Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — ИГРА НАХОДИТСЯ В СТАДИИ РЕАРГАНИЗАЦИИ. В СВЯЗИ С ВОЗВРАЩЕНИЕМ СОЗДАТЕЛЯ (ПОЯВЛЕНИЕМ У НЕГО ВРЕМЕНИ). ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ПОМОЧЬ/ВЕРНУТЬСЯ В ИГРУ (КАСАЕМО СТАРЫХ ИГРОКВО) ПРОСЬБА ОБРАЩАТЬСЯ ВК ВК СОЗДАТЕЛЯ


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Незавершенные эпизоды » Самый звонкий крик - тишина


Самый звонкий крик - тишина

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Название флэшбэка: Самый звонкий крик - тишина
Персонажи: Аллар и Эрейн зу Наштвирр
Локация: Даркарес, родовое поместье семьи зу Наштвирр, утро, прохладно и идет сильный дождь.
Описание: Эрейн вела себя как "хорошая девочка" уже который год: слушалась старших, обзаводилась связями, совершенствовала свои навыки и умения... И окружающие, следуя поговорке: "Не буди лихо, пока оно тихо", делали вид, что так и должно быть. Однако в какой-то момент "лихо" "проснулось" само, не дожидаясь, пока его кто-то разбудит - шило под хвостом Книжницы вновь напомнило о себе, и она засобиралась в путешествие. И лишь для Аллара эта её выходка не стала чем-то неожиданным - уж он-то свою дочь знал, потому и предполагал, что как образцовый член рода и "взрослый" дракон она вести себя будет не долго. Однако, как бы то ни было, им определенно стоит поговорить - или, по крайней мере, попытаться. 
Дата: 5 Ависа 5191 года

+1

2

Статная фигура главы рода зу Наштвирр уже который час пребывала в почти неподвижном состоянии. Он сидел за своим столом в рабочем кабинете и думал. Просто думал. Бремя лет легло на его плечи слишком заметно. Он был стар, возможно даже очень. И осознавал это. Глубокие морщины залегли на лице. Будущее его клана все больше становилось туманным. Сын, который никак не хочет обзавестись потомством. И дочь, которая чисто физически это не могла. Оба отпрыска по той или иной причине не хотели радовать продолжением рода. Древний дракон устало выдохнул. Он не хотел мириться с подобным, но ничего не мог сделать. Что выглядело даже иронично, если присмотреться каким стал клан Наштвирр с самого его зарождения, и каким могучим повелителем являлся глава рода. Горечь от подобного терзала Аллара, но он никому не подавал вида. Даже своей собственной жене, у которой и без этого хватало забот. “Не думал, что все мои старания пойдут прахом.” - мрачно подумал дракон, но отогнал эти упаднические мысли. Ко всему тому же Эрейн снова “активизировалась”. Дочь слишком примерно вела себя, исполняя волю рода. Это сразу насторожило Аллара. Он сомневался, что это происходит просто так. Даже спустя то время, когда остальные решили, что дочь главы рода остепенилась, сам Аллар ни на секунду не сомневался - это лишь затишье перед бурей. И его драгоценная дочурка отчебучит что-то крайне грандиозное. Заявление, что она дала - просто нонсенс. Он ждал чего-то подобного, но чтобы настолько? Это казалось глупым и абсурдным. Но… Кто он такой, чтобы запрещать что-то дочери, пострадавшей из-за него? Ведь из-за того, что он был так неосмотрителен Эрейн на веки вечные осталась той маленькой девочкой, которую он очень сильно любил и баловал. Лишь со временем пришло осознание, насколько чудовищно себя повел игнорируя проблему, так и не поговорив с ней об этом. Ему до сих пор было тяжело смотреть без внутреннего содрогания на все такой же юный облик, что оставило проклятье. 

В какой-то момент Аллар понял, что пора говорить. Обо всем и сразу. Но вот подходящих моментом все не было. Он постоянно откладывал под самими различными предлогами, ведь дела рода всегда были очень важны. Но стоило ли при этом забывать про дочь? Нет. Так почему же он избегал ее или вел себя так прохладно, будто она чужая? Более зоркие окружающие видели это, но благоразумно молчали. И этого его устраивало. До нынешнего момента. Больше откладывать было нельзя. Он не знал, вернется ли его дочь в ближайшее тысячелетие. Любая поездка могла затянуться. Кто знает, что может случится. И он сам не вечен. Драконы, при всех тех благах, которыми они были одарены при появлении, не обладали бесконечным запасом жизненных сил. Тем более, что такой древний, как Аллар. Все было решено. Он позвал слугу, чтобы тот пригласил Эрейн в кабинет. Это было тяжелое решение. Казалось, что его принять было сложнее, чем когда он посылал десятки драконов в безумные водовороты войны. Аллар ждал, слушая тишину. Она казалась просто оглушительной. Настолько, что когда раздался стук, он вздрогнул от неожиданности.
- Войдите. - произнес он достаточно громко, чтобы можно было услышать за дверью.

+1

3

За окнами стоял весенний ливень, крупные капли равномерно барабанили по стеклу, удары которых сливались в один сплошной гул. Эрейн с идеальной выпрямленной - словно палку проглотила - спиной шла по коридорам родового замка зу Наштвирр, иногда скользя мимолетным взглядом по окнам, мир за которыми скрылся за пеленой дождя. Пять минут назад в двери её апартаментов постучался личный слуга Главы рода, вместе с почтительным поклоном передал, что его господин ждет её у себя в кабинете в ближайшую четверть часа; и уже по одному его взгляду, брошенному исподтишка, она поняла - он всё знает. Да и не  только он: девоча готова была поручиться, что подавляющее большинство и слуг, и членов рода уже осведомлено об её решении. О котором, между прочим, Тишь сообщила только утром, за завтраком, на котором присутствовал даже старший зу Наштвирр, который, между прочим, за последние годы крайне редко так делал - всё больше предпочитал трапезничать у себя в кабинете, не отрывапясь от работы. В общем-то, очень удачно вышел - иначе пришлось бы Эри самой к нему с этой "сногсшибательной" новостью к нему идти. Да, так вот. А кто еще не знает - тому об этом расскажут, самое большее, завтра. Не сказать, что реакция окружающих очень сильно волновала Книжницу - хотя, она знала, что все эти драконы испытывают: то самое чувство, когда ты, вроде бы, еще не оправился от неожиданности, и, одновременно, совершенно не удивлен произошедшим. Все они, в той или иной степени, знали Эрейн или, по крайней мере, были наслышаны об её характере, с которым уже успели смириться. И при этом дочь Главы уже более тысячи лет вела себя столь образцово показательно, что род уже было вздохнул с облегчением: ну, хвала Рагнару, вроде, угомонилась, повзрослела, взялась за ум. Поэтому новость, озвученная вечно юной дракаиной, была сродни громкому резкому хлопку, в один миг вырывающему, малость ошалевшее от такого, сознание из сна.
Однако значение их реакции как-то само по себе блекло рядом с той, что сейчас действительно имело значение для Эрейн - мнение Главы рода. Она тщательно пыталась вспомнить - когда в последний раз он вызывал её к себе для отдельного, приватного разговора?.. Кажется, это было лет... сколько?.. Тридцать назад? Для человека полжизни, для дракона - плюнуть и растереть. Нет, им, разумеется, было, что обсудить - но темы эти носили сугубо деловой характер и их легко можно было передать в коротком рабочем письме через вышколенного секретаря старшего зу Наштвирр: личности, с которыми Эри наладила контакты благодаря своей работе целителем, наработки, которые можно было бы использовать во благо рода и всё в таком духе. Всё. В остальном же, лорд был... личностью непредсказуемой: уж насколько Эри была проницательной, но и ей было сложно предугадать действия того, с кем она практически не знакома лично. Да, если исходить исключительно из слухов и того, каким Глава представал перед всеми, то вывод напрашивался сам собой. Но Книжница считала эти показатели слишком ненадежными, чтобы составлять полноценное мнение. И если исходить из всего этого... то девочка испытывала определенную... тревогу. Нет, она не боялась - так как вряд ли вообще умела испытывать это чувство - но порядком волновалась. Но какие бы чувства она при этом не испытывала - её лицо оставалось столь же спокойным и серьёзным, как и всегда.
Но вот Книжница замерла перед массивной дубовой дверью, ведущей в кабинет отца, глубоко вдохнула и выдохнула, машинально пригладила волосы - и постучалась.
- Войдите, - отозвался знакомый и, в то же время, до боли далекий - и в данном случае не о расстоянии шла речь - голос.
- Вызывали меня, мой лорд? - спросила Аче, с трудом отворяя тяжелую дверь, заходя в помещение и замирая перед мужчиной, сначала слегка поклонившись в знак приветствия, а после выпрямившись и сцепив руки в замок за спиной.

+1

4

Он не встал из-за стола, чтобы поприветствовать ее. Аллар впервые за долгое время расчистил его от всевозможного рода бумаг, сложив их по ящикам и полкам. Ничто не должно было отвлекать их от предстоящего разговора. Пронзительный взгляд впился в девочку, что стояла перед ним. Черные глаза изучали ее. Внутри древнего дракона все сжалось. Ему было больно смотреть, но он не отводил взгляд, чтобы не показать свою слабость. Ни один мускул не дрогнул на его теле. Он застыл подобно камню, продолжая буравить глазами. Аллар понимал - то, что сейчас произойдет должно стать поворотным моментом в их истории с дочерью. Но во что это выльется, древний не знал. Даже умудренный жизненным опытом Глава рода не представлял, что произойдет с ними сейчас. Ненавидела ли она его за такое равнодушное и, отчасти, высокомерное поведение? Испытывала ли дочь вообще какие-либо к нему чувства? С тех пор утекло слишком много воды. Предстояло многое сказать и еще больше выяснить. Он жестом пригласил ее за стол.  - Садись, дитя. - пророкотал он глубоким басом. - У меня есть к тебе разговор. - этот факт был и так понятен всем. Просто Аллар старался оттянуть неизбежное, старательно оценивания и взвешивая каждое свое слово. Ведь любое из них может стать финальным и поставить точку. Поэтому он решился на старую стратегию в разговоре - начать издалека. Подождав, когда она усядется прямо перед ним, Глава рода зу Наштвирр слегка поменял позицию, положив обе руки ладонями вниз на стол так, чтобы она могла их видеть. Поза его, несмотря на беспристрастное лицо, была открыта и располагала к беседе. Дыхание было ровным и спокойным, голос же безэмоциональным. Но вот взгляд был другим. Несмотря на напускное равнодушие, он сквозил едва заметным интересом, чего раньше сложно было заметить по отношению к дочери. Даже сейчас, когда он затеял такой важный разговор, Аллар вел себя строго по этикету. Их разделяло небольшое, но ощутимое расстояние стола. Старый дракон не боялся близости с дочерью, но все-таки избегал этого из-за чувства стыда перед ней, в котором никогда никому не признается. Он бы мог посадить ее рядом с собой, как когда-то давно почти три тысячи лет назад. Но не стал этого делать. Они могли бы поговорить в более свободной атмосфере. Родовой замок располагал всевозможными помещениями. Но в этом случае была возможность, что кто-то услышал бы их. А такого Аллар допустить не мог. Предстоящий разговор был слишком важен, чтобы потом о нем судачили слуги.

- Эрейн. - наконец-то начал он, спустя то небольшое время, которое он ей дал, чтобы усесться. - Для начала я бы хотел выразить признательность за твою службу. Ты славно потрудилась для клана, став предметом гордости и примером для многих остальных. - даже заслуженная девочкой похвала прозвучала из уст древнего слишком сухо. Он постарался смягчить свой взгляд и сделать голос менее прохладным и официозным. - Но то, что ты задумала - безумие. Я категорически против твоего путешествия в одиночку. Сейчас слишком опасно для подобных затей и твоя тварь… - голос Аллара снова стал ледяным. Даже спустя время неприязнь к нежити, что вился вокруг его дочери, не утихла. И если бы не жена, он бы точно уничтожил его лишь за одну только угрозу в адрес Эрейн. Пусть она и была связана с их договором. Но он ничего не значил в глазах Аллара, если вдруг случится что-то опасное. В нем можно было уловить нотки презрения и даже гнева, пусть не такого заметного и настолько холодного, что даже снежные пустыни Тенебры могли показаться самым теплым и привлекательным местом на свете. - … не сможет защитить тебя от возможных подступающих угроз. Я не могу так рисковать. Как Глава рода зу Наштвирр - я против. - сказал он складывая руки в замок по направлению к дочери. Но прежде чем она могла бы что-то ответить, Аллар после небольшой паузы продолжает. - Если только ты не объяснишь мне зачем тебе это. И чего ты ищешь.

+1

5

Кресло, в которое опустилась Эрейн, было рассчитано на взрослого - и потому она в нем просто-напросто утопала, казалась еще более маленькой, чем на самом деле - только голова над столом и виднелась. Впрочем, в данном случае, Эри сочла это даже удобным - таким образом, от внимания Главы ускользала большая часть реакций её тела. На мужчину с противоположного края стола смотрели глаза цвета спелых гранатовых зерен - как и старший сын, ими девочка пошла в мать. Да и не только их цветом, но и выражением: глубоким и, в то же время, задумчиво отстраненным - словно она мыслями была и не здесь, а где-то совсем далеко. Однако каждый, кто, основываясь на этой детали, считал девочку равнодушной ко всему и, следовательно, безвредной, крепко ошибался. Обманчиво рассеянный внешне, взгляд её подмечал даже самые несущественные детали, благодаря запоминанию которых Эрейн была способна приподнести немало не слишком приятных сюрпризов. А его глубина в сочетании с детской внешностью некоторых из окружающих порядком напрягала.
- Для меня честь служить роду,- голос дракаины был не менее сух, нежели у её старшего собеседника. И, по правде говоря, не только по этой причине она прилагала все усилия и даже больше для того, чтобы род её процветал - это был способ доказать всем недоверчивым и снисходительным старшим сородичам, что, даже оставаясь маленькой внешне, Тишь способна в плане пользы заткнуть за пояс многих - о чем и говорил лорд. Таким образом, семья зу Наштвирр обзавелась несколькими, нередко - могущественными и влиятельными, должниками как среди драконов, так и представителей других рас, а также просто полезными знакомствами; библиотека её пополнилась несколькими толковыми учебниками с теорией и практическими советами по части рунной магии. Да и много чего еще, полезного в хозяйстве, появилось, только не было сейчас смысла всё это перечислять. Достаточно было сказать, что похвала старшего дракона была вполне заслуженной, пускай с "примером для дрожания и подражания" - ну не могла Книжница удержаться от ехидства, не могла - он, на её взгляд, и переборщил. Впрочем, не стоило сейчас придираться: обычно она и такого не дожидалась - так что, и на том спасибо.
Правда, эти слова лорда оказались лишь небольшой ложкой в бочке дегтя - последующая его речь заставила Тишь про себя нахмуриться. Однако внешне виду она не подала, всё также с непроницаемым лицом внимательно слушая; лишь изредка её взгляд перемещался с лица Главы на окно за его спиной, покрытое бессчисленным множеством дождевых капель. А когда мужчина еще и упомянул о Заратосе... Тишь в очередной раз убедилась, что спрятать руки было правильным решением - таким образом, никто не заметил, с какой силой сжались её кулачки под столом. Она сделала глубокий вдох, а затем - те менее глубокий выдох, сосредоточив свой взгляд на каплях, стекающих вниз по стеклу. Сколь бы дико это не звучало, но лич был одним из немногих, кому она доверяла - на, по большей части, совершенно иррациональном уровне, а всё же. Они были знакомы уже много лет, и всё это время он показывал себя исключительно с лучшей стороны - особенно, как для нежити. Даже мать, изрядно переживавшая во время пребывания в Сувурри из-за того, что что-то пойдет не так и их связь с личем будет раскрыта - и это-то при том, что некромантия в Империи тигранов практиковалась свободно - была вынуждена признать, что Аурелиус ведет себя более, чем подобающе, и что его в качестве охраны для её неуемной дочери более, чем хватает. Вот только Главу слова жены нисколько не убедили, и он со все тем же отвращением относился к спутнику дочери. Хотя, гнев и обида за Черного рыцаря последней несколько поутихли, когда та напомнила себе, что пускай отношение лорда и не изменилось - однако он всё равно не вмешивается, позволяя немертвому находиться рядом с дочерью. А действия в данном случае были важнее всех прежних угроз и вспышек ярости. Поэтому Эрейн вновь перевела на старшего дракона спокойный взгляд, ни на миг не прекращая слушать его.
- У меня нет конкретной цели, того, что я хочу найти. Поскольку я ничего не ищу, - спокойно произнесла девочка, вновь расслабляя руки. - Мне... скучно. Очень.
Да, это так. С каждым годом, погружаясь в чтение книг из библиотеки, составляя полезные заметки, занимаясь целительством, помогая юным представителям побочных семей рода овладеть теорией магии, а также ознакамливая их с руническим волшебством, присутствуя на дворцовых приемах и улыбаясь очередному аристократу, занимаясь лечением того, на кого указал Глава - она ощущала, как все плотнее смыкаются челюсти скуки на её шее. Нет, это всё тоже было чрезвычайно забавно и познавательно - но всё равно не то. Деятельная натура Эри не позволяла ей сидеть на одном месте и заниматься, в общем целом, одним и тем же на протяжении столетий. С каждым днем она все яснее ощущала, что засиделась на одном месте.
- Я хотела бы услышать еще какие-либо дополнительные причины помимо тех, что уже были названы, если это возможно, - сказала девочка мягким ровным голосом. - Так как, во-первых, полезность уже самого присутствия Заратоса рядом со мной сложно переоценить, а, во-вторых, и без него я способна защитить себя сама, - всё же она, как-никак, была Иерофантом рунной магии, а это что-то да значило. - Кроме того, я позаботилась о том, чтобы род не испытывал недостатка в моих знаниях лишь из-за моего отсутствия.

+1

6

Стул ей был слишком большим. И если раньше это могло вызвать волну умиления своей маленькой дочерью, то сейчас, спустя почти три тысячи лет, сердце в груди древнего сжалось будто стальными обручами. Смириться с подобным Аллар не мог до сих пор. Дело усугублял факт, что глазами Эрейн пошла в мать. От чего смотреть на взрослого дракона в теле маленькой девочки было все труднее и труднее. Особенно вот в такой момент, когда они смотрели друг на друга и пытались поговорить. Конечно же, Глава рода хотел видеть ее полностью, чтобы читать если не мимику, то язык ее тела. Но, как оказалось, стол был слишком высок для ребенка в кресле. Виднелась лишь одна голова. Не будет же он унижать свою дочь тем, что предложит пару подушек, чтобы она сидела повыше?

Последовавший ответ на похвалу был сдержан. Эрейн знала себе цену, в этом ее отец не сомневался. Но в отличие от некоторых, обладала благоразумием не показывать этого до той поры, когда это реально потребуется. Отличное качество. “Она точная копия Солары.” - задумчиво глядя на свою кровь и плоть, думал дракон. Напряжение в комнате нарастало слишком стремительно. Он знал, что дочери не нравится, когда задевали ее защитника. И не понимал ее упрямства по этому поводу. Это существо давным-давно вышло за рамки привычной логики и поступков. Даже сам факт того, что он ее защищает - настораживал. Старый дракон не видел в этом конкретной логики, но расспрашивать дочь или, уж тем более, мерзкого живого мертвеца, не стал. Взгляд ее блуждал во время разговора, что вызывало небольшое неудовольствие. Но Аллар ничего поэтому поводу не говорил. Он предпочел бы в данный момент полный зрительный контакт, но, видимо, даже сидя напротив не мог рассчитывать на подобное.

А вот ответ Эрейн просто убил наповал. Нет, старый дракон знал, что его дочь непоседа, каких еще поискать надо. И даже был готов смириться с любой её самой глупой идеей, которой она могла последовать. Но это? Удивился ли  Аллар? Да. Причем настолько, что одна из его бровей пошевелилась и слегка приподнялась, давая понять насколько это всколыхнуло в нем эмоции. От такого ответа Глава рода глубоко задумался. “Насколько же сильно поменялась дочь из-за этого проклятия? Как сильно оказало влияние на нее вечно детская форма?” Взгляд древнего скользил по лицу Эрейн. Он поймал себя на мысли, что после того случая старался не вглядываться в ее лицо, лишь только сейчас. Сегодня. Оно вызывало едва заметную дрожь по спине. Казалось слишком не естественным, когда на детском личике прослеживалась мудрость веков. Тем более, в таком виде, даже несмотря на все свои заслуги, девушка не внушала должного уважения некоторой знати, как местной, так и зарубежной, что несомненно раздражало Главу клана. И тут в голову Аллара пришла занятная мысль - он не хотел ее отпускать не как отец, а именно как главный рода, видя лишь только потенциал для использования. Тяжело быть тем, кто задает общее направление. Приходится искать общую выгоду, а не личную для каждого. Если бы зу Наштвирр не вели такую политику, то, возможно, самого рода уже бы не было. Но ситуация с Эрейн была крайне необычной по сравнению с тем, что испытывали другие члены семьи.

Выслушав ее внимательно и не перебивая, Аллар тяжело выдохнул в конце ответа. Наедине с дочерью он нервничал и становился более эмоциональным, чем обычно. Правда, это сложно было понять под каменной маской лица и очень осторожными движениями тела. - Я не говорил, что ты не сможешь. Мои слова подразумевали то, что новые опасности подстерегают нас на каждом углу. И не хотелось бы потерять столь ценного члена семьи из-за какого-нибудь катаклизма или очередной войны.. - сообщил дракон, расцепляя руки и вновь положив их ладонями вниз на стол. - Теперь я точно против твоей затеи. Если раньше думал, что у тебя есть определенная цель, чтобы начать странствие, то теперь, видя, что ее нет, отпускать тебя не намерен. Точка. - добавил древний командным тоном.

Отредактировано Аллар зу Наштвирр (10.02.2020 15:11)

+1

7

Эрейн нахмурилась про себя, и ей пришлось приложить определенные усилия, чтобы эта эмоция не отразилась у неё на лице, оставаясь исключительно в сознании. Реакция древнего вызвала в ней недовольство; впрочем, она и не рассчитывала, что он поймет: вон, даже бровью дернул - настолько, видать, распереживался. Многие полагали, что самый страшный ритм жизни - это когда вокруг до демона всего не понятного и пугаюещего творится, ты ничего не понимаешь и не успеваешь, хватаешься за что не попадя и все из рук валится. А скуку, в свою очередь, полагали чем-то, вроде благословения. Что ж, вероятнее всего, такой момент тоже имел место быть. Только вот у Эри всё было наоборот. Точнее, она сталкивалась и с настолько большой занятостью, когда сил не остается даже на сон, и со скукой столь страшной, что скакать по потолку хочется. И, с её точки зрения, последняя была куда большим злом. Причем, скучать не значило то же самое, что маяться безделием. И дело было даже не в количестве или однообразии её занятий... На самом деле, это было достаточно сложно обьяснить. Более тысячи лет она пробыла дома и только и делала, что трудилась на благо рода: обзаводилась полезными знакомствами, делилась накопленными за жизнь знаниями и опытом, лечила, выполняла разне поручения и всё в таком духе - но при этом быстро заскучала безмерно. Да, конечно, с одной стороны, понятно, почему: однообразие действий угнетает. А с другой... Вон, дракаина пятьсот лет в Сувурри прожила и только и знай, что училась. Хотя... Вот именно: она училась. Училась безпрерывно у всех, кого и чему только можно было, а пребывание в совершенно чужой и незнакомой ей, кроме как по книгам и рассказам матери, культуре тигранов только прибаввляло остроты ощущениям. То де самое можно было сказать и об Эларии. Только она закончила долгое и кропотливое изучение рун в Мираминде, у Элкантара - всё такое новое, интересное, а тут еще далеко не самое простое обучение, как повод воспитать в себе упорство и трудолюбие - как представляется возможность перебраться в Эльрат - место, совершенно отличное от столицы серых эльфов - и продолжить учиться, но уже совсем другим вещам, не связанным с магией. Ну и, конечно, умножьте это всё на совсем еще детский возраст и впечатлительность... В общем, Эрейн тогда, определенно, было не скучно. В то же время, как родное родовое гнездо в частности и столица вообще были знакомы и изучены ею до последнего закоулка едва ли не с рождения, а потому - более, чем привычны. И это несмотря на то, что здесь она проводила не так много времени: всего лишь какие-то восемьсот-девятьсот лет детства и вот теперь - уже во взрослом состоянии, тысячу с небольшим. В общем, главная проблема ныне заключалась в том, что, именно сейчас, после возвращения от тигранов, девочка ничему не училась, а если и делала это, то только по началу, а дальше пошло сплошное применение полученных навыков, и говорить не о чем. 
Когда же старший дракон напрямую отказал Эрейн в её просьбе, та сделала глубокий медленный вдох, а затем точно такой же - выдох и подняла на собеседника прямой взгляд алых глаз, полный бесконечного - можно даже сказать, профессионального целительского - терпения и, вместе с тем, по-истине детсткого упрямства. Нельзя было не отметить тот факт, что сказав это, Глава рода ступил на тонкий лед: его дочь - незнамо, по какой причине - никогда не отличалась пиететом и беспрекословной покорностью по отношению к чужим приказам. Просто сам он до сих пор мало сталкивался с этой чертой дочери, до сих пор имея дело лишь с её детскими шалостями, но не с настоящими упрямством и непокорностью, когда Эри говорила: "Ой, всё", "закусывала удила" и делала то, что посчитает нужным. Быть может, это было что-то врожденное, досташееся по наследству от их диких предков, а, может, напротив - совершенно осознанный протест в ответ на вечную занятость родителей, попытка предоставленного учителям и самому себе ребенка привлечь внимание хоть как-то, сглаженный незыблемым и успевшим набить оскомину обычаем: "Один за всех и все за одного". Так или иначе, древний, ясно дав понять, что тема закрыта, добился ровно противоположного результата.
- Мой лорд, вероятнее всего, мои слова вызвали у вас непонимание, - мягким спокойным произнесла вслух Эрейн, - однако позвольте мне объяснить. Мне скучно потому, что я уже которое столетие не получаю никакого новых знаний и опыта, занимаясь одним и тем же. Поэтому я и хочу отправиться в путешествия, дабы получить новые знания и умения, которые смогу использовать на благо рода. Что касается опасности, то я вынуждена напомнить, что наш мир - в принципе, опасное место, и в историии очень мало по-настоящему мирных и безопасных периодов. Кроме того, едва ли прошла неделя с тех пор, как вы отправили Винсента зу Наштвирр послом в Терру на пятьдесят лет, - речь шла о достаточно молодом, но подающем большие надежды и уже радующем своими талантами старших драконе, - а ведь он тоже достаточно ценен. А я, в свою очередь, не оставлю род без своего опыта и поддержки. Опять же, не стоит забывать о том, что я буду не одна и не буду казаться "одиноким беззащитным ребенком".
Говорила Эрейн абсолютно спокойным вежливым тоном, однако глаза её при этом превратились в два безжалостных тяжелых сверла, буквально впившихся в лицо старшего зу Наштвирр.

+1

8

Аллар не знал слова и понятия скука. Долг был всегда превыше всего. Только полная самоотдача и никаких лишних мыслей. Возможно, во всем виновато то время, когда родился и рос древний. Другая логика и модель поведения, отличная от той, что сейчас проповедовала “молодежь”, плотно засели в голову дракону. Он пытался перенести ее на остальных членов рода скорее интуитивно, нежели специально. Аллар неустанно трудился, достигая всего только кропотливым трудом и бесконечным повторением рутинных дел, от которых его менее терпеливая дочь точно бы сошла с ума. И он никак не мог понять, почему ей скучно. “Неужели, трудиться на благо рода это такое не интересное занятие?” - возмущение колыхнуло главу клана. Это было видно по его ноздрям, что дернулись от еле сдерживаемого гнева. В этот момент Аллар понял, что за время пребывания вне родных стен дома дочь приобрела те черты характера и поведения, которые никогда бы не взросли, если бы она содержалась и училась дома. В очередной раз древний раздраженно вспомнил, что сам виноват в подобном. Но одну вещь из их разговора он все же вынес - Эрейн будет в любом случае против его запрета. И сейчас ему придется выслушать ее ответ, так как просто выгнать ее из кабинета или запереть под домашний арест, было бы крайне глупо и не сработало бы в любом случае.

Взгляд девичьих глаз упирается в холодный и беспристрастный взор отца. Он отмечает, несмотря на переполняемые эмоции в ее глазах, дочь держится абсолютно спокойно со стороны. “Что же. В ней есть что-то и от меня.” - почему-то с мрачным оттенком подумал Аллар. Вся ситуация с каждой минутой становилась все более напряженной. Никто не хотел уступать в вопросе происходящего. К тому же Аллар не мог поверить, что кто-либо, даже его родное дитя, будет противиться воле если не как отца, так главны рода. Это было слишком дико для консервативного древнего. В свое время он даже и представить себе не мог, чтобы ослушаться отца или мать. А тут перед ним разворачивалось целое “представление”. О времена, о нравы.

Древний дракон выслушал ответ Эрейн и тяжело выдохнул. Ладонь медленно накрывает глаза. Он устало мнет переносицу. Секундная слабость. Он может себе позволить, ведь никто, кроме дочери это не увидит. В голове у Ала на секунду промелькнула мысль, что он погорячился и поторопился с разговором, ведь все вылилось в не самую приятную беседу. Она слишком осведомлена о вопросах, которые он не хотел бы поднимать. Настоящее назначение Винсента не знал никто, кроме самого молодого дракона да Аллара. Даже жену Глава рода не стал ставить в известность. И то, что он не мог посвятить в свои задумки дочь ставило его в тупик. Некоторые тайны должны остаться тайнами.
- То, зачем я его послал - не твоего ума дело, Эрейн. - сказал, как отрезал древний. - И не пытайся сравнивать его с собой. Каждый ценен по своему. Ты здесь - он там. Надеюсь, я понятно объяснил?- уже не скрывая недовольство в голосе, произносит дракон. - Если ты так и не поняла, дочь моя, я повторюсь снова. Нет. Я и так слишком много позволял тебе. Твоя жажда знаний становится важнее рода. Сейчас назревают смутные времена. Ужасы древних лет поднимаются вновь. Если не хочешь верить мне, спроси свое отродье, что ему довелось видеть при жизни и после нее. Как я полагаю, он достаточно древний, чтобы сравниться со мной по возрасту и опыту. В любой момент может случится непоправимое. И я не могу отпустить тебя в мир, зная, что нам может потребоваться любая помощь. Ты часть этого клана. Хочешь ты этого или нет. И ты должна принять волю своего отца и владыки рода зу Наштвирр - последняя фраза сорвалась с губ Аллара, когда он встал во весь свой рост и грозно посмотрел на свою дочь снизу вверх. Играми в гляделки она в любом случае ничего не могла добиться. Он видел слишком много, чтобы чей-либо взор смог всколыхнуть в нем хоть какие-либо чувства. Но вот не прямое напоминание о компаньоне Эрейн смогло.

- А не его ли это мысли в твоей голове? После знакомства с этой тварью тебя будто бы подменили. - голос Аллара окрасился ненавистью. - Мало того, ты не думая заключила контракт с нечестью, даже не представляя о возможных последствиях. Откуда нам знать, что это не его задумки? Может все, что с тобой произошло - его коварный план? Твоё ли это стремление или внушенные мысли нечестивого существа, которое перешагнуло черту? Ты стремишься стать подобной ему в погоне за знаниями? - глаза дракона сузились. Он уперся в дочь острым взглядом, будто ища в ней какое-либо видимое только ему одному воздействие. - Неужели, этот монстр дороже тебе собственного рода? - негодование отчетливо проступило в голосе главы рода. - Меня удивляет как легко ты прислушиваешься к существу, которое жило лишь для себя одно. Откуда ему знать, что лучше для тебя? Я наблюдаю за тобой с самого рождения. Знаю сильные и слабые стороны. И не требую от тебя невозможного, как это могло бы быть. С самого твоего рождения вкладываю все свои усилия, чтобы ты не нуждалась ни в чем. И, в отличии от этого бездушного мертвеца, я люблю тебя, дочь моя. Но что я получаю взамен? Непослушание. И скорее всего, даже не твоё. Поэтому с этим надо разобраться. Возможно ты не понимаешь сейчас, я и не прошу об этом, но потом скажешь мне спасибо.

Отредактировано Аллар зу Наштвирр (17.02.2020 14:23)

+1

9

А ведь Эрейн уже была намерена изменить своё решение. Была намерена отказаться от идеи отправиться в путешествие. Извиниться сейчас перед лордом, смиренно согласиться с его - между прочим, вполне весомыми - доводами, тихо уйти и продолжать служить на благо семьи, не выпендриваясь. Да, её аргументы, мягко говоря, не из хвоста были высосаны: монотонная деятельность в условиях знакомых и привычных была для неё суровым наказанием, а новые знания, полученные во время странствий, совершенно точно могли пойти на пользу семье. Но, во-первых, и объяснения мужчины были вполне разумны: в самом деле, мало ли, какие обстоятельства способствовали рабочей поездке молодого сородича, помимо тех, что уже были известны. Уж Глава-то точно не был настроен говорить об этом с ней. И не хватало еще девочке допрашивать его - в самом деле, она не настолько горда и самоуверенна. Да и слова касательно опасности не были лишены смысла, пускай для самой дракаины они если и были аргументом, то далеко не решающим. Можно подумать, в мире вообще хоть когда-то было спокойно и безопасно... Да, когда-то это ощущалось больше, когда-то - меньше. Но не более того. И в этом случае Заратос мог согласиться с аргументами как Аллара, так и его дочери. К тому же, последняя за этот разговор не единожды упомянула, что, даже когда она уедет, в распоряжени рода попрежнему будут оставаться максимум её знаний - дракаина вполне могла это обеспечить. Это всё было было во-первых, а во-вторых... Она видела, что Глава уже не скрывает свое недовольство за холодными и отстраненными выражением лица и тоном - а это уже был серьёзный звоночек. О хладнокровии, доходящем едва ли не до бесчувственности, древнего дракона ходили едва ли не легенды, причем, не только среди членов клана, но и за его пределами. И если уж Эри сумела заставить его среагировать как-то иначе, кроме как обычным холодным своим спокойствием... Ей следовало немедленно прекратить этот спор, извиниться и, если собеседник позволит, немедленно уйти. Демоны с ней, с поездкой, придется отложить, действуя обходными путями - лишь бы не навлечь на себя бесповоротный и открытый гнев лорда. Это не то достижение, которым ей хотелось бы похвастаться - в любом смысле.
Итак, мужчина достаточно грамотно выстраивал линию защиты, прибегал ко вполне разумным и простым для понимания аргументам, был корректен и не наседал сверх меры - короче говоря, делал всё, чтобы переубедить дочь и заставить её изменить решение... чтобы затем буквально за полминуты свести на нет результаты всех своих усилий, приложенных за весь этот непростой разговор. Словно ребенок, выстраивающий из деревянных кубиков башню, чтобы в следующий миг беспечным взмахом руки разрушить её. Конечно, Главу не в коем случае нельзя было сравнивать с ребенком, однако, вероятно, приведенная аналогия была вполне понятна. Да-да, если бы мужчина замолчал после слов касательно принятия его воли, то на этом бы всё и закончилось. Но он совершил ошибку: Главу "понесло". А, может, не понесло, но он совершенно осознанно говорил следующие слова. Как бы там не было, этот всплеск дорогого ему стоил - собственно, на нем тоже всё закончилось. Правда, совсем не так, как хотелось бы дракону. Да и самой Эрейн, будем честны, тоже.
Его гневные слова касательно Заратоса заставили её вновь устремить внимательный взгляд на окно, в которое как раз разыгравшаяся буря швырнула шквал ледяных капель. Она ведь немало рассказывала Главе о Вороне в надежде, что тот, узнав разные немаловажные подробности из жизни и посмертного бытия последнего, как-то смягчит своё отношение к личу - да всё без толку. А теперь он еще и показывал, что не просто даже не то что не принял слов своей дочери, но еще и не слушал их, да её саму практически не знает. Говорит, её как будто подменили - да можно подумать, что Глава хоть как-то знает свою дочь за пределами делового общения! И никакое тут длительное наблюдение с подмечанием сильных и слабых сторон не поможет - при отсутствии-то регулярного личного общения, которого как раз таки не было. Ну, или почти не было.
Кроме того, лорд не знал об этом, но за время пребывания в Эларии и Сувурри, Тишь не только училась, но и тайком работала: выполняла разного рода краткосрочные наёмные поручения, лечила тех, кого семья сочла бы недостойным, занималась переводами и изготовлением различных зелий... Благо, она обладала не одним навыком, который можно было продать за немалые деньги. И всё это делалось ради того, чтобы иметь возможность за свой счет обеспечить себя всем необходимым: книгами, снадобьями, рабочими инструментами, наставниками в случае чего... Даже жилье тайное - и то у неё своё было: небольшой дом в Мираминде, купленный за её средства Элкантаром. За это приходилось платить отсутствием отдыха и регулярным напряжением - но, по мнению Эрейн, оно того стоило.
-... И, в отличии от этого бездушного мертвеца, я люблю тебя, дочь моя... - и всё бы ничего, но именно эти слова окончательно добили дракаину, заставив её зрачки сузиться до состояния вертикальных штрихов. Она как будто нехотя перевела взгляд на мужчину, в котором, однако, не было ни обиды, ни гнева - одна лишь странная и тревожная тоска. Девочка медленно и очень плавно встала, нарочито аккуратно придвинула кресло, посмотрела на собеседника - взгляд её стал непроницаемым.
- Я услышала Вас, мой лорд, - голос её звучал тихо и отстраненно. - Сожалею, что мне приходится вам это говорить - но я считаю необходимым последовать своему решению даже вопреки Вашей воле. Если хотите - можете изгнать меня из рода за этот поступок, - она сделала несколько шагов назад в сторону двери, не отрывая при этом сосредоточенного взгляда от покрытого дождевыми каплями окна - как и положено по этикету. И, лишь замерев на пороге, она вновь посмотрела на древнего. - И еще... Я нисколько не хочу вас обидеть или, упаси предки, погрешить против истины, но... От, как Вы изволили выразиться, бездушного мертвеца я получила в разы больше любви и принятия, нежели от Вас.
С этими словами она развернулась к нему спиной и вышла, бесшумно притворив за собой дверь.

+1

10

Возмущение, и даже злоба, крепко схватили Аллара за горло и не желали отпускать его ещё несколько минут после того, как дракаина самовольно покинула кабинет главы рода. Дракон задавался вопросами о том — откуда в его дочери столько дерзости, упрямства и своенравия? А ответ на эти вопросы напрашивался сам собой — это он не доглядел. Отстранился от воспитания девочки и теперь пожинает плоды. Заслуженно ли? Пожалуй да. Собирался ли он это стерпеть? Однозначно нет. Нет, конечно же, древний не намеревался устраивать Эрейн воспитательные мероприятия именно сейчас. Было уже поздно, время для этих мер безвозвратно упущено. Маленькая принцесса лишь с виду оставалась маленькой, но её личность уже сформировалась и пытаться её переиначить сейчас — дело неблагодарное. Во всяком случае насильно. Но вот поговорить — а разговор Аллар не закончил — стоило. Но не сразу. Не в данный момент.

Дракон плавно опустился в кресло, после чего медленно выдохнул, приводя ускоренное от порыва эмоций сердцебиение в нормальный ритм. Ему стоило хорошенько обдумать результат их маленькой беседы, которая пришла к тому, что Эрейн практически поставила ультиматум своему отцу. Какой ультиматум? Очень простой. Либо она уезжает с его дозволения и у них остаётся мало-мальский шанс наладить отношения, либо она самовольно покидает родовое поместье, после чего между ними может порваться последняя, хоть какая-то связь, как отца с дочерью. Во всяком случае так казалось дракону. И от осознания этого ультиматума он крайне негодовал. Немыслимо! Возмутительно! Разве он, в её годы, мог так поступить со своими родителями? Совсем нет. Это было бы подло и жестоко с его стороны. Ведь будь он на месте дракаины, и услышь заверения отца в том, что он любит его, он бы не сомневался ни на миг. А она, ишь ты, даже посмела сказать, что та тварь любит её больше, чем он. Разве так разговаривают с отцом? Но все эти размышления остались у Аллара в голове, без выхода куда-то во вне, как и обычно. Ведь мыслями своими он делился с кем-либо крайне редко.

Он сидел так какое-то время и размышлял. Стук капель по стеклу его умиротворял и помогал успокоиться, трезво взвесить все «за» и «против». Дракону нужно было принять решение о том, как же ответить на ультиматум дочери. И ни один, ни второй вариант не виделись ему в достаточной мере приемлемыми. При обоих вариантах он теряет её из поля своего зрения и… Влияния. Да и ещё этот лич… Он-то как раз влияет на неё, и влияет крайне деструктивно. В общем, ситуация явно не простая. Но какая-бы не была ситуация, у неё всегда есть решение. То или иное. Приятное или же нет. Вот и сейчас, мало-по-малу, но глава рода приходил к определённому заключению, которое, на удивление для самого себя, было…

Что же, прошёл добрый час или два. Пришло время расставить точки над литерой «i», а значит — снова поговорить со своей дочерью. И на этот раз без ненужных срывов и истерик, скрываемых за спокойствием. С обеих сторон. Во всяком случае, дракон на это надеялся. Ну а что из этого выйдет — в скором времени будет видно.

Позвав своего доверенного слугу, зу Наштвирр попросил того пригласить к нему в кабинет Эрейн. Разумеется, ничего лишнего дракон не произнёс. Это было просто приглашение главы рода на очередную беседу в его кабинете. Для всех, кроме его дочери, которая наверняка должна была понять, что древний решил продолжить оборванный ею разговор. И если всё пойдёт так, как и задумал Аллар, то после него между драконом и дракаиной не останется больше недомолвок в вопросе её «грандиозного» плана избавления от скуки, который мог привести к неприятным последствиям как для неё самой, так и для рода в целом. А пока дракон привёл себя в надлежащий вид, избавился от всех возможных последствий своих раздумий в своём облике, вернув маску непробиваемой невозмутимости и, даже, некоторой отрешённости, а так же настроившись на более дружелюбный и приветливый лад.

— Войдите, - второй раз за день произнёс древний громким низким голосом, когда услышал стук в дверь своего кабинета. Он уже знал, кто это. Других встреч на сегодняшний день он не планировал.

0

11

[mod]Эпизод перенесен в архив[/mod]

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Незавершенные эпизоды » Самый звонкий крик - тишина


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно