Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — У нас появился второй администратор Данте

    Упрощенный прием. Весь февраль-март упрощенный прием для людей, магов, правителей и искателей приключений

    — Последний этап большой игры уже начался. Не пропустите!

    Ведется набор в квесты


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Незавершенные эпизоды » Руководство по применению чужих секретов


Руководство по применению чужих секретов

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Название эпизода: Руководство по применению чужих секретов

2. Участвующие лица: Лис, Эсмирель

3. Место действия: рыночная площадь Брута

4. Вводная информация: Так бывает - сидишь себе на площади, играешь на мандолине, а кое-кому птичка на крыле принесла, что в городе объявилась птичка поинтересней, с белыми крыльями и по слухам - настоящий спард! Но разве же кто в такое поверит? Здесь и не такое за чистую монету выдадут, да еще и втридорога возьмут. Покуда сам не проверишь, не увидишь собственными глазами - не ведись, а то под росказни красочные из под носа что-то ценное уведут, и глазом моргнуть не успеешь. Доверяй, но проверяй! Только будь осторожен. Не только спарды хранят секреты.

5. Возможность добавления игроков: невозможно.

6. Время на момент начала эпизода: солнечный вечер Операре Кристилиаса, в преддверии Феста дель Реденторе (за два дня до праздника)

+1

2

"Какая заботливая продавщица – взвесила старушке пять килограммов картошки так, чтобы той нести было не тяжело."*

Когда другие приносили на рынок специи, ткани, посуду и диковинки, то Эсмирель продавала музыку, песни, шутки да ворожбу. Ей немного нужно, от процесса она получает видимое удовольствие, деньги, что легко сыпятся в ее корзинку, на протяжении дня так же легко исчезают - конечно, она успевает спрятать несколько золотых на ужин и ночлег в таверне, а остальное попеременно стаскивается уличной ребятней. Ей не сложно, им весело, да и у нее самой найдется несколько таких историй из далекого и полного приключений детства. А еще, кстати, что тоже немаловажно - беспризорники не раз помогали ей, и не только с ночлегом да едой. Именно им можно было поручить проследить за кем-то или взобраться на самое высокое дерево или же проползти через небольшую дырку в стене, стащить то, что плохо лежит или подслушать то, что так неосторожно срывается с губ заговорщиков, которые не видят вокруг никого подозрительного. Она была с ними одной крови, пускай и не знала поименно и в лицо, и потому редко когда считала монеты, которые порой сыпали прохожие в ее шляпу.

В этот раз она хотела успеть к празднику -  чтобы насладиться ночью, полной мерцающий огней, ярких гирлянд и музыки. Она даже решила, что в этот раз не будет частью шумной и веселящейся толпы, а попробует взобраться повыше и окинуть взглядом весь город. Конечно, сидеть на какой-то из крыш весь вечер будет определенно скучно, но вот в самом начале, еще в сумерках или на закате было бы самое оно. А потом можно и самой окунуться в торжество с головой. Терра все же была скромнее и сдержанней в этом плане, а вот Брут наполнялся той сумасшедшей энергией и буйством красок, что устоять на месте было просто невозможно! В этот раз она даже флейту взяла, и даже разучила несколько песен, дабы отлично вписаться в празднования по всему городу! Ведь вряд ли кто услышит слова песен в таком гомоне, а вот музыка - совсем другое дело!

Правда, это будет потом, в далеком вечере послезавтра. Сегодня же чёрный рынок постепенно затихает, торговцы собирают товар, и остаются только или совсем безнадежные неудачники, что рассчитывают на удачу под конец дня, или же те, к кому основные клиенты как раз и захаживают после захода солнца. В этот раз она добралась до Брута без приключений, пускай и под вечер, а это значило, что не помешало бы раздобыть несколько монет для хоть какого-то ночлега. Потому сначала - легкий мотив без слов на мандолине, вслед за ней, как раз в честь медово-жёлтого закатного солнца - на губной гормошке, и уже потом, когда стало совсем тихо, завела тихую мелодичную песню.

Это завтра с самого утра пойдет выбирать место для представления, а пока что время для небольших колыбельных для шумного города. И потом - более веселых и заводных для постояльцев местных таверн.

"Меня ты считаешь дикаркой.
Столько видел ты нa свете,
Что судишь обо всём.
Пускай мы - дикари.
Но ведь, что не говори,
Не видишь ты, что мир вокруг - твой дом.
Он - твой дом.

Ты думаешь, что ты - везде хозяин.
Земля - твоя, и тем лишь хороша.
А нам друзья - и камни, и деревья.
Есть у них имя, сердце и душа.

Ты равными себе считаешь только
Тех, кто мыслит и выглядит, как ты.
Но вдруг ты след увидишь незнакомца,
И откроешь в нём нежданные черты.

А слыхал ли ты, как песни волк поёт луне?
Пытался ли язык зверей понять?
И сумеешь ли волшебные картинки
На лету цветами ветра рисовать?
На лету цветами ветра рисовать?"**

Наверное, Брут - единственное место, где к цыганам относятся почти так же, как и ко всем другим жителям. И на самом деле, честно и самой своей сущностью, умеют ценить красивую музыку и звонкий голос. Потому что музыка здесь - одна из тех немногих вещей, которые могут скрасить вечер после тяжелого дня, полного опасностей, вызовов, сражений за свое место под солнцем и прочих слишком сложных выборов и решений. Она же любила музыку за ее единый язык, который без всякого труда одинаково находил путь к сердцу всех рас, всех поколений и всех сословий. Она своими глазами видела, как перебор струн и несколько мягких певучих слов вызывали улыбку почти каждого из толпы, и потому даже сейчас среди усталых, ворчливых и часто раздраженных лишним шумом торговцев находились те, кто невольно улыбался краешком губ, слушая ее музыку. Один или два торговца бросили в ее миску пару монет, совсем мелочь, но и на том она была благодарна. Деньги вообще понятие такое, непостоянное, они нужны для обмена на то, что действительно важно и нужно. На самом деле часто обычной воды и свежих фруктов вполне достаточно для того, чтобы быть счастливым.

* Фаина Раневская
** Русская версия песни Покахонтас "Цветами ветра рисовать" (вот тут полный текст и можно сразу послушать)

Отредактировано Эсмирель (06.10.2020 11:37)

+1

3

В Бруте ощущалось беспокойство, правда для большинства обывателей волнения были связаны лишь с привычной им подготовкой к грядущему празднику. Желающие заработать торговцы торопились распродать весь “обычный” товар и подготовить лавки к гуляниям. Не менее падкие на деньги наёмники, из числа самых жадных, записывались в патрули, которые будут обеспечивать безопасность как на крышах, так и под ними. Ремесленники массово гравировали свои поделки изображением дракона, в надежде на лёгкую прибыль в связи с символом города и праздничной атмосферы. Происходило много чего, но, как ни посмотри, значимая часть экономики Брута стояла на деньгах, которые зарабатывали эти самые люди. Зарабатывали, чтобы тут же их и потратить, ну либо другим способом вернуть их в оборот, пополняя тем самым карманы Владык и казну самих Основателей.
Немного особняком стоит денежный поток, который находится в тени обычных сделок и договоров. Достаточно сообразительные и изворотливые обыватели знали "тёмные пути к прибыли" и вполне успешно зарабатывали себе на хлеб, а многие даже на мясо, женщин, вино, украшения, личную охрану и прочую роскошь. Очевидно, что порой способы такого заработка были не только неприятны более честным обывателям, ну либо же просто не таким смелым и уверенным в себе, но часто они были ещё и опасны для жизни самых исполнителей. И лучше было даже не знать о том, на что готовы пойти самые "предприимчивые" из подобных.
Но Лис знал. Он вообще был в городе той фигурой, которая обладала наибольшим количеством информации о происходящем в Бруте и его окрестностях. Раскинутая информационная сеть была неоднородна и работала на всех слоях. Это и дворовые ребята, и купцы, и портовые девы, и… да кого в этом списке только нет. Однако, сегодняшнюю весть принёс один из ментальных магов-дозорных, который совершенно случайно заметил ауру спарда в теле человека. Проследив за своей целью, маг выяснил что незнакомка умело маскируется под человека и пришла в город как музыкант. Единственное что её выдаёт это та самая аура. Посчитав это подозрительным, он решил передать эту информацию дальше по цепочке и так она попала в нужные уши. За сегодня аэри услышал многое, но в первую очередь решил лично выйти на контакт с незнакомкой и разобраться с ней в "своей манере".
По этой причине, вновь примерив на себя личину Фритьефа Эрикссона, Наблюдатель вышел на городские улицы близ места, где он должен был увидеть ориентир, который точно укажет ему на цель. Мужчина шёл неспешной походкой, раскуривая по пути самокрутку. Внешне он ничем не отличался от типичного обывателя далёкого от работы наёмника, как было полно вокруг. Обычная серо-коричневая одежда, такого же цвета кожаные ботинки, пара подсумков на ремне, кошель на поясе и короткий меч на левом бедре. В таком виде он оглядывал происходящее вокруг. Вот лавка закрывалась на ночь, а там пожилой актёр, приняв облик грустного клоуна, показывал своё немое уличное шоу. Дальше по улице соблазнительно полураздетая девушка высматривала в толпе подходящего клиента. Вечерний город не просто жил своей жизнью - можно было сказать, что именно сейчас он начинал просыпаться.
Но долго смотреть по сторонам у Лиса не получилось, потому что уже скоро он услышал игру на губной гармошке, а посмотрев наверх и увидев там непонятный непосвящённому в тайну ориентир, понял что звук исходит как раз от его цели.
Сделав вид, что его увлекла музыка, он опёрся спиной о стену здания чуть в стороне от музыкантки и стал ждать, слушая сначала музыку, а потом и полноценную песнь. Звучание было приятным, а смысл слов невольно вызывал лёгкую улыбку, которую слушатель не стал сдерживать. За время ожидания он успел не только насладиться пением, но ещё и осмотреться вокруг, убедиться что он может делать следующий шаг. Подождав пока пара торгашей скинулись своей мелочью, Фритьеф тоже выпрямился, неспешно приблизился, на ходу выбирая из кошелька с дюжину медных ателей и опуская их в миску.
- Хорошая песня, - мягко улыбнулся мужчина когда выпрямился, - и место для неё подходящее. Исполни ты такое что-то с таким смыслом в верхнем городе, скажем, на территории Терры и кто-то бы точно остался недоволен… А в вольном городе тебе будут только рады с такими песнями, - закончил он улыбаясь чуть шире.

Отредактировано Лис (07.10.2020 18:01)

+1

4

Конечно, она сразу приметила мужчину, который, считай, не сводил с нее взгляда уже две песни подряд. И это при том, что она только начала играть! И без малого пару часов назад прибыла в город! И ждал он долго, можно даже сказать, терпеливо. Уж не приглянулась ли ему молодая цыганка?
Эсмирель не была бы собой, если бы вот так сходу приняла подобную мысль за чистую монету. Пускай он был симпатичный, и явно улыбался ее музыке - это еще совсем ничего не значит, уж она то видела подобное много раз!

И голос у него приятный. И дым от сигареты определенно придает ему шарма. В ответ на улыбку Эсмирель искренне улыбнулась сама.

- Всегда и везде найдутся недовольные. Так что теперь, мне песен не петь и музыку не играть? Скажу тебе по большому секрету, - чуть наклоняется к нему, смотрит по сторонам заговорщицки и, прикладывая ладошку ко рту для пущей секретности, наиграно тихо говорит - Дело не в песнях, просто... Никто не любит цыган!

И смеется звонко. Созорничала - и станется, повод скользнуть пальцами по струнам и завести новую, другую мелодию.
- Я разные песни знаю, - и еще один красивый перебор, после - пауза. Еще не мелодия, но очень уверенное начало. - Вот эта, думаю, как раз такому статному и приятному юноше подойдет.

Подмигивает ему, хитрюга, вступает звонко, улыбается и вся будто светится. Нашла себе благодарного слушателя с глазами красивыми, и поет ему, играет со струнами мандолины и вся будто танцует в ритм. И навевает так же легко, беззаботно и с улыбкой.

"Сказочный сон мне приснился к утру
Как встретил меня ты под пение струн,
И с тобою вдвоем мы тихонько, без слов
Подхватили ее, ту мелодию снов."*

И вот тут - самое время подняться, грациозно и легко, и подойти к мужчине, улыбаясь ярко и не сводя хитрых подернутых золотом глаз. Каждый шаг - в ритм, в каждом движении рук - золотой перезвон, голос льется звонко и мягко, смеется и заигрывает со слушателем, наслаждаясь свободой города и такого легкого вечера.

"Песню наших сердец, что стучат в унисон,
В ритме легком, как детство, и быстрым, как сон
Никак не напеться с тобой, мое сердце,
Под эту музыку, счастье мое!
Никак не напеться с тобой, мое сердце
Под эту музыку, счастье мое!"*

Ей удается даже обойти его, пританцовывая, разглядывая мужчину со всех сторон и пытаясь заглянуть за обычную одежду и простые повадки. Может, ему что-то от нее нужно? Даже интересно, что. Пока что он не выглядит опасным, потому Эсмирель поет и танцует, не боясь полностью наслаждаться вечером. Жизнь слишком коротка, и лучше бы в ней было, о чем вспоминать с улыбкой, и эта песня - одна из таких. Пальцы скачут по струнам, задавая ритм, хочется прямо пуститься в пляс и она не отказывает себе в таком желании - танцует, не так хорошо, как будет делать это завтра, не то собьется дыхание на песню, но достаточно для того, чтобы удовлетворить тягу к движению.

"Ай, не напеться! Ой, бьются часто
Два сердца вместе — эх, что за сон
Поверь в мое счастье, стучит мое сердце
Лишь для тебя только, счастье мое,
Ай, не напеться! Ой, бьются часто
Два сердца вместе — эх, что за сон
Поверь в мое счастье, стучит мое сердце
Лишь для тебя только, счастье мое..."
*

Последняя фраза - красивая и медленная, на распеве, вот чтобы прямо стоять близко и напротив и улыбаться прямо в красивые глаза незнакомца. Как говорится, дают - бери, бьют - беги, так что пока мужчина был обходителен, не жлобился на монеты и смотрел на нее с такой красивой улыбкой, можно и песни про любовь петь, и вокруг виться, если бы ему не нравилось - не смотрел бы так. А начнет волком исподлобья смотреть - так она и прекратит, делов-то. Жить становится в разы легче, если перестать усложнять. Эсмирель следовала этому принципу уже несколько лет и ни разу не пожалела.

- Видишь, пою, танцую, на мандолине играю, еще и гадать могу, - очень многозначительно подмигивает она ему и улыбается белозубо. - Хочешь, про врагов твоих расскажу и будущее поведаю? Мне тут как раз... - смотрит на монеты в деревянной миске, считает молча, одними губами, - пары монет на ночлег не хватает. И тебе полезно, и мне приятно. Что скажешь?

* Русская версия песни из мультфильма Коко, "Mi Corazon" (в моей версии заменено на "счастье мое").

+1

5

Девушка ходила кругами, пела и пританцовывала, а благодарный слушатель сначала просто с улыбкой наблюдал за представлением, но после начал смотреть на цыганочку совсем иначе. Лис осознаёт и помнит, что сейчас находится на задании, которое правда сам для себя определил как более приоритетное, но сути это не меняло. Время шло, звонкий голос всё глубже проникал в сознание мужчины и кое чего в себе он изменить не мог. В аэри просыпался бабник и сейчас, когда уличная музыкантка вновь вышла из-за его спины, заканчивая круг, Рэбэнус попросту начал пожирать её глазами. Хотелось быть бесцеремонным, проявить всё своё обаяние с толикой наглости и взять незнакомку себе, поиграть с ней и после бросить, как и сотни тех, кто была раньше. Хотелось, но пришлось заставить себя быть более сдержанным и вежливым. Теперь ему предстояло найти баланс между тем что должно и тем что хочется, а хотелось ему именно что приударить за красавицей. Честное слово - не знал был Лис что она спард под прикрытием и Зверю с Фантомом пришлось бы самим разбираться со всем, что произойдёт во время праздника, так как до своего друга они никак не достучались бы.
- Хорошо поёшь, с душой. В один момент я даже почти забыл, что мы с тобой всего лишь два незнакомца. Опасно, ох опасно - ещё немного и я бы схватил своё счастье на руки и унёс куда глаза глядят, - широко улыбнувшись пошутил мужчина, или не пошутил. Но выражение лица, глаза и голос слушателя выражали доброжелательность, дружелюбие и определённую степень заинтересованности в девушке.
- Для такой изумительной артистки и красивой девушки пару монет не жалко, - Лис поднял руку, держа кисть высоко над миской. Сфокусировав мысль на двух медных монетах, что лежали в ментальном кармане, ключом к которому являлось кольцо с фиолетовым камнем, мужчина сделал несколько ловких движений своими пальцами, словно сам показывая небольше представление-фокус. По очереди показав появившиеся словно изниоткуда монеты и немного поперекидывав их между пальцами, он отпустил их и те с лёгким звоном упали к остальным.
- А вот к гаданиям я отношусь с особой серьёзностью. Я бы с удовольствием послушал о себе чего нибудь хорошего и… оп, а что это у тебя за ухом?
С этими словами мужчина протянул свою правую руку к лицу девушки, пальцами провёл по кудрявым волосам, а после перевёл взгляд на её янтарные глаза и шире улыбнулся, показывая в пальцах монетку. Классический фокус с монеткой, ничего необычного, кроме разве что самой монеты. Это был не медный атель, как все остальные в миске, а серебряный гент, который был в десятки раз ценнее, чем всё та мелочь, которую её накидали за вечер.
- Не знаю как это туда попало, но кажется это теперь твоё, - он вновь улыбнулся шире, показывая красивые зубы, что было редкостью для жителей Брута, да и большинства остальных людей в принципе. Взяв левой рукой кисть девушки, он приподнял её и вложил в ладонь монетку, при не отводя взгляда в сторону. Сложив пальцы девушки в кулачок, он ещё пару мгновений подержал её за руку, а после отпустил и сделал пол шага назад, не задерживаясь надолго в её личном пространстве.
- А теперь, когда тебе уж точно хватит на ночлег, быть может сходим куда нибудь перекусить? А то я до жути голодный. А там ты мне и погадаешь, не на улице же это делать - не хочу чтобы другие подслушивали, - Лис подмигнул и продолжил. - Меня, кстати, Фритьефом зови, а можешь и просто Фрит. А сама кем будешь?

+1

6

Ух, сколько огня в чёрных красивых глазах! В глубоких вдохах и шумных выдохах, в легком напряжении и полусклоненной голове - желание, прикасаться и обладать, темперамент, легко сравнимый с ее собственным... Растворяется во взгляде, улыбается ответ, сама раскраснелась немного от легкого танца и дышит чуть чаще, но глаза, какие глаза - на нее редко смотрят вот чтобы с таким восхищением. И ей определенно нравится этот обаятельный и горячий незнакомец. Да, ему что-то от нее нужно - но можно ведь с полезным и приятное совместить, правда?

Снова говорит - приятный бархатистый голос будто становится еще глубже и проникновенней под гнетом тех подавляемых самообладанием чувств. Приятно - на нее давно никто так не смотрел, и при этом стоит отдать должное мужчине - руки при себе держит, непристойностей с порога не предлагает, зубы заговаривает красиво и с такими нежностями вроде "свое счастье"... Смеется кратко, вот же, такого ей еще никто не говорил. Сладко говорит, мягко стелет, и ей всё нравится - в глазах тот же шальной огонь пляшет, взгляд до костей прожигает, улыбка озорная становится по девичьи нежной... Конечно, она знает, что не ей первой красавец слова такие молвит, и не на нее одну смотреть вот так будет, но ведь и она же замуж за него не собирается! До конца праздника можно и побыть чьим-то счастьем, а потом снова собрать скудные пожитки и отправиться в дорогу. Она еще не решила, какой город станет ее следующим пристанищем, но точно подумает об этом завтра.

- Ой, совсем меня засмущал, - и правда, стоит румяная, волосы вон пальцами перебирает, улыбается ему и смеется тихо. 

Точно не сейчас сложные мысли думать, только не когда незнакомец блистает незамысловатыми фокусами, вот так подходит близко и находит повод коснуться ее волос и взять ее ладонь в свою...  Восхищается ловкостью рук, искренне удивляется и смеется, когда тот монету достает. Все так красиво, романтично, чувственно, что она легко проникается атмосферой и согласно ведется на каждую из провокаций, так непринужденно, чтобы его красивым глазам тоже не довелось заскучать - вон слегка шейку выгнет и плечико опустит, когда тот монетку из-за уха достанет, а вон слегка смущенно взгляд отведет и снова поднимет, так трогательно чтобы снизу вверх, и чтобы пушистые ресницы мягко взлетели, и улыбается же, светится вся...

Улыбка у незнакомца дорогая, белоснежная. Ей далеко до такой, но и стыдится нечего - зубы ровные, здоровые, все на месте. Улыбка красивая, румяные щечки подчеркивает, а волосы вон каким водопадом блестящим по плечам рассыпаются, блестят золотом в закатном солнце.

- Как же я могу отказаться от такого предложения? Вкусный ужин в хорошей компании дорогого стоит, - смеется, и пусть во взгляде еще остается толика соблазнительной женственности, смеется она очень просто и легко. - Рада знакомству, Фрит. Мое имя - Эсмирель, можно Эсми, - нарочито элегантно садится в реверансе, придерживая манерно разноцветную юбку из лоскутков, и почти что выпрыгивает из реверанса назад, снова на ровные ноги, и снова улыбается - шалость удалась! Как смеялась она с благородных аристократов всю свою жизнь, так и дальше будет. И пусть Фрит явно умеет обращаться с деньгами и уж точно не маленькими, сейчас у них - свидание, время для томных взглядов, романтичных прикосновений и неприлично двузначных гаданий, время вина и вкусного ужина.

Подходит на шаг ближе, стает на цыпочки и, прикладывая ладонь к губам, очень серьезно говорит, как самый большой и важный секрет:
- Чур, ты угощаешь!
И снова, созорничала - и рада, улыбается ему, кладет мандолину в заплечную сумку и, в общем-то, готова следовать за своим сегодняшним провожатым.

Конечно, этому непростому мужчине нужно что-то совсем непростое от нее, и он, видимо, сможет за это щедро заплатить. В приближающихся сумерках нужно быть осторожной, но в городе воров и убийц опасность может поджидать, за углом и упасть на тебя с неба с той же вероятностью, что выскочить из-под земли. Покуда они на людных улицах и в светлых тавернах, ей не стоит бояться больше обычного, а если дорога поведет их в тень подворотен - можно найти тысячу и один повод туда не пойти. И разобраться по ходу дела. Всегда есть шанс, что тебя ждет удача, и рядом - ровно такой же, что беда. Эсмирель предпочитала жалеть о сделанном и оставлять в своей жизни место для красивых и теплых воспоминаний, потому сейчас осознано выбирала следовать за Фритом. Ей было любопытно.

Отредактировано Эсмирель (13.10.2020 07:01)

+1

7

- Тогда пойдём, Эсми, не будем стоять на улице попусту. Знаю я тут неподалёку одну отличную корчму, - с улыбкой сказал Фрит и предложил своей спутнице локоть.
“Она уже на крючке” - так мог бы подумать любой похититель женских сердец. И ведь правда - ведёт себя смело, игриво, флиртует в ответ, всячески показывает своё согласие на совместное времяпровождение. Ну чем не дама на вечер, а то и на ночь? А если дела пойдут хорошо, то может и на пару ночей. Так ведь? Так, да не так. Наблюдатель знал - рядом с ним не просто красивая девушка, а замаскированный спард, что уже было причиной для опасений. Быть может она знала, что к ней клеился никакой не Фрит, а сам Лис, всё же его лицо в прошлом было известно многим и даже сейчас некоторые из долгожителей признают в обычном бездельнике основателя города. Признают, но обычно помалкивают. Не стоило списывать со счетов и вероятность того, что он сам мог быть целью небожителя, проникшего в город воров под прикрытием. Возможно ли то, что она собиралась выйти на него каким-то из способов, а он сам пришёл к ней в руки? Возможно. В Бруте было возможно всё. Держа подобные параноидальные мысли при себе, королю воров  и убийц было проще держаться, хотя… Чёрт, всё же она была хороша. Ему и хотелось забыть обо всём, напоить свою добычу, завалить в кровать и как следует “распробовать” нежное женское тело.
Так или иначе, но путь их был недолог. Всего пять минут по ещё не пустым улицам были наполнены “тайно” брошенными жадными взглядами, оценивающими девушку, а так же сладкими речами в перемешку с лёгкими комплиментами. Ну а когда путь подошёл к концу, Фрит открыл входную дверь и пропустил свою спутницу внутрь здания.
- Вот мы и на месте, Эсми. “Буйная медведица”, та самая корчма. Вечер, Фрэнк, - он приветственно поднял ладонь, смотря на хозяина заведения - высокого крепкого человека с удивительно добрым для его комплекции лицом. - Я со спутницей, Эсми. Мы займём дальний угловой.
- Вечер, Фрит, - ответил ему здоровяк, наполняя кружки элем. - Не вопрос. Дай мне пару минут и я подойду.
Кивнув ему в ответ, аэри опять посмотрел на девушку и указал ей на стоящий вдали стол с сиденьями размещёнными только с двух сторон, у стен, образуя уголок. В целом, в корчме было ещё не слишком много народа, хотя компании завсегдатаев уже начали собираться. Можно легко прикинуть, что когда зал будет забит, а случится это скоро, поспокойнее будет лишь у таких угловых столов, которых в корчме было всего два.
- Давай помогу, - с неспадающей улыбкой предложил Фрит, помогая девушке расположиться самой и разместить её вещи, а после и сам уселся рядом, по другую сторону “уголка”. - Тут, конечно, не придворные повара работают, но готовят вкусно и запить есть чем. Если не знаешь чего хчешь, то советую либо местный грушевый сидр, либо террийское вино. А можно и чего покрепче, всё же я угощаю, - Фрит подмигнул Эсми, а после перевёл взгляд в сторону приближающегося корчмаря и сделал кивок. - А вообще вон, уже Фрэнк идёт, можешь сама у него всё расспросить, он то получше меня знает что у него припрятано на складе для особых гостей.

+1

8

Улыбнулась, тряхнула согласно гривой чёрных волос, сделала шаг к Фриту и взяла того за локоть, улыбаясь шире обычного. Смотри какой, и под руку ему не зазорно цыганку взять, и пройтись по улицам, у которых наверняка есть не только уши, но и глаза, для него совсем не проблема... Не боится сплетен за своей спиной, не боится на бывшую какую напороться и огрести чем-нибудь тяжелым по своей светлой головушке. Даже по сторонам не смотрит, ишь, самоуверенный, все ей да ей глазки строит... И это в городе воров и убийц! Ох, непростой он парень, ох, непростой...
Ей нравилось внимание и его джентельменская галантность, нравилось чувствовать на себе горячие взгляды и слушать сладкие, словно свежий мед, речи, - такое случается нечасто, а она как ни крути девушка, и подобное внимание, считай, полезно для здоровья! Но при этом Эсмирель привыкла разделять приятное и свою далеко не легкую жизнь. Покуда она услаждает слух рыночных зевак прекрасной песней, то внимательно разглядывает толпу, когда танцует - думает, как бы не привлечь ненужного внимания, когда гадает по руке - не только строит глазки, но и прикидывает, в какой момент использовать осколок и нужно ли. Из таких мелочей состоит ее жизнь, и если очередная приятность затмит ее рассудок - быть беде. В этом мире она одна, и полагаться тоже может только на себя и свою удивительно сильную интуицию.

Эсмирель приветливо улыбается хозяину корчмы и ближе жмется к Фриту - раз уж этот парень непрост и ладит с хозяином, пусть тот запомнит и ее тоже - так, на всякий случай. Дальние углы хороши не только для поцелуев, но и для серьезных обсуждений, которые лучше не слышать лишним людям. Итак, значит, разговор состоится здесь. Посетителей здесь в достатке, и, конечно, есть вероятность, что все из них - подставные и встанут на сторону Фрита... Шуму тоже можно поднять немеряно. 

- Грушевый сидр звучит замечательно, - где-то здесь ведь приличным дамам положено смущаться, краснеть и вести себя подобающе, так ведь? Она слегка волнуется, потому что чувствует предстоящий разговор, и всем существом чует, что будет он далеко не из легких. Хорошо, что неловкость и волнение можно скрыть под весьма уместным легким смущением при выборе алкоголя. - И чего-нибудь поесть, на твой вкус, - ты же угощаешь.

Улыбается, мило складывает ладошки на краю стола. У них же свидание, как никак, положено быть милой и трогательной... Редко когда доводится быть такой, так отчего бы и не сегодня? А перед серьезным разговором можно и поесть. Особенно если за чужой счет.

- Я на придворных кухнях не бывала, в еде и уходе неприхотлива, потому что мне вопросы лишние Фрэнку задавать, только от работы его зазря отвлекать,  - улыбается, подмигивает. - И, думается мне, неспроста тебя знает хозяин...

Щурится хитро, делает лицо, будто вот все о нем знает, с рождения до сегодня. Выдерживает драматичную паузу, наклоняется чуть ближе к нему, не сгибая спины - а так, корпусом, считай, грудью, но совсем немного (да и декольте у нее не то чтобы глубокое, так, с намеком на то, что грудь все-таки есть, и только) - и...

- Наверняка каждый вечер сюда новую девушку приводишь. Вот так речами сладкими и глазами красивыми ведешь за собой, спаиваешь, и....
И смеется, улыбается, ничуть ей это не претит - деланная ревность добавляет атмосферы их "не-свиданию" и дает еще один повод стрельнуть глазками да губу соблазнительно прикусить. Ну так, для красоты повествования.

Намеренно у него ничего серьезного не спрашивает. Знает - он выждет походящий момент и сам начнет, да вот когда начнет - назад не воротишь, не пошутишь вот так более да не улыбнешься так просто. Покуда сидр не выпит да еда не откушана, Эсмирель отложит тревоги на потом, а там... Она смышлёная, справится и по ходу дела разберется.

+1

9

- Ну, раз так... - с улыбкой на лице ответил мужчина и обернулся к корчмарю. - Слушай, Фрэнк, неси две литровые груши, чего-то в прикуску, ну и сытный ужин. Но не чтоб от пуза! Я хочу ещё потом угостить Эсми фирменным десертом, - он подмигнул корчмарю так, что это могла видеть девушка, а после с лёгким огоньком в глазах посмотрел и на неё саму. В ответ здоровяк лишь понимающе улыбнулся и пошёл обратно к стойке, пообещав вскоре принести холодный сидр с сырно-мясной тарелкой, а затем и основное блюдо..
Аэри наблюдал за спардом, маскируя это под обычное любование красотой и заигрывающий взгляд. Он пытался считывать язык её тела, насколько вообще допускал что оно неиллюзорное - крылья то куда-то делись. Она определённо была неспокойна, хотя он и не мог пока установить точной причины её волнений. Нет, конечно и ежу было понятно что он сам и был причиной такого поведения, но вот в каком ключе? Смущалась ли она из-за внезапного потока мужского внимания, или беспокоилась о его личности? Догадывалась ли кто сидит рядом, или всё же пребывала в счастливом неведении? Чего гадать, скоро это станет понятно, а пока он продолжает игру запавшего на уличную артистку мужчины, что отчасти было не так уж далеко от правды.
- И вытворяю с ними всякие непотребства, - продолжил он фразу девушки. - А по утру, как подобает бабнику и кобелю, исчезаю раньше, чем успеет испариться роса и уж тем более проснуться девушка. Таким ты меня увидела? Обижа-а-аешь... - Фрит состроил наигранно-обиженное выражение лица, а после тепло улыбнулся. Его корпус тоже чуть склонился в сторону девушки, совсем немного, но всё же он постепенно пробирался в её личную зону комфорта, оставляя между ними всё меньше и меньше свободного места.
- Нет, врать я не стану - ты далеко не первая девушка, которая мне приглянулась за эти годы. Отрицать такое было бы слишком странно, - он улыбнулся почти смеясь, широко, открыто. Но вот после его мимика стала более серьёзной, голос тихим и вкрадчивым, а взгляд наполнился чем-то непонятным. Как если бы сейчас он смотрел не просто на девушку, с которой знаком меньше получаса, а на кого-то очень особенного. - Но я никогда не рассматривал ни одну из них лишь как одноразовое развлечение на вечер, перетекающий в бурно проведённую вместе ночь. Каждый раз, когда я решаюсь с кем-то заговорить, это не легкомысленный порыв.
Мужчина прервался, когда к их столу направился Фрэнк, а вместе с тем и развеяв ту таинственную атмосферу. Корчмарь оставил на столе две литровые деревянные кружки холодного сидра из погреба и плоскую деревяшку, на которой лежали нарезанные соломкой сыр, мясо дичи и рыбы холодного копчения.
- Местный сидр особенно хорош пока холодный, - Фрит потянулся рукой к своей кружке, когда они опять остались вдвоём, опять смотрит прямо в глаза, но уже проще, по прежнему весело и улыбчиво - так давай же выпьем за встречу. Уж не знаю почему, Эсми, но мне кажется что мы с тобой ещё не раз пересечёмся, а этот вечер одним гаданием не ограничится.
Мужчина стукнулся своей кружкой об её и пригубил напиток. Он и правда был приятно прохладным, а пузырьки газов приятно били по нёбу, вызывая приятные ощущения. А главное что он был совсем не крепким и такую кружку за ужин мог бы без последствий выпить не то что демон, а даже обычная девушка-простушка. Хотя, Эсми определённо не была обычной, да и назвать её простушкой никак нельзя было. Хотя он и не был уверен в том, какова истинная выносливость её организма. Эх, и хотел бы он проверить тело девушки на прочность, да не алкоголем вовсе... Но то, что произойдёт скоро определённо перечеркнёт всю романтику. А хотя… Нет, у них точно ничего не будет. А может…
Продолжая метаться между здравым смыслом и желаниями здорового мужчины, он сделал ещё пару крупных глотков, со стуком поставил кружку на стол и довольно выдохнул. Придвинув тарелку ближе к девушке, Фрит и сам взял по небольшому куску мяса и сыра и тут же отправил их в рот. Скоро хозяин заведения подаст ужин. Наверняка это будет сочная, хорошо протушенная вырезка какой-то фермерской хрюши, или быть может говядины. В добавку незамысловатый гарнир, а если повезёт то ещё и сливочный грибной соус, да ломоть хлеба в придачу. Представив себе это, Лис даже на несколько секунд погрузился в фантазии, запивая слюну сидром. Да, он был одним из трёх правителей Брута, одной из ключевых фигур в закулисье происходящего в мире, да и в целом личностью далёкой от “нормальной”, но помимо этого он был ещё и просто смертным аэри. Вкусная еда, добротный алкоголь, красивые женщины - ничто из этого не было ему чуждым. Так что сейчас он, также как и его партнёрша, наслаждался моментом и приятной компанией. Он продолжал заигрывать со своей спутницей, как если бы и правда планировал склонить её к тому, чтобы в ближайшие ночи разделить с ним одну постель. “Случайные” прикосновения, намекающие взгляды, проскакивающие шутки с едва уловимым пошловатым подтекстом. В какой-то момент он уже сидел наполовину ближе чем изначально, что немного стесняло в движениях, но давало ему гораздо больше простора для заигрываний.
- Скажи, Эсми, у тебя уже есть планы на грядущий Феста дель Реденторе?

Отредактировано Лис (26.10.2020 15:59)

+1

10

Если раньше она думала, что мужчина перед ней был очень непростой, то сейчас... Поняла, что он даст приличную фору сотне других непростых парней этого города. И еще отметила, что он или редко ест в компании девушек, либо обладает просто зверским аппетитом. Потому что девушке комплекции Эсмирель, танцовщице, да и к тому же привыкшей к скудному пайку в постоянных путешествиях, столько в принципе не съесть! Значит, точно бабник - сразу в постель и потом прощай-пока, не размениваясь на приемы пищи и горячие напитки, разве что только горячительные для, так сказать, разогрева...

И вот после сидра, закуски и основного он хочет еще и десерт! И кому - цыганке!

Он продолжает фразу - и она искренне смеется, и согласно кивает головой - мол, да, именно таким и увидела, ты все правильно понял, и снова заливается смехом. Так, в шутку, по доброму, просто и открыто. Теперь к красивым глазам Фрита в комплект плюсиков добавилось хорошее чувство юмора и способность смеяться над собой, таким самоуверенным и распрекрасным. Она даже как-то меньше волноваться стала, постепенно начала проникаться атмосферой и прикидывать, с какой вероятностью ее предположения и выводы могут оказаться всего лишь паранойей...

Эх, красиво говорит, складно, ей бы очень-очень хотелось услышать такие слова всерьез, и чтобы говорил их обязательно красивый и обаятельный парень вроде Фрита, вот только... Так не бывает. Не с ней, не в Сайроне, не в первый вечер в Бруте, городе воров, убийц, бродяг и пройдох. Ей нравится вот эта атмосфера легкого флирта, и потому она позволяет себе немножко подыграть Фриту.

А может, он серьезно? Порой человеческие чувства слишком путаны, сильны и отливают оттенками совершенно других эмоций и переживаний, что и не скажешь вот так сразу, что у другого в голове. Особенно в вопросах любви и симпатии. Правду говорят: влюбился - веди себя как дурак. Все же, есть небольшой шанс, что это не просто так. Увы, он очень маленький, и пока проигрывает ее интуиции.

Смотрит на него внимательно, слегка щурясь, играючи оценивая правдивость его слов. Владелец таверны приносит еду и Фрит отстраняется, и Эсмирель тоже подается назад, не сводя с него глаз и улыбки. Он ей нравится - не только красивый, но и умный, воспитанный, галантный, романтичный, и при всем этом - знает, чего хочет и как этого добиться. Вот прямо не ожидала она в свой первый вечер в Бруте (ну как первый, разве что если считать именно этот визит) обзавестисть такой хорошей компанией. Конечно, с таким нужно быть вдвойне осторожней, и совсем уж насладиться праздником вряд ли удастся... Но так ведь интересней!

Она благодарит хозяина за еду, и это едва ли не единственный миг, когда она отвлекается от Фрита и вот так светло и открыто улыбается совсем не ему, а крепкому здоровяку, даже наклоняет голову в знак признательности за вкусный ужин и напитки. О, она умела быть благодарной и ценить чужой труд - сущая мелочь для многих, но не для нее. Всегда отблагодарит, словами, делами, песней, услугой... Ей не сложно, другим зачастую приятно, так отчего бы и нет?

К тому же, доска с рыбой, сыром и мясом выглядела великолепно. А запах груши хотелось прямо вдыхать полной грудью, что она, в общем-то, и поспешила сделать - обхватила кружку двумя ладошками и вдохнула, счастливо прикрывая глаза... Пахло садами и полем, праздником урожая, летом и солнцем, утренними ярмарками и чем-то таким очень легким, уютным и совершенно не приторно сладким.

Фрит говорит, что "одним гаданием вечер не ограничится" и... если он действительно настолько непрост, как ей кажется, то сбежать от него и правда будет не так-то легко. Хотя... пока что ей все нравится. Может, сбегать и не придется...

- За встречу, - приятный тост, свежий ароматный напиток, домашний сыр на закуску и рыба... Очень вкусно. Эсмирель как заядлая путешественница совершенно серьезно считала, что вкусная еда - важная составляющая понятия "счастье". Готовить толком в своих странствиях она так и не научилась, потому искренне восхищалась теми, кто может вкусно готовить. Разделить трапезу с другом, угостить близкого чем-то вкусным, раздобыть деликатес и наслаждаться вкусом каждого маленького кусочка - было в этом что-то такое личное. Поесть вместе очень сближает, будь то ужин в таверне или сухари у костра. И она рада, что в этот раз Брут встретил ее вкусным щедрым ужином в компании симпатичного мужчины.

Фрит шутил, и придвигался ближе, Эсмирель отшучивалась и делала вид, что ничего не замечает. Пила она небольшими глотками и неспеша, потому хоть щеки и порозовели чуть больше обычного, но до опьянения было еще очень далеко. Она выказывала свою симпатию, добавляя в шуточки немного остроты, но самую малость - так, скорее для атмосферы, чем с явным согласием и обещанием бурной ночи. Кто знает, вот выпьет сейчас - и пойдет руки распускать да за собой тащить куда-нибудь. Вон какой самоуверенный да еще и настойчивый...

Но он спрашивает про праздник - и все, она моментально загорается темой.
- Конечно, есть!
Такое спрашивает!
- Танцевать буду, песни петь, а когда сумерки начнутся, - вот тут она наклонилась чуть ближе и заговорила тише, - взберусь на какую-нибудь высокую крышу, чтобы весь город было видно, и оттуда буду смотреть на все-все-все городские огни!
Эта идея кажется ей неимоверно грандиозной. Потому что найти подходящую крышу - то еще приключение, а взобраться на нее так, чтобы никто не заметил - и того сложней! Зато когда - заметьте, не "если", - у нее это получится, то удастся сполна насладиться праздником и красивым видом. Ну да и она, в отличии от Фрита, не думает, что они прямо теперь всегда вместе будут. Если ему что-то от нее нужно, то они скорее всего это обсудят, договорятся о чем-то и разойдутся каждый своей дорогой, для совместного празднования у него наверняка другая красотка найдется.
Но, пока они все еще вроде как недвузначно смотрят друг на друга, можно и спросить:
- Пойдешь со мной?
Наклониться поближе, взглянуть так, чтобы до мурашек, поубавить озорную улыбку и вмиг превратиться из озорной хохотушки в женственную и загадочную особу.
- Только осторожней - я ведь могу и влюбиться. А любовь цыганки подобна огню, сильному да дикому. Обуздаешь - будет тебе счастье да теплый очаг, оступишься - и выжжет до костей, без жалости, не оставляя ничего после...
Пускай в их истории будет немного драмы. Все же, она не оставляет в стороне возможную серьезность симпатий Фрита. Если прежде он говорил серьезно, то и она ему ответит в том же ключе.
- Конечно, если у тебя своих планов на праздник нет, - теперь сама поднимает кружку и бьет о его с хитрой улыбкой. Все, нет больше серьезности, утонула в нежном шорохе браслетов, когда цыганка подняла кружку.

+1

11

Девушка играла с огнём, вот так вот заигрывая с сидящим рядом мужчиной, учитывая то, кем он являлся на самом деле. И не поймёшь - она и правда допускала возможность возникновения между ними каких-то серьёзных отношений, просто флиртовала, как флиртовал бы и он сам в обычной ситуации, или же как Лис - играла свою роль для достижения поставленной цели. Ведь если подумать, то она и правда могла быть просто девушкой-спардом, которая пытается жить обычной жизнью и скрывает себя, а не каким-то засланным агентом с секретной миссией...
Когда Наблюдатель поймал в своей голове подобную мысль, он точно понял что пора обрубать все мосты, а то такими темпами он начнёт воспринимать её лишь как объект своего обожания, пусть и временного. А подобной роскоши он не мог себе позволить. Безусловно, Брут функционировал как хорошо отлаженный механизм и пропади куда-то не только Лис, но и оба друга-основателя, город бы всё равно не рухнул. Но бережённого Судьба бережёт, а значит расслабляться было непозволительно. Ответив на слова цыганки заинтересованной улыбкой, он тоже сделал несколько глотков сидра, но вместо того чтобы закусить поставил кружку на стол, обращая всё своё внимание на собеседницу.
- Конечно я пойду с тобой, раз ты приглашаешь. А если бы и не пригласила, то позвал бы сам. Танцы, песни, праздничная еда, уличные огни, красивый вид на город… И всё это в твоей компании, Эсми, - тепло улыбнулся он и продолжил с лёгкой весёлостью в голосе. - Разве я могу рассматривать другие планы? И крышу высокую покажу, откуда можно весь город увидеть, и помогу забраться на самый-самый верх. Хотя, если присмотреться, так и не скажешь что такой вольной птице как ты нужна помощь в том, чтобы забраться наверх, - подмигнул ей мужчина.
Внешне Лис не изменился, лишь смотрел на собеседницу всё так же весело и заинтересованно, но был при этом очень внимателен и сосредоточен. Его интересовали любые изменения в мимике её лица сейчас, когда он дал ей слабый намёк на свои познания о её истинной природе. При этом он не стал делать долгую паузу и быстро продолжил, решив развеять любые сомнения. Пальцами он показал подманивающий к себе жест, склонил свой корпус ей на встречу и положил ладонь на спину, проводя ею до плеча и обнимая девушку. Как аэри и ожидал, он не почувствовал никакого сопротивления в том месте, где у любого спарда находятся крылья, лишь ощущение приятного тепла женского тела, которое он ощущал даже через слои ткани. Брошка в форме крыльев на глаза ему тоже не попалась, а значит эту загадку ещё предстоит разгадать.
- Знаешь, я бы даже не стал ограничиваться крышей. С тобой я хотел подняться бы выше, ближе к небу, расправить крылья и отправиться в долгий полёт, - говорил от тихим шёпотом, вкрадчиво, щекоча потоком горячего воздуха нежное девичье ушко. Руку Фрит опустил вниз, подушечки мужских пальцев пробежались вдоль всей спины, вниз и обратно, а после ладонь вернулась на плечо. - И как ты только умудряешься прятать свои крылья так, что я их совсем не чувствую?
Охотник решил не тянуть и сразу спросить прямо. Конечно, ответа на свой вопрос он не ждал, совсем наоборот. Очевидно, что он хотел оценить реакцию девушки на такое практически признание. Сейчас он не отстранялся, нос мужчины частично зарылся в тёмные волосы, сидел он в обнимку с ней, слушал биение её сердца и то, меняется ли её дыхание. Со стороны они вполне могли сойти за парочку и выдать их сейчас могла лишь реакция Эсми, да и то если она не сдержит своих эмоций. Лису очень хотелось бы посмотреть на мимику своей “жертвы”, её взгляд, глаза, но при этом находил определённое удовольствие в том, чтобы сидеть вот так, вплотную к ней, наверняка наводя беспорядок в её мыслях. Именно это мужчина и предпочёл, вот так вот ждать её реакцию, по крайней мере пока его не отстранили.

+1

12

— Конечно я пойду с тобой, раз ты приглашаешь. А если бы и не пригласила, то позвал бы сам. Танцы, песни, праздничная еда, уличные огни, красивый вид на город… И всё это в твоей компании, Эсми.
Да-да, все именно так, как она и представляла! Вот в самую точку! Она кивает, а глаза ее золотые так и светятся - идеально! Все складывается именно так, как ей хочется! Увлеченная затеей и восторженная предстоящим праздником, она даже на миг забывает выводы своей паранойи, красочно рисуя в своем воображении оживший город воров, убийц и тысячи праздничных огней!

- Разве я могу рассматривать другие планы? И крышу высокую покажу, откуда можно весь город увидеть, и помогу забраться на самый-самый верх. Хотя, если присмотреться, так и не скажешь что такой вольной птице как ты нужна помощь в том, чтобы забраться наверх.

И да, он оценил про крышу! И даже знает подходящую! Прямо так и хочется залезть туда прямо сейчас! Вот бросить все и отправиться сию секунду! Но, кхм, ладно, бросать вкусную еду нельзя, ради нее можно на несколько минут задержаться. Так уж и быть. После ужина - сразу туда! И никакая помощь ей, ясное дело, не нужна! Он просто не видел, как ловко она умеет всюду лазить! О, ей есть чем похвастаться! Вот на крыше ему и расскажет тысячу и одну историю про ее подвиги в скалолазаньи!

И почему это он так уставился на нее загадочно? Не верит, что ли? Пф, так это дело одной крыши. Она готова доказать не словом, а делом, как говорится! Снова манит к себе и она живо наклоняется, ожидая услышать еще какое-нибудь грандиозное предложение - погулять по натянутым канатам уличных фонарей или пробраться под уличную сцену через хитрую сетку канализации... А это, кстати, отличная идея! И она... собиралась как раз об этом рассказать, как Фрит...

Как и ожидалось, стал распускать руки. Видимо, даже грушевый сидр дал ему в голову прилично крепко. Ей неуютно, она краснеет и отчего-то прикосновения и интонация его слов ей совсем не нравятся. Они... странные. Щекотные слова на ухо тревожат, и она невольно напрягается. Как-то... Ну... Вроде и шутили про всякое, но так быстро... Так странно гладит спину... Ну почему там за руку сначала не подержать... Ей стоит больших усилий дослушать его до конца. Вот так, красной до кончиков ушей, буквально сжавшейся в комок, дыша через раз и очень тихо. Убеждает себя, что нужно подыграть. Нечего ему знать, что ее вот так легко испугать. А то еще смеяться начнет, что только на словах она смелая.

Ответ напрашивается сам собой.
- Знаешь, было бы очень красиво... Я бы раскрыла свои крылья, а ты свои, а под нами был бы полыхающий праздником город...
Она кладет ладони ему на грудь и укладывает лоб куда-то ближе к шее, на плечо. Вот так доверчиво и просто, пробует привыкнуть к человеку, который кажется хорошим. Но черт, все равно нужно сказать. Вот так шепотом, с паузами, сложно и неуверенно подбирая слова.
- Но давай... Не будем спешить с крыльями, полетами, и ограничимся крышей. Я... Я не хочу "долгий полет". Я на самом деле не по части... ну... "долгих полетов"... Я это... В общем... Любовь ищу... Прости...

Вот ведь, и в глаза теперь смотреть ему страшно. Она и так вон горит вся, красная, ей кажется, что глупость какую-то сказала. Но ведь не соврала же! Все очень честно!

0

13

Реакция девушки шла вразрез с тем, что Лис ожидал увидеть и услышать. Удивление, волнение, быть может шок, резкие вопросы в его сторону. Много чего, но только не подобное смущение. Это наводило на определённые мысли, которые за краткие мгновения одна за другой последовательно проносились в сознании долгожителя. Быть может сейчас, в его объятиях, сидела превосходная актриса, которая не только свела всё к реакции недотроги, но заставила даже организм подыграть самой себе. Или же Эсми была безнадёжно романтичной и вся её голова была забита лишь образом Фрита и тем, как вести себя рядом с ним. Весьма вероятно, что именно это вытеснило из легкодоступных участков памяти тот факт, что вообще-то у неё есть настоящие крылья, а значит слова мужчины могли иметь вполне себе другой смысл, который он на самом деле и вкладывал. Хотя, не стоило сразу отбрасывать и такой вариант, что спард забыла кто она такая. Способов временно стереть себе память много, можно даже подменить воспоминания на другие, удобные случаю, хотя это сложнее. Даже Лис пользовался подобным, когда знал что ему придётся иметь дело с могущественными ментальными магами, и цена любой ошибки - смерть. Так что ожидать подобного от других шпионов не было безумием. Амнезия могла быть и случайной или созданной насильно, особенно если спард не была Мистрильским шпионом, а изгнанницей или беглянкой. Но, как бы то ни было, перед мужчиной в маске Фрита встал вопрос, ответ на который он собирался выяснить ударив по тому же месту в третий раз. Для начала, правда, он подстелил себе мягкую подушку туда, куда ему быть может придётся упасть, чтобы не разбить свой образ в случае полного провала.
- Расслабься, Эсми, - негромко начал он, поглаживая её по спине. Не так, как это было всего пару секунд назад, а словно он успокаивал своего хорошего приятеля. - Я не собираюсь давить на тебя и принуждать к чему либо. И в моих мыслях не было такого, что мы с тобой вот сразу после праздника побежим обмениваться кольцами. Я тоже сейчас не готов для “долгого полёта”, как ты говоришь, я должен сделать слишком многое и на другое у меня не так много времени как мне хотелось бы, - так же честно говорил он, а голос его звучал очень мягко, по доброму.
- Посмотри на меня, Эсми, - он чуть отстранился, положил пальцы своей правой руки на подбородок девушки и приподнял голову так, чтобы их взгляды могли пересечься. - Каждый праздник в столь непростое время - это как маленькое чудо. И я лишь надеюсь, что это чудо мы поделим на двоих. Хорошо отдохнём, отлично проведём время, забудем обо всех невзгодах. А когда я говорил про полёт…, - его улыбка стала шире, а в глазах заиграли хитрые огоньки. Пальцы отпустили подбородок и освободившаяся рука нащупала кисть, что лежала на его груди. Взяв её в свою ладонь, он  продолжил. - Я упоминал его вовсе не как красивую фигуру речи. Я про настоящий полёт и настоящие крылья, которые ты, Эсмирель, прячешь от чужих глаз. Неужели тебе не хотелось бы хоть ненадолго перестать скрывать себя и просто расправить крылья, подняться в небо… вместе.
Теперь его слова уже нельзя было понять “иначе” и кем бы девушка не была, но ей придётся дать ответ, вербальный или нет. Ведь глядя в её глаза Лис рассчитывал увидеть честную реакцию, а после оценить уже и то, что она сама ему покажет. Мужчина говорил тихо, так что слышать его могла только собеседница, остальные посетители корчмы были слишком далеко и шумели слишком громко.

+1

14

С собой у нее было мало вещей, но много историй. Разных. И были такие, о которых вспоминать было страшно. До мурашек. Одна, без табора, пускай иногда и ночевала у очага местных цыган, бродяга, без роду, племени, влияния и важных знакомых. Умеющая быстро бегать, но совершенно бесполезная в драке. Невысокая, хрупкая и легкая, в одних только тканевых обносках. Красивая. Притягивающая к себе постоянное внимание.
Идеальная мишень.
Ее легко схватить за руку и дернуть на себя. Прижать к стене. Запугать. Заставить. Использовать. Никто не встанет на ее защиту - себе дороже, да и зачем руки марать ради какой-то воришки. Наверняка за дело ей достается... Она старалась не оставаться с такими один на один, всегда в шумной толпе зевак и в людных местах, дабы было кому возмутиться хулигану и дебоширу. А на улицах пыталась сразу же слиться с тенями и уйти вслед за одним из детей попрошаек, спрятаться в конуру, где поменьше чужих глаз.

Получалось не всегда. Не успевала свернуть в тень - и чьи-то руки злостно хватали запястья, сжимая до синяков, и в полупьяном бреду ей бросали угрозы. Признания в любви. Предложения хорошо провести ночь. Плевки и насмешки, что она - всего лиш мусор, грязь, от которой лучше бы избавить город. Обвинения в краже и убийстве. В том, что она ведьма. Разное... Не так красочна и беззаботна ее жизнь, и она умела бояться. Да, она знала, на что шла. Да, ей удавалось избежать самого худшего чудом, оставаясь порой на волосину от смерти или чего похуже, отделываясь ушибами, ссадинами и неглубокими ранами, - пока что ей везло. Конечно, никому не может везти вечно.

Потому сейчас она банально испугалась, ощутив в прикосновениях и словах легкую схожесть. Сладковатый запах алкоголя совсем рядом. Запоздалая мысль - а может, Фрит безумен и бредит полетами? Хочет смотреть, как красиво она падает с крыши вниз, "в долгом полете", и потому так опасно улыбаются его глаза? Потому так сладко говорит и не считает денег, не смотрит по сторонам?.. Безумных она тоже видела. И тех, кто любит убивать. И тех, у кого горят глаза от самого только вида крови. Истории. Слухи. Опыт.

Он близко, захочет свернуть шею - свернет. Воткнет нож под ребра. Она, глупая, подумала, что может и правда ему нравится. Глупая, глупая Эсмирель. У нее не выходит расслабиться. Она безнадежно ищет в его словах, взгляде и движениях то, что поможет ей поверить в его слова, но не может. Сглатывает. Пробует улыбнуться на его заверения в том, что "все будет хорошо", но выходит так себе. И когда он снова говорит о полете, она почти что вздрагивает. Сжимается. Слушает каждое его слово, взволновано, не отводя взгляда.
Не фигура речи. Полет и крылья как физическое явление. Он знает, что она спард? Как? Откуда? Маг? Сильный маг, что может обойти защиту ее артефактов? Если так, да при том, что он явно непрост, то лучше не врать. Блефует? Спутал ее с кем-то другим крылатым - драконом, аэри, другим спардом? Ему нравится убивать именно спардов?
"Вместе"? У него тоже есть крылья? Дракон? Аэри? Спард? Аэри. Думает, что такое ощущения страха не могут вызвать спард или дракон. Аэри.
Насколько она знает, те не очень любят спардов.
Сказать правду или солгать? Повестись на провокацию или попробовать отстрочить этот разговор?

Размышления занимают всего пару секунд. Короткая пауза после его слов и все тот же взволнованный и слегка испуганный взгляд.
- Твои... вопросы пугают меня, Фрит.
Все так же смотрит в глаза. Изучает его, всего, ищет подсказки, как правильно поступить. Она не успеет нарисовать руну. Бежать до выхода слишком далеко. Остается говорить. И... Осколок.
- Может... Ты путаешь меня с кем-то?
Ведь такое может быть? С кем-то другим, с другим крылатым, который был в то же время на той же площади, просто он обратил внимание именно на нее? Может, все это огромное совпадение и еще не время сдавать позиции и раскрывать себя?
- Послушай, мне все равно, что ты нечеловек. Твой секрет останется секретом, клянусь, - и тут уже она берет его руки в свои. - Мне нечего предложить тебе. Все мои богатства - карты, сказки, песни да танцы. Я могу помочь тебе найти кого-то или услышать, утащить мелочь какую - все, что смог бы любой обитатель улицы, я могу во много раз лучше. Разве что убивать не могу. Ты скажи! Но летать... Не могу летать. Прости.
Фрэнк приносит мясо и ставит рядом. Молча. Ибо горячее. Уходит молча, благоразумно не вмешивается не в свое дело. В этот раз Эсмирель даже не смотрит в его сторону. Только в глаза напротив. Ей очень тревожно.

0

15

[mod]Эпизод перенесен в архив[/mod]

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Незавершенные эпизоды » Руководство по применению чужих секретов


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно