уже не различает своих и чужих.
Неприязнь к большим городам и узким улочкам, что вполне понятно, так как практически всю свою жизнь провел в плаваниях на кораблях.
Помешанность на плетении косичек и кос.
Некая холодность в общении, иногда доходящая до состояния замкнутости.
Абсолютная безбашенность и атрофированное чувство меры.
Слишком сильная любовь к морю. Пожалуй, единственный способ свести его с ума, это лишить видеть воду. Любую. Сам себе оправдывает это кровью матери. Наверное, женщине, решившей связаться с ним, придется всегда делить его с нею (морем).
Жуткая серьезность в своей работе и обязанностям.
Лин, довольно-таки увлекающаяся натура, причем как противоположным полом, так и кораблями, оружием и мастерством других.
9. Инвентарь:
• Любимая пара скимитар. (более известная как ятаган)
• Кинжал, запрятанный в голенище сапога.
• Лелеемая им и ненавидимая всеми остальными пара кастетов с выгравированной на ударной стороне надписью: «ЧМОК! Алура». Кастеты висят на лицевом ремне наспинных ножен.     
10. Способности и навыки:
Боевые: 
• Фехтование, двурукий стиль – близок к званию Мастер.
• Рукопашный бой – середнячок. Мастера, близких к мастеру и к званию «старших учеников» не завалит, но вот от остальных ещё попробует отмахаться.
• Бой с ножом – «мастер-ломастер». В его руках нож превращается в оружие небывалой мощи, причем неконтролируемое и опасное. В первую очередь для самого себя. Другими словами любительский уровень – использует лишь для резки веревочных тросов, чистки рыбы и изредка глоток врагов. 
• Прицельное метание мебели – мастерское овладевание этой таинственной мудростью.
Логическо-смысловые:
• Основы картографии и навигации.
• Основы медицины на уровне первой помощи и «бабушкиных» способах лечений отравления.
• Умеет читать и писать (да-да, я тоже удивляюсь).
Корабельные навыки:
• Полное владение навыков юнги и кока.
• Полное владение навыков боцмана.
• Азы стрелкового искусства.
Разное:
• Плетение косичек.
• Штопка одежды.
11. Питомец (если есть):
Последнего пришлось съесть, дабы доплыть до Брута.
12. Связь с вами:
Skype: alex2okin1
13. Желаемый статус:
"Let me change your tears into the seeds of new dreams..."

0

2

Принят

0

3

http://s1.uploads.ru/MunFi.png

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » А решит за нас только шторм


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно