Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — ИГРА НАХОДИТСЯ В СТАДИИ РЕАРГАНИЗАЦИИ. В СВЯЗИ С ВОЗВРАЩЕНИЕМ СОЗДАТЕЛЯ (ПОЯВЛЕНИЕМ У НЕГО ВРЕМЕНИ). ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ПОМОЧЬ/ВЕРНУТЬСЯ В ИГРУ (КАСАЕМО СТАРЫХ ИГРОКВО) ПРОСЬБА ОБРАЩАТЬСЯ ВК ВК СОЗДАТЕЛЯ


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Завершенные эпизоды » Удержи своего Зверя


Удержи своего Зверя

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Участвующие лица: Инира, Эрейн

Место действия: Топи Стагмуса

Вводная информация: Став потрошителем, Инира пока плохо контролирует своего внутреннего зверя. Зачем она отправилась в Топи: попытаться ли овладеть собой или же еще с какой целью — мы это вскоре узнаем. Равно как и то, зачем Заратосу и Эрейн возвращаться на место их встречи. А также то, что же выйдет из встречи этих троих.

Возможность добавления игроков: по согласованию с игроками

Время на момент начала эпизода: примерно середина весны текущего года

+1

2

Пропадет девка.
Перед глазами на миг появилось морщинистое лицо старосты деревни Кленовый Желудь. Абсурдное название, как и все, что происходило вокруг, в Топях Стагмуса.
Как пить дать, пропадет.
Кленовый Желудь считался последней деревней на пути к чему-то неизвестному и опасному, он был краем фронтира. А дальше…
Дальше-то ходу нет.
Ведь там располагалась еще одна деревня. Серая Долина. И пять лет назад она была вырезана подчистую. Чудом выжил лишь один человек, охотник, которому повезло не находиться в деревне, когда началась бойня. Он сошел с ума, но его слова мог наизусть пересказать любой житель Кленового Желудя. И эти слова не давали Инире покоя, они будоражили ее звериную сущность и гнали вдаль, в темную чащу, сквозь склизкий туман и вероломную топь.
Черные тени… Выли и скалились… Разрывали всех, кого видели… А кто бежал... того загоняли, точно диких зверей…
Охотник тот прожил недолго. Повесился на чердаке, как только в окрестностях Кленового Желудя погиб первый человек, под ногтями которого нашли серую шерсть.
Знакомый почерк. Инире не нужно было долго расспрашивать, чтобы понять, чьих рук это дело, и ее манило туда, в Серую Долину, ее словно тянуло туда веревкой. Зов мог стать сильнее все еще больного рассудка, и чтобы не сойти с ума, Инира поддалась этому зову. Теперь ее инстинкт и ее ум действовали как одно целое, и если первый подгонял Пепельную, что было мочи, то второй сдерживал ее безумные порывы и не давал пропасть в этих опасных землях.
Взгляд задержался на скользкой земле у самой кромки мутно-зеленой воды, чья гладкая поверхность была затянута пленкой и усеяна листьями. Следы. Эти следы могли принадлежать лишь одному существу. Такому, как Пепельная. Не могло быть ошибки - ведь спустя несколько мгновений она уловила и запах. И чем дальше она шла, тем сильнее он становился. Тем больше нарастала эйфория, и тем жарче разливался огонь в ее груди. От предвкушения скорой встречи она вся подобралась, словно готовясь к погоне, прищурилась, ощутила в себе азарт. На ее губах иногда мелькала едва заметная мрачная усмешка.
Тихо. Пусто. Эйфория отвлекала, и не сразу Пепельная почуяла беду. Топи Стагмуса стали логовом для самых зловещих тварей, и еще совсем недавно Инира на каждом шагу видела их следы, чуяла их запахи, слышала их рев, шелест, рык и стук. А теперь... Пустота. Неужто оборотни забили всех чудовищ в округе? Если так, то у Кленового Желудя оставалось совсем мало времени до того, как зов Волчьего бога приведет стаю туда.
...Нога провалилась в топь. Инира поспешно выдернула лодыжку из хватки трясины, и в этот миг краем глаза она увидела тень на краю кустарника на противоположном берегу. И учуяла новый запах.
Смерть. Разложение. Инира поморщилась и повернулась в сторону тени, но та исчезла, будто ее там и не было.
Холодно. Кожа Пепельной покрылась мурашками. Туман сгустился, потяжелел, надавил на виски.
Чужаки. На территории оборотней появился кто-то еще, и принес он с собой смерть и разложение, принес трупный запах и гниль, которой пресытился болотный воздух.
Сперва ей показалось, что она видит угловатый валун или голый ствол дерева, но из тумана проступили очертания постройки - это был деревянный сруб на краю поселения. Инира ступила в Серую Долину, но никто из оборотней ее так и не встретил. Пять лет назад потрошители сеяли здесь смерть. Теперь же им кто-то воздал сполна. Или же они просто ушли отсюда?..
Пепельная стояла у угла дома. Как ни гнал зов ее вперед, она сдерживалась. Усилием воли она оставалась на месте. Принюхивалась. Прислушивалась. Вглядывалась в белесую мглу...
Хрустнула ветвь. Захлюпала промозглая земля. Шаги - даже прыжки - приближались, но дыхания Инира не слышала. И учуяла лишь трупный запах. Как будто бежало что-то мертвое.
Из-за угла выскочил потрошитель. Шерсть была оборвана, ровно как и кожа - проглядывались ребра и засохшие на них остатки плоти. Не хватало мышц на руках. Пепельная ясно видела голые кости. Левого глаза не было. Правый, казалось, болтался лишь на одном сосуде - Инира не успела рассмотреть.
Прыжок в сторону. Человек так далеко не прыгнул бы, но Инира уже не была человеком. Шаг по инерции. Другой. Упор стопы. Разворот.
Она ринулась навстречу потрошителю, сделала подшаг в сторону и отвела корпус, уходя от атаки…
Что-то хрустнуло, шаг оборотня будто надломился, и зверь промедлил. Инира думала, что успеет лишь полоснуть пролетающую мимо нее тень по спине, но ее меч опустился прямиком на шею мертвого оборотня. Теперь хрустнули связки и кости. Голова покатилась по тропе возле сруба, а туловище инерция понесла дальше. В темном провале колодца оборотень исчез.
Вдох. Выдох. Вдох.
Тише.
Это был не ее тон. Целое созвездие чужих голосов раздалось в ее голове. Инира уже ощущала такое раньше. "Тише", - успокаивали ее духи Тенебры еще совсем недавно. Они явились ей и сейчас, пусть и незримо, но она слышала и чувствовала их.
...Выдох.
Голова лежала на земле лицом к Инире. Единственный глаз, едва ли не выпавший, казалось, смотрел сквозь нее, пронзал ее душу, и ему совсем не было дела до живого потрошителя.
Туман стал прозрачнее в тот момент, когда Инира увидела темную фигуру у колодца. Ту самую фигуру.
...Стало немного теплее? С чего бы?
- Недобиток, - услышала она шипящий голос. - А ведь говорили, что всех волков кончили.
Может, ей показалось, а может, и вправду два глаза ярко блеснули мертвенной синевой во мгле.
- Ничего, Зарак и тебя примет, - сказала фигура.
Еще не поняв, кто стоит перед ней, Инира презрительно поморщилась. Нежить? Лич? Вампир? Кто перед ней? Важно ли? Она лишь знала, что встретила того, в ком нет отваги встретить неизбежное - ведь именно такими были Дети Зарака. Она увидела труса. И она, полжизни бившаяся на арене, она, никогда не просившая пощады, она, готовая к смерти уже очень давно, увидела оскорбление в том, что ее поставили в один ряд с ходячим трупом, что сейчас маячил перед Инирой.
- Иди сюда! - ее голос разнесся по улицам, взлетел над крышами домов и кронами деревьев. Ее усмешка превратилась в хищный оскал.
Хрустнули костяшки. Из пальцев проросла шерсть. Ногти заострились, изогнулись и удлинились. Колени, пронзенные болью, ломались в обратную сторону. Лишь спрятать меч и сбросить плащ успела Инира.
...Черная тень, разбавленная мертвенно бледными пятнами, сверху метнулась на нее. И исчезла.
Болели виски. Сжимались артерии на шее. В голове нарастал гул. Перед глазами… перед глазами появились снежные поля Тенебры. Такие заманчивые. Такие родные. Но…
Ты не угадал, вампир. Зря надавил на больное. Тенебра стала чужой, но эта боль отрезвляла.
Инира раскрыла глаза за несколько мгновений до того, как черная крылатая тень врезалась в нее и повалила на землю. Крепкая хватка Пепельной сжала врага, а острые клыки вонзились в шею и вырвали кусок плоти. Вместе с тем Инира почувствовала, как нечто острое пронзает ее тело. Она сцепилась с вампиром насмерть, и брызги крови расплескивались вокруг. Но ныне ее габариты помогли ей победить - огромная пасть потрошителя, сжав челюсти, вырвала руку вампира из плеча. Что-то острое полоснуло по щекам Иниры, резкий толчок отбросил ее назад, заставив удариться спиной о корни дерева. Рык раздался над Серой Долиной, но лишь на мгновение. Сквозь занавес ярости Пепельная вспомнила: ее враг ранен, нужно методично добить.
Методично. Без глупостей.
Не теряйся. Не забывайся.
Тень мелькнула меж домами, но Пепельная была не менее стремительна. Стена. Крыша. Прыжок. Вампир упал наземь, придавленный весом потрошителя. Что-то успел прошептать кровосос, но если это было заклинание, то ему не суждено было сбыться. Обессиленный вампир не смог дать отпор. Вонзив когти в его глотку, Инира просто отодрала ему голову от тела. Кровь брызнула ей в глаза, а руки кровососа в конвульсии забились об ее предплечья...
Уйти. Надо уйти.
И она шла. Куда-то - шла. Сколько - не знала. Теперь - в виде человека, на котором остался на перевязи меч, плащ и ошметки одежды.
...Пепельная пошатнулась, и ее кровь оросила землю. Инира сделала шаг и едва ли не повалилась на бок. В горячке боя, в припадке ярости многого она не заметила. И не заметила, как у нее из бедра и левого бока хлестала темная кровь.
Пальцы ноги задели корень. Инира упала наземь, и ей вдруг показалось, что ее ребра разлетелись в стеклянные осколки. Звезды мерцали над головой. Созвездия подсказывали - до Тенебры было не так далеко. Разве можно было так просто умереть, не увидев родные льды?..
Вздох перешел в хрип. Лежа на спине, Инира вдруг почувствовала, что ей почти больше нечем дышать. Пронзили легкие, и она не могли ничего с этим сделать. Кто-то говорил, что на оборотне все заживает, как на собаке, и даже лучше, но Инира ничего такого пока не заметила.
Обидно и жаль.
Она увидела белые поля Тенебры, и над ними духи танцевали в метели. Во вьюге показалась белая волчья тень... Несомненно, Инаэ.

Отредактировано Инира (05.11.2019 00:17)

+2

3

- Устала, Мелкая?
Пар туманно-сизым облачком вырвался изо рта. Эрейн выдохнула.
- Нет, - гордая. Полчаса назад на три минуты останавливались, ждали, пока она переведет дух - значит, не устала. И плевать, что до этого они уже часов пять шли без передышки, и ноги подкашиваются, а тело так и норовит не идти ровно, а шататься из стороны в сторону. Бледные губы скривились в усмешке: "То же мне, путешественница". Демоново детское тело.
Заратос обернулся, снисходительно оглядел свою спутницу, которая уже порядком отстала от него, однако упрямо продолжала переставлять ноги. Ухмыльнулся - точнее, в исполнении черепа это выглядело, скорее, как оскал.
- Врешь, Мелкая, - пальцы скелета с останками кожи грубо сгребла дракаину за шкирку, вздернула над землей, усадила к нему на плечо. Та в ответ лишь вздохнула: против правды не попрешь. По крайней мере, если ты не интриган со стажем и у тебя есть резон затевать всё это. Эрейн - нет. поэтому ей лишь оставалось осмотреться, прикинуть, что держаться за череп мужчины - себе дороже, принять истинный облик и соскользнул в карман его одеяния - как раз такой, чтобы мелкая драконица без проблем уместилась там и при этом имела возможность наблюдать за происходящим. Впрочем, вокруг не было ничего занимательно: болотистая почва, кривые поросшие мхом деревья с узловатыми ветвями, тени, мелькающие на периферии взгляда, странные шорохи и никого вокруг - мало кто решился тронуть лича, пусть даже рядом с ним была потенциальная живая добыча. А еще было довольно-таки холодно: вроде как середина весны, а всё равно
- А ты точно лич? А то что-то ты больно добрый и терпеливый, - девочка подняла взгляд на Аурелиуса. Если бы тот был в человеческом облике, то наверняка закатил бы глаза.
- Заткнись, - в ответ Аче лишь тихо фыркнула, но продолжать дразнить спутника не стала - Топи и неприятные воспоминания о них давали о себе знать, что не очень располагало к веселью. Поэтому она стихла и теперь, высунув мордочку наружу, осматривалась по сторонам. Лишь кротко спросила.
- Далеко еще?
- Часа два, - послужило ей коротким ответом, в ответ на что она кивнула и вновь затихла. Причиной, по которой лич и драконица вернулись в эти неприветливые места, было то, что немертвый хотел наведаться в собственную лабораторию, оставленную им полторы тысячи с небольшим лет назад, чтобы спрятать там некоторые вещи; а Эрейн, в свою очередь, решила отправиться с ним, так как дома скучать не хотелось.
Тем не менее, просто болтаться в кармане у Заратоса ей не довелось: в нос ударил густой запах крови, причем, как минимум, двух существ. Казалось бы, ничего необычного для Топей - мало ли какие два монстра чего не поделили - однако интуиция настойчиво призывала Аче обратить на это внимание свое и Ворона. Она беспокойно завозилась, и последний быстро заметил и правильно интерпретировал это и остановился, вновь едва не закатив глаза.
- Ну? И куда на сей раз ты влезешь с хвостом и крыльями? - мрачно спросил он. 
- Запах крови, - пробурчала девочка. - Совсем рядом. Похож очень на человеческий, но отдает волчатиной...
- А, потрошитель. И что? Хочешь полюбоваться? - ехидно проворчал немертвый, однако более возражать не стал - ему самому было интересно, во что выльется любопытство Тиши на этот раз.
Идти далеко не пришлось. На земле Эри увидела молодую девушку, судя по словам Аурелиуса - потрошителя, серьёзно раненную в бедро и бог, а также было еще несколько менее серьёзных ран на лице и груди. Исходя из запаха вампирской крови, плотно приставшего к ней, девочка поняла, что незнакомка из боя вышла победительницей, однако эта победа явно далась ей чрезмерно дорогой ценой. Не дожидаясь, пока лич спустит её, она выбралась из его кармана и спланировала на землю, на лету принимая человеческий облик и опускаясь на колени перед светловолосой. Увы, здесь было не обойтись одной лишь штопкой - требовалось применить магию. Конечно, надежнее было бы магией Целительства, однако Эрейн ею не владела, поэтому пришлось обойтись рунами. Вытряхнув из кисета Ингуз, девочка приложила её к одной из ран, активируя мощным энергетическим посылок и коротким сжатием ладошки - тело потрошительницы должно было озариться бледно-розовым сиянием, постепенно окутавшим её всю. Вскоре одна рана перестала казаться столь жуткой, дракаина провела рукой по лицу, словно стирая усталость, и приложила абрикосовую косточку с кровавым узором к следующему травмированному месту. Уже лечение одной раны было весьма непростым, так как требовало сосредоточения и энергетических затрат - а тут их было целых три. Тем не менее, она справилась. Дождавшись, пока раны перестанут быть такими страшными на вид, она погасила руну и придвинула к себе сумку, в которой покоился сверток с медицинскими инструментами - со всем, что осталось, можно было разобраться и с помощью обычных иголки и нитки.


Инира наверняка пришла в себя спустя несколько часов: раны должны были еще слегка неприятно ныть, но при том, наверняка, уже почти затянулись. Сама она должна была лежать на земле, укрытая чем-то теплым. На земле к ней боком сидел высокий крупный мужчина, державший в руках какой-то сверток и прижимавший его к себе. Словно почувствовав, что потрошительница проснулась, он обернулся - и в глаза Инире уставились пустые глазницы черепа, на котором еще сохранились остатки кожи и мышц. Рот с высохшими губами растянулся в усмешке, после чего немертвый приложил к последним костяной палец, словно говорил: "Тише".

+1

4

Прежде остального она ощутила боль в спине, словно в кожу и мышцы кто-то вдавливал твердую рукоять меча или костяшки шипованной перчатки. Усилием вновь окрепшей воли Инира удержалась, чтобы не заерзать на лопатках и чтобы подавить стон, рвущийся наружу. Она приоткрыла глаза медленно и осторожно, все еще не веря, что осталась в мире живых… Сколько крови она потеряла? Сколько энергии испустила ее бессмертная сущность, которой теперь надлежит присоединиться к бесконечной погоне на охотничьих угодьях Волчьего бога и духов Тенебры? Много, слишком много, и выжить было невозможно.
Но много - для человека. Лишь для человека. Разве мертвых слепит свет? Разве они ощущают, как их мышцы затекли, а руки задрожали от слякоти?
...Холодно. Холод расползался по спине и сковывал намертво каждую мышцу, каждый сосуд, этот холод словно намерен был заточить ее в Топях навеки, приковать к земле, высосать силы, чтобы Инира догнивала здесь последние свои мгновения. Чтобы она, по случайности не покинувшая мир живых, вернулась на путь, уготовленный ей.
Это ли холод? Это ли ощущение того, что кровь леденеет в жилах, и вены разобьются при первом ударе о камень, подобно стеклу? Это ли морозные иглы, впивающиеся в кожу тех, кто идет против ветра навстречу яман? Это ли холод, в целости хранящий тела отважных годы и десятки лет, не позволяя плоти разлагаться? Нет, это лишь жалкое подобие истинной, первородной стихии, которой пронизана Тенебра, которой воздают почести шаманы и мольбы сбившиеся с пути странники.
И... тепло?.. Что-то тяжелое и плотное легло на грудь Иниры, на ее живот, на ноги. И мягкое, несравнимо мягкое по сравнению с корнями, что впивались ей в спину. Мягче всего, чего она когда-либо касалась... почти.
...Силуэт. Сначала неясный, но с каждым мгновением он приобретал очертания. Мужская фигура. Худощавая. Высокая. Она сидела поодаль, но Инире казалось, будто бы фигура все время нависала над ней, будто угрожала, будто насмехалась. Пальцы правой руки двинулись, кисть слегка повернулась в ту сторону, где обычно возвышалась над ремнями рукоять меча Шейды.
Это был мужской силуэт. И когда свет перестал резать вновь открывшиеся глаза Пепельной, она поняла, что рядом с ней сидел мертвец.
По спине пробежался холодок. Сожаление и разочарование вновь надавили на сердце Иниры железным прессом. Горечь едва не выдавила слезу, скопившуюся в уголке глаз, но так и не пробежавшуюся по щеке. Инира не должна была так быстро воссоединиться с мертвыми! У нее было так много дел! Она даже не успела вернуться домой!..
В отчаянии она с гримасой боли перевернулась на бок и приподнялась на локте - ведь к чему теперь была осторожность?..
Но холод, пусть и не веяние первородной северной стихии, не проходил и не растворялся. Боль все еще пульсировала по бьющимся жилам, а мышцы все еще болели от долгого лежания.
- Жива? - едва слышный шепот сорвался с ее пересохших губ, но ответом ей был лишь жест мертвеца, призывающий к тишине.
Инира замолчала - возможно, духи Стагмуса взывали к кому-то из местных героев, вели кого-то через темный барьер смерти, и их нельзя было отвлекать. А может, мертвец просто не хотел с ней говорить.
Но Инира уже была не в том положении, в котором очнулась, она уже прервала тишину и покой поляны своими движениями, когда отползла немного в сторону, поднялась еще выше, почти в сидячее положение, и подтянула ноги к себе. Так ей стало теплее и даже уютнее. Со стороны даже могло показаться, что Инира стала убаюкиваться ложным чувством безопасности, но каждый, кто ее знал, усмехнулся бы в ответ. Издевательски усмехнулся.
- Жива? - вновь повторила она едва слышно. - Или я уже… или я ушла за грань?..
Ощущение мира, чувства, запахи к ней возвращались не сразу.

Отредактировано Инира (06.01.2020 23:40)

+2

5

Спасенная Мелочью вскоре пришла в себя: не двигалась, открыла глаза медленно, почти незаметно для окружающих, старалась не дышать лишний раз, не говоря уж о прочих звуках - но Аурелиус, даром, что сам был мертвецом, прекрасно знал, что та впитывает в себя, словно губка воду, всё то, что происходило вокруг. И правильно: на Топях вести себя нужно либо быстро, резко и агрессивно, либо очень медленно и тихо, подобно змее, стелящейся по траве - "золотая середина" в этих краях зачастую, увы, не вариант. Так что, лич ей даже помог - показал, что следует быть тихо. Не потому, что она могла навлечь на себя опасность, а потому... Впрочем, всему своё время.
Но оборотница всё равно не послушалась, сначала зашевелившись, зашуршав и садясь, а после еще и заговорив - тихо, но только не для тех, кто обладал тонким животным слухом. Заратос устало выдохнул, точнее - создал видимость этого. В самом деле, какая разница этой смертной: жива она или мертва? Если уж пришла в себя - значит, всё едино будет землю топтать, а если еще и происходящее осознала, смогла говорить, не испытала давление чужой воли над своей собственной - то, даже померев, восстала не в качестве скелета или зомби тупого, подневольного. Значит, вполне можно быть. А все эти вопросы в духе: "Ой, а почему я не дышу? Ой, а где мои эмоции?" и всё в таком духе... Тоже ему, основополагающие проблемы бытия...
Обо всем этом всём лич и собирался поведать беловолосой (что, только-только пришла в себя и может быть не готова к подобным откровениям? Ха, когда это повелителя мертвых волновали подобные мелочи?), однако посторонний шорох заставил его отвлечься и переключиться на более важные вещи, нежели отчитывание молодой и глупой живой. Он склонился над свертком, который доселе держал на руках и бережно прижимал к себе, убрал ткань собственного плаща, протянул костяные пальцы... И только сейчас юная потрошительница могла разглядеть, что именно это был за сверток. Это была отнюдь не вещь, а... ребенок?.. Маленькая - лет восьми на вид, максимум - девочка с алыми волосами, которая мирно спала на руках у лича. И, конечно, даже беловолосая, похоже, не сильно разбиравшаяся в подобных вещах, не могла не осознавать дикость и абсурдность данной ситуации. Ведь если спросить почти любого, как они представляют себе взаимодействие детей и нежити, то, наверняка, каждый опишет такие жуткие картины, что хоть криком кричи и ночами потом не спи. Вот только по этим двоим не было видно, что эти страшные истории хоть сколько-то правдивы: столь доверчиво прижималась во сне рыжеволосая девочка к личу, а тот, на удивление, смотрел - ну, насколько это было возможно при отсутствии глаз - практически с нежностью на неё, слегка касаясь костяными пальцами её щеки.
Грех было нарушать такой странный и, в то же время, завораживающий - в какой-то мере - момент, однако голос оборотницы явно разбудил ребенка, и тот сонно завозилась, что-то бормоча и фыркая сквозь сон. Мертвец с укором - как бы странно это не звучало - посмотрел на девушку, а после склонился над своей подопечной.
- Давай, мелкая, просыпайся, твоя добыча проснулась, - произнес он негромко с усмешкой.
- Она такая же моя добыча, как и твоя, - сонно пробормотала девочка.
- А, то есть, я могу пустить её на опыты? - обрадовался мужчина, бросая в сторону беловолосой недвусмысленный взгляд и едва ли руки не потирая от предвкушения. - Прекрасно, всегда хотел проверить, что будет, если скормить живоглоту костный мозг потрошителя.
- Заратос, - с укором протянула рыжая, садясь у него в объятиях, протирая заспанные глаза кулачком и оборачиваясь к девушке. Когда она увидела последнюю, то взгляд её прояснился, она немного оживилась. - Ой, прошу прощения, я устала и немного задремала. Как вы себя чувствуете? - с некоторой долей смущения спросила аловолосая, сползая на землю из рук мертвеца, который поскучнел, поняв, что заполучить оборотницу в качестве подопытного образца ему не светит - по крайней мере, пока.

+1

6

...Но все возвращалось. Слух - возвращался. Осязание - тоже. Инира вдруг почувствовала и запахи, разливающиеся над топями. Тухлые, сырые и железные запахи. И ощутила боль, нахлынувшую с новой силой. Но не раны болели сейчас. Вернее, не только они.
Она могла увидеть своих. Могла с ними поговорить, могла поохотиться. Могла бы найти покой хоть на короткое время, пока край снегов не позовет ее снова. Он бы позвал очень скоро, ведь Мать-Зима уже увидела, что ее дитя идет к ней. Она бы дала Пепельной передышку, но наверняка очень короткую. Короткую, однако желанную. И вот... пристанище было разорено культистами Зарака еще до прихода Пепельной. Даже волчата - и те погибли...
Инира выдохнула. Это давящее чувство потери… Потери тех, кого она даже не знала, но за кого отчего-то переживала... Это было ощущать ей не впервой - она готова была поклясться. Но даже под пытками она не смогла бы вспомнить, когда и где ей довелось испытать подобное. Может, в далеком детстве. Может, во снах. А может, и вовсе в грезах, что иногда присылали ей духи далекого севера, уже давно ставшие чужими.
Пока - чужими. Пока - далекими. Но не настолько, как месяцем ранее. Инира ощутила в себе жизненную силу. И этой силы ей хватит, чтобы не дать себе угаснуть в коварном болоте. Она обязательно вернется на Тенебру, пусть даже ее путь продлится десятки лет и пробежит петлями и зигзагами по всему миру и по другим мирам. Или же она умрет, пытаясь сделать это. Но уже - не сейчас. Сейчас она осталась среди живых.
Пепельная вдохнула и на несколько мгновений задержала воздух в легких. Сырость. Гниль. Железо. Последнее - это запах и вкус крови. Стагмус тысячи лет щедро орошали кровью порождения болот и армии демонов и эльфов…
Шорох. Мертвец отвел в сторону полу плаща, и в его руках Пепельная увидела… спящую девочку?... Последний встреченный Инирой восставший труп разорвал крестьянина на ее глазах, а не убаюкивал живое десятилетнее дитя в своих руках. Внутри все сжалось. Пепельная ждала подвоха. Ждала нападения. Ждала беды.
Но вместо этого она лишь увидела, как просыпается девочка. Так безмятежно пробуждались лишь после спокойного, здорового сна, когда знали, что новый день не сулит смертельную опасность, что можно прожить его в гармонии с собой и миром. Инира не пробуждалась так тринадцать лет.
Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но замолчала, лишь сильнее поджав ноги к себе. Коленные суставы напряглись. Пепельная приготовилась к прыжку. Не для того она отодрала голову вампиру, чтобы потом стать подопытной и издохнуть на столе мертвого ученого… А если ему оторвать голову, тело бессильно упадет наземь?..
Голос девчонки, наконец, обратившейся к ней, отвлек Пепельную от мыслей. Голос был успокаивающим, даже немного убаюкивающим, словно им говорила магичка, наславшая на собеседника чары сна. При этом голос был живым и энергичным. Странное сочетание. А может, это все было у Иниры в голове…
- Чувствую, как… как пока еще живая, - выдохнула Инира. Ей показалось, или она в своем же голосе уловила нотки досады?..
Она взглянула направо, затем налево; движение было подсознательным, но именно оно заставило Иниру держать себя в тонусе, не забывать, где она находится. Топи Стагмуса - не лучшее место для громких разговоров.
- Это… вы? Вы мне помогли? - уже почти шепотом произнесла Инира. Она смело шла в топи, когда была здорова, ныне же ранения убавляли уверенности в себе.
- И… и что ты тут делаешь, дитя? - взглянула Пепельная на девчонку. Внешне в той не было ни одного признака нежити, с которой Инире довелось недавно сойтись в бою… Недавно ли? А может, она тут уже несколько дней лежит?..
- Здесь ведь опасно, - устало прошептала Инира. - Вот, что со мной произошло…
Опираясь о ствол дерева, Инира поднималась с земли. У нее получалось быстрее и легче, чем она могла подумать ранее. Возможно, это волчья сила, которую Инира до сих пор продолжала в себе открывать, познавать. А может, духи Тенебры донеслись до стагмусовых гнилых полей и отдали ей часть своей мощи… Но как бы там ни было, тут не обошлось без целительства кого-то, кто находился здесь - наверняка девчонки или мертвеца.
Пепельная поднялась на ноги и мысленно обругала корни дерева, об которые чуть не споткнулась.
- Надо уходить, - выдохнула она, опираясь о дерево одной рукой. Другой она по старой привычке сжимала рукоять меча, который ей повезло сохранить. - И… мое имя Инира.

+2

7

Над головой у Эри сплетались тонкие, искривленные ветви сосен с пожелтевшей хвоей, она же устилала окружающую землю. "Как тогда... Почти две тысячи лет назад..." - сонно подумалось ей. Вспомнились металлический привкус крови во рту, ледянящая боль в районе живота и собственный настрой - обреченность и горькая насмешка одновременно. Интересно, эта девочка - ну, ладно, девушка, хотя, с точки зрения Эрейн, всё равно ребенок - чувствовала то же самое, получив настолько тяжелые раны?.. Или же она думала о чем-то своем?..
В какой-то момент сосны исчезли - над дракаиной склонился Заратос, с интересом разглядывая её - в ответ на что получил сонную, но вполне искреннюю улыбку. Её давешний вопрос насчет его истинной природы был как никогда актуален: свернувшись калачиком в обьятиях у немертвого некроманта, будучи завернутой в его плащ, она чувствовала себя в безопасности и уюте. Совсем как в дома - и плевать, что вокруг неё Топи, где каждое встреченное существо, и живое, и мертвое, хочет тебя если не сожрать, то понадкусывать. Аурелиус и вот эта девица в этом плане являлись счастливыми исключениями, подтверждающими, увы, несчастливое правило: у первого к дракаине был свой интерес - и да, даже сентиментальный, отчасти - а вторая просто не успела пока никак навредить им, так как была без сознания.
К слову, о беловолосой: та пришла в себя и теперь напряженно оглядывалась по сторонам, также скользя настороженным взглядом по Черному Барону и Книжнице. А это значило, что последней пришло время покинуть уютное убежище, любезно созданное её спутником, и начинать решать насущные вопросы. Поэтому она, сонно извиняясь перед потрошительницей за несколько несвоевременный сон, выползла уже было на свет богов - но Заратос не дал ей устроиться на земле, ухватив за шкирку и талию и водрузив обратно, к себе на колени жестом небрежным, почти грубым.
- Нет уж, Мелкая, посиди так, - проворчал лич, держа воззрившуюся на него дракаину. - А то с твоим счастьем под твоей ногой обязательно обнаружится ядовитая крокозябра, специально выжидавшая десятки лет, так как никого, кроме детенышей твоих сородичей не ест.
- Ты это... тише будь. А то услышит, - серьёзным голосом попросила аловолосая в ответ, очевидно, подразумевая ту самую крокозябру, так как при этом она тыкала пальцем себе под ноги. И непонятно было, то ли шутит при этом, то ли в самом деле опасается такой возможности. Упоминать о том, что когда они шли, его подобный вопрос до поры, до времени не волновал, она не стала - возможно, сейчас у Заратоса просто настроение изменилось.
И, наконец, перевела взгляд на девушку.
— Это… вы? Вы мне помогли? - спросила последня тем временем.
- Да, верно, как раз проходили неподалеку, - подтвердила Эрейн. В ответ на следующий вопрос задумалась на мгновение, после ткнула пальцев себе за спину, в грудь лича. - У него здесь дела. А я с ним.
Она озабоченно оглядела Иниру - так представилась потрошительница - покачала головой.
- Я Эрейн, а это - Заратос, - представила она себя и своего спутника. - Я понимаю, что у вас наверняка найдутся дела здесь... Но ваше состояние далеко не самое лучшее: пускай раны и зажили, но вам лучше не напрягаться лишний раз. К тому же, как вы сами только что сказали - здесь опасно, мало ли, какая на сей раз опасность будет поджидать вас за поворотом... Поэтому, если хотите, можете пойти с нами - это не займет много времени, а потом мы либо поможем вам с вашей проблемой, либо проводим до более безопасных мест. Если вы, конечно, рискнете довериться нам, - добавила серьёзно девочка. После чего перевела ангельский взор на своего немертвого спутника, словно без слов спрашивая: "Ну правда же?". В ответ лич неразборчиво выругался, поминая всяких мелких и нахальных, которые вечно творят всякие глупости и не слушают старших - но, тем не менее, было видно, что он уже смирился с возможной компанией живой девчонки.

+1

8

- У меня нет здесь больше дел, - покачала головой Пепельная, и в ее голосе послышалась усталость, смешанная с грустью. Лишенная дома, она была так близка к тому, чтобы найти свою стаю хотя бы на короткие часы или дни... Но последователи Зарака... Чтоб их...
Она помнила, как добралась сюда, помнила, откуда шла, да и след видела, все еще никем не стоптанный и не скрытый листвой, которую не беспокоил ветер. Инира повернула голову в сторону Серой Долины, туда, где надеялась встретить таких же, как она - потрошителей, людей-волков. И на несколько мгновений ее взгляд застыл.
Серая Долина ныне стала пристанищем призраков.
- Если вы собираетесь на юго-запад, - Инира отвела взгляд от чащи и посмотрела поочередно на Заратоса и на Эрейн. В ее речи прослеживался акцент - на всеобщем она говорила посредственно, - советую свернуть. Там я встретила… встретила то, что вырезало потрошителей в Серой Долине.
Один вампир все время смутно виднелся перед глазами - тот, которого она умертвила окончательно. Но он не мог все сотворить в одиночку. Инира благодарила духов, что навели на нее опасность на окраине деревни, не позволив зайти вглубь. Там бы ей точно сгинуть навеки. Но ярость разгоняла кровь по жилам и заставляла сжиматься кулаки - хоть бери да возвращайся обратно, чтобы разорвать любого некроманта, любого вампира, которого она встретит в деревне!..
- Я не знаю, по пути нам или нет... - на выдохе Инира совершила усилие над собой и поднялась на ноги, опираясь ладонью об испещренный бороздами ствол дерева. Может, Пепельной показалось, а может, под нажатием ее ладони кора дерева и вправду немного скользнула вниз. Запах гнили исходил отовсюду, и трудно было понять, в каком состоянии это дерево. Может оно и рухнет, если Инира упрется в него сильнее.
- Но втроем мы сможем лучше защищаться, - продолжила она. - Если вы не идете к Серой Долине, то я готова сейчас идти с вами.
Ее голос был сух, в нем не прослеживалось ни благодарности, ни недоверия. Инира наверняка пожалеет о том, что решила пойти с ними, но был ли у нее выбор? Пока до Серой Долины рукой подать - вряд ли.
- У тебя есть родители, Эрейн? - исподлобья взглянула Инира на девчонку. - Они отпустили тебя сюда?

+1

9

-... Там я встретила… встретила то, что вырезало потрошителей в Серой Долине... -  до сих пор Эрейн пускай и слушала Иниру, однако в полуха, занятая отчасти своими размышлениями и возней на руках у Заратоса. Но как только та произнесла эти слова, как и лич, и дракаина мигом прекратили свою мирную перепалку в частности и возню в целом, разом повернулись и устремили взгляд на неё. Собственно, не столь были важны сами слова девушки, как их смысл. Что-то вырезало обитателей Серой долины... Это определенно.. могло быть... интересно.
"Новый подопытный" - в мыслях потер руки лич. В его давешнем убежище, где он обитал до встречи с Эрейн, в специальном холодном местечке, должны были сохраниться старые трупы, но когда это он отказывался от новых, желательно - еще живых?.. Уже одного потенциального подопытного кролика они уже встретили, но тут, похоже, Аурелиус оставался не с чем - Аче взяла девчонку к себе под крыло и явно не была настроена отдавать её ему... Так что упоминание о Серой долине, где, как минимум, свежие тела, а как максимум - кто-нибудь живой. Нежизнь определенно налаживается.
"Приключения!" - также мысленно радостно завиляла хвостом девочка. Да, с учетом того, в последнее время она много чему научилась и уверенности в своих силах у неё прибавилось - даже такие, попахивающие, скажем так, самоубийством, вызывали у Тиши, скорее, энтузиазм, нежели отторжение.
- Опасно, говоришь?.. Уже идем, - небрежно сказал Заратос, перед этим мимолетно заглянув в глаза маленькой спутнице и прочитав в них то, что та его желание скорее поддерживает, чем нет. Однако к некоторому его замешательству Книжница отрицательно покачала головой.
- Я бы на твоем месте так спешила. Во-первых, судя по её виду и запахам, - она кивнула на беловолосую, - она уже всех победила, - казалось бы, в этих словах должна была сквозить насмешка, однако рыжая произносила их весьма добродушно. - А, во-вторых, - голос её стал настойчивым, - сначала мы делаем неотложное - разбираемся с твоими делами и провожаем девочку - а потом уже смотрим, что там, в Серой долине, и к чему.
- Умеешь ты уговаривать, - мертвец оскалился. Конечно, он имел в виду не столько эти её слова - их он мог запросто проигнорировать - сколько то, что в последнем случае Книжница начнет выедать ему мозг, чего даже бессмертному некроманту не хотелось бы.
- Ты забыл, кто моя мать, - весело напомнила ему Эри, довольна тем, что Ворон всё-таки уступил ей.
- Что-то я не заметил, чтобы ты унаследовала её таланты, - с усмешкой заметил тот.
- Таланты талантами, а учиться я всегда любила. Было бы время, - пожала плечами дракаина. После чего обернулась к Инире. - Как видите - пока не идем, - она развела руками. А вот последний вопрос той заставил её слегка усмехнуться, правда, с некой горечью, пускай и едва заметной. - Отпустили. Всё-таки я с ним, а не сама. Впрочем, даже если бы и сама... - она так и не договорила, её оборвал лич.
- Ну всё, хватит, наговоритесь после, - всё же аккуратно поставив Эрейн на землю, он встал.
- А ты не думаешь, что ей было бы неплохо... - начала было его спутница, но тот вновь перебил.
- Потом, как дойдем. Всё равно недалеко, а она не из костной пыли, не рассыплется... Давай, - он протянул руку и сгреб дракаину за шкирку, небрежно подбросил в воздух - и та просто... исчезла?.. Просто растворилась в воздухе, так и не упав на землю. По крайней мере, так показалось бы обычному человеку, ну а Инире с её обостренным восприятием наверняка удалось что-то очень маленькое и красное, исчезнувшее в руке у Заратоса. Последний же, в свою очередь, сделал вид, что всё так и должно быть, обернулся к юной потрошительнице.
- Всё, пошли, и не отставай. Нам часа полтора ходу, - после чего развернулся и зашагал на север. К счастью, шел он хоть и достаточно быстро, однако всё же не настолько, чтобы Инира сильно отставала от него, а также изредка оглядывался, проверяя, где она там. Долго ли, коротко ли, но они всё таки добрались до первоначальной цели девочки и мужчины - в самой гуще лесов Стагмусовых топей пряталась пещера, и сейчас они как раз остановились перед темным зевом входа в неё.
- Подожди меня здесь, - коротко распорядился Аурелиус, после чего сделал какой-то быстрый и, наверняка, не слишком понятный Инире жест - и вот на с земли поднималась, как не в чем не бывало, поднималась Эрейн, отряхивая коленки. Судя по всему, подобный трюк эти двое проворачивали уже не в первый и даже не в десятый раз.
- А я? - спросила девочка у своего спутника.
- А ты посторожи свою добычу, пока я тут разбираюсь. А то чего ты у меня не видела - трупов, что ли? - небрежно отмахнулся мужчина, после чего скрылся в темноте, оставляя Шейду и её маленькую спасительницу наедине.

+1

10

Пренебрежение ее словами она встретила лишь движением губ, на миг оголивших зубы, что в любое мгновение могли обратиться острыми волчьими клыками. Она предупреждала - они не внимали. Она говорила - они забавлялись. А перед ее глазами то и дело возникали приземленные фигуры, покрытые шерстью, наполовину волчьи фигуры, наполовину человеческие - такие живые, будто их не убили еще до ее прихода. Возможно, Пепельная нашла бы свое племя, явись она раньше в Серую Долину. Возможно...
Инира на миг сомкнула веки и, наконец, оттолкнулась от дерева, о которое опиралась все это время. Стойка ее крепла, дыхание становилось ровнее, жилы наполнялись энергией, тело наполнялось жизнью. Горячо было желание вернуться и добить оставшуюся мертвечину, если таковая найдется, но Инира за годы сражений научилась не поддаваться куражу и выверять каждый шаг. Она все еще была слаба и следующего подобного боя могла не пережить.
И в мыслях она призналась себе, что ей лучше будет держаться рядом со странной парой, обнаружившей ее в Топях. Уж тем более, что они вопреки казавшейся привычной им беспечности не решились идти в Серую Долину. Их путь лежал на север - это Инира поняла, когда краем глаза увидела, с какой стороны мох на стволе векового дерева рос гуще всего. Они шли на север, и после такого чудесного спасения Пепельная то и дело в мыслях спрашивала себя: а может, эту пару прислали духи островов, дабы вернуть обратно заблудшую дочь Тенебры? Но по разговорам было непохоже...
Ей мешали растянувшиеся по швам ботинки, а в изорванной рубахе и изодранных штанах то и дело холод проникал в ее нутро и особенно пронизывающе ворошил ее шрамы, но с каждым шагом, с каждым новым приливом силы Пепельная переставала его бояться. Неудобно. Да. Ветер пронизывает... Но то ли еще будет дома...
Они шли на север. Лич задавал темп, и поначалу Пепельной сложно было его держаться. Но то и дело она сжимала для пробы рукоять меча, и с каждым часом она ощущала - ее хватка крепнет. Ее шаг, лишаясь былой утомленности, становится все более осторожным, тихим просчитанным. Ее нюх замечает все больше запахов, а зрение улавливает даже шевеление листьев, потревоженных тухлым ветром Стагмуса. Не единожды она чуяла зловония, что заставили ее напрячься, на перст приподнять клинок из ножен, но каждый раз опасность отступала прежде, чем Инира выявляла ее.
Их путь лежал к пещере. Инира все еще не восстановила силы до конца, а черный разлом земной коры, наверняка полный опасностей, уже зиял перед ее глазами. Часами ранее она готова была рвануться туда, рыча, ревя, взмахивая клинком и пронзая недруга когтями. Волчий вой захлестнул бы пещеру до самого сердца земли, а ярость наполнила бы пещеры так, что еще поколениям путников и живущих здесь созданий ее хватило бы с лихвой. Но недавнее сожаление и ярость Пепельной уже почти развеялись в гнилом воздухе, и она отнюдь не хотела бросаться в пропасть сейчас. Раны все еще отдавали болью, а она все еще не лишилась разума.
- Мне... наверное, рано туда, - Пепельная оперлась рукой о каменный валун, напоминавший створку ворот, ведущих в пещеру. - Нужно отдышаться, потом пойдем. Я еще ранена...
Однако лич не ждал. Вряд ли он спешил - куда ему уже торопиться? - наверняка он изначально планировал пойти туда один.
Пепельная устало выдохнула. Ее голова резко вздернулась, когда в кроне дерева хлопнул крыльями черный ворон. Инира провела взглядом птицу и оперлась на валун рукой, затем прислонилась к нему спиной и съехала вниз, к земле. Ее взгляд метнулся с одной стороны в другую, огибая темную чащу, то и дело прореженную гладкими, как зеркало, но предательски опасными темно-зелеными пустыми пятнами. Наконец, ее взор остановился на Эрейн.
Потрошитель, изначально пытавшийся слиться со всеми своими чувствами воедино, стать с ними единым целом, даже в человеческом облике мог видеть, слышать и чуять больше, чем другие. И что-то необычное ощущала Инира в девчонке с алыми волосами, что-то не присущее девочкам ее возраста. Ни феромонов страха, ни эмоций восторга - что же еще могло захлестнуть ребенка в таком месте? Было еще что-то...
- Кто меня исцелил? - Инира ощущала, как сердцебиение пришло в норму, а виски перестали пульсировать. Она бы занялась медитацией по заветам Сафира, резника из далекой песчаной арены, но Топи Стагмуса зачастую уничтожали каждого, кто проявил к ним беспечность и позволил себе отвлечься. - Ты или он? - кивнула она в сторону пещеры.
Инира не задавала другие вопросы, интересующие ее. Не стала уточнять, и вправду они намерены ее вскрыть и исследовать внутренности, или это такие шутки, постижимые лишь умам встреченной Пепельной парочки. Шутки ей не понравились изначально, и лишь нужда заставила Иниру принять новую компанию. А сейчас, возможно, стоило отсюда убраться, даже если для этого придется обнажить меч.
Впрочем, может, и не стоило.
Инире пока оставалось найти ответы, зайдя в разговоре издалека.
- Что вы тут делаете? И... - она взглянула на небо, пытаясь понять, когда вечер придет на смену дню. Но солнце скрывалось за темными кронами, как за непроницаемым занавесом. Инира очень приблизительно смогла бы понять. когда солнце сядет за горизонт. - И какой сейчас день?

Отредактировано Инира (19.03.2020 00:55)

+1

11

[mod]Эпизод временно переносится в архив. Для продолжения квеста обратитесь к администрации, и эпизод будет возвращен в игру[/mod]

0

12

Ощутив, как её ноги отрываются от земли, и потому инстинктивно группируясь, чтобы при падении вниз заскользнуть в вовремя подставленный рукав лича, царапнув неслышно коготками доспех и скользя вверх по плечу, Эрейн подумала о том, что её спутнику всё же не чуждо желание повыпендриваться. И ведь, казалось бы, перед кем - перед одной девчонкой, слишком слабой, чтобы всерьёз противостоять одному полноценному мастеру меча и магии возрастом за пару тысяч лет, да и второму - тоже не из слабых? Нет, дракаина не сомневалась, что потрошительница при желании пришибет её, коль доведется им столкнуться в схватке без возможности побега: рунная магия не пренадлежала к разряду боевых и помогала защищаться и бежать, но никак не сражаться, и даже руна берсеркера мало что даст, ежели обладать такими габаритами, как у девочки, и при том совершенно не уметь сражаться. А вот с Заратосом она вряд ли сравнится - по крайней мере, не сейчас. Тем не менее, как бы там не было, Книжница предполагала, что выпендреж - главное, при мужчине так его поведение было не называть - связан не с эмоциями, а с подсознательным желанием защитить себя заблаговременно, впечатлив возможного противника. Хотя, сама она, конечно, считала, что поступать так надо поменьше - чтобы привлекать к себе поменьше внимания. Ведь оппонент может не только не испытать желание отойти в сторонку и не связываться с этой парочкой, но напротив - захотеть познакомиться с ними поближе, что может быть чревато для лича с дракаиной.
Впрочем, в этот раз им повезло: юная потрошительница никак особо не среагировала на пропажу аловолосой, сравнительно бодро зашагав для еще недавно смертельно раненной вслед за мужчиной, уверенно двигавшимся впереди. Впрочем, в этом не было ничего удивительного: потрошитель как-никак, да еще и воин явно из бывалых - о том говорило тело её пациентки.
Самой же Эрейн оставалось лишь, добравшись до одного из внутренних карманов плаща Аурелиуса, свернуться клубочком там и прикрыть глаза, частично дремая, а частично внимательно прислушиваясь к происходящему вокруг. Всё же было очень удобным в таких, как этот, случаях быть маленькой - можно было сныкаться в какое-нибудь тёплое и укромное место и спать спокойно, например - в карман к своему добровольному телохранителю. Правда, живая и подвижная натура зу Наштвирр-младшей не выносила долгого сидения на одном месте, и она выбиралась наружу на поиски приключений.
- Кто меня исцелил? Ты или он? - этот вопрос их новая знакомая задала, когда они остановились у входа в бывшую - и, отчасти, нынешнюю - обитель Заратоса, и последний зашел внутрь, предварительно выпустив свою подопечную "на волю" и оставляя её с беловолосой. Девочка потянулась, осмотревшись, выбрала для себя место потише да побезопаснее - большой валун у входа в пещеру - и забралась на него, чтобы таким образом хоть как-то сравниться в росте со своей собеседницей. Она казалась абсолютно спокойной и расслабленной, но при этом - внимательно отслеживая обстановку вокруг.
- Я, - коротко ответила она на один из вопросов последней. И усмехнулась коротко, по-взрослому, добавив. - Я лекарь не из последних, знаешь ли.
На все остальные вопросы она ответила не сразу, смолкнув на минуту и чуть склонив голову набок, будто бы размышляла - что сказать девушке?.. Насколько полную правду? Касательно не дня месяца, разумеется, а цели их с Заратосом пребывания здесь. Точнее - только Заратоса. Наконец ответила на первый вопрос. - Сейчас восемнадцатое Алатия, - а потом с обезоруживающей искренностью добавила. - На самом деле, я и сама толком не знаю. Аурелиусу нужно было забрать что-то отсюда - он здесь обитал раньше - ну, а я, разумеется, с ним, - девочка чуть пожала плечами. Посмотрела внимательно на Иниру, в голосе её проявились сочувственные, но не жалостливые нотки. - А вы? Пришли навестить родных?..

0

13

- Не из последних, - Инира примирительно подняла руку - открытой ладонью к девчонке. - Я чувствую себя намного лучше. Твои слова правдивы - ты и вправду лекарь искуснее многих. Ведь совсем недавно я еще едва ли могла пальцем пошевелить. А теперь…
Инира вынула меч из ножен и восьмеркой несколько раз покрутила его перед собой. Кисть двигалась легко и гибко, но когда Пепельная несколько раз шагнула и повернула торс, она ощутила боль. Но намного меньшую, чем ощущала недавно.
…Ведь ее исцелила не простая знахарка. Инира ощущала кровь дракона рядом с собой; это было видно и по тому, как от Эрейн сбегает всякая живность. Все зверье прячется от хищников, а крылатые ящеры занимали самую верхнюю нишу в пищевой цепочке. Ни одна птица, ни одна лягушка не осталась сидеть на месте, когда Эрейн проходила мимо. Инира могла бы и погрешить на себя, если бы не ее обоняние.
- Моему бы племени такая, - задумчиво сказала Пепельная, когда ее взгляд немного потупился, поднимаясь от эфеса к острию клинка. Как красиво мерцала сталь даже в полутьме этих болот. Как снег. Как лед. Как сама зима...
Квакали жабы где-то поодаль. Раздавались скрепящие звуки - утки, наверное, крякали. Инира ясно ощущала, как эти шумы отражаются от водной глади, и, казалось, звука можно было коснуться рукой. Где-то закричала птица, название которой Инира не знала. Ветер зашумел листвой.
Пепельная медленно, стараясь не издавать ни звука, вернула меч в ножны.
- Восемнадцатое Алатия? - Инира резко взглянула на Эрейн и облегченно улыбнулась. - А мне казалось, я провалялась в болоте целую вечность.
Она на миг сомкнула веки, слушая ощущения своего тела. Пепельная чувствовала голод, но он не был таким навязчивым, как тогда, когда она не могла отведать пищи несколько дней подряд. Но есть ей хотелось - это ощущение пришло не сразу.
Шейда вновь встретилась взглядом с Эрейн, и она не знала, хотелось ли ей отвечать на вопросы. Она не знала, как погибли волки. Она даже не видела их трупы и не могла оценить их раны. Кто погиб в схватке, а кто лишь в побеге? Кто удостоился памяти, а кого следует забыть?..
- Нас не связывала кровь, - покачала головой Инира. Она слегка оперлась рукой о камень горы. Ее подбородок опустился - она отдавала дань памяти волкам, пусть и не была уверена, что их духи это видят. - Но они были такие же, как я. Дети Волчьего бога. Посланники его воли и носители его охотничьей страсти. Дети Инаэ. Этого достаточно...
Для чего - не уточнила Инира. Лишь жалела, что не смогла стать им подругой или хотя бы гостьей. Не успела. Они отправились на бесконечные угодничьи поля раньше, чем она их повстречала.
Спешить за ними ей было не за чем. Прежде из этого мира должны уйти другие.
- Нежить нашла их до меня, – процедила сквозь зубы Пепельная. - Я пришла уже на пепелище. Я сразилась с мертвым волком, а затем с вампиром... Где-то в этих краях живых мертвецов еще много.
Ладонь легла на эфес меча, Инира проверила, легко ли выходит клинок из ножен. Пепельная, поджав губы, оскалилась, и в этом жесте ясно виделось ее презрение и готовность отодрать голову любому из встреченных кровососов. Наверняка не каждый из них был таким опасным бойцом, как тот, с кем она столкнулась недавно. Кого-то она еще одолеет - будет не так уж трудно. Сколько Инира сразила врагов - и многих лишь напором и характером, ведь знала: духи смотрят на нее, Инаэ ведет ее по тропе. К зиме, к белоснежному свету и к своим полям охоты и сражений. Что ей эти сорняки - лишь немногие из них достойны назваться врагами...
- Тихо! - шикнула Инира. - Пригнись.
Она ясно слышала шаги и чувствовала запах. И не один. Она различала трупный смрад, она чувствовала запах влажной шерсти, она ощущала даже парфюмы.
Неразумные мертвые последним не пользовались. Вампиры - еще как!
- Иди сюда.
Взяв Эрейн за руку, Инира плавно потянула ее к себе, укрывшись за камнем.
- Шшш… - Инира приставила указательный палец к губам. - Вот они и пришли. Не нашуми. Попробую по одному вырезать.
Несло мертвечиной. Несло так, что горло иногда схватывал спазм. Смерть в вонючей жидкой трясине была иной, нежели смерть во льдах или в пустыне.
...Инира и не надеялась, что их не заметят. Надеялась на то, что это случится позже.
Когда она услышала выкрик из глотки, которую желала перерезать, поняла - прятаться уже негде. Они здесь, - выкрикнула глотка. Да! Здесь! И ждут в нетерпении, когда прольется кровь.
Меч выпорхнул из ножен со зловещим металлическим скрипом. Инира поднялась, не собираясь больше лежать в траве. И едва ли не встретилась лицом к лицу с соратником. С волком. Но уже мертвым.
И это был не тот мертвец, что мог вернуться с прежними мыслями и рассудком. В нем от живого мало что осталось.
- Прочь, песья падаль, - прошипела Инира, и острие ее клинка качнулось из стороны в сторону. Это зачастую отвлекало внимание. А она уже не надеялась избежать схватки.
Он прыгнул. Нога, лишенная мышцы и половины костей, подвела его, замедлила его движения. Он летел в прыжке, а Инира, ступив шаг вбок, уже опускала меч сверху на его шею. Удар. Второй. Запекшаяся кровь разлеталась во все стороны. Удар. Уже четвертый. Шея с хрустом надломилась и отделилась от туловища. Тело обмякло, завалилось, легло наземь, испуская дух. Лишь когтистые пальцы оставляли борозды на земле.
- Прочь, - прошипела Инира, а взгляд уже зацепился за следующего недруга.
Бледный. Вычурный. Вампир, никто иной.
А рядом с ним - еще нежить.
- Отойди назад, Эрейн, - произнесла Пепельная, и ее дыхание переходило в волчий рык. Ее взгляд устремился вперед. - Это вы побывали в Серой Долине? Один кровосос уже не расскажет, как он пожалел...
Со свистом меч описал фигуру в воздухе. И когда враг ринулся вперед, клинок точно лег на сухожилие плеча. Стон раздался над болотами – Инира оттолкнула врага ногой. Подскочила. Полоснула мечом по нему раз, затем второй, уходя вбок и уворачиваясь от взмаха руки мертвого. Какими бы неустанными они ни были, Пепельная не собиралась уступать.
- У тебя был шанс спастись, - произнес вампир, и из-за его спины стали расти крылья.
Инира ощутила жар внизу спины. Пальцы дернулись, и на кистях волосы стали расти. Лицо удлинилось, а взгляд наполнился яростью. Инира чувствовала свои зубы - они уже готовы были раскусить металл.
Меч ударил по рукам вампира, локоть прижал его к земле, когтистая кисть – удар за ударом – лишала его лица. Глаз выпал, в этот миг заклинание едва не сорвалось с рук вампира и не ударило по Инире – но она прибила мечом его раньше.
Лезвие вышло из его плоти. Затем вонзилось в нее вновь. Затем еще. И еще. Когтистая рука вырвала половину шеи и взялась за вторую…
Толчок. Инира покатилась, ударяясь боками об землю, и как только она встала, на нее прыгнул мертвый волк.

+1

14

Инира не стала спорить с девочкой, признав её, как искуссного врачевателя. Эрейн молча кивнула и отвела взгляд, вновь усмехаясь про себя. И зачем она добавила ту фразу - касательно "лекаря не из последних"?.. То же ей, самоутвердиться решила... Хмыкнула про себя: как настоящий ребёнок, ей богу. Или, скорее, как подросток. Заносчивый и нуждающийся в подтверждении собственной важности. Да, дракаина иногда замечала за собой такое: вероятно, этому способствовала детская внешность. Впрочем, не сказать, что это было исключительно плохо: когда было необходимо, она вела себя по-взрослому, вызывая невольное уважение - а в остальное время было неплохо иногда и "повалять дурака", вводя окружающих в заблуждение - так, на всякий случай. Конечно, не в полной мере: Эрейн, несмотря на далеко не старческое поведение, всё же слишком привыкла создавать у окружающих ощущение того, что с ней можно и нужно считаться - так что, осознавала, что вряд ли сможет убедительно сыграть "настоящего" ребенка. Впрочем, зачастую окружающие так спешили поверить собственным глазам, что им этого и не требовалось. В основном, Книжницу это устраивало - делал умное лицо ответственного взрослого в их паре обычно Заратос.
- Давно вы здесь?.. На Болотах? - спросила она задумчиво вслух у воительницы. Всё-таки та была настоящей счастливицей: протянуть невесть где, в глубине Топей, до появления благожелательно настроенных "мимо проходящих", оказавшись живой и раненной не больше, чем уже было... Воистину, эта беловолосая была любимицей судьбы - пусть даже ей самой могло так и не казаться. Уж Эрейн знала, о чем говорила: сама пару тысяч лет назад в схожих обстоятельствах оказалась - только благодаря Аурелиусу и выжила. Повезло же напороться на корягу не где-нибудь и как-нибудь, а под самым носом у лича. Хотя, если так послушать, без знания подробностей - то на ум сразу приходит мысль: "Да уж, повезло, так повезло...". Впрочем, девочка отвлеклась. Хорошо, что всё хорошо кончается: и для неё, и для этой девушки.
Следующие слова Иниры заставили Книжницу мельком взглянуть на ту и едва уловимо понятливо кивнуть: судя по ним, беловолосая была с Тенебры, пропитанная традициями тамошних верований и традиций, по-своему красивых и притягательных - по крайней меры, для самой дракаины. Интересно, каким ветром её занесло на материк?.. Впрочем, спрашивать сейчас об этом было не время: это слишком личное, наверняка, а на Иниру и без того много всего свалилось - одно нападение нежити на неё и её сородичей чего стоило. Нет, вряд ли она была так сильно травмирована - просто это требовалось... переварить. К тому же, Аче подозревала, что вопрос о родине не вызовет у потрошительницы особо тёплые воспоминания: от хорошей жизни она вряд ли покинула бы родные места.
- Тихо! Пригнись, - оторвал от размышлений девочку голос последней - и Эрейн еще прежде, чем полностью осознала происходящее, приникла всем телом к валуну на котором сидела, готовясь соскользнуть вниз. Однако девушка прижала её к себе, вдвоем укрываясь в тени камня. Она не сопротивлялась: она прекрасно осознавала, насколько острое чутьё волчицы - да и её собственное подсказывало, что рядом угроза. А Заратос как раз ушел... Оставалось только надеяться, что тот в очередной раз почувствует, что его подопечная опять куда-то влипла и вернется вовремя. Ну а если нет - то дракаина и сама справится. По крайней мере, постарается. Куда ей деваться-то? Приятно, конечно, осознавать, что на твоей стороне воительница с обостренными реакциями - но Эрейн предпочитала быть пессимисткой (просто на всякий случай) и рассчитывать, в первую очередь, на себя.
Тем не менее, пока у неё еще было время: Инира выясняла отношения с нежитью, которая, правда, не понятно, что здесь делала - прямиком у логова древнего лича. Не проходила же просто мимо, так ведь?.. Впрочем, возможно, пара мертвых волков и вампир шли по следу потрошительницы - мало ли, что было между ними в прошлом. А сам хозяин этого места... Всё-таки наверняка окружающие знали, что его здесь давно нет, к тому же, стоит понимать, что некоторые вампиры не намного слабее могут оказаться. А пока девочка, послушавшись беловолосую и отойдя подальше, скользнула рукой в кисет, доставая и почти любовно очерчивая кончиками пальцев контуры руны Кано - изгоняющей нежить. Сосредоточилась, призывая магическую энергию, и когда на упавшую в тот момент девушку прыгнул один из немертвых сородичей, шепнула доверительно "Кано" - вытянула в сторону нападавших раскрытую ладонь с руной. Тонкие контуры вспыхнули алым, цвета крови, которой и были, собственно нарисованы, светом - и в вампира и нескольких потрошителей ударил багровый поток, обжигая их и нанося весьма неприятные и болезненные увечья, заставляя отступать всё дальше и дальше.

Отредактировано Эрейн (19.01.2021 06:03)

+1

15

- Несколько дней, - Инира слегка поморщилась. Может, ей показалось, а может, и вправду от воспоминаний на миг разболелась голова. Впрочем, боли могли прийти от чего угодно - как от недавних повреждений, так и от испарений, которые стелились над Топями Стагмуса ядовитыми туманами. Инира слышала разные легенды о дурманящих ароматах, то и дело поднимавшихся из трясин. Некоторые ослабляли тело, другие - душу. Иные запахи и вовсе подчиняли разум чужой воле, заставляя делать ужасные вещи. Пепельной оставалось полагаться на обоняние - едва она учует что-то подозрительное, неестественное, тут же свернет назад. По крайней мере, так все сложилось в ее голове.
Но получится ли? Мысли казались наивными.
- Но в такой темной глуши - еще меньше, - добавила Инира. И уже сама была не рада, что пришла сюда.
Эмоции омрачило второе нападение.
Инира подпустила их - слишком близко. Непростительно. Ее внимание было отвлечено, ее дух познал замешательство, и в какой-то миг - пусть короткий - Инира даже стала беззащитной. И теперь битва обратилась новыми ранами для нее. Битва ближе и плотнее, чем ей казалось…
Рука взметнулась во взмахе, и в лицо Иниры брызнула темная жидкость с металлическим привкусом. Кровь - ничто больше не имело такой вкус. Кровь бодрила. Заставляла мускулы сокращаться.
...Эта кровь была с привкусом дыма. Вампир, оборотень, нежить - они словно горели, настолько ярко было свечение в этих темных болотах. И вместе с тем горело и сердце Иниры. Не битвой, нет - удивительно! Ей, прирожденной воительнице, мерещился не бой, но погоня. Движение. Страсть.
- Хорошо ты их поджарила, Эрейн! Но их нельзя отпускать.
Шаг. Другой. В зарослях почва была крепче, и Инира могла ускорить погоню. Только бы не оступиться. Трясины стали последним пристанищем для многих неосторожных странников.
Она увлеклась погоней, и жаркая кровь разливалась по ее венам. С каждым сокращением мышц возрастала, будто побег, жажда прервать чужое вторжение здесь и сейчас. Они враги. Они - конкуренты. Им не может быть места на нее территории.
Ее ли?..
Зубы и клыки слились в оскал.
Ныне - да!
Ее - и больше ничей!..

- Задели, - процедила сквозь зубы Инира, когда вернулась с погони. - Руку зацепили. Ох…
Она оперлась спиной о каменную стену и опустилась наземь рядом со входом в пещеру. Рука то и дело дергалась - не от недуга, скорее от мыслей. Кто-то говорил, что нечисти достаточно лишь задеть пальцем, чтобы обратить в подобные себе. Другие говорили - нужно укусить. Третьи - что нужно провести ритуал. В ее памяти большая часть услышанного была сущим бредом, но проверять Шейда не осмеливалась.
Путь мертвых - тоже интересен, но… не сейчас.
- Вонь трясин смешивает все запахи, - устало выдохнула Инира. - Я так и не поняла, есть ли там еще эти твари… Долго вам еще? Что вы тут ищите?..
До недавних пор Инире было все равно. Мало ли, кто какой трофей хочет себе добыть, но… здесь - Топи Стагмуса. Цель должна быть поистине важной, чтобы ради нее подвергать себя такой опасности. Кто знает, может, и Пепельной что-то с этого перепадет. А может, она и вовсе будет не рада, что связалась с такой странной компанией.
Она взглянула на Эрейн. Магичка. Дракон. И все же - почти ребенок, наверное. Что-то в этом факте не давало Инире покоя, будто пробуждало нечто, скрытое и спрятанное в глубинах ее сознания, ее души. Нечто неприятное. Чего не хотелось никогда не переживать снова. Но что?
А может, она просто корила себя за то, что поддалась азарту, что жажда охоты, погони, жажда крови затмила разум, перечеркнув самообладание?
- Напрасно я так сорвалась, - покачала головой Шейда. - Оставила тебя… А ведь могли появиться и другие вампиры... Хотя вряд ли им нужна ты.
Оперевшись рукой о камень, Инира поднялась с земли. Перевела дух - и хватит. Нужно быть начеку.
- Порою сложно контролировать зверя. Мы с ним… недавно встретились. Его хлебом не корми, а дай охотиться и загонять.
Если бы не встреча с Элейрас, если бы не руны на спине, кожа под которыми покалывала в моменты наивысшей ярости... Кто знает, может, Инира и вовсе сошла бы с ума и сгинула бы в лесах Эларии.

Отредактировано Инира (06.05.2021 19:05)

+1

16

— Несколько дней, - произнесла беловолосая. Она немного поморщилась, а сама Эрейн приподняла брови, во взгляде её отражалось искреннее уважание. Выживать в этих местах в одиночку в течении нескольких дней... Надо уметь. Впрочем, она-то чему удивляется?.. Чай, перед ней стояла не маленькая, довольно ловкая и выносливая девочка практически без каких-либо боевых навыков. Эта девушка была довольно опытной воительницей да и, судя по всему, путешественницей, уверенно державшей в руках оружие, да и чутьё волка-потрошителя, его скорость, сила и ловкость... Нет, однозначно, здесь они представали в разных весовых категориях. Было ли это обидно осознавать самой девочке?.. Ну... Обидно - точно, нет. Скорее, завидно и немного грустно. Она прекрасно осознавала, что всему - своя цена. У неё самой полно своих сильных сторон, которыми, наверняка, не обладала сама Инира - и это более-менее уравновешивало их шансы на выживание, хоть немного, но примеряя с далеко не самым справедливым окружающим миром. Впрочем, так ли уж жаждала справедливости маленькая дракаина?.. Тут уж как посмотреть. В некоторых вопросах, по крайней мере - скорее, нет, чем да.
Мысли по поводу собственной боеспособности навещали Эрейн довольно-таки регулярно - и этот случай не стал исключением. Сколько раз, на протяжении многих лет, она только и могла, что стоять в стороне и наблюдать за происходящим со стороны, не в силах помочь чем-либо, а потому вынужденная дожидаться конца схватки, чтобы потом, если будут возможность и необходимость - помочь раненным?.. Очень много. И это некоторое время било по самолюбию девочки - до тех пор, пока она не смирилась. Но не в этом случае: их противником выступала нежить, с которой Тишь знала, как бороться. Кано пришла ей на помочь: из-под пальцев, очерчивающих давно знакомый рисунок, брызнул яркий багровый свет, который окутал немертвых - и те зарычали, зашипели от боли, тела их стали полупрозрачными, и казалось, будто под кожей у них - раскалённые угли. В итоге, большая часть из них осталась лежать тут же, медленно погружаясь в сырую болотную землю, и лишь некоторые - из тех, что находились подальше - смогли вовремя сориентироваться и отступить, стремясь спастись и зализать раны. Возможно, они вернутся - но Эрейн рассчитывала, что их с Аурелиусом и Инирой с этому моменту уже тут не будет.
А сама Инира тем временем тоже начала трансформироваться: немного выросла, чуть пригнулась, кое-где проступила шерсть и обнажились клыки, в глазах проступило нечто звериное, морда вытянулась на манер волчьей, прозвучал низкий, утробный рык - словно готовилась отправиться в погоню вслед за нападавшими. Но что-то её остановило: Эрейн еще не успела окликнуть, попытаться остановить её - а превращение потрошительницы откатилось назад, и та опустилась на землю, прислоняясь спинок к камням и обращая внимание на свою маленькую спутницу.
- По идее, не очень, - пожала та плечами в ответ. - Не могу сказать. Спросите у Заратоса, - беловолосой, наверняка, так было сложно сказать, в самом деле ли дракаина не знает ответа - или же просто желает отмолчаться, "переводя стрелки" на своего спутника.
Как бы там не было, последний пока не выходил, занятый чем-то своим в давно брошенной пещере, ну а рыжеволосая вновь устроилась поудобнее на камне, за которым пряталась, чувствуя, что всё, похоже, успокоилось: нежить ушла, больше не рискуя подбираться вплотную к логову некроманта.
Вот только чутьё ей подвело на сей раз. Вероятнее всего, вампир не только был куда более древним и, как следствие, сильным, чем его предшественники, но и использовал какую-то скрывающую магию - иначе как объяснить то, что ему удалось подобраться так близко, обманув восприятие потрошительницы и дракаины?.. Как бы там не было, в какой-то момент за спиной их послышался шорох, а затем, спустя, буквально, мгновение Эрейн дернулась и сдавленно зашипела: в горло и в бок, загребая также и руки, впились ледяные когтистые лапы, не давая дотянуться до мешочка с рунами и сдавливая шею, словно желая придушить. По идее, девочка должна была испугаться, запаниковать: но та замерла, криво улыбаясь и внимательно наблюдая за действиями Иниры, как бы спрашивая без слов, мол: "Ну, и что теперь?..".

+1

17

Странная девчонка. Отправилась в такое гиблое место, не зная, зачем. А ведь понимала, куда идет. По взгляду видно - понимала.
С другой стороны, что же Инира? Какая была у нее четкая цель, чтобы отправиться в Топи Стагмуса? Никакой - одни абстракции. Постичь волчье родство. Познать волчью стаю. При том, что душа ее рвалась в место, находящееся далеко отсюда. Ночами ей снилась Тенебра. Снилась зима.
Стоило прямо в Бруте сесть на судно и отправиться в Дейратус. Оттуда - домой. Но так вышло - дела. Сперва дела и задачи отвадили ее от моря вглубь материка, а потом путешествие ее увлекло.
Мысли, убежавшие очень далеко от изначальной точки, вдруг оказались прерваны. Шум потревожил покой Пепельной, едва успевшей зубами затянуть повязку на руке, и заставил ее резко обернуться, вынимая меч из ножен.
Инира оскалилась. Запах кровососов было трудно узнать - то трупная вонь, то парфюмы, то железный аромат крови, то духи знают что еще. В этот раз неведомо чем от него несло - и в смраде Топей Инира не уловила его приближения.
В ее глазах горела злость. Не только за уничтоженное поселение потрошителей, но и за то, что гадина подобралась так близко. И так нагло. Во взгляде вампира было злорадство, во взгляде Эрейн… смирение? Неужели она уже поставила на себе точку, лишь почувствовав захват чужих рук?
Как угодно, но Инира - не поставила. Замешательство длилось лишь мгновение - ноги делали шаг за шагом, два прыжка, быстрых и осторожных. Спустя секунду Инира схватила обе кисти вампира и рывком развела их в стороны. Ее голова резко рванулась вперед; лбом Пепельная ударила в переносицу противника.
Хруст. Она его ясно слышала. Но, улыбаясь и красуясь сломанным носом, вампир не растерялся, даже не замешкался. И верно - к чему ему дышать? Инира успела лишь оттолкнуть Эрейн в сторону и вынуть меч из ножен - и спустя миг сильный удар заставил ее оторваться от земли. Пепельная приложилась спиной, и на мгновение воздух вышел из ее легких. Глубокий, громкий вдох - и в глазах прояснилась. Лежа на земле, Инира отмахнулась от налетевшего противника мечом. Кажется, это дало ей несколько секунд...
В груди еще щемило - а Инира уже перекатывалась в сторону через бок, ударившись коленкой о меч плашмя. Вдох. Инира попыталась подняться, упершись рукой о землю. Выдох. Спертое дыхание почти восстанавливалось, как это раньше бывало сотни раз.
Взгляд уловил стремительную тень. Инира отмахнулась - уверенно, не беспорядочно - и даже задела кровососа, но не так, как хотела. Холодная кровь брызнула в стороны, но ее было меньше, чем нужно. Удар наполовину провалился. Взамен Инира получила когтями по предплечью, которым успела закрыть шею, и удар в грудь, едва ли не отбросивший ее назад.
Напрягла мышцы ног. Устояла.
- Сдались тебе те волки, падаль, - ее голос был напряженным, но слова не застревали в глотке. Дыхание после падения восстановилось.
Они снова схлестнулись, едва она произнесла фразу. Ныне враг не давал ей времени на трансформацию, иначе волчьи когти уже вырвали бы шею мертвяка. Стычка была вновь скоротечной и вмиг закончилась. Разбежались на несколько секунд. Инира держала пальцы на пульсирующем виске, и по ним стекала кровь. Вампир же отделался лишь зуботычиной навершием меча. Кажется, один клык он потерял, но Пепельной это не давало ничего.
Они вновь ринулись друг к другу - и в этот раз Пепельная оказалась на земле, держась за кровоточащее плечо, а вампир восстал над ней. Ее нога резко дернулась и ударила по его промежности, заставляя того согнуться. Но так его рука достала до нее, и он распорол ей бок. Инира перевернулась, махов ноги ударив врага по голове, и оказалась сверху, но тут же вампир ее оттолкнул, заставив отлететь и вновь упасть на спину. Дыхание снова сперло. В глаза - тьма.
Казалось бы, еще чуть-чуть - и задохнется.
Нет.
Кулаки сжались. Взгляд прищурился.
Еще немного...
Встану.

Но вампир встал раньше. Он стоял в шаге от нее, и этот шаг ему не дался просто. Он пошатнулся, держа рукой промежность, и лицо его было искажено болью и яростью.
Инира дернула рукой, пытаясь отмахнуться мечом. Ее движение было быстрым для обывателя, но медленным по ее меркам. Кажется, она не успевала защититься.

Отредактировано Инира (23.06.2021 12:10)

+1

18

Вела ли себя Эрейн тихо и смирно в руках вампира потому, что сдалась?.. О, нет. Просто в данном случае разум в ней взял вверх над гонором - и в том, чтобы брыкаться зазря, рискуя жизнью, она не видела смысла. Превратиться было крайне затруднительно, если не сказать - невозможно; до рун не дотянуться. И вообще, малейшее неосторожное движение или звук - и ей оторвут голову. Так что, было необходимо, в первую очередь, поработать как следует головой, чтобы выбраться живой из этой передряги.
И в этом ей могла помочь Инира: девочка уже убедилась, что с той у нежити свой конфликт. Какой именно и с чего вообще всё началось - в данном случае всё было не важно. Так или иначе, эти двое были на ножах, а сама беловолосая образцом покорности и смирения, очевидно, не являлась. Так что, каков шанс был того, что она бросится маленькой целительнице на помощь, невзирая то, что вампир прикрывался той как щитом? На самом деле, весьма высокий. А если так, то их противник будет вынужден оттолкнуть девочку, чтобы защищаться самому. Главный вопрос заключался в том - насколько сильно он её при этом ранит?.. Это, увы, уже зависело от скорости реакции координации и реакции как его самого, так и волчицы - кто из них окажется быстрее. Так или иначе, чутьё подсказывало дракаине, что ей повезёт и она не умрёт сегодня. Причин не верить ему она не видела, так что оставалось лишь полагать, что теперь лишь оставалось уповать на то, что травмы, нанесённые ей, и в самом деле окажутся не смертельными, а Инира сможет разобраться с противником прежде, чем тот сделает то же самое с ней. Ну, или хотя бы Аурелиус уже поскорее выйдет: тот, очевидно, по-настоящему чем-то увлекся (как и за собой, Аче регулярно замечала подобное за ним), раз не реагировал на происходящий снаружи бардак.
Все эти мысли уместились, буквально, в доли секунды - а в следующий момент хватка вампира ослабла, чтобы спустя долю секунды и вовсе исчезнуть. Правда, испытать хоть что-нибудь по этому поводу Книжница не успела: в груди вспыхнула обжигающая боль, а затем она почувствовала, как её, словно пушинку, сперва отшвырнуло, чтобы после - со всей силы ударить о землю, напрочь выбивая дух. Девочка задохнулась от боли, перед глазами у неё потемнело. Судорожно хватая ртом воздух, она ощутила странное, смутное знакомое, чувство в груди - и, потянувшись, коснулась той и осознала, как медленно, но верно намокает от крови одежда. Дракаина попыталась определить степень тяжести повреждений - однако сознание быстро обволакивало мутной пеленой боли, не позволяя ей мыслить быстро и трезво. Где-то рядом раздавались звуки борьбы и рычания - однако у неё не было сил даже просто повернуть голову и посмотреть, что происходит, да и темнота перед глазами попрежнему не спешила отступать.
У Иниры дела тем временем тоже обстояли ненамного лучше: она не успевала защититься от удара когтями вампира, направленного ей в шею. Рука его стремительно приближалась... И шмякнулась ей на грудь, источая капельки вязкой черной крови, сбритая напрочь одним лишь ударом клинка - над северянкой нависла фигура мужчины в черном доспехе. Кровосос рыкнул от раздражения и неприятного чувства от потери конечности, но своего запала не потерял - попытался замахнуться другой. Не успел: еще один взмах мечом - и его голова покатилась по земле; теперь крови было больше - и всё же несравнимо меньше, нежели у живого. Тело лич небрежно толкнул ногой. На Иниру он даже не смотрел.
Куда больше его интересовала собственная подопечная: оказавшись рядом с ней и опустившись на колени в мгновение ока, Аурелиус парой движений вскрыл сумку девочки, достал оттуда флягу со слабым исцеляющим зельем - давно уже знал, где у неё что лежит - влил его ей в рот аккуратно, придерживая затылок. Та издала слабый стон, взгляд несколько прояснился - пелена перед глазами отступила, да и боль несколько смягчилась. Теперь она могла, по крайней мере, хоть как-то соображать и владеть собой. Ворон бережно взял её за руку, поднося окровавленные пальцы к свитку пергамента, который развернул перед ней.
- Рисуй Ингуз, - в его тоне умудрялись каким-то образом сочетаться мягкость, обычно несвойственная немертвым - и жесткость, ясно дающая понять, что Эрейн нельзя расслабляться. Та моргнула, рвано выдохнула, морщась от боли - и её рука, ведомая и поддерживаемая мужчиной, аккуратно вычертила алый узор Ингваз, наделяя его силой. Это усилие стоило ей немало: сразу после завершения заклинания к дракаине в утроенной мере вернулась слабость, сознание начало понемногу меркнуть - но также ушла и боль. Еще пара секунд - и Книжница и вовсе провалилась в забытие.

+1

19

- Ахх… Сука… - сжав челюсти, Инира поднималась на ноги. Встала, щурясь и готовясь в любой миг прыгнуть в сторону. Но услышала лишь тишину. Новых запахов не учуяла. Ни хруста кустов где-то поодаль, ни резких движений, теряющихся в тени деревьев - ничего не было. Она оперлась рукой о валун и прислонилась к холодному камню. Приятно. Как же приятен был сейчас холод...
Инира на миг закрыла глаза, чтобы прислушаться к ощущениям тела. Кровосос где-то в боку ее задел. Кровь не хлестала фонтаном, но все же пролилась, затекая под одежду, холодя кожу. Неприятно. Но конец ли это для всех неприятностей? Или ждать следующих?..
Действительно, все кончилось. Лич пришел вовремя - возвратись он минутой позже, и мог бы насчитать еще два трупа.
Боли становилось все больше - и не только от серьезных ран. Где-то ушиб давал о себе знать, где-то мелкий порез. Вдобавок Инира едва ли не с ног до головы была залита вампирской кровью, которая была неотличима от ее - и определить степень повреждений становилось совсем непросто. Бок, да. А еще что? Одним духам ведомо, все в крови и все болит…
- Спасибо, - выдохнула Инира, приблизившись к личу и девчонке. Она произнесла это тяжелым тоном, словно ей недавно дали под дых. - Как она? - прижимая ладонь к боку, Пепельная кивнула на Эрейн. От Шейды не ускользнуло то, что Эрейн очнулась лишь на миг. И то - лишь когда к ней применили чары.
В горячке боя Инира не заметила, чтобы Эрейн полоснули когтями или сталью. Вроде бы такого вовсе не случилось. Но…
- Она упала, - сказала Инира. - Точнее, ее швырнули.
Про возможные переломы и внутреннее кровотечение Пепельная не стала говорить - слишком очевидным это ей виделось. Наверняка лич и так это понимал; он показался ей относительно сведущим в медицинской помощи живым. Именно поэтому она и сообщила ему, что случилось с Эрейн - не просто поддержать диалог. Сведения могли оказаться полезными.
Пока выдалось затишье, Пепельная вынула из подсумка флакон. С хлопком вынула крышку и осторожно, экономно пролила себе на рану в боку. Ее зубы сжались от боли. Кожу пекло. Да и не только кожу. На несколько мгновений ей казалось, что сейчас она сгорит - даже мышцы сократились и руки с ногами дернулись, словно Пепельная вот-вот сейчас помчится куда-то.
Но это работало. Зелье было действенным, хоть и готовилось из самых простых ингредиентов. Занятия с Эрнестаром прошли недаром.
- Что дальше? Если идти на юг, быстрее уйдем из топей. А на север... Сколько там сотен километров, уже не вспомню... Это уже без меня.

+1

20

Лич сосредоточенно изучал состояние своей подопечной, склонившись над ней. Его вмешательство - пускай и далеко не самое своевременное, к сожалению - и таланты Аче в области рунной магии сделали своё дело: Мелкая осталась в живых, и по-настоящему смертельной угрозы для её состояния больше не было. Кровотечение остановилось, сама образующая ткань легкого восстановилась. И всё же, требовалось обеззаразить и наложить швы на остаточные следы ранения - и вот этим требовалось заняться как можно скорее.   
- Она упала. Точнее, её швырнули, - послышался приглушенный голос откуда-то издалека. Аурелиус, попрежнему не оборачиваясь и не произнося ни слова, одной рукой осторожно приподнял девочку, другую сунул под рубашку той, проводя по шее и позвоночнику. Спустя пару минут убрал и с точной такой же аккуратностью опустил обратно, на землю. Как подсказывал его медицинский опыт, здесь всё также было хорошо: Аче упала весьма удачно, отделавшись весьма удачно. Наверное, не будь мужчина сейчас столь сосредоточен, у него обязательно мелькнула бы мысль: "Интересно, что бы было в том случае, упади она столь же удачно в нашу первую встречу?".
И всё же, сейчас ему было не до этого: Заратос мягко поднял бессознательную дракаину на руки, проходя к пещере. На Иниру он больше не смотрел, словно той для него больше не существовало. И всё же, перед самым входом в пещеру, услышав её слова относитель планов на дальнейший путь, остановился на миг.
- Мне всё равно, что с тобой будет. Ты бесполезна, - и скрылся в полутьме приоткрытого хода. В его голосе не было абсолютно ничего: ни упрёка, ни гнева, ни раздражения - будто он просто констатировал факт. Факт того, что Инира не смогла спасти маленькую девочку от одного-единственного вампира - и только Ворон спас их обеих. И всё же последний не обвинял волчицу в произошедшем: он сам должен был следить за Аче, а не оставлять непонятно, на кого. Однако, если бы у него еще сохранялась способность испытывать чувства - он был бы разочарован и сожалел бы о том, что позволил Аче тратить на неё свои силы. Разумеется, мужчина не собирался присоединять потрошительнуцу к своим подопытным - как-никак, обещал Мелкой не делать этого. Но считал, что её уход только улучшил бы ситуацию: если уж не может помочь, то пусть, по крайней мере, не мешает. Да и Аче волнений меньше.


Сознание возвращалось медленно и неохотно, словно в известном танце, делая сперва один шаг вперед, а потом целых два назад. Эрейн с усилием приподняла свинцовые веки и осмотрелась по сторонам. Тяжелый сводчатый потолок показался ей смутно знакомым, и чем больше разглядывала его, иногда переводя взгляд то в левую, то в правую сторону, тем сильнее становилось чувство, что когда-то она уже была здесь. Вот и запах знакомый: остаточные, почти уничтоженные временем и ветрами, "ароматы" каких-то алхимических веществ и трупов. Звуков практически никаких не было: Топи словно бы замерли, на время в ожидании, опасливо, затаившись после драки рядом с пещерой лича, уже не заглядывавшего сюда.
Тут в стороне возникло движение, дракаина с трудом повернула голову - и столкнулась взглядами с парой пустых глазниц, в глубине которых мерцали голубоватые огоньки.
- Ты на меня плохо влияешь: я не учусь на своих ошибках, - вздохнул Ворон, глядя на неё сверху вниз. - Или же это ты хорошо притворяешься, что учишься - чтобы потом в очередной раз по уши влезть в неприятности.
Девочка опустила взгляд, изображая виноватое выражение лица: сказать ей было нечего. Она в самом деле иногда куда-то уходила без Заратоса - чтобы, действительно, влезть в очередную историю, порой - со смертельным риском.
- Спасибо, что спас меня, - наконец, негромко произнесла вслух. Мужчина лишь головой покачал, мол: благодарность-то он примет и спасет после в очередной раз - но дело-то совсем не в этом. Поставил рядом с ней её же сумку, которую прихватил вместе с ней.
- Одевайся, - тут и в самом деле откуда-то со стороны выхода подул прохладный ветерок, и Книжница поняла, что лежит на том самом столе, что и более тысячи лет назад, почти обнаженная и укутанная в одеяло. Девочка благодарно кивнула личу и с осторожностью села, свешивая ноги и изучая себя - грудь была перебинтована и на правом бедре красовался внушительный синяк, а в остальном всё было достаточно неплохо. Стянув одеяло, натянула шерстяную тунику и брюки, после тёплую накидку, обулась, с помощью Аурелиуса аккуратно опустилась на пол.
- Здесь я закончил. Так что можем идти, - коротко сказал Ворон, наблюдая за ней. Эрейн молча кивнула: им и в самом деле пришла пора возвращаться.

+1

21

Инира провела взглядом лича, опираясь о позеленевший и завонявшийся от мха ствол дерева, и несколько мгновений смотрела в удаляющуюся спину мертвеца. Пепельная оседала наземь, пытаясь контролировать дыхание; зелье было действенным, но не всесильным. Время и спокойствие - их очень не хватало. Не хватало гонящего вдаль пения ветра и бодрящего холода, не хватало сверкания снега на солнце, уханья совы - и движения Пепельной становились от этого вялыми. Взгляд расплывался, и боковым зрением она увидела метель над снежными полями. Кваканье лягушек и жужжание стрекоз растворялись в шуме этой метели, и взгляд вдруг заполнила бледная дымка…
Бело. Холодно. И вроде бы медведь рычит.
Как на Тенебре... А рядом... Это был снежный волк? Инаэ?... А позади, с круговороте снежинок... Человеческий силуэт? Или чудовищный?.. Это мог быть идхало, бич северных путников?
...Кожу защипало от мороза, глаза заслезились от бьющего прямо в них ветра...
Вздох. Глаза открылись, узрев вокруг лишь болото, а слух уловил звук шагов, исчезнувший спустя мгновения. Не было здесь Тенебры. Лишь трясины, среди которых лич отдалился с девчонкой на руках, преследуя какую-то свою, странную миссию этой пары. Прилив сил от зелья позволил бы Инире их догнать, но что было бы потом? Мертвец не чувствовал усталости, за ним можно и не поспеть при всех травмах... А можно было и поспеть... но не получить никакого прикрытия в случае очередной схватки - на это явно намекнули.
- Ах... - Инира едва заметно выдохнула сквозь зубы, упираясь ладонью в морщинистую кору дерева и поднимаясь на ноги. Она смотрела вглубь пещеры, куда лич унес Эрейн, но это длилось недолго; не скованная более обещаниями, Инира развернулась обратно.
Но куда идти? После сражения в деревне Инира долгое время была почти в беспамятстве. Она потерялась в топях, и обратный путь лишь по обонянию приведет ее обратно в деревню, где судьба столкнула Шейду с опаснейшим вампиром. Она не выдержит второй такой битвы, и возвращаться было незачем - своих сородичей-волков она больше не увидит. Разве что в образе поднятых мертвяков.
На юг. Просто на юг. Идти, глядя на солнце, на созвездия, на деревья, мох и муравейники.
Потом - она продумает путь через Топи Стагмуса заново. Но сейчас - убраться отсюда живой.
Приметы показывали направление - по правую руку от Пепельной. Первые шаги дались трудно - она пошатнулась, - но поступь твердела с каждой минутой. Еще немного, и Шейда расправила плечи; это принесло новую порцию боли, и ее клыки сжались.
На юг, - доносился голос или рык, кто уж разберет... На юг.
…Она услышала шаги за миг до удара. Не видела, кто бежал на нее, но звук сминаемой травы доносился отчетливо.
Инира успела отмахнуться - но уже в падении. Чудом она не наткнулась на сук - наверняка такая же удача спасла нападавшего от удара. Косой взмах наобум кого-то, может, и задел, но Шейда все еще не избавилась от обидчика.
Точно задел. Инира слышала вскрик.
Биение сердца - ее сердца. Резкий поворот. Ноги уже прочно стоят в земле, и острие клинка взрезало грудь противника.
Сверхчеловеческая сила отбросила Пепельную назад, и дыхание сбило от удара спиной оземь, а мир будто померк. Но только на мгновение - у Иниры был сюрприз, сила Волчьего Бога, которой он одарил ее. И она поднялась. Уклонилась. Прыгнула. Ударила. Ее зубы вгрызались в горло, ее меч отпиливал голову, пусть и с раны в боку сочилась кровь, а алые брызги струились вокруг нее…
Огромный кусок плоти отделился от шеи вампира; Инира поднялась и взмахом меча завершила начатое, снеся ему голову. И она упала. Рука инстинктивно зажала новую рану, Шейда шумно выдохнула, безуспешно пытаясь удержаться на ногах... Не удержалась. Но слушала. Нюхала. Пусть только приблизится кто - и их судьбе не позавидовать... Или же ее судьбе.

+1

22

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Завершенные эпизоды » Удержи своего Зверя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно