Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — ИГРА НАХОДИТСЯ В СТАДИИ РЕАРГАНИЗАЦИИ. В СВЯЗИ С ВОЗВРАЩЕНИЕМ СОЗДАТЕЛЯ (ПОЯВЛЕНИЕМ У НЕГО ВРЕМЕНИ). ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ПОМОЧЬ/ВЕРНУТЬСЯ В ИГРУ (КАСАЕМО СТАРЫХ ИГРОКВО) ПРОСЬБА ОБРАЩАТЬСЯ ВК ВК СОЗДАТЕЛЯ


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Незавершенные эпизоды » Мост через небо.


Мост через небо.

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://forumupload.ru/uploads/0012/0f/f2/1356/t845573.jpg

Название: Мост через небо.
Персонажи: Арчер Балистьер, Иоанна.
Локация:  Земли Терры, нейтральные территории на периферии княжеств, академические залы Созидания.
Описание: Раз в несколько декад академические залы Созидания встречают гостей из разных регионов, дабы направить юные умы на светлый путь мудрости. Те, кто ещё только осваивают мастерство владения Ан, проходят разного рода экзамены - теоретические и практические, получая в награду шанс 
на следующую по рангу накидку. Именно здесь ученикам предстоит применить свои знания на практике, встретить закадычных друзей и соперников, перейти на новый этап в школе жизни. Здесь и довелось встретиться Арчеру и Иоанне впервые, и кем друг-другу окажутся они решит лишь воля случая.
Дата: Спераре, 6556 г.

+1

2

Прикосновение червонного локона рассвета приятно скользило по щеке юноши, щекоча глаза, не видящие сна всю ночь. Пока погруженный в омут собственных мыслей Арчер рассматривал впалый потолок с висящей по центру стальной люстрой, за окном напротив разгорался новый день… Важный день, не только для него самого, но и для целого состава нескольких школ, собранных вместе во дворах Созидания. Красоты столь живописного места, гармонирующего с пробудившейся ото сна природой, были неописуемо прекрасны в алых лучах восхода, окропляющего молодую зелень в багровые оттенки остывающего золота.
Потолок гораздо интереснее… Матовая поверхность нежно-кремового мрамора позволяла отвлечься и рисовать на своей поверхности пейзажи воображения, которые по мнению Балестьера казались гораздо живописнее видов, открывающихся из любых окон. Не моргая, будто боясь прогнать глубокие грёзы, являющиеся ему наяву, он пронзал взглядом холодный камень.
Глухой стук в деревянную дверь в мгновение прогнал все мечтания. Арчер медленно закрыл веки и глубоко вздохнул, встречая прибытия грядущего часа. Сколько лет он не был дома? Десять? Двадцать? Всё вокруг перестало быть родным и знакомым, несмотря на долгое время. Стены этого места, на его взгляд, и вовсе дышали дикостью неизведанных коридоров, холлов и залов, больших и маленьких, широких и узких… Здесь стучали не для того, чтобы персона на обратной стороне порога услышал «Войдите» - здесь стучали лишь потому, что так положено. К тебе войдут несмотря ни на что.
Скрип петель разразил тишину как гроза в начале Амаре. Как бы не были глубоки мечтания, они не могли унести Балестьера от повседневности – слишком крепки её оковы и тяжелы цепи возложенных надежд, от которых остались лишь далёкие, но очень яркие, подобно путеводной звезде, воспоминания.
- Балестьер? – нежный и мелодичный голос вошедшей женщины ласкал уши подобно сорвавшемуся дождю со свинцового неба. Полуэльф неохотно повернул голову в сторону стройного силуэта, медленно поднялся с кровати и склонился в почтенном поклоне. Особа улыбнулась в ответ, неспешно вышагивая лёгкой поступью по холодному как лёд полу. Камин в комнате будущего наследника погас ещё ночью, не получая пищу от беззаботного гостя. Изящная дамская длань несла перед собой конверт, сложенный столь аккуратно и ровно, что мог утешить самого ярого перфекциониста… Коим гость башенной комнаты и являлся до мозга собственных костей. Женская улыбка, несущая сердечную, почти родственную заботу, нарвалась на острые скалы юношеского хмурого взора. Он вновь был отягощён думами. Но как бы не были остры грани характера ученика, конверт был вручен лично ему в руки.
- У тебя всё хорошо? – Внимание в ответ на безразличие… С этим господином подобные трюки уже давно перестали работать. Отстранённо кивнув, адресат повернув конверт тыльной стороной, пристально вглядываясь в бурую кляксу сургуча. Это один из тех мимолётных моментов, когда наставник видела в глазах ученика искорку надежды, разгорающуюся столь же быстро, как та и погасала. Балестьер, получая письма каждый месяц, тщетно надеялся вновь увидеть на сургуче знакомую печатку своего отца. Расстраивался же он одинаково – всё также, как и в первый раз. Усаживаясь обратно на кровать, юноша продолжал разглядывать конверт, отражая явную грусть.
- Значит мама в курсе? – лишённый радостных эмоций голос якобы пытался сыскать сердобольности в сердце наставника, но та не торопилась освобождать столь резкий порыв.
- Ты же знаешь, мы обязаны оповещать родителей о знаковых событиях в твоей жизни.
- Обязаны… - неохотно согласился он - … Как и вскрывать каждые письма.
Комната залилась звонким девичьим смехом, играющим также ярко, как и ползущие по стенам золотые пряди небесного светила.
- Это ради безопасности, Арчер. Я не посмею ничего взять из того, что тебе передала мама.
Приподнятого настроения наставника, воспетого в режущем его слух хихиканье, он не разделял. Строки сплелись в его голове и пронеслись вихрем, перерождаясь в пламя. Его языка облизали пергамент, обращая строки литер в пепел.
- Думаю, хотя бы одно письмо ты должен прочитать, а не сжечь, Арчер.
- Должен-должен... - моментально те мимолётные строки почти объяли пламенем собственного хозяина. Вспыльчивость присуща магам огня, но так не чужда самому юноше - Такое ощущение, что я всем должен! Должен заниматься с наставником, хотя, все остальные довольствуются обычными занятиями с обычными учителями. Должен торчать в этой башне, когда нормальные люди располагаются в общих комнатах. Что говорить? Я видел, как коллегия расставляет шатры для тех бедолаг, которым не досталось места! Ещё…
- Арчер… - голос рассудительности снизошёл до горячей головы моментально, как удар молнии, заставляя последнего замолчать и слушать. Ожидал Балестьер чего угодно: укоризны, строго выговора, даже подзатыльника, но нет - дамские пальцы коснулись кожи за его ухом и он невольно дёрнулся от неожиданности. Мимолётные касания заставляли разум тревожно метаться по черепной коробке, опустевшей в одно мгновение. Наставник, не переставая улыбаться, якобы по волшебству извлёк из-за уха полуэльфа блестящую в свете лучей золотую монетку, которая была изъята из идеально сложенного конверта заранее.
- Пусть ты ещё молод, но должен понимать, что где бы ты не спал по ночам и кто бы тебя не учил, наставники или простые учителя, все мы равны в путях к горизонтам мудрости. Твоя мать могла бы дать тебе всё просто так, но у тебя есть шанс доказать, что тебе не нужна ничья помощь. Ты кузнец своей судьбы и зелёная мантия тому подтверждение. Это плод твоих деяний.
Конечно повторение слов отца мальчика тоже являлось трюком, чтобы заставить последнего обратить своё внимание. На этот раз наставнику это удалось - Арчер притих, удивлённо хлопая глазами. Ему было невдомёк, откуда женщина сидящая напротив знала о тех словах, которые он хранил под сердцем.
- Давай поступим так, Арчер - поднимаясь с края кровати произнесла женщина, устремив свой взор в окно - Я дам тебе ровно час для того, чтобы очередной мамин подарок послужил тебе как следует. Слышала, что неподалёку от парадного сада продают всяческие угощение. Как давно ты кушал то, что хочешь, м? Арчер? Думаю, что сегодня у тебя появился отличный шанс. Ступай, время пошло…

Отредактировано Арчер Балестьер (24.01.2021 23:55)

+1

3

float:leftОна прогуливалась по внутреннему двору чужого для неё отделения Академии. Всё здесь ей казалось чужим и родным одновременно. Середина весны со всеми её капелями и тонким ковром еле-зелёной травы. С проталинами, там, где-то впереди вдали от места обучения множества талантливых или просто состоятельных студентов. Оглядываясь по сторонам светловолосая никак не могла понять всей этой возни. Зачем было пригонять сюда избранных, если Орден не в состоянии расположить всех внутри. Весна весной, но даже так, даже при том, что дуновения ветра несут, пусть лёгкое, но тепло, неужели в каждом шатре и в каждой палатке эти поставят по магу огня, способному разгонять воздух ещё прохладных ночей? Ухмылка тронула её уста, девушка остановилась возле одной из скамеек, хаотично раскиданных по саду.
- Иоанна, да на тебе лица нет. Неужели местный климат располагает к мигрени?
Со спины послышался язвительны, противный голос одного из членов команды, с которым девушке предстояло выступать на предстоящих играх.
- Хмм… Мартин, дорогой, ты ли это?
Девушка обернулась и с усмешкой обвела взглядом чуть располневшего за последние полгода эльфа.
- Могу тебя поздравить? Голос ломается? Неужели наш прелестный пухляш, обожающий сдобу с корицей становится мужчиной?
Тихий смех озарил пространство вокруг. Золотоволосый эльф, форма на котором  сидела практически в облипку выглядел комично. Парнишка сжал ладони в кулачки, словно скрывая негодование и подступающий к устам потом бранных слов. Ио прищурилась, устремляя взгляд прямиком в глаза пареньку, эдакие молчаливые гляделки длились с несколько минут, пока их не прервали остальные участники группы.
- Мартин, Анна, ну вы там чего застряли? Забыли, что надо явиться в библиотеку? Думаете, без вас не начнут?
В Терру их, самых умелых, смелых и решительных прибыло семеро. Иоанна как единственный талантливый маг воздуха. Мартин, самый способный во всей академии маг огня. Мелиса – прелестнейшее дитя со знаниями далеко не на свой возраст, ведь пока пятеро носили на плечах зелёный цвет, она, будучи младше минимум на десять лет, уже имела жёлтый. Мелиса владела алхимией и была призвана в команду, чтобы, если понадобится, помогать восстановиться. Четвёртым в команде был Стен – мальчик неразговорчивый и хмурый, одноклассники назвали его Камнем, природная лень, владение магией земли и полное нежелание контактировать с остальными граничило с выдающимися талантами. Девиан был пятым участником группы. Странный парнишка, выходец из тёмных эльфов и вдруг с талантом к водной стихии. Эмма – прелестный цветочек, замечательная девушка, невероятной красоты. Ио иногда думала, что этой милашке абсолютно не нужно блистать владением ан. Ей не требуются тренировки или бешеное количество времени на зубрёжку, достаточно просто улыбнуться преподавателю, и большинство из них покорены. На самом деле, темноволосая красавица Эмма просто прекрасно владела ментальной магией, в какой-то мере даже виртуозно, особенно вкупе с кукольной внешностью. Седьмой в свите, а по значимости первой была одна из педагогов эльфийской Академии. Высокая, рыжеволосая, стройная женщина в двойной накидке всегда носила сапожки на миниатюрном каблучке. Именно стук этих каблучков всегда предупреждал засидевшихся допоздна студентов о том, что идёт проверка комнат, о том, что если не успеть убрать следы посиделок, то можно будет получить выговор или отстранение от практических занятий, а то и направление в местный лазарет. Уж там точно найдут, как усмирить нарушителя распорядка дня. Она была спасением для многих, если не сказать – для всех, милая, улыбчивая, а самое главное добрая из всех преподавателей – Адель.float:right
- Надо отметиться в гостевой книге, понять, где мы будем сегодня спать, а главное как нам разрешат себя вести в гостях.

Подгоняя Мартина и Ио, Адель подождала, пока все её подопечные не окажутся впереди, пока она сама не удостоверится, что никто из них не сменил направление в самый последний момент, желая скорее отметиться в местной харчевне.
- Мартин, ты не бери в голову, ладно? В гляделки потом поиграем.
Заговорщически шепнула Анна, игриво подпихивая однокурсника плечом. Паренёк повернул голову в сторону девушки, едва заметно покривился, явно желая что-то ответить, как поодаль разглядел ещё одну семёрку, участников. Не сказать, что это были приятные лица, все они выглядели намного старше даже полукровки Ио. Один из тёмных недвусмысленно подставил когтистые указательные пальцы к ушам, наиграно расправил плечи и тут же приподнял нос.
- Уроды…
Сквозь зубы произнёс Мартин. Ио перевела взгляд на тёмного, демонстративно рассмеявшись дождалась, пока семёрка приблизится к ним, после чего беспардонно ткнула пальцем в бок тёмному парнишке.
- Смотри, аккуратнее, а то привыкнешь ещё.
Всё с тем же хитрющим прищуром произнесла она, сделав на три шага больше, чем первый из тёмных. Через порог величественной обители знаний семёрка эльфов переступила под звон колоколов. Наверное так было принято именно здесь, в Терре. А может быть это такой интересный жест гостеприимства, а-ля «Видали, как мы вас ценим? Звонаря пришлось будить». Мелодия Анне показалась странной, слишком уж протяжной, томной, такой место на поминках или типа того, хотя кому интересно её мнение?
Во внушительной зале, в которую семёрка эльфийских ушей попала первой, уже всё было готово к переписи. Прямо напротив входа, у самых высоких стеллажей, обрамлённых лабиринтом лестниц, стояли массивные дубовые столы. За каждым восседали местные преподаватели, у каждого на столе стояла табличка с указанием направленности обучения. Суть была проста. Из общей стайки учеников, которых сначала записывали в массивный фолиант, следовало пройти к столу изучаемой школы магии,  будь то тьма, свет, ментальная, воздух, вода, огонь, земля или алхимия…
- Ещё раз поведётесь на провокации и никто нас больше не выпустит на такие мероприятия.
Прощебетала Адель, улыбаясь во все тридцать два зуба. Жаль только окончание фразы вышло смазанным и неказистым, в этот самый момент вдруг заголосил пожилого вида мужчина, появившийся за плечом летописца с фолиантом.
Дорогие, уважаемые, несравненные, лучшие из лучших! Ваши заслуги не подвергаются сомнениям, а талант невозможно измерить ни одной из доступных величин. Рады приветствовать вас в нашей Академии на очередных соревнованиях. Не для кого из вас не секрет, что Лорды Терры всегда благоволили Ордену? Каждый знает, что каждого из вас, в конце непростых испытаний будет ждать небольшой подарок? Позвольте же мне приоткрыть завесу тайны, в этом году, все вы получите по своему первому артефакту.
Стайка двигалась вперёд. Ио шла вслед за Стеном, разглядывающим один из стеллажей, расположенных по правую руку от себя. Вопрос летописца об имени и месте рождения, а так же изучаемой магии буквально выбил парня из колеи. Ему вопросы показались настолько неважными и незначительными. Молодой человек многозначительно ткнул пальцем в стеллаж, что его заинтересовал и…
- Откуда у вас столько книг о свойствах металлом и сплавов? М?
Летописец опешил, приоткрыв рот, он молча смотрел на осмелевшего юнца.
- Его зовут Стен, мы все из эльфийских земель, а владеет Стен у нас магией земли. По крайней мере, учится именно ей.
С улыбкой произнесла Анна, тыкая указательным пальцем в район одной из почек однокурсника, явно стараясь привести его в более или менее активный вид. Летописца похоже тоже тыкали в спину, потому как мужчина, недавно голосивший о раздаче артефактов удивлённо приподнял бровь, оглядывая будущего архимагистра земли с ног до головы.
- Так и запишем, значит Стен, хорошо, отлично, замечательно…
Кончик пера заскользил по очередной странице летописи ордена, выводя чернилами имя внимательного, а главное способного ученика.
- Если захочешь, для тебя можем сделать исключение, вместо артефакта подарить одну из этих книг.
Внося толику заинтересованности в таланте парнишки, защебетал оратор. Знать бы ещё кто он таков. Иоанна критически оглядела мужчину  даже недовольно цыкнула язычком, но Стен был уже полностью под властью голоса, сулящего златые горы.
- А если победишь в личном зачёте, то могу устроить твой перевод.
Переводя взгляд вновь на стайку перед летописцем, произнёс мужчина. Стен ритмично закивал головой, будто всё уже решено.
- И ты ему веришь?
Отозвалась Ио, покуда сама прошла мимо писаря, вносящего имена в историю ордена. Паренёк девушке не ответил. Пара шагов и они разошлись по разные стороны залы. Она попала в самый крайний угол. Он же, становился приблизительно в центре.
Суматоха множилась. Гомон, царящий вокруг , так и норовил выбить из не слишком окрепших умов искры страхов и нервозности.  За спинами преподавателей уже скапливались ученики из различных уголков мира и только Иоанна оставалась одна возле стола с эмблемой ветра.
- Расстроилась?
Усмехнулась молоденькая девушка, сидевшая за столом. Преподаватель магии? Скорее просто девчонка с улицы, и только голос выдавал в неё возраст. Все эти заторможенные слоги нараспев к концу и вздохи. Преподавательница то ли пыталась поднять одинокой магичке настроение, то ли просто не слишком хорошо чувствовала обновлённую не так давно личину.
- Уху… Неужели всё так плохо?
Нахмурившись, произнесла Ио.
- Не расстраивайся, если ты будешь одна, тебя объединят с огненными магами. Там есть такие красавчики, хочу сказать. Тебе понравится! Горячие парнишки!
Анна покривилась, обращая взгляд в сторону стола с эмблемой пламени, возле которого и вовсе никого ещё не было.
- Невидимки!
Хихикая выпалила она, но тут же скрыла свою весёлость за ладошкой.
Что ж, пришло время огласить распорядок…. Сегодня до конца для, а именно, до темноты у вас свободное перемещение. У нас работает харчевня и как вы уже поняли, библиотека. В северном крыле будут проходить мастер классы и чтения по теории управления ан. В южном крыле как раз место для трапезы и отдыха. Можно посетить наш зимний сад. Западное крыло закрыто, там комнаты учеников, которые не участвуют в нашем мероприятии, очень прошу, не беспокоить их. Ну, а восточное крыло у нас для гостей, также под его окнами разбит лагерь для тех, кому не досталось места внутри Академии. Испытание веры, наше первое и самое простое начнётся завтра в районе девяти утра, здесь, в библиотеке. Прошу обратить внимание, все, кто не явятся, будут иметь в личном зачёте два минуса. Тот, кто опоздает – один. Согласитесь, не слишком приятно будет потом вычитать из своих достижений плоды лени или разгильдяйства? На всякий случай, за полчаса до начала будет дан удар в колокол!

Отредактировано Иоанна (24.01.2021 23:23)

+1

4

- Кстати! - опомнилась девушка тогда, когда Арчер уже шагнул через порог. Парнишка явно торопился покинуть наскучившую башню. Развернувшись в пол-оборота, он кинул в сторону наставника недовольный взгляд, мол, “ну чего ещё?”
- Забыла спросить. Ты отметился в гостевой книге, Арчер?
Ловить спиной столь укоризненный взгляд своего учителя довольно сомнительное удовольствие, посему Балестьер развернулся, уронив взгляд в пол. Девушке в одно мгновение стало всё ясно - наставление, данное ученику заранее - задолго до отъезда - спустя длительное время выполнено не было. Покачав головой, наставник прошагал путь от кровати до порога двери столь медленно и угрожающе, что почуявший нагоняй мальчишка невольно начал пятится назад.
- Стоять! - прошипела она, угрожающе выставляя перед собой указательный палец, однако, присущая её походке грация оставалась неизменной - подобно лодочке, скользящей по зеркальной поверхности водной глади, она медленно но верно приближалась к провинившемуся, покуда не ткнула ноготком прямо ему в лоб. Парнишка вздрогнул, а после и вовсе тихо пискнул, когда почувствовал, как некогда нежные женские пальчики, извлекающие из-за его ухо золотую монетку, ущипнули его мочку и потянули её вверх, да так яро, что бедолаге пришлось привстать на цыпочки.
- Господин Балестьер, - продолжала шипеть она, как кобра, отравляя Арчера ядом укоризны, которым был пропитан её пронзающий насквозь взгляд; 
- Потрудись объяснить, почему ты не выполнил одно из самых важных наставлений, данных тебе мною?
Арчер упорно отмалчивался, стиснув зубы от боли. Парнишке казалось, что его бедное ухо, мгновенно покрасневшее от столь фамильярного обращения с ним, вот-вот оторвется. И что тогда? Носить с собой в кармашке? Ну уж нет - не для того природа создавала существ по правилам лучевой симметрии! Но сказать всю правду было стыдно, а посему пришлось терпеть и выкручиваться.
- Я просто забыл, клянусь, Дуа! - постарался солгать он, на что в ответ его вновь дёрнули за ухо;
- Не Дуа, а Дуарана! Наставник Дуарана, понял? - продолжая трясти мальчишку, она почти срывалась с шипения на пропитанный недовольством крик - Что же, я готова освежить тебе память, Балестьер. Забудь о свободном часе, ты его уже потерял на заполнение гостевой книги.

Так хваленый час личного времени оказался для Арчера часом расстройств и разочарований. Его, подобно желторотого птенца, только ступившего за пороги академии, вели под ручку в место назначения. Весь этот долгий путь по винтовой лестнице башни, вплоть до просторных залов библиотеки, прошёл под аккомпанемент нотаций и строгих выговоров. Балестьер был хмур и недоволен сложившейся ситуацией. Дуа же, свою очередь, даже не догадывалась почему её ученик не выполнил столь простецкое наставление. Казалось бы, что в сложного в том, чтобы прийти и отметиться в гостевой книге, назвав своё имя и фамилию? Вскоре завесы тайн откроются перед заботливым наставником, а пока они медленно вышагивали вдоль книжных полок к столам, где проходила регистрация новоприбывших гостей двора Созидания. Возле них всегда было людно - казалось, что нет конца и края торопящимся отметиться и уйти восвояси, проводя оставшееся время в подготовках к предстоящим испытаниям.
Винтажные интерьеры библиотеки, изысканные и утончённые, мало заботили Арчера в данный момент. Уж слишком яро ему ездил по ушам наставник в прямом и переносном смысле. Зеваки, столпившиеся у столов присущими направлениями их магии, то и дело хихикали и перешёптывались между собой, наблюдая, как наставник отчитывает студента с зелёной мантией, скрывающей его плечи. Очередь постепенно редела, покуда эстафета не дошла до рыжеволосой барышни впереди. Каблуки на её сапожках делали даму с целой кипой пергаментов в руках не только выше ростом, но и эпатажнее. Пожар рыжих волос выдавал горячую голову. Выкладывая аккуратно сложенные и запечатанные академическим сургучом свитки, она хвастливо перечисляла имена и фамилии учеников, не забывая добавить то, какие они замечательные, способные, какими достижениями в учёбе могут похвастаться. Теперь Дуа скептически сверлила спину той, что стояла впереди всей очереди, покуда последняя не произнесла своё имя - Адель.
- Надо же, сколько лет и сколько зим! - наигранно возгласила Дуа, заставляя рыжеволосую барышню обернуться. Их взгляды встретились, и совсем не нужно быть магом огня, дабы прочувствовать весь жар между двумя этими персонами, которые являлись друг-другу давними знакомыми. Жар нежеланной встречи… Эти двое явно не являлись товарищами, а скорее наоборот - закадычными соперниками по воле их непростой, но очень бурной и богатой на события службы. Наблюдал за всем этим действом Арчер со стороны, недоумевающе изогнув бровку и поглядывая то на своего наставника, то на женщину, которая представилась назвала писарю своё имя. Балестьер понимал - ему бы хорошо скорее расправится с гостевой книгой и убраться подальше, дабы не попасть под горячую руку. Женские ссоры особенно ярко пылают… Но пока всё было завуалировано под радушные приветствия и наигранную радость. Девушки улыбнулись друг-другу, но Арчер видел в этих ложных жестах ничто иное, как ядовитый, змеиный оскал, сквозь угрожающее шипение.
- Ох, Дуа, дорогая! - голос Адель оказался таким неестественно любезным, что Арчер невольно скривился, отводя взгляд в сторону столов. Слишком много посторонних взглядов было устремлено в его адрес. Они, такие материальные, бегали по телу как мурашки, заставляя невольно дрожать и даже нервничать! Балестьер не находил себе места и уже хотел отойди за спину наставника, попятевшись назад, как вдруг почувствовал острые ноготки своего наставника на своих плечах. Его, будто живой щит, против воли выставили перед сладкоречивым конкуренто Дуа.
- Милая, какие судьбами ты здесь? У тебя наставничество? Или ты решила всё бросить и заняться бумажной волокитой, под стать тебе? - с прищуром огласила Дуа, указывая пальчиком на сложенные стопочкой свитки на столе писаря. В ответ Адель хмыкнула, качнув головой. Языка пламени пожара её рыжих волос скатились на противоположное плечо, и её стройная фигура в купе с оттенком её волос и пышной причёской напоминали образ склонившейся ивы, надевшей осенний наряд;
- Наставничество? Я давным-давно переросла этот этап, Дуа. У меня большая и выдающаяся группа, которую я курирую.
- Ах группа? - якобы удивляясь вымолвила наставница Арчера, а послений, в свою очередь, ощущал всё ярче и ярче, как её ногти впиваются в ткань зеленой накидки на его плечах;
- Я бы с удовольствием послушала о каждом из учеников, но у нас совсем нету времени… Да, Арчер?
Мальчишка с недоумением пожал плечами. Лично он никуда не торопился, а происходящее действо даже начинало его немного забавлять. Немного. Однако, градус нахождение не в своей тарелке всё ещё витал над ним неприятным осадком. Все продолжали смотреть на него, хихикать и перешёптываться.
- А я никуда не тороплюсь, дорогая, но в ногах правды нет. Пойдём присядем, м? Или вы пришли регистрироваться в самый последний момент? К чему вся спешка?
- Регистрироваться? - звонкий смех побежал ручьём, отдаваясь эхом в зале библиотеки. Хмурые седобородые писари, все как один, любезно наставили Дуа соблюдать тишину присущим для того жестом - приставленным к губам указательным пальцем. Только тогда наставница решили немного сбавить громкость и пыл своих двусмысленных речей.
- О нет, мой ученик довольно самостоятелен, чтобы я сама тащила его регистрироваться. Всё давным-давно готово. Просто Арчеру стало скучно, а я посоветовала ему кое-что почитать… - Балестьер даже не представлял, на каком тонком льду оказался сейчас. Дуа потянулась к книжной полке и извлекла из неё первую попавшуюся под руку книгу, передавая её Арчеру.
- Как мило! И что же будет читать твой ученик? - Адель покосилась на обладателя зелёной мантии, недвусмысленно намекая ему на определённого рода действия. Парень растерянно открыл книжную обложку, читая вслух оглавление.
- Как прожить… и не работать? - скрыть удивление от столь провокационного названия Арчер не смог, и вскоре за его спиной снова послышалось хихикание. Положение, мягко говоря, неудобное и явно проигрышное для его наставника. Что же, пришло время выкручиваться! Делать то, что Арчер умел как никто другой.
- Спасибо, наставник Дуарана! - любезно благодарил он, закрывая обложку и сколняя голову в поклоне - Я наслышан об этой замечательной книге. Господин Де Васкес пишет в сатирическом стиле о вредных советах, акцентируя внимание на реверсивном следовании от противного. Его книга подаёт информацию в сыром виде и заставляет не просто читать и усваивать знания, а получать их путём глубокого самоанализа.
- Пожалуйста, Арчер. - в ответ он услышал любезность, и Дуа, даруя наставнику улыбку, кивнула. Сомнений не было - его изящный ход и рассуждение она оценила, а Адель, в свою очередь, прищурилась ещё пуще. Ей стало любопытно - что же это за фрукт такой, Арчер? Уж слишком красиво он пел для обыкновенного ученика.
- Думаю, теперь мы можем присесть и поговорить?
- Конечно, Дуа, пойдём. Я познакомлю тебя со своей ученицей. Её зовут Иоанна. Кстати, она как раз сидит за тем свободным столиком для магов воздуха. Давай присядем туда, дорогая? 
Сказано - сделано! И вот вся разношерстная компания заняла свои места за столом. Сказать, что между всеми ими витала напряженная атмосфера - ничего сказать. Арчер уже догадался о сути всего происходящего - членам ордена кровь из носу хотелось доказать оппонентам о своём превосходстве в плане кураторства. О да, хвастаться они любили также, как сороки любят таскать разного рода блестяшки.
- А вот и гордость моей группы - Иоанна! - любезно представляла ученица Адель, опуская ладонь на плечо девушки с золотыми волосами. Арчер одновременно не мог отвести взгляд от неё, но также стеснялся задерживать его слишком долго. Иоанна была настоящей красавицей! Такой, рядом с которой почти невозможно усидеть на месте от переполняющего душу волнения. Благо Балестьер имел опыт его подавление и мог сидеть ровно, не дергаясь лишний раз. Чуть что - так он тут же открывал книгу и притворялся, что вычитывает что-то интересное между строками плавной каллиграфии.
- Несмотря на свой возраст она уже обладатель желтого плаща! Да, она очень способная ученица, Дуа, и я не постесняюсь сказать, что Иоанна - одна из лучших магов воздуха, что мне доводилось курировать. Девочка будет выходить на следующий этап. А твой ученик чего притих, м? Такой скромный и молчаливый!
Да, хвастаться Адель умела ничуть не хуже, чем извергать язвительные возгласы, замаскированные под дружескую любезность. Ещё одно неудобное положение для Дуа… Арчер со своей зелёной накидкой, заведомо старше по годам, выглядел рядом с блондинкой белой вороной. Однако, и Дуарана имела небольшой козырь в своём рукаве…
- Арчер? Скромный и молчаливый? - вновь засмеялась она, громко и звонко, так, чтобы все вокруг обратили на неё внимание. Так и произошло - все разом направили свои взгляды к нарушителю священной тишины библиотеки.
- Ты просто плохо знаешь Балестьера, Адель. Он точная копия своего отца!
- Ба … Балестьера?! - неприкрытое удивление рыжеволосой разразило тишину ещё пуще, чем звонкий смех Дуа. Теперь перешептывания вокруг стали гораздо оживленнее, в них слышалась некая опаска, изумление… Не мудрено. Фамилия семьи Арчера была, мягко говоря, довольно громкой. Наследника князя явно никто не ожидал встретить в стенах залов Созидания. Изумление Адель знаменовало победу Дуа в этой гонке, и последняя, упиваясь сладостью своего достижения, сбавила свой пыл на нет. Гордо задирая нос, она нахваливала Арчера, а тот то и дело закрывал покрасневшее от методов воспитание ухо. Теперь оно горело от смущения, которое было просто невозможно подавить каким-либо способом… Разве что оглохнуть? Минуты женской беседы тянулись безумно долго, муторно… Балестьеру хотелось, чтобы этот позор наконец закончился. Не так он представлял себе первый день перед ответственными соревнованиями…
- Мне было безумно приятно повидать тебя, Адель!
- Да, аналогично… - свой скепсис Адель уже скрывать просто не могла. Сложив руки на груди, она пристально поглядывала то на Арчера, то на сидящую напротив Иоанну. Казалось, в её голове назревал какой-то явно не хороший план… И не хорош он в первую очередь для самого Арчера. Это заставляла парнишку насторожиться ещё пуще. В какой-то момент он полностью скрылся за обложкой книги, делая вид, что упорно и усердно наслаждается тем, как крошатся его зубы о гранит науки. Но одними знаниями явно сыт не будешь. Посему, Дуа вновь решила бросить ученика из огня да в полымя.
- Я заверяла своих учеников на первые очереди этапов. Время довольно ценный ресурс, Дуа… Чем раньше они смогут пройти все этапы, тем быстрее отправятся в родные стены. Им ещё многому предстоит научиться и я не хочу бездумно тратить их драгоценное время.
- Знаешь… - задумчиво ответила Дуарана, покосившись на спрятавшегося за переплетами страниц наследника - Ты права. Арчер, я думаю, что у тебя появился ещё один свободный час. Сходи и посмотри окрестности, зайди в харчевню. Поговори с Иоанной, наконец, она моложе тебя, однако, так преуспела. Ты ведь не против, если Балестьер угостит твою ученицу, Адель..?

+1

5

Когда ещё библиотека видела столько пчёлок-трудяг, желающих показать свои знания во всей красе? Обычно в её стенах был максимум десяток, обычно, все кто заходили в кладезь мудрости просто забирали нужную книгу или фолиант. Для учёта здесь была создана целая система контроля. Надо ли говорить о том, что обычные формуляры здесь заменяли магические печати? Стоит ли упоминать о том, что помимо возвращения ценных собраний знаний библиотекарю требовалось задать несколько вопросов ученику по содержанию той или иной книги? Самой главной оплошностью, за которую, к слову сказать, можно было выхватить выговор с занесением в личное дело, был факт несостоятельности. Всё просто, взял книжку? Читай! Учи! Впитывай мудрость. Не прочитал? Не изучил? Наставник не простит, заставит выучить и сдать целый экзамен. Вот именно поэтому в стенах этого здания никогда не было много народу, а если и были фанатики, так они больше предпочитали читальный зал, нежели основной.
Гомон толпы, хихиканья, редких возгласов и шушуканий не замолкал и на мгновение. Иоанна с превеликим удовольствием, а может просто оттого, что заняться было нечем, изучала барельефы у самой кромки потолка. Та девушка, что сидела за столом с табличкой ветра, теперь замолкла. Светловолосая, своим молчанием сбила с неё всю спесь. Мероприятие должно было вот-вот закончится, как вдруг, на сцене мирского театра появились эти двое. Ио перевела взгляд с завитка барельефа на входные двери как только до неё донеслись истерические нотки женского недовольства. В их филиале Академии так кричать было не принято, что уж говорить об обращении в таком ключе с учениками, за обучение которых щедро платили. Взгляд серых глаз прокатился по двум фигуркам. Одна из них женская, явно наставница, вторая мужская, молодой парень в изумрудной накидке. Ох уж ему и доставалось от неё. Только ленивый в шеренге очереди не позволил себе обернуться, чтобы не позлорадствовать.  Анне же было всё равно, её больше беспокоило одиночество и дальнейшее сотрудничество с местными магами огня.
- Характерные красавцы? Павлины во всей своей статной красе!
Ей доводилось контактировать с обладателями дара магического огня. Ничего хорошего про них она сказать не могла: слишком напыщенные, слишком несдержанные, слишком болтливые, вот и вся характеристика. От подобных им, девушка всегда держалась в стороне и лишь когда приходилось вступать во взаимодействие на отдыхе или наоборот на занятиях по естественным и точным наукам, она позволяла себе «задувать» пламя харизмы.
- Может я уже пойду?
Спросила она девушку за столом, но та лишь отмахнулась от ученицы и недовольно цыкнула, наблюдая очередную главу давно известной по всей Академии новеллы «Дуарана или Адель. Кто всех сильнее?». Иоанна недовольно хмыкнула и вновь принялась изучать миниатюрные розетки, следующие вслед за завитками под самым потолком библиотеки.
- Адель? Да?
Девушка повернула голову к Ио, беспардонно дёрнув за жёлтую накидку, а потом недвусмысленно кивнув в сторону разворачивающейся пьесы поодаль от них.
- Твоя же? Да?
Не скрывая злорадства и нервного хихиканья произнесла та, что хотела знать чуть больше, чем было известно остальным. Ио кивнула. Врать девушка не собиралась, не имела такой привычки, да и к чему враньё, если нет ничего секретного в том, что Адель это Адель, а не какая-нибудь там Миранда, работающая в харчевне.
- Мне кажется, они сейчас друг друга спалят взглядами. Ты только посмотри.
Всё не унималась одна из преподавателей. Любопытство буквально душило её. Не отнимая взгляда от двух нахохлившихся пташек, расставляющих пёрышки напоказ, она всё  ещё дёргала Анну за накидку, пока та, не выдернула из её хватки измятый краешек. Однако, надо заметить, что цель, переключить внимание девушки в завитков на дружбу полную соперничества, была достигнута. Светловолосая вновь перевела взгляд на двух наставниц, возле летописца и паренька, который скорее напоминал ссутулившегося слугу, нежели ученика великой Академии.
- Хорошо, что отсюда не слышно о чём они говорят.
Подумалось Иоанне, но, после брошенного взгляда на одну из преподавательниц, девушка тут же поменяла своё мнение. Какое же это невежество, вот так вытягивать шею, стараться подставить ухо и разобрать в гомоне толпы слова всего двух женщин. Но сильнее всего от действа страдал паренёк в зелёной накидке. Иоанна буквально кожей ощущала, как неприятно ему было.
- А ну присядь. Похоже, всё это великолепие мы будем наблюдать с первых рядов.
Заговорщически прошипела преподавательница, утягивая Иоанну на стул, стоящий рядом с ней.
- Кстати, обрати внимания, это как раз маг огня, красавчик, правда?
- Леся! Олисия! Девочка моя, ну где же ты…
Послышался мужской голос откуда-то из массовки учеников. Сидящая рядом девушка обернулась на голос, недовольно прошипела и тут же поднялась из-за стола.
- Ты не забрала списки, дорогая, завтра же… Сама понимаешь…
Смешной чудаковатый мужчина с чёрными, как смоль волосами и странными треугольными очками взял девчушку под локоток и тут же стал уводить прочь. Леся старалась сопротивляться и всё оборачивалась в сторону стола, за которым оставила ученицу Академии других земель.
- Потом расскажешь мне…
Напоследок выпалила она. Иоанна в изумлении изогнула бровку, кто бы мог подумать, да и о чём она? Всё встало на свои места, когда ион вновь решила глянуть, как там паренёк и две взъерошенные кошки. Какого же было её удивление, когда вся честна троица, вдруг, ни с того ни с сего, материализовалась возле стола с табличкой ветра.
- Только не это!
Пронеслось в голове, но трели Адель уже довели до той самой секунды, когда звучит имя ученицы. Разгорячённая, влажная ладонь наставницы мягко легла на её плечо, очередной раз сминая идеальный атлас накидки.
- Понеслась!
Иоанна открыто улыбнулась, устремляя взгляд серых глаз прямиком в глаза наставнице парня. По этикету хорошо было бы встать, протянуть руку, поздороваться, как следует, но Адель буквально прижимала её к стулу. Ученица глянула на наставницу снизу вверх и тут же снова обратила взор на оппонетку Адель.
- Арчер, значит… Ну хорошо…
Подумалось девушке, молчаливо наблюдающей за обстановкой вокруг. Благо, что никто ещё не стал придираться к её молчаливости, книге, невежеству и тому подобному. Девушка скользнула оценивающим взглядом по переплёту в руках парня.
- Мать бы меня потом на части разорвала бы за такое…
Тихий вздох, чтобы сильно не привлекать внимание и ладони были уложены на столешницу, пальцы сплетены в замок, а внимание переключено на рисунок древесины по доске. Тонкие изгибы, вдоль вековых колец, не больше, но даже они сейчас были интереснее, чем битва двух куриц. При упоминании о принадлежности ученика к княжескому роду Адель перекривилась, а Иоанна, не сводя взгляда с рисунка столешницы растянула уста в улыбке. Фамилия у парня была и правда говорящей, важной, сильной, излучающей мощь и могущество. Земли Терры знали множество сильных мира сего, но Балестьер… Даже Иоанна слышала о нём множество разных слухов, баллад и прочего. Потомок того самого-самого не производил на Ио никакого из ряда вон выходящего впечатления. Ну и действительно, парень как парень, третьего уха нет, в три ряда глаз тоже. Анна в принципе не слишком интересовалась противоположным полом, о замужестве думать было ещё рано, а для мыслей о правильно подобранной пассии для дальнейшего существования пока не хватало мудрости или простейшего жизненного опыта. Посему, в пареньке, сидящем напротив Ио видела, как это не удивительно, не батана, утыкающего нос в книгу, не сына великого человека, а жертву обстоятельств. Положению его позавидовать было сложно. В отличие от него, Иоанна не была сейчас в центре внимания. И вроде всё хорошо, по крайней мере - нормально, но тут обе красотки делают каждая свой ход конём…
- Что, простите?
Произнесла Иоанна, с плохо скрытым раздражением. Девушка поднялась с места, глянула на Дуа, потом на Адель, а после скосила взгляд на Арчера.
- Дамы, я, конечно, всё могу понять, но вы не перегибаете палку? Мне, отчего-то казалось, что в ваши прямые обязанности входит обучение, курирование, не так ли? Или что-то ещё было проплачено нашими родителями заранее?
В голосе звучала сталь, девушка даже не планировала скрывать негодование. По её умозаключениям, две эти прелестницы нашли себе объект для восхищения, а к нему вдобавок нашли развлечение в виде живой куклы.
- Мы, пожалуй, без вас решим, что будем делать с Арчером.
Фыркнула Ио напоследок, после чего метнула взгляд прямиком в сторону бедолаги с книжкой.
- У тебя же есть своя комната Арч?
Не дожидаясь ответа, девушка обернулась к Адель.
- Вот там и ищи меня поутру, если мы опоздаем на первый этап.
Адель в изумлении изогнула бровку. Анна помнила, как беспощадно Арчера отчитывали на пороге библиотеки. Понимая, что палка явно перегнута, девушка решила ретироваться. Выудив из рук паренька книжку, она всучила оную наставнице. И зашагала в сторону дверей.
- Ты идёшь?
Обернувшись спустя несколько шагов, переспросила паренька. Казалось, его ответ  его был из разряда абсолютно не важных, потому как Ио бесцеремонно покинула библиотечную залу под очередную порцию шушуканья среди таких же как и она. Девушка прекрасно понимала, за её поступок может последовать наказание, но благодаря ему, возможно обе особы пересмотрят отношение друг к другу, да и к своим подопечным. Адель глянула на подругу, потом на книгу на столе, но так толком ничего и не сказала, позволяя ученице насладиться собственной минутой славы.
Перешагивая через порог, Иоанну догнала Эмма. Перебирая ножками тропинку, девчушка шепнула Анне на ухо про то, что с подругами принято делится. Непонимание вновь наполнило сознание светловолосой, резко останавливаясь примерно в десяти шагах от здания библиотеки, она смирила девушку таким взглядом, что та сразу всё поняла и решила более не приставать. Она всё ещё никак не могла отойти не то от сводничества, не то от потребительского отношения наставниц, а тут ещё эта красотка, вдруг решила, что ей достался слишком лакомый кусочек.
- Я всё поняла, Ио, всё поняла. Могла бы сразу сказать, что он тебе самой нравится.
Язвительно пискнула Эмма и поспешила удалиться. Анна резко выдохнула, осознание от собственных действий пришло к ней только сейчас. Действительно ведь всё это выглядело как минимум странно и подозрительно. Сжимая тоненькие ладошки в кулачки, девушка опустилась на ближайшую скамейку, прикрыла глаза и подставила лицо под солнечные лучики, пробивающиеся сквозь пушистые облака.
- Зря ты так…
Произнесла девушка, недовольно качнув головой.  Мысли потекли тихо и спокойно, приступ негодования медленно, но верно отступал, оставляя на девичьей душе неприятный горьковатый осадок. Отвечать придётся, но можно будет попросить о прощении, сказать о том, что поездка была долгой и нервировала обладательницу жёлтой накидки. Сознание набрасывало вариант за вариантом, как именно и посредствам чего можно будет в дальнейшем решить получившуюся проблему. 
- Как ты там говорила? Привыкну?
С нескрываемой ухмылкой произнёс кто-то мужским голосом. Ио не сразу поняла, что обращаются именно к ней, только спустя несколько мгновений, когда в сознании всплыл образ приставучего и противного парня корчащегося по пути в библиотеку. Солнышко перегородила тень. Анна приоткрыла глаза и глянула в лицо высокому брюнету. Кривой оскал, заточенные клыки, сероватая кожа, казавшаяся словно прозрачной. Паренёк в зелёной накидке был полностью одет в чёрный дорожный костюм. Он протягивал девушке ладонь, на которой лежала небольшая деревянная шкатулка с кованым засовом.
- Попробуй, может и тебе понравится, а потом привыкнешь.
Ласково произнёс паренёк, приоткрывая коробочку, в которой лежал небольшой флакон с непонятной жидкостью цвета индиго.
- И что это?
Спросила светловолосая, глядя на переливающийся в хрустале оттенок синего.

Отредактировано Иоанна (27.01.2021 17:31)

+1

6

- Так это твоя хвалёная ученица? – не без усмешки на устах выплеснула Дуа, провожая взглядом удаляющуюся фигуру стройной девушки, чьи светлые волосы так неотразимо блистали в лучах солнца, якобы заглядывающего сквозь окна библиотеки. Происходящее в храме тишины и мудрости приковало взор даже небесного светила, окропляющего золотом купола, крыши дворики залов Созидания. С уходом Иоанны на некоторые мгновения воцарилось неловкое молчание – Арчер опустил книгу, на этот раз окончательно, удивлённо хлопая глазами, Адель краснела и кривилась, а само воплощение ехидства – Дуа – продолжала упиваться сладким моментом собственного превосходства.
- Тебе бы следовало тщательнее воспитывать в ней уважение к преподавателям, Адель. – облокотившись на стол рассуждал наставник Арчера, переводя на ученика в зелёной мантии довольный взгляд. Кардинальное различие в характерах обучающихся тонкостям Ан тешило её. Ведь несмотря на всё сказанное Балестьер всё ещё сидел рядом, и как казалось наставнице, ждал её одобрения на идею «показать комнату».
На самом же деле наблюдавший действия Иоанны маг огня раскладывал по полочкам каждое сказанное ею слово. Конечно он понимал, что скорее всего оказался между молотом и наковальней, не представляя для обворожительной обладательницы желтой мантии особого интереса, но её речь заложила в горячую голову свой особый посыл. Дело в том, что несмотря на импульсивность и откровенность речи девушки, она была права. Каждый человек должен знать своё место – говорил когда-то князь, и опираясь на эти слова, Арчер рассудил, что наставники Дуарана и Адель об этой истине позабыли.
Посему, когда шепчущие голоса вокруг вновь зашуршали как листья на лёгком ветру, а Дуа и Адель вступили в словесную конфронтацию на тему воспитания моральных и этических ценностей, он отодвинул в сторону закрытую книгу и посмотрел на свою наставницу. Взгляд его был материальным, пронзающим как копьё. В такие моменты Арчер особенно был похож на своего отца. Почувствовав укол укоризны на себе, Дуарана невольно притихла и встретилась взглядом со своим учеником. Он был… Недоволен? Возмущён? С недоумением изогнув бровку, она уже собиралась спросить что у Арчера на уме, однако, последний не собирался дожидаться риторических вопросов.
Давненько библиотеки залов Созидания не слышали так много шума за столь короткий промежуток времени… Тишину вновь разразил звук, похожий на удар молнии, а эхо его, громкое и обращающее внимание всех присутствующих, отразилось от стен и разлетелось по углам просторного зала, хранящего мысли великих умов, увековеченных на страницах множества книг. Этот звук принадлежал кулаку Арчера, который ударил поверхность стола с такой силой, что последний едва подпрыгнул на всех четырёх ножках. Маги огня славятся своеобразным характером и вспыльчивостью… Наверняка это объясняло то, что ладонь ученика оставила на поверхности дерева обгоревший след.
Пожалуй, каждый достоин прыгнуть выше головы. Однако, Арчер не мог мириться с тем, что сейчас Дуа пыталась прыгать по чужим головам, как и не мог слушать шепот тех зевак, что так яро обсуждали поведение покинувшей зал девушки. Если бы не вся наигранная спесь, то ничего подобного бы не произошло. Балесьтер видел лишь одного виновника произошедшего – своего наставника. Поднявшись из-за стола и выправившись во всю стать, невзрачный ученик в зелёной мантии представлялся всем присутствующим никем иным, как тем самым наследником. Голоса затихли. Адель и Дуа уставились на выскочку, ожидая очередных громких слов, которые позже будут использованы против нарушителя дисциплины. Однако у Арчера хватило ума промолчать. Его взгляд говорил за него. Оправившись, Балестьер развернулся и неспешно направился к выходу из библиотеки, понимая, чем может закончится подобная выходка. Пусть его запрут в башне, отправят домой жалобные письма, заставят переписывать сотни свитков, но он не мог более терпеть столь бессовестного издевательства над самим собой. Аристократы гордые птицы, однако, пинать себя Арчер предпочитал сам. Уж лучше так, чем оставаться посмешищем.

***
- Да, Филип, расскажи ей что это. – донёсся голос Арчера из-за спины девушки, которой предлагали насладится неким зельем с характерным цветом раствора медного купороса с водой. Тёмный дёрнулся, моментально закрывая деревянный футляр. Его взгляд, как и речь Балестьера, отражало недовольство.
- Арчер! – фыркнул стоящий напротив лавочки паренёк, стиснув зубы и демонстрируя воистину звериный, хищный оскал;
- Значит твоя хозяйка вывела тебя на прогулку? Или ты убежал? Что-то я не вижу ошейника на твоей шее.
- А ты, значит, успел отмыться с прошлого раза? Ходили слухи, что от тебя ещё месяц несло костром с момента нашей прошлой встречи.
Атмосфера взаимной неприязни буквально витала в воздухе, нависла над девушкой в сошедшихся взглядах ребят, чего-то не поделивших в далёком прошлом. Однако, когда один не мог скрыть эмоций на своём лице, другой, что стоял за спиной Ио, оставался спокойным и лишь хитро улыбался, постукивая указательным пальцем по своему виску.
- Подслащённая мёдом вода, барвинок, дурман. Хм… - задумчиво молвил Балестьер, обходя вокруг лавки и усаживаясь на её край. Парнишка с деревянным футляром буквально не отводил взгляда от своего старого знакомого, будто пытаясь испепелить последнего своим взором. Сжимающие деревянную поделку руки едва тряслись, а длинные когти с характерным звуком царапали крышку футляра, оставляя на нём маленькие риски.
- В прошлый раз ты красил своё варево в красный. Как думаешь, ей будет интересно, зачем ты всучиваешь девочкам такие подарочки?
Тёмный красноречиво молчал, как пойманный с поличным воришка. Тот парень с футляром – Филип – хорошо знал Арчера, а последний, в свою очередь, отлично знал Филипа. Оба аристократы, члены знатных семей. На этом сходства между тенью и светом заканчивались.
- Не суй нос не в свои дела, Балестьер. – кажется, парнишка таки смог взять себя в руки и вернуть былую уверенность – Ступай по добру поздорову и не мешай нормальным людям развлекаться. Каждая собака в округе знает какой ты зануда.
- Зануда? – с усмешкой переспросил Арчер, доставая из кармана золотую монетку, так маняще играющую в лучах солнца. Но даже золото меркло перед тем огнём, что горел в волосах девушки в желтой мантии. Подбросив монетку пальцем и ловко её поймав, Балестьер хитро взглянул на Филипа, уткнувшего руки в боки. Последний тщетно ожидал, что его угроза заставит аристократа уйти своей дорогой.
- О тебе «собаки» тоже ничего хорошего не скажут. Филип. У тебя два пути сейчас – обменять мне этот флакончик или…
- Обменять? – удивлённо переспросил тёмный, пряча деревянный футляр во внутренний карман – Или что?
- Или мне придётся рассказать Ио о том, что ты пытаешься всучить ей ар…
- Замолчи! – дёрнулся паренёк. С резким выпадом вперёд, как скрещивающий клинки дуэлянт, он ткнул пальцем Балестьера в плечо, на что тот совсем никак не среагировал. Оглянувшись по сторонам, Филип, кажется, совсем не хотел распространять свою дурную славу на ещё одну особу, так привлекающую его.
- Что ты можешь дать за этот флакон? Деньги? Если так, то это меня не интересует.
- Лучше, Филип, гораздо лучше! – с ухмылкой, полной хитрости и гениальной идеи, он переглянулся с сидящей на лавочке девушкой;
- Двух вещей всегда жаждет народ – хлеба и зрелищ. Я дам вам зрелище, ребята!
- Ты?! – засмеялся тёмный скептически, однако, по блеску его глаз можно было судить, что речь Арчера его заинтересовала;
- Так что у тебя на уме, Балестьер?
- Увидишь. А пока я отдам в залог свою золотую монетку на твой волшебный флакончик. Приходи сегодня вечером в харчевню, после семи часов. Будет тебе зрелище.
- Что же… - замялся парень, неохотно обмениваясь с Арчером предметами – Ты всегда был занудой, но не обманщиком. Я тебе верю. Это должно быть настоящее зрелище, Балестьер, иначе ты навсегда заклеймишь себя лжецом. Развлекайтесь!
Когда Филип наконец покинул территорию садика, Балестьер извлёк из деревянного футляра флакон с прозрачной синей жидкостью и продемонстрировал его Иоанне, передавая хрустальную бутылочку ей в руки.
- Как на счёт поставить на место тех выскочек? Ты знаешь о ком я. И это... – Балестьер указал пальцем на таинственную микстуру в изящной дамской ладошке – ...Нам поможет. Меня разместили в башне, пойдём. Расскажу тебе свой план.

+1

7

Смешки ещё прокатывались по обители знаний когда Арчер покинул библиотеку. Закончились они только тогда, когда в самом центре материализовалась высокая тёмная мужская фигура, закутанная в тёмный плащ. Куратор эдаких показательных выступлений, а по совместительству спонсор оных обвёл шеренгу учеников тяжёлым взглядом. Ученики, которые до этих самых пор перемывали кости сначала Иоанне, а потом и Арчеру в миг замолкли. Мелодичный мужской баритон проронил всего пару фраз, но все находящиеся сразу поняли, что в небольшом мирке Академии случился явный конфуз, который предстояло исправить.
- Рады приветствовать вас всех в землях Лордов. Прошу чувствовать себя как дома. Общий сбор окончен, вы свободны.
Стайки учеников подобно весенним ручейкам потянулись к выходу. Наставники же, все, абсолютно все оставались на своих местах. Шествие юных умов быстро подошло к концу. Открытые некогда двери захлопнулись за последним обладателем зелёной накидки.
- Что это за цирк?
Баритон, наполненный нотками недовольства и откровенной раздражительности, ударился о стены кладези знаний и тут же вернулся эхом к центру.
- Госпожа Адель и Дуарана вы останетесь. Остальных же попрошу вернуться к своим прямым обязанностям, а именно – обучению юных умов основам основ. Я ясно выразился?
Тон, абсолютно не допускающий неких, даже минимальных возражений вновь озарил тишину библиотеки. Из зала один за другим выходили преподаватели, которые не успели похвастаться своими учениками и их победами. Тихое шушукаье, но в этот раз уже без сплетен и разговоров, простые вопросы, направления, организационные моменты. А через несколько минут в самом центре выложенной на паркете мозаики остались трое: две нарушительницу спокойствия и тот самый, что требует полного подчинения.
- Умом тронулись? Кто вам сказал, что этих двоих вообще нужно знакомить между собой. Где вы обе были на последнем собрании?
Девушки синхронно потупили взгляд. Адель вспомнила, как собирала последние вещи одного из учеников, а Дуа, как отчитывала Арчера за последнюю, не самую плохую отметку.
- Завтра явятся родители, попечительский совет  и несколько представителей самых влиятельных организаций мира. Мне нужно говорить вам о важности задач?
Дуа мотнула головой, пока Адель, приподнимала взгляд, направляя его в тёмные очи одного из.
- Я знаю о ваших соревнованиях, но вы здесь не за этим. Соберитесь. Если судьба Балестьера практически предрешена, то у второй…
Мужчина тяжело вздохнул и тут же сделал шаг в сторону Адель.
- Всё карательные и воспитательные меры дома! Ясно? У одного из влиятельных наших друзей есть планы на её счёт.
Вот теперь кивнула и Адель. Обе девушки приклонили головы и тихонько вышли прочь, оставляя Тёмного в одиночестве.
- А слона то я и не заметила…
Пробурчала Дуа, прикрывая за собой дверь в библиотеку.
Погода радовала своей чистотой, невесомостью и солнечными лучиками. Стайки учеников, притаптывающих ещё совсем слабые зеленые побеги травы мелькали то тут, то там. Адель взяла Дуа под локоток, цепляя взглядом троицу возле скамейки.
- Ты хоть приблизительно знаешь, о чём он говорил?
Озабоченно поинтересовалась она, Вторая наставница мотнула головой.
- Но знаю, кто знает…
Наставницы покинули сцену мирского театра, оставляя действо на откуп ученикам. Не доверять им причин не было никаких, да и что может случится за высокими стенами академии, где за каждым следят и свои и чужие?
***
Ио задумчиво смотрела на предложенный флакон, прикрыв один глаз. Солнышко беспощадно светило, не позволяя сфокусировать взгляд на новом тёмном знакомом. Голос со спины показался ей знакомым. Она оглянулась, цепляя краешком взгляда того самого наследника и тут же усмехнулась.
- Тормоз!
Пронеслось в её голове. Вердикт был настолько стремительным, а логическая цепочка прямой, что девушка не сразу даже сообразила, что происходит. Все её мысли сейчас занимал флакон и настолько длительная пауза, что она чуть не успела завести себе ещё одного приятеля.
- Филип?
С улыбкой произнесла Иоанна, перебрасывая взгляд от с одного парня, на другого. Но, похоже здесь она так же стала одной из массовки или вовсе ненужным персонажем?  Оба разгорячённых соперничеством парня явно были увлечены друг другом. Вздохнув, девушка  вновь прикрыла глаза, подставляя лицо под солнечные лучики. Второй акт балета а ля Балестьер в главной роли, похоже, совсем не интересовал её, так же как второй раунд  попытки втянуть её в чужую игру. Пусть разбираются так, как хотят. Если им для этого требуются зрители? Что ж, пусть она будет одним из них. Абстрагировавшись от происходящего, Ио раздумывала над одним интересным фактом.
- Сначала курицы, теперь петушки, так мило… Лисы на вас нет!
Улыбка тронула её ста, когда мысль о том, что лисой быть очень даже интересно, не коснулась разума. Девушка распахнула серовато-голубые глаза и скосила взгляд на Арчера. Прекрасное пробуждение пришлось как раз на тот момент, когда тот самый наследник щебетал о назначении синего варева. Надо сказать, Анна даже не представляла, что это могло быть, но знала, кто может её просветить в этом занимательном вопросе
- Думаю, ей будет совсем не интересно, что в этом флаконе.
Подумала светловолосая, складывая перекрещенные ладони на груди. Интонации Арчера и Филипа были абсолютно разные, кто из них хозяин положения, а кто попал впросак, понять было не сложно. Вмешиваться в перепалку Ио не собиралась, ей оставалось лишь наблюдать и выбирать сторону. Кто же ей всё же нравится больше: учтивый и невероятно привлекательный тёмный или чуть более знакомый, но явно занудный Арчер? Как раз в момент этой странной дилеммы тёмный заговорил о невозможности развлекаться. Ио даже усмехнулась такому интересному совпадению. Темноволосый был напорист, Арчер уверен.
- Один-один…
Негромко произнесла девушка, но мальчики, похоже, даже не отреагировали на её выпад. Дальнейшее поведение обоих заставило Иоанну распахнуть глаза пошире. Неужели Арчер только что спас её от необдуманных решений. Девушка уставилась на странного спасителя в упор, казалось, ещё чуть и она просверлит его взглядом, ну или тёмный встряхнёт за воротник. Стремительный выпад не только удивил девушку, он в какой-то момент был остановлен касанием узкой женской ладошки к груди странного, не слишком чистого помыслами парня.
- Хей… Мальчики, а ну давайте без этого, м? Здесь не место и не время. Вокруг столько глаз, да ещё и наставники вон выходят…
Негромко произнесла девушка, приподнимаясь с лавочки, оттесняя тёмного на два шага назад, после чего вновь обратно присела на свой краешек. Брошенный на Арчера взгляд не сулил ничего хорошего. Нахмурившись Ио явно давала понять, что перепалку стоит прекратить. Однако паренёк, не слишком хорошо знакомый с ней с одной стороны и явно разгорячённый тёмным с другой, даже не глянул на неё. Какого же было её удивление, когда ребята вдруг пришли к странному, но всё же занятному мирному соглашению. Тёмный отдал Арчеру футляр, Филип в свою очередь забрал золотой. Анна мотнула головой. С ней рядом явно творились странные и точно уж не слишком  законные для Академии дела. Тёмный удалился, а тот самый вложил в затянутые кружевными перчатками ладони окрашенный синей жидкостью флакон. Ио с недоумением глянула на молодого человека.
- И что это? Или вы теперь заодно и только мне предстоит быть ручной обезьянкой?
Интерес Иоанны был скрыт под толстым слоем недоумения, недовольства, но тонкая улыбка, проглядывающая сквозь почти непрозрачную маску говорила о том, что девушка уже готова к предстоящим приключениям
- Если ты не в курсе, Арч, то ты только что отдал ему годовое жалование не самого последнего в стране человека. Я, конечно, понимаю, деньги пыль для будущего князя, но…
Анна поднялась с лавочки, сжимая в ладони флакон.
- …. не слишком ли дорогое развлечение?
Девушка шагнула к Арчеру почти вплотную. Аккуратно притянув одну из его ладоней, она уложила на неё флакон и тут же сжала мужские пальцы, смыкая кулак вокруг хрусталя. Шагнув в сторону, девушка с прищуром глянула на парня.
- Пошли уже…

Отредактировано Иоанна (12.03.2021 13:26)

+1

8

Арчер выдвинулся вперёд, провожая новую знакомую на затеянную ею же экскурсию до покоев в высокой башне. Наследник молчал - что-то действительно покоробило его в словах девушки. Нахмурившись, он ступал вверх по винтовой лестнице. Да, ветер авантюризма продолжал дуть ему в спину, подгоняя последнего как рассекающий волны повседневной скуки корабль. Только голова, отягощенная думами, будто якорь тянуло фрегат озорства ко дну умиротворения и рассудительности. Но он продолжал движение, поймав иной, не менее сильный порыв ветра. Каким разномастным он был, пожалуй, даже искусный маг воздуха в жёлтой мантии затруднился бы в ответить. Или нет? То и дело оглядываясь назад и ловя взгляд Ио, Арчер будто цеплялся за крючки её неоднозначных мыслей. Пожалуй, о девушке Балестьер мог сказать точно только одно - она тихо думает и громко говорит, что по своей сути являлось очень действенной связкой, присущей скорее даже не аристократам, а правителям - кровным, что испокон веков ведут народы на высокие горы идейных свершений. Сын князя не осмеливался спросить у юной девушки принадлежность её кровей. Это дерзко, и даже в каком-то смысле пошло… Ранние пташки так дивно поют не по чьей-то прихоти, так и Иоанна не будет рассказывать то, что не пожелает сама. Посему, когда перед порогами в комнату Балестьера распахнулись двери, после скрипа петель раздалась красноречивая тишина. Наследник земель своего отца любезно вытянул ладонь и предложил девушке зайти, несмотря на то, что посещение его комнаты в каком-то смысле было её идеей. Позже тяжёлая дверь затворилась, прижав хвост крадущейся по пятам неловкой тишине.
Флакончик с жидкостью был небрежно брошен на кровать, будто и не стоил вовсе громких обещаний и одной золотой монеты. Будто всё для Балестьера отошло на второй план. Парень неспешно побрёл к камину, такому же холодному, как каменный пол под ногами гостьи. Солнечный свет более не струился сквозь распахнутые окна - в них предпочитал заглядывать ветер - гонец Аквилона - раздувая стянутые верёвочками занавески. Рассказать кому-либо, что в этой небольшой комнатушке ютится сам наследник, то пожалуй никто бы и не поверил. Совсем ничего не пестрило здесь роскошью, окромя камина, украшенного дивными узорами кованной решётки. Вскоре в пасти зверя, ощетинившегося металлическими клыками, по вилению мага огня загорелся танец пламени. Его языки облизывали ещё только разгорающиеся поленья и холодные каменные стенки очага. Через какие-то мгновения в комнате запахло горелой древесиной, а прохладный из-за заглядывающего в гости ветра воздух постепенно окутывался в бархат тепла.
Балестьер чувствовал себя здесь в уюте и спокойствии, пусть совсем и не жаловал гостей. Однако, ему было приятно, что Иоанна решила пойти с ним, несмотря на то, что последнего всего несколько минут спустя заклеймили последним занудой во всей Терре. Кажется, что чем дольше Арчер предпочитал молчать и копаться за полкой, заставленной всякой всячиной, тем больше Ио убеждалась в степенях его занудства. Наконец отрыв большую шкатулку из тёмного тиса, он уселся на кровать рядом с флаконом неизвестного снадобья. Коробочка в его руках звонко гремела - в ней было нечто металлическое и тяжелое. Когда Балестьер плюхнулся на кровать пятой точкой, содержимое шкатулки характерно брякнуло.
Балестьер приоткрыл завесу тайны - отворил крышку тисовой шкатулки, продемонстрировал Ио то, что её содержимым было ничто иное, как те самые золотые монетки, точь в точь такие же, как та, что так легко и непринужденно была отдана в руки Филипу. Шкатулка была забита до крышки, и деньги, насыпанные горкой, выглядывала как песчаная дюна из-за линии горизонта. Блеск золота как жаркое марево дурманило взор многим, но Ио явно в это число не входила.
- Деньги не пыль, особенно те, что мне не принадлежат. - задумчиво пробубнил он, аккуратно опуская шкатулку на край кровати - Каждый месяц моя мама присылает мне золотой дублон, и каждый месяц я складываю их в эту шкатулку затем, чтобы отдать их все по моему возвращению домой. Это не мои деньги, и не мне ими распоряжаться. Что до монетки, которую я отдал Филипу… - Балестьер задумчиво почесал подбородок, поднимая взор к потолку - Он мне её вернёт, вот увидишь. То, что мы с тобой сделаем - дороже любых денег на свете.
На этом звёздный час золотой горки закончился - занавес вновь закрылся, а крышка шкатулки хлопнула, скрывая за собой кругляшки драгоценного металла. Подняв с кровати пузырёк с синей жидкость, Арчер принялся внимательно разглядывать то, как интересно сверкали языки пламени сквозь призму цвета индиго.
- Ты, наверное, уже поняла, что это за штука и что я хочу с нею сделать. Адель и Дуарана… - усмешка тронула уста паренька - Сладкая парочка. Два сапога пара. Я думаю, что лучший способ дать невежде понимание - это бросить его в самое пекло. Не в буквальном смысле, конечно…
- Мы подмешаем содержимое этого флакончика в вечерний чай наших дражайщих наставников. Дуа постоянного его пьёт в харчевне, уверен, Адель тоже там будет. Мне нужно, чтобы ты отвлекла их, хотя бы на несколько минуток. Ну, а потом… - хитрой улыбке Балестьера могли бы позавидовать сейчас даже фарфоровые маски придворных шутов, корчащие гротескные гримасы - Они поймут, что в жизни есть вещи гораздо важнее, чем соперничество. Кстати, Иоанна, а ты не знаешь, как бы нам обесцветить эту ядовито-синюю жидкость?
Балестьер вихрем слетел с кровати и буквально подлетел к камину, схватив деревянную кружку, с вечера наполненную водой;
- Ты наверное назовёшь меня безумцем… Но нам нужно попробовать это варево на вкус. Нельзя, чтобы наставники хотя-бы заподозрили нас. Ты со мной?

+1

9

Когда Иоанна призвала нового знакомого к действиям  она даже и не подумала о ом, куда он может её привести. Её простейшее «пошли» для всех, обычно, значило только одно – сдвиг с нынешнего местонахождения, однако Арчер явно увидел в нескольких буквах абсолютно иной смысл. И вот они уже ода куда-то идут, парень впереди, девушка за ним, отступая примерно пару своих шагов. Он молчи, да и она более не сотрясает весенний, наполненный свежестью воздух своими умозаключениями. Однако что же творится  её голове? Тонкая улыбка трогала её уста каждый раз, когда навстречу навязанной друг другу парочке проходили иные ученики. Мантии мелькали пред глазами, будто ожившая радуга. Воспитание позволяло девчушке приподнимать взгляд, позволяло кивать всем, кто так или иначе здоровался с ней или с молодым человеком. Осознано ли это было? Скорее нет, чем да. Мысли светловолососй занимали совершенно другие  факты, действия, слова, логические цепочки. Как одна из учениц Ио прекрасно понимала, что скука и подобие заточения толкают даже самых стабильных и рассудительных людей на безрассудные поступки, что уж говорить о подростках… Несмотря на принадлежность к высокоразвитой и разумной расе ей и самой частенько приходили в голову планы того или иного озорства. Тихонько усмехнувшись, она поймала себя на мысли о том, насколько хорошо понимает паренька с одной стороны и насколько тот азартен с другой.
Пред ними уже высились башни величественной Академии, когда Ио вновь решилась на разрушение баланса тишины. Надо ли говорить, что в тот же момент девушка поймала на себе взгляд юного аристократа? Чуть нахмурившись, она цыкнула язычком и снова небрежно проехалась по облику молодого человека.
- Боюсь спрашивать, куда же мы идём…
А меж тем они оба уже пересчитывали ступеньки, казавшейся бесконечной, винтовой лестницы.
- Да тут я, тут…
Подумала она, когда паренёк очередной раз впечатался в её лик взглядом, не прекращая эдакое восхождение. Ответа в словах ему было не дождаться сейчас. Ио опускала взгляд себе под ноги каждый раз, когда тот оборачивался.
Ещё немножко, ещё чуть-чуть и наконец вековые ступеньки сменились подобием коридора. Ещё с несколько мгновений и оба стоят пред  дверями ничем не выделяющихся в ряду остальных. Распахнуты двери и галантный приглашающий жест вызвал в ней лишь тяжкий вздох. Это был тот самый момент, когда девушка сделала два очень важных для себя вывода. Первый был прост и незатейлив – Арчер не понимает шуток, угроз и прочих рычагов давления. Ведь про посещение его покоев, комнаты, кельи или что тут было у них, она сказала только для того, чтобы усилить собственные слова о противоправных действиях. Вдох, мерный выдох и девушка уже теребит собственные пальцы, перешагивая порог чужой комнаты. Оттенки ужаса смешивались с предвкушением. Правильно ли мальчишка понял её слова? Если правильно и прямо, тогда быть беде. Где-то в глубине души девушка всё же хотела думать о том, что никаких действий паренёк не предпримет. Ио, явно не готова была расстаться со своей невинностью вот так сразу.
Всего несколько шагов вперёд, плавный разворот в след захлопнутой двери и в душе у девушки похолодело.
- Что? Допелась, пташка? А вот и твоя клетка!
Ио перекрестила пальцы, крепко сомкнула получившийся замок и сделала ещё несколько шагов в сторону окна.
- Глянуть в него было бы слишком, но подойти, снова повернуться лицом к парню, наверное, да, это было бы правильно. Или может лучше стоять спиной и не знать, что там происходит?
Мысли метались по углам кладовки идей. Оборачиваться девушка не стала. До её слуха донёсся тихий глухой удар, с которым опустился на кровать выкупленный у тёмного флакон. Звук по началу заставил девушку вздрогнуть, а после она решительно развернулась и шагнула вперёд, окидывая взором ситуацию. Теперь, когда в камине устраивали пляски языки пламени, когда была тронута постель, а паренёк стоял спиной в поисках непонятно чего, Ио потёрла лицо руками. Казалось пред глазами проносится события, шаг за шагом: Приезд, знакомство, наставницы… Девушка уже была готова произнести что-то из разряда «Я не такая», но тут обернулся Арчер. В его руках была шкатулка по самую крышку наполненная золотом. Иоанна не смогла сдержать истеричного хохота. Стирая с краешков глаз собравшиеся слезинки, она сначала по-хозяйски плюхнулась на чужую кровать, а потом, недолго думая, откинулась на спину. Лёжа на краю ложа будущего князя Ио продолжала смеяться. А ведь парень даже не представлял, что за авантюру она сама себе придумала и доказала, на которую она уже подписала себя мысленно, морально и физически.
Конечно, она не стала рассказывать молодому человеку причину своей истерики. Трёхминутной слабости было достаточно. По истечению именно этого времени, Иоанна  демонстративно кашлянула, поднялась с чужой кровати и поправила куртку на своих плечах.
- Прошу меня простить…
Всё ещё не стирая с лица улыбки, произнесла она, стараясь прикрыть оную сжатым кулачком. Второй вывод напрашивался сам по себе – паренёк был человеком слова, без прикрас. Хотя, стоило всё же доказать собственную гипотезу .
Рассказ про матушку и про не свои монеты – странные знания, к чему они были нужны Ио, сказать было сложно, однако улыбка сама по себе сползла с её лица сразу, как крышка шкатулки сначала прикусила одну из монеток, а потом и вовсе протолкнула обратно к остальным кругляшкам. Теперь в его руках был хрустальный флакон. Арчер смотрел в внутрь призмы, по углам которой скользил пронизывающий свет. А Ио смотрела на него, словно желая определить ещё пару граней мужского характера. Отмалчиваясь до самого конца оглашённого плана, девушка удивлённо хлопала глазами.
- Арчер, ты знаешь…
Практически заикаясь, произнесла девушка, заговорщически оглядываясь по сторонам. По её лицу не понять, возмущена она или заинтересована. Побежит вот прямо сейчас раскрывать его план Филипу или наставницам или готова принять условия игры. За непродолжительный промежуток времени девушка отчего-то сложила для себя образ честного человека.
- Что ему мешает подставить её в самом конце и выйти сухим из воды?
- Да нет, вряд ли, зачем? Это же развлечение!
Самовнушение не было её сильной стороной, но Иоанна действительно была готова проучить обеих вертихвосток.
- … ты коварен! Но, мне это нравится! Согласна. Пусть так. Вот только правильно ли будет подставлять друзей, м?
Она не знала, насколько сильны были дружеские отношения между тёмным и Огоньком, конечно, после их «милой» беседы, казалось, что они враги, но мало ли… Перетерпев несколько мгновений, девушка вытянула флакон из ладони парня. На этот раз уже она смотрела сквозь призму, наслаждаясь преломлением света.
- Обесцветить… хм…
Задумчиво произнесла она, откупоривая флакон. Притёртая, выполненная из стекла крышка поддалась только после того, как Ио её чуть прокрутила. Аромата у варева не было. Арчер как раз сорвался с места к кружке с водой, когда девушка сделала небольшой глоток жидкости. Синей? Точно синей? Правда синей? Ведь после того, как крышка покинула огранённый хрусталь, из него вылетело небольшое синее облачко, растворившееся в воздухе почти сразу. Жидкость внутри оказалась абсолютно прозрачной, лёгкая магия флакона, вот и весь сапфирово-синий.
На вкус отвар был сладковато-солёный, сравнить его с чем-то было сложно. Хотя, если вспомнить, то в прошлом году, когда Ио не здоровилось, девушку отпаивали абсолютно противной дрянью, которая, якобы должна была поправить здоровье и наладить потоки жизненных сил организма. Не успела Ио подумать об этом, как голова вмиг закружилась. Слова Арчера о том, что нужно снять пробу с напитка вытянулись, казались липкими, словно смола, скопившееся на стволе сосны. Тёмная пелена спускалась на веки, перегораживая угол зрения, по крайней мере, наполовину.
- Не противное…
Еле ворочающимся языком произнесла девушка и тут же почувствовала, как подкашиваются ноги, но при всём при этом она не грузно валится вниз. Ио чувствовала себя пёрышком, которое плавно покачивается в лёгком дуновении ветра то в одну, то в другую сторону перед тем, как плавно опуститься на землю. Иллюзия длилась мгновение, может два, после которых светловолосая резко раскрыла глаза, упирая взгляд в лицо парню.
- Будущий господин князь так прекрасен, так невероятно привлекателен этим утром. Так и хочется быть к вам ближе.
Если бы девушка смотрела на себя со стороны – никогда не узнала! Она, неожиданно для себя прониклась такой любовью к новому знакомому, что готова была вцепиться в него прямо здесь и сейчас.  Зелье оказалось не простым. В его составе было несколько десятков трав и сварено оно было явно не дилетантом. Лёгкость, сонливость, замедленная реакция, галлюцинации, а потом вдруг влюблённость, желание… Набор самых прекрасных ощущений для мужчины, желающего воспользоваться моментом. Неожиданно?

Отредактировано Иоанна (28.03.2021 13:08)

+1

10

А ведь хозяин комнаты отвернулся лишь на мгновение… Однако, порой мгновения вполне достаточно, чтобы всё перевернулось кверху дном. Неспешно оборачиваясь к гостье, которой было доверено снять небольшую пробу таинственного зелья из стеклянного флакончика, у Арчера в голове крутился вывод Иоанны, сделанный исходя из, как оказалось, смелого акта дегустации. Не противное? Уже хорошо! Значит, никто даже не посмеет заподозрить, что в чай наставников попадут некие смеси ингридиентов, чья действенность оказалось сногсшибательной в прямом и переносном смысле.
Ухмылка молниеносно сошла с уст Балестьера, впрочем, как сладость предвкушения от предстоящего “зрелища”, о котором он так ретиво распинался перед тёмным “товарищем”. Бедолага Арчер чуть не выронил стакан с водой из своих рук, увидав, как Ио подобно тряпичной кукле распласталась на полу, упираясь спиной о бортик его кровати. В одно мгновение наследник даже посчитал, что девушка просто дурачиться, но стоило заглянуть в её стеклянные глаза, как всё сразу стало понятным как ясный день. Лицо наследника приобрело нездоровый оттенок. Он, будто бледная поганка, уставился вытаращенными глазами на склянку в обмякших руках светловолосой девушки. Жидкости в сосуде осталось примерно две трети - смелая полукровка отпила всего небольшой глоточек, когда по сути подобного концентрата хватало в размере двух или трёх капель… Огромная доза! Но надежда в душе аристократа ещё цеплялась за ломкие соломенки столь не свойственного голубой крови житейского “авось”. На волне ошеломления Арчер даже не придал особого значения тому факту, что некогда жидкость с оттенком раствора медного купороса приобрела прозрачность, присущую чистой, ключевой воде.
Речь ласковая и нежная, мелодичная, будто игра струн арфы забивала звон тишины намертво, а Арчер,осознавая всю серьёзность ситуации, был готов провалиться под землю. Неужели будущий обладатель оранжевой масти прогуливал уроки алхимии, самые азы! Учителя показывали множество способов распознать свойства того или иного раствора без вреда для себя любимого. Балестьер ведь не подозревал даже, что Ио додумается выпить целый глоток! Да, всё же некоторые просьбы стоило доносить до ближних гораздо более детально... В самом деле, ну что мешало одурманенной красотке просто лизнуть откупоренную стеклянную пробку?
- Иоанна? - напугано окликнул гостью Балестьер, сделав ей шаг навстречу, но тут же отшатнулся назад. Он прекрасно знал как действует варево, которое всучивал Филип всем новеньким привлекательным девушкам. Время сгущается, слова тянутся как засахаренный мёд, а нервы, чувства и эмоции напряжены до предела, ровно как тетива знатного лука. Сейчас даже простое прикосновение может вызвать непредвиденные последствия, посему, не делая резких движений, протеже горе-алхимика медленно присел на колени перед девушкой и опустил под её ногами стакан с водой;
- Вы... тоже прекрасны, госпожа! - запинаясь мямлил он, неловко улыбаясь. Подыгрывать приходилось не зря - в данный момент затуманенный разум Иоанны воспринимал всё в сотни, а то и в тысячи раз острее. Одно неосторожное слово могло повлечь истерику с градом слёз, или безудержную ярость. Желание могло блеснуть кровожадностью, обидой, расстройством… Не зря Филип каждый год пытался усовершенствовать своё детище, дабы избавиться от этих побочных эффектов. На деле же всё упиралось в концентрацию раствора и количество тех или иных ингредиентов. Самое ужасное, что о длительности эффекта затеявший шалость мог только догадываться…
- Позвольте пригласить вас на небольшую прогулку? При залах созидания такие роскошные сады! В них растут красивые франжипани… Они напоминают мне о вас. Хотите, я вам их покажу?
На устах улыбка и зыбкая уверенность, а в голове настоящая буря. Оставалось надеяться лишь на действенность свежего воздуха и отвлекающие манёвры, иного выхода у Арчера просто не было… Провести девушку к садам, не попав на глаза посторонним, не составило бы ему особого труда. Балестьер знал эти места как свои пять пальцев и выучил все потаённые тропки и лазейки. Однако… Одна безумно странная мысль закралась в разум будущего правителя. Наблюдая заторможенные, но всё такие же грациозные движения гостьи, взирая в блеск её глаз и улыбку, горящую жемчугом, он и сам невольно начал примечать, что и сам бы хотел оказаться рядом… Ближе. Эти закравшиеся под шумок мысли ввели Арчера в ступор на какой-то миг, но несущийся по жилам адреналин смысл их в бурном потоке. Красота - страшная сила, и мужчинам, пожалуй, не так нужны дурманы, как созерцание прекрасного рядом с собой.

+1

11

Наверное, хотя бы раз в своей жизни любая из представительниц слабого пола была в ситуации подобного рода. Чужая спальня, прекрасный вечер, а может день или утро, интересный мужчина рядом и лёгкое возбуждение, граничащее с простым желанием не останавливать ход событий. Действительно любая, однако, обычно подобные приятные моменты случаются по желанию обладательницы влюблённости, а может даже уже законной супругой мужчины.
У Ио всё было с точностью до наоборот. Она, конечно не могла не признать привлекательность Арчера, да и мысли странные её тоже посещали, но вся эта ситуация вызывала скорее стресс, нежели приятное предвкушение. Надо ли говорить о том, что стресс как рукой сняло после  дегустации варева Тёмного? На глазах пелена, похожая на розовые очки, а сам паренёк с каждым шагом всё ближе и ближе, что заставляет девушку тонуть в лживых ощущениях, опуская сознание на самое дно предложенной красивой реальности. И вот он уже возле неё. Предложенный стакан сначала остался незамеченным. Девушка смотрела на то, как новый знакомый медленно опускается возле неё на колени. В его глазах мелькала искорка, но приближаться вплотную явно не собирался. Сказанные слова звучали для проблесков сознания исключительно странно. Ведь они были на ты, да и к чему вся эта высокопарная ерунда, когда надо выбираться из топей дурмана. Жаль, что это была только одна сторона медали, вторая же выглядела намного ярче и интереснее, блистала в солнечном свете, одаривая парочку новыми ощущениями. Иоанна придвинулась к парню и приподнялась пред ним на коленях, попутно сшибая предложенный стакан с водой. Её ладони скользили от кончиков мужских пальцев вверх до плеч, перескакивали сразу на обе щеки наследника. Девушка с улыбкой смотрела ему в глаза. Варево делало своё дело и хрупкая незнакомка уже была готова прикрыть очи сливаясь в поцелуе с тем, кого знала от силы пару часов. Она перебирала пальцами кожу на его щеках, едва касаясь кромки губ, но молчала, будто старалась заставить молодого человека томиться ожиданием. План по выветриванию дурмана из светлой головы был прекрасным, но Балестьер позабыл, а вернее сказать не знал о том, какая Иоанна бывает упрямая, когда дело касалось личных целей.
- Скажи, что не хочешь этого…
Шепнула она в тот самый момент, когда Арчер уже закончил уговоры, которые явно оказались провальными.
- Но ты не скажешь, я знаю, о чем ты думаешь…
Продолжала она сближая по началу только лица и уж потом уста двоих полуэльфов. Касание вышло плавное и мягкое, девушка не настаивала, лишь предлагала, полная уверенности в том, что Арчер не сможет отказаться. Ладони уже были перекрещены за его затылком, глаза прикрыты, а уста мимолётно ласкали его. В душе царил покой и удовольствие, словно незримый повелитель был доволен исполненной прихотью.
- Не молчи, у тебя мало времени…
Отрывисто продолжала шептать она, одаривая его уста жарким дыханием.
- Скажи и мы пойдём в сад или библиотеку, посмотрим прямые тропинки или извилистые лестницы в другой башне.
Кто бы мог подумать, что за ту самую, отданную Филипу монету Арчер получит вот это? Оттенок нежности, шелест шёпота, полутон желания и мимолётной влюблённости. К этому всему, потом, можно будет добавить и развлечение, эдакое издевательство над наставницами, но будет ли то основным блюдом вечера? Иоанна казалась абсолютно естественной, несколько поцелуев и приоткрытые глаза показывают парню абсолютно осознанный взгляд полный решимости. Воистину Тёмный был мастером своего дела, откат от принятого зелья был самым важным критерием. Каждой, что попадала в его сети следовало думать, что она сама была не против, а может даже просила его приласкать её здесь и сейчас. Принятая Ио доза была большой, но даже её не хватило бы на то, чтобы начать начатое приятное мероприятие. Логическое мышление и живой ум медленно, но верно оттесняли дурман на затворки сознания. Сколько потребуется, чтобы вывести навязчивые идеи до конца? Полчаса? Час? А может уже через десять минут, она будет краснеть в присутствии будущего наследника. Пусть, это будет потом,  пока Иоанна в ожидании ответа  ласкает поцелуями чужие уста с нескрываемым удовольствием, пусть и без толики навязчивости.

+1

12

Огонь… Смотря на него, приобщившиеся к высокому полёту мысли восторгались красотой, а иногда и ужасались разрушительной природой сей неумолимой стихии. На огонь можно и нужно смотреть, огнём можно и нужно владеть, но с ним нельзя играть ни при каких обстоятельствах. Кто знал, что маг, унаследовавший пыл и старающийся его приручить, сам того не подозревая, затеял опасную игру?
Природа пламени проста, и одновременно сложна по своей сущности. Всепожирающее пекло имеет множество проявлений, в том числе и метафорическое, порой гораздо более опасное, чем его физическая форма. Если с последней Арчер имел некую практику и мог худо-бедно совладать, то с внутренним огнём всё гораздо сложнее…
Ученик Ан почувствовал ласковые прикосновения языков пламени на своей коже… Это дурманящее чувство было сокрыто в нём, как и в любом другом живом существе. Мало того, то же самое пламя Балестьер видел в глазах воплощения ласки, нежности и обольщения… Или же эти искры были всего лишь отражением? Иллюзорными зайчиками, что преломляясь в хрустальной призме зеркал душ, так искусно обводили хозяина комнаты вокруг пальца? Далеко не на этот вопрос наследник искал ответ в пучине своего разума…
- Скажи, что не хочешь этого… - мягко ласкал уши сладкий как мёд глас светловолосой полукровки, а растерявшийся полуэльф и вовсе впал в некий ступор на несколько мгновений. Её руки высекали на усыпанной мурашками коже искры, жар прикосновений становился материальным, всепоглощающим, неумолимым…  Её тёплое дыхание опалило кожу лица. Одно лишь мимолётное касание уст и его веки тяжелеют, стремясь скрыть горящий в лучах солнца силуэт той, которой в один миг так хочется овладеть, крепко держать в руках и не отпускать во что бы это не стало.
Разум бьёт в набат, кричит, что всё это неправильно. Дурман усадил в почву сомнений семя раздора, и оно довольно стремительно разрослось, плотно зацепившись корнями глубины принципов и убеждений. Обмануть можно кого угодно и что угодно, но никому, никогда не выйдет обмануть природу. Теперь, когда Иоанна была так близко, а взор её олицетворял чистый умысел, Арчер больше не мог молчать про себя, искать некие способы найти тот путь, который удовлетворит всё и вся вокруг. Мир быстро померк, потерял краски, и в том пространстве, в котором остались только он и она, был всего лишь один путь. Цепи молчания наследника были крепки и ни одно звено не дало в них слабину. И вот уже сам владелец комнаты на вершине башни перестаёт быть хозяином своих рук – они бережно опустились на хрупкие женские плечи и остались на них, будто прикипев. Уверенное движение навстречу, и юноша касается уголка её губ в ответ на подаренную ласку. Материализовавшийся купол из фальши, самообмана и желаний даёт трещину с характерным звуком стука в двери, который в свою очередь был услышан не сразу.
«Здесь стучали не для того, чтобы персона на обратной стороне порога услышал “войдите” — здесь стучали лишь потому, что так положено. К тебе войдут несмотря ни на что.» Здесь это правило работало как аксиома, но по какой-то из причин по сути всё вышло совсем по-другому. Стук в открытые двери повторялся раз за разом, покуда тот “купол” над парочкой не рассыпался на мелкие осколки. Балестьер украдкой обернулся на дверь и спешно вскочил на ноги, поднимая вместе с собой девушку, стоящую вместе с ним на коленях. Наследник среагировал слишком поздно – за стуком последовал гораздо более страшный звук. Ио и Арчер явно слышали, как в замочную скважину проникает ключ, пытаясь отворить и без того открытую дверь. Пара тщетных попыток в повороте механизма, и несколько мгновений пугающей неизвестности в ожидании того, кто сейчас распахнёт дверь и войдёт в комнату.
Однако колесо фортуны продолжало крутиться. Тот, что находился за порогами комнаты в данный момент, совсем не спешил отворять дверь, якобы чего-то выжидая. Этим моментом и воспользовался Арчер. Перстни юноши сплелись с изящными девичьими пальчиками. Гуськом, совсем не издавая звуков, он повёл качающуюся из стороны в сторону девушку к занавескам у окна.
- Ничего не бойся и сиди тихо, хорошо? – как бы это не было странно, но голос Арчера олицетворял уверенность. Его руки отпустили женские длани, распуская занавес так, чтобы скрыть стройный силуэт девичьей фигуры за плотной тканью. Как только присутствие гости было утаено от того, кто намеревался войти, последний наконец отворил дверь. Приглушённый скрип петель как отголосок натянутых струн нервов рассёк тишину напополам. Она больше не принадлежала им двоим – у каждого была своя, особая тишина, нарушать которую сродни шагу навстречу пропасти.
Мягкая, уверенная поступь коснулась пола за порогом. Балестьер поворачивает голову в сторону отворяющейся двери. Огонь по прихоти хозяина комнаты гаснет, рождая союзника каждого затворника – мрак, который в свою очередь на какие-то мгновения обрамляет появление неожиданного гостя в вуаль таинственности. Мрачная фигура, медленно выплывающая из дверного проёма подобно тени, выглядела гротескно из-за своей высокой стати. И вот она уже в середине комнаты, выходит на бледный свет, что так стремительно пробивается сквозь плотную ткань занавеса. Мрачные тени сползают с вошедшего силуэта как лёгкая пена под струйками воды, открывая взору истинные очертания и цвета.
Женщина, будучи обладателем длинных острых ушей, была очень высока и стройна. Из-за корсета, что опоясывал её тёмно-зелёное платье, расшитое серебряной нитью, её фигура напоминала песочные часы. На бледном, мраморном лице, сверкающем даже в столь слабых лучах солнца, отразилась слащавая улыбка. Высокомерно задирая нос, вошедшая грациозно откидывает вьющиеся по тонким плечам русые волосы. Оценочный взгляд особы падает на Арчера, который стоит и с трудом верит своим глазам. Прищурившись слегка, а после удивлённо раскрывая очи, он произносит первые слова на устах младенцев;
- М-мама?! - сбитое дыхание разрывает слово на две равные части. Звонкий смех в тишине, и особа любезно склоняет голову, прикрывая изумрудные глаза.
- Советник Веррита, к вашим услугам, мой дражайший господин Балестьер…
А дражайший господин, в своё время, был просто-напросто сбит с толку столь неожиданным появлением родных кровей. Неужели мама всё-таки нашла время, и явилась лично? Арчер не мог поверить своим глазам. Он и был бы рад, наверное, но всё опять происходило не вовремя. Не то время, не то место… Покуда матушка плавно подходила к своему сыну с распростертыми объятиями, сынок, которого буквально застали врасплох, вновь заиграл оттенками бледной поганки. Столько мятежных мыслей, сплетающихся в разуме в вопросы, но насколько неудобно их оглашать сейчас… Когда за занавесом прячется она. Нет, Арчер ничего не стеснялся и имел тенденцию говорить открыто, как гласят в народе “в лоб”, однако сплетение обстоятельств плотно поймали Арчера как муху в цепкую паутину.
Прижимая сына к себе, материнское сердце улавливала всю дрожь и пульсацию каждой клеточки его тела. Это волнение, страх и удивление. Веррита обладала особым даром - видела людей “насквозь”. Что же касалось её сыновей, их она чувствовала также чутко, как саму себя. Наверняка исходя из мгновенно зародившихся подозрений, она подобно ищейке принялась обнюхивать каждый уголок комнаты. Неспешно и осторожно, деликатно… Тогда же, когда она отошла на достаточное расстояние, острый взор советника и заприметил лежащий на полу бокал с прозрачной лужицей воды. Сомнения прикреплялись фактами, а застывший Арчер был недвижим, склоняя голову в поклоне… То ли стыда, то ли почтения? Это и собиралась выяснить Веррита. Не стоит упускать того факта, что подозрения появились задолго до того, как голубая кровь поднялась в комнату к своему сыну.
- Почему ты потерял дар речи, мой свет? Неужели ты не рад меня видеть? - всё также фальшиво улыбаясь мелодично молвила матушка, пристально рассматривая тлеющие угольки в камине.
- Я… Не ждал, что буду иметь честь увидеть вас сегодня. Мне никто ни о чём не доложил…
- А следовали? - звонко рассмеялась она, качнув головой и начиная вышагивать круги вокруг сына, рассматривая его со всех сторон, будто коршун, что вьётся над добычей;
- Могу сделать вывод, что моё письмо не было доставлено… Или же не имело честь быть прочитанным. Что скажешь, мой свет? У гонцов полетят головы, или же мне добавлять каплю яда разочарования в сладкий мёд нашей встречи?
Пойманный с поличным молчал, но делал это так красноречиво, что всё было понятно без слов. Однако, беспокойный разум матери не успокоился на достигнутом… Не то являлось причиной дрожи в коленях Балестьера, она была уверена. Поэтому неспешный, завуалированный в любопытство акт обыска продолжился… И тут же остановился, когда она обратила свой взгляд на занавески, которые будто закрытые врата не пропускали воспеваемые эльфами блеск и тепло солнечных лучей.
Атмосфера давила на наследника так плотно, что он буквально ощущал, как взгляд советника пристально шерстит по комнате. Юнец боялся, трясся как осиновый лист, но не мог ничего поделать. Чувство быть застигнутым, пойманным и обруганным вонзилось в спину острейшим клинком. Россыпь мурашек и холодный пот выступающий на лбу знаменовал лишь одно - она её найдёт. Не сейчас, так через мгновение. Бежать некуда.
Комната наполнилась светом - врата открыты. Теперь пронзающий взор советника Верриты не был устремлён в глаза своему сыну, или же на живописны вид, что открывался за окном… Взгляд с прищуром, ядовитый, как жало скорпиона, вонзился в девушку, которая была укромно спрятана Балестьером. Сколько же разных оттенков тишины видела эта многострадальная комната за этот длинный, наполненный событиями день… Вот и сейчас на пару мгновений длиною в жизнь в комнате навис угрожающий звон, покуда мать, не отводя взгляда от девушки, не продолжила молвить.
- Дикие места… Представляете, мой господин, свита во главе со мной наткнулась на вольно гуляющих учеников, что слонялись у башни без дела. Хотя нет… - прошипела Веррита, опуская ладонь на плечо девушки, но явно не желая лишать её укромного укрытия;
- Дела у них были. Они искали некую Ио, что ушла из библиотеки. Они спросили меня, видела ли я её, но… - дамские пальцы побежали вверх по шее, касаясь щеки светловолосой - Мне кажется, что я бы навсегда запомнила её лицо, если бы увидела. Она вам знакома, господин?
- Да, госпожа. - сглотнув и прикрыв глаза выпалил Арчер, ожидая худшего расклада - Она мой хороший друг.
- Друг? Какая прелесть. Я очень рада, что у вас есть те, на кого можно… положиться. Друзья на вес золота, мой свет. Если эта скрытная особа покажется, то будьте любезны, передайте ей, что я желаю взглянуть на неё… За ужином? Вместе с наставниками, конечно. Вечером…

Отредактировано Арчер Балестьер (28.03.2021 14:08)

+1

13

Розовые очки навязанной реальности, снять их самостоятельно почти невозможно, Особенно, когда они навязаны тебе искусственно. Иоанна никогда не испытывала тех эмоций, что сейчас ей дарило дурманящее зелье. Может поэтому разум был обласкан особенно сильно. Нега растекалась по телу смесью эмоций и возбуждения. Девушка, не питавшая никаких чувств к незнакомому мальчишке, прочувствовала, что есть любовь. Внутри в клетке здравого смысла метались сомнения. Мука длилась и длилась, конца и краю ей не было, несмотря на то, что действие дурмана мягко выпускало из своих крепких объятий. Казалось, вот-вот разразится гром, между ними скользнёт тонкая молния непонимания, но нет. Тишину разбил стук девичьего сердца. Надежда, что теплилась внутри, рассыпалась пеплом с первым же прикосновением  молодого человека. Незатейливые объятия и оба молодых дарования летят вниз с высоченной скалы осознания. Никто из них не рассчитывал на случившееся. Множество разумных существ пропускает между знакомством и первым поцелуем дни, месяцы, иногда даже года, а эти… Пара часов и она готова прижаться к его груди, минуты уходили сквозь пальцы, но похоже, каждый из этих двух старался вытянуть их в бесконечность. Иоанна, что раз за разом касалась мужского затылка кончиками пальцев, приоткрывала глаза, чтобы успеть разглядеть спокойствие и удовольствие, прорисованное на лице будущего наследника. Это было воистину прекрасно, и ведь она не про чужие эмоции думала, про свои. Несмотря на внутреннюю борьбу Ио была готова признать, что сие действо, пусть и вызванное варевом было самом приятным на свете. Стук в дверь практически выбил девушку из колеи, неохотно переводя взгляд на дверь, Ио недовольно цыкнула.
Что ж, история продолжалась, кульминация оказалась не менее фееричной нежели самое начало. Знакомство с Арчером стало отправной точкой неприятностей, которые как из рога изобилия посыпались на голову девчонки. Дверь не открылась, Ио поглаживала мужчину по плечам, всё ещё пребывала в неге после первого, но такого желанного в эту минуту поцелуя. Жаль, что судьба распорядилась прервать мгновение, которое изначально должно было быть остановлено. События набирали обороты. Пока девчонка наслаждалась, Арчер явно просчитывал ходы наперёд. Мягкие и нежные касания вмиг окрепли, а ладони, обнимавшие плечи резко потянули девушку вверх, на ноги, буквально выдирая из искусственной реальности. Он тянул её вперёд, а она вышагивала, ведомая собственным желанием, на сей раз смешанным с оттенками раздражения. Приоткрыв уста Иоанна уже готова была обрушить ворох проклятий, но парнишка остановил град своими словами. Портьера была задёрнута, а на глаза упал лёгкий полумрак.  И сколько так нужно простоять? Девушка успела перекрестить ладони на груди, едва касаясь собственных плеч, как тишину снова пошатнуло. На сей раз это были шаги, лёгкие с одной стороны и невероятно тяжёлые с другой. Ио распахнула глаза. Сквозь ткань ничего не разглядеть, но страх и осознание крепко вцепились в душу. Ещё мгновение тишины и робкое слово Арчера выбивает почву из-под женских ног. Коктейль эмоций схлынул, оставляя за собой лишь послевкусие разочарования. Она тут же приложила ладонь к своим губам, не желая выдать и толики звука. Прислушиваясь к беседе, девушка, пусть всё ещё чуть одурманенная, но всё же прекрасно понимала, чем закончится представление.
- Мой свет…
Мысленно повторила девушка, заставляя эти два слова стучать в замки закрытой некогда клетки здравого смысла.
- … мой свет…
В двадцатый раз повторила она про себя, улавливая тонкую нить разговора матери и сына. Слова, наполненные фальшью, такой же материальной, как её с несколько минут назад. Наполнены враньём и игрой на нервах. Эта женщина точно знала, что-то не так, и для этого ей абсолютно не обязательно было быть любящей матерью, достаточно простой наблюдательности. Мать манипулировала, дёргала за ниточки и осаждала сына так, как никогда не будет делать любящее сердце. Ио вновь почувствовала нечто сродни обиды, несправедливость всегда была для неё слабым местом. Не слова, не жеста, словно от поведения сейчас многое зависит. С какой-то стороны так и было, но, к тому моменту, как девушка в сотый раз услышала в своей голове «Мой свет...» реальность по самую макушку опустила её в топкую, смердящую грязь. Но даже не это самое страшное, страшнее тот факт, что её вот прямо сейчас увидят, именно в этой грязи. Комната, чуть смятая кровать, тлеющие угольки в камине, разлитый стакан воды, Боги, сколько интересного может нарисовать сознание, опираясь только на эти незатейливые знаки. Полукровка медленно отсчитывала мгновения до развязки, опуская ладони вниз …
Портьера дёрнулась в самый неподходящий момент. Девушка демонстративно приподняла голову, упирая взгляд прямо в глаза эльфийской змее. Борьба началась. Девушка, которая испытывала страх до того, как была найдена, теперь сверлила взглядом ту, что могла по щелчку пальцев испортить ей не только учёбу, но и жизнь. Ненастоящая ласка в виде касания. Ио перевела взгляд на ладонь, украшенную перстнями. Веррита явно чувствовала себя венценосной особой, так и что же? Прикладываться к блистающим камням? Нет уж! Не она, не сейчас. Иоанна, вмиг обрела ясность мышления, будто здравый смысл уже покинул свою клетку.  Пальцы советницы отсчитывали миллиметры нежной женской кожи, но полукровка не содрогнулась и только тогда, когда ладонь легла ей на щёку, девушка повернула голову в противоположную сторону, разрывая неприятный контакт. Молчание не было нарушено, уста продолжали быть сомкнутыми. Голос Арчера звучал настолько неуверенным, что Иоанна позволила себе скосить взгляд поверх плеча статной женщины и бросить его в сторону парня.
- Она будет на ужине, не сомневайтесь.
Произнесла она, и ведь голос ниразу не дрогнул. Мерный вдох сменял не менее мерный выдох. Похоже дурман спал, оставляя за собой всё такую же дерзкую и смелую особу.
- Что ж, буду ждать с нетерпением!
Добавила Веррита прежде чем советница с раздражением задёрнула портьеру на место. Проигрыш? Уступка? Желание унизить? Из-за занавески послышался тихий смешок, Иоанна посчитала себя победительницей, раз такая особа прочувствовала, что такое чистая эмоция, путь это и было простое раздражение. Именно после этого невинного жеста, почтенная мать покинула комнату, с хлопком прикрывая дверь. Вдох-выдох и полукровка выходит из-за шторки, потирая пальцами вески. Самый неловкий момент был впереди, нелепое сокрытие реальности, надменная речь матери, неуверенный тон Арчера, Ио, просто не могла не прокомментировать странные действия.
- Это было волшебно!
Чуть хрипловатым голосом произнесла она, приближаясь к наследнику. Расстояние сократилось до нуля, прямой взгляд и девушка, припоминая недавние ощущения, что повергли её в пучину неги.
- Спасибо! В следующий раз пробуешь сам…
Смеясь добавила она.
- Поцелуй, знакомство с родителями…
Ио одарила парня всё ещё горячим дыханием и тут же развернулась, теперь она направлялась к дверям.
- Через час ты сделаешь мне предложение? Или подождём, пока закончится ужин?
Шутки сыпались одна за другой, но не одна из них не упрекала парня в содеянном. Сознание качала ласка и нега, действие синего, как сапфир зелья подошло к концу.
- Пойдём смотреть сад, господин или ты жаждешь продолжения?
Выбрать парню, Иоанна так и не позволила. Распахнув тяжёлую, тихо поскрипывающую дверь она перешагнула порог чужой комнаты.
- Флакон захвати только…
Раздался девичий голос откуда-то с лестницы. Ступенька за ступенькой и наконец свежий воздух ударил в лицо ученице Академии. Она прикрыла глаза, подставляя лицо под солнечные лучики. Казалось, что всё закончилось…
- Иоанна.. Это вам..
Тихий, вкрадчивый мужской голос заставил полукровку вздрогнуть и распахнув глаза скользнуть по стану дорого одетого мужчины. В его руках было два конверта.
- Благодарю.
Шепнула она, принимая оба конверта из чужих рук.
- Прекрасного вам вечера, Иоанна!
Девушка уже хотела поблагодарить незнакомца, но тут её внимание привлёк Филип, подпирающий одно из деревьев где-то вдалеке. Парень ехидно ухмылялся, наблюдая за тем, с каким удовольствием девушка вдохнула свежий воздух полной грудью, за тем, как она была озадачена гонцом, за тем, как она пристально вглядывается в его лицо.
- Понравилось?
Крикнул он, но Ио отмахнулась от него, оборачиваясь в сторону дверей из которых вот-вот должен был показаться Арчер.

+1

14

Судьба – мастер неловких моментов. По-другому и не назвать то, что приключилось в комнате на вершине башни. Всё сложилось таким образом, что сейчас горделивый господин Балестьер чувствовал себя так, будто его обдали содержимым вечернего горшка.
Советник Веррита как никто другой знала, что время – ценнейший ресурс, что оно дороже золота. Его грамотное планирование - ключевой навык для того, чтобы не только успеть всё и вся, но и для удачной охоты на вечно ускользающие моменты. Охотнику в обличии советника и вовсе удалось одним выстрелом убить двух зайцев.
Купол из мерцающих грёз, их маленький мир, в котором пара полуэльфов стали творцами эмоций и желаний был разрушен, соприкоснувшись с тяжёлым молотом фатума. Эта мысль вселяла в разум Балестьера досаду, несмотря на то, что по сути всё это действо укромно сокрыто от посторонних глаз и беспокойных умов в некогда синей жидкости прозрачного флакона. Но, пожалуй, самый досадный факт – реакция Арчера не являлась эталонной среди тех, чьи пути сошлись в покоях юнца из знатного рода. Кто же вышел победителем из сей неловкой ситуации? По мнению Арчера, им стала Иоанна.
Отшучиваясь,  (кстати очень ловко и умело), она покинула комнату так, как покидает арену бесстрашный воин, победивший самого ужасного монстра на всём белом свете. Не ожидая оваций, она гордо удалилась, несмотря на то, что определённо их заслуживала.
Наследник прекрасно знал свою мать, что не удивительно. Негласно восхищаясь непреклонностью новой знакомой, Арчер отмечал нечто уникальное в произошедшем случае – он впервые видел, что его матушке утёрли нос. Да ещё как! Ведь по сути очевидным хозяином ситуации являлась именно она. Именно она диктовала правила и заставляла всех присутствующих в комнате плясать под свою дудку, покуда не получила уверенный и категоричный ответ. Покуда противоречия высекали искры, а Арчер чувствовал, что находится между молотом и наковальней, Иоанна держалась уверенно, будто бы никакого действия дурмана не было и вовсе. Разве может затуманенный разум отражать столь непоколебимую уверенность? Кто же эта девушка на самом деле, если безбоязненно может поставить точку в спектакле столь властной особы, как сама десница князя? 
- Ну подожди, - проворчал Арчер, наконец оклемавшись от переполняющих разум тревог, сомнений и чувств, сбивающих с толку – Будешь ты её помнить…
Захватив с собой решимость так, будто она всё это время подобно старому, пыльному плащу висела на гвоздике у самого входа, наследник запер за собою дверь. А ведь он был уверен, что ключами от его комнаты владеют всего несколько человек - он сам и его дражайший наставник, которому уготовано холодное блюдо под названием “месть”. Или же всё-таки довольно горячим? Таким же, как сводящее с ума дыхание той девушки, что так пронзительно ясно открывала перед ним суть своей мятежной натуры… Стало быть, госпожа Веррита успела повидаться с Дуа,  а значит, уже знала о выходке Арчера в библиотеке.
Тревоги освобождали Балестьера с каждой пройденной ступенью винтовой лестницы. Когда же он покинул каменную арку и вышел во двор к Иоанне, то и вовсе проникся некой уверенностью в том, что делает. Наследнику казалось, якобы ясность и определенность нехитрого до умысла плана буквально витала в прозрачном весеннем воздухе, на ряду с ароматами цветения, что так дивно разносились ласковым ветром. Тёплое дуновение зефира пронизывало сад и ударяло в нос, указывая гостям залов Созидания путь во владения трав, древ и благоухающих соцветий.
Ослепляющее злато разливалось под ногами, струилась по кронам деревьев, блистало в волосах девушки, державшей в руках пару конвертов. Балестьер подошёл к названному матери другу и кротко кивнул в сторону пожелтевших пергаментов;
- Твой гонец опаздывает. - подметил он, ссылаясь на время. По привычке Арчер рассуждал, что все гонцы обязаны доносить до адресатов послания не позже завтрака.
- Что бы ни было в письмах - не сжигай их. - досадно делился опытом он, поравнявшись вместе с собеседницей и неспешно вышагивая прогулочный шаг навстречу садам;
- Не повторяй моих ошибок… - юноша, мотнув головой, якобы пытался скинуть с лица ухмылку, навеянную иронией. Несколько минут после наследник молчал, задумчиво уставившись себе под ноги. Со стороны могло сложится впечатление, что Арчером овладела застенчивость, присущая ребятам, которым посчастливилось уговорить на прогулку ту, что в глазах многих носит статус неписанной красавицы. Если копать глубже, то по сути всё именно так и было… Однако то была не столько застенчивость, сколько задумчивость о том, кто же такая эта дерзкая и своенравная Ио.
- Если у тебя будет возможность, то предупреди своих родителей, чтобы они не воспринимали слова Верриты близко к сердцу. Моя мама - советник, а папа, как ты успела догадаться, князь. Надёжный союз на бумаге, но… - наследник наконец перевёл взгляд в глаза Ио и тихонько усмехнулся - Есть свои нюансы. Кстати, а кто твои мама и папа?
Любопытство наследника окрасилось в оттенки ароматов цветения яблонь - их пушистые, роскошные наряды мирно покачивались над головами топающих по аккуратно выложенной дороже. Узкая брусчатка бежала вглубь как весенний ручей, закручиваясь между множеством скамеек и одинокими беседками, утопающими в изумрудном чешуе местных жителей. Все цветы на пышных, богато высаженных клумбах, ветках, кустиках и даже горшках были белого цвета - петуньи, лиллии, кизил и космеи, жасмин и ирис… Несметное количество красавиц в юбочках и кружевных платьях, одетых самой природой, почтенно покачивались, встречая светловолосую как свою родную сестрицу.
Дорожка привела гостей цветущего царства к облепленному мхом каменному фонтану, окруженного сухим кустарником. Это тихое и спокойное место, где лишь щебетали птички, шелестели листья и звонко журчала вода, выглядело гораздо менее ухоженно. Будто нога ни одного садовника не ступала здесь очень и очень давно. Арчер осмотрелся по сторонам. Искренне улыбнувшись, он предложил своей собеседнице присесть на край фонтана. Когда же она ответила на любезный жест, присаживаясь, господин оправился и отошёл на два шага назад. 
- Прости мою маму, она всегда была слишком… резка с гостями в наших владениях. Позволь мне исправить эту оплошность с ее стороны, хорошо? - хитро посмеиваясь, он отошёл на ещё один маленький шажок, поклонился, а после вскочил на одну из скамеек, горделиво задирая нос к небу и изображая важный вид. Подобно глашатаю, он вскинул раскрытую ладонь. Выдумщик изображал, будто читает с ладони заранее заготовленную речь;
- Сим днём нарекаю празднование, в честь прибытия достопочтенных гостей в наши края! Быть ужину с угощением и всеми почестями друзьям, друзьям их друзей и кровных предков, живущих ныне и в нашей памяти! - продолжая наигранно важничать, Балестьер наконец спустился со скамьи выдумок наземь и подошёл к Иоанне, кивнув в знак подтверждения своих слов;
- Уважаемая госпожа Иоанна! Я сочту за честь, если вы и ваши родные разделите вечернюю трапезу со мной и моим будущим советником. Мы будем польщены столь любезным визитом!

Отредактировано Арчер Балестьер (28.03.2021 16:25)

+1

15

Робкая, застенчивая и тихая девушка… Странное сочетание для той, что ещё в первый год собственного обучения была готова быть лучше, умнее, хитрее и что самое важное – талантливее всех остальных юнцов, тогда ещё Школы Магии.
Робкая… Девчушка действительно была робкой и нерешительной. Но это же нормально, правда? Нормально, когда из-под теплого материнского крыла  аккуратно выпархивает неокрепший детский разум, не способный сделать и шага без родительского одобрения. Действительно нормально для дочери, любящей своих родителей всем сердцем.
- Будь аккуратна, не торопись, опусти взгляд и покажи собственную покорность…
Слова матери, провожавшей девочку к воротам школы, звучали горько, как последнее напутствие перед разлукой. Конечно же это было совсем не так, но Ио хватило потерять отца, чтобы понять ценность семейных уз.
Застенчивая девочка, воспитанная в лучших эльфийских традициях, что могло быть лучше и хуже одновременно… После расставания с матерью Иоанна долго смотрела ей в след, смотрела как за её спиной закрываются ворота и прекрасно помнила напутствие, данное малышке, чьи серые глаза вот-вот должны были пролиться ручейками горячих слёз.
- Не плачь, будь сильной, я горжусь тобой…
Шелестел любимый мамин голос, пока девочка старательно сопротивлялась усилиям наставников собрать всех новеньких учеников в отдельные стайки. Странное, страшное и между тем переломное время для полукровки. Второй раз в жизни она расслышала, как хрустнула соломинка её неокрепшей психики. Девочка не с кем не разговаривала, однако прекрасно занималась…
- Тише, милая, тише…
Читала она в письмах от собственной матери, которая всячески пыталась помочь дочери адаптироваться в новом, неизведанном мире…
Прошли годы. И теперь она целует будущего наследника, князя в его покоях мечтая, как он прижимает её к себе, как шепчет всё те же слова…
- Тише, милая, тише…
Иоанна всего на миг выпала из реальности. Она молча смотрела на два конверта, оказавшиеся в её руках.
- Плохая и хорошая новость.
С усмешкой произнесла она не отнимая взгляда от конвертов.
- Да, Арчер, ты прав, он очень припозднился, примерно на неделю.
Буркнула она недовольно и тут же сжала в ладошке оба конверта одновременно. Читать вести родных земель девушка пока не собиралась. Ей, некогда робкой, тихой и застенчивой теперь требовалось время, чтобы привести мысли в порядок и дать самой себе точку отсчёта нового терпения, новой тишины и покорства. Ио медленно перевела взгляд на Арчера, а следом в сторону Филипа. Усмешка тронула её уста снова. Едва прищурившись, девушка крикнула, чтобы Тёмный расслышал.
- Нам понравилось! Оно великолепно!
Казалось мгновение слабости покинуло её разум, уступая на сей раз озорству, вниманию, расчёту и прочим приятным мыслям, что касались сознания намного чаще, чем картинки прошлой жизни.
- Арч, ты слишком серьёзно всё воспринимаешь, пойдём уже. И нос опусти, у нас ничего не было, помни это, ага!
Она лишь на миг встретилась взглядом с будущим властителем земель Терры и огня, и то лишь для того чтобы тот понял, принял и воспринял информацию в абсолютно ином ключе. Паренёк, похоже, был одурманен, озадачен и обескуражен одновременно, кому-то нужно было выудить его из этого обманчивого облака приятных ощущений. Девушке как никогда хотелось, чтобы он сейчас соображал так быстро, как не соображал никогда.
- Отец умер, мать никто, уже…
Тихо, но небрежно бросила она, будто не слишком старательно пыталась отвадить от себя навязчивые вопросы. И надо же было такому случиться в эпицентре романтики, в объятиях тёплых мимолётных ветров и ласкового голоса собеседника. Ио присела на краешек фонтана, потупила взгляд, скрывая собственное негодование. Внутренний голос отчитывал её в лучших традициях академиков, недовольных учениками. О боги, что это были за слова. Она была к себе строга, была слишком строга к своей бестактности и смелости, злилась на собственную недальновидность и конечно вспоминала теплоту объятий паренька, которому сейчас так грубо ответила, не озадачиваясь даже выбором слов.
- Знаю, ты не слишком умна, но что это, чёрт тебя побери,  было сейчас?
Может она недостаточно громко сказала или он не понял? Может правда, не расслышал и оттого поёт про праздник, прощение, извинения. Ио даже бровку приподняла в честь всеобщего недопонимания, однако остановить этот бурлящий поток мыслей, слов, эмоций оказалось почти невозможно. Иоанна силилась, чтобы не подойти и не отвесить наследнику пощечину, ей казалось, она сказала настолько важные вещи и настолько много усилий потратила на это, что паренёк был просто обязан остановиться. Мечты-мечты….
Девушка прикрыла лицо руками, ощущая, как приступ смеха буквально душит её.
- Мальчишки! Всё бы вам хвастаться, да красоваться.
Чуть громче произнесла она, прежде чем резко отнять ладони от щёк, метнуть взгляд в сторону Арча и снова недовольно цыкнуть.
- Отец в земле, а мать никто! Ты услышал меня, великий нарекатель? На твоём званом ужине скорее всего не будет моей матери, но я тебя услышала, конечно, твоя воля превыше всего!
На выдохе выпалила девушка протягивая ладонь в сторону нового знакомого.
- Мать твою поить этой дрянью нельзя, ты знаешь об этом? Или ты хочешь, чтобы она испортила ваш род ещё раз? Хочешь позора на свою и её голову?
Теперь в Ио не прослеживалась робость и тихий нрав, она явно была недовольна.
- Одно дело свести двух девушек  в общей или не слишком общей постели совсем другое – твою мать! Нам нужен план Б. А лучше сразу В и Г тоже продумать. Родительница у тебя умна и изворотлива, мы по сравнению с ней просто желторотики, Арчер! Идеи есть? М? Кстати, её еду и питьё разве не пробуют?
Придуманный и продуманный некогда план на глазах терял собственную привлекательность, требуя, как минимум переработки, а как максимум разработки нового. Иоанна сейчас всячески пыталась наставить парня не на задорный и весёлый лад, а наоборот, дать понять, времени нет, а обещание данное Тёмному нужно выполнять. Она чувствовала свою вину в произошедшем  с Филипом и с Верритой, посему просто не могла оставить его позориться в одиночку. Хотелось верить, что ей удалось сдвинуть сознание Арчра с места, которое ему казалось эдаким плато, годным для победных танцев.
Полукровка поднялась на ноги, небрежно стряхнула с колен несуществующие пылинки и снова протянула ладонь в сторону парня.
- У моей наставницы есть сонное зелье, она принимает его на ночь. Пока они с твоей судачат можно попробовать достать. Ради мамы можно и постараться. До ужина полтора часа, у нас не так много времени. Пойдём!
Наспех сконструированный план казался Иоанне шатким, но даже он был лучше изначально предложенного юным магом. Карточный домик балансировал на ветру перемен в ожидании одобрения со стороны.

Отредактировано Иоанна (28.03.2021 19:43)

+1

16

События нередко выворачиваются наизнанку. Вещи, кажущиеся очевидными, принимают истинные формы, а слова и интонации в ходе метаморфоз смывают краски фальши. Жизнь явила тому наглядный пример, и явная опасность дурмана расцвела во всей красе. Реальность отрезвляет глупцов грубой пощечиной, но то есть дар свыше, нежели проклятие.
Фразы, мотивы, мысли и желания… Всё это так экстравагантно вышло боком. Арчер осознавал, что сделал неправильно всё, что только мог. Однако смирения последний не был удостоен. Маг огня, обладающий взрывным характером, чувствовал, как острые лезвия резких слов светловой девушки вонзаются в зияющие бреши его защиты. Наспех подобранные ответы один за другим просились вырваться наружу, однако искусная портниха самообладание зашивала без пяти минут сквернослову рот крепкой нитью молчания. Лишь огоньки подобно далёким отголоскам одолевающих сердце чувст играли в прищуренных глазах Арчера, когда тот неспешно, шаг за шагом, подходил к сидящей на бортике старого фонтана, обвитого густым плющом.
Мгновение молчания, которое решало всё. Калейдоскоп мыслей распустился в разуме как садовый цветок в ярких лучах проблесков сознания - Арчер искал причину. Причину, по которой он сейчас исходил стыдом, чувствовал себя обруганным, но явно не за зря. Одна картинка, вторая, третья… Те мимолётные мгновения, казалось, померкли, резко затухая. Золотое мгновение… Бегущие в голове картинки остановились на том этапе, когда в руках Иоанны застыли измятые конверты.
Запоздалый гонец и его послание… Серый день, который так яро хотелось позабыть навсегда, вспыхнул всеми глубинами негатива. Откровение вонзилось в висок, заставляя зажмуриться от боли. Материальная мысль щедро делилась ответами на все вопросы…
Белоснежная бумага с фамильной печатью в гуще сургуча стала причиной, по которой Балестьер сжигал все письма, пришедшие из его краёв. Он вспомнил тот день, вспомнил, насколько горькими могут быть слёзы, которые можно пролить лишь в тихом углу своей комнаты, так, чтобы никто и никогда их не увидел. Они ничуть не тушили горесть потери и текли долгое время. Каждый вечер, каждое утро, всегда, когда только выходила возможность спрятаться от всего мира. А после пелена забвения, пропасть, в которой он однажды нашел силы превратить слёзы в огонь…
Арчер оторвал взгляд от Иоанны, не проронив ни слова. Присев на бортик фонтана по её подобию, он погрузил раскрытые длани под зацветшую поверхность водной глади. Касания отдались шипением, пузырьки воздуха вырывались наружу, и вскоре над фонтаном танцевал едва осязаемый клуб струящегося пара. Языки пламени эмоций ещё облизывали замшелое дно, покуда Арчер тушил пожар наваждения. Наверное, это был единственный способ “остыть” и не ляпнуть чего-либо лишнего, а то и навредить окружающим. К сожалению источники воды оказывались под рукой не так часто, как хотелось бы, поэтому и проблем его взрывной в прямом и переносном смысле темперамент уже успел натворить немало для своего хозяина, сыскавшего успокоения в столь обыкновенном средстве.
- Я соболезную. - молва наследника потеряла тот радужный окрас праздника жизни, что доселе овладевал его юношеской натурой. Последняя же оказалась тут же стёрта из голоса, интонация померкла… Грусть, печаль, стыд и злоба просто выгорели из его души, оставляя лишь залу на пустом холсте. Арчер вновь повернулся к собеседнице, отрывая объятые паром длани от воды.
- Ты правда думаешь, что я собираюсь поить свою мать дурманами? - стряхнув руки вымолвил он, скептически приподнимая бровку - Нет. Для неё уготована другая пилюля, и поверь мне наслово - довольно горькая...
Уходить с территории сада Арчер не торопился. Увидев, как Ио поднимается на ноги и протягивает ему руку, он проследовал взглядом от кончиков дамских пальчиков до линии её ясного взора.
- Сонное зелье нам тоже пригодиться. - рассуждение полуэльфа пестрило уверенностью и спокойствием. Тёплая длань, от которой ещё исходил водяной пар, положила в ладошку девушки обесцвеченный пузырёк самообмана;
- Знаешь, на этом ужине каждый получит своё. Мне же нужна только правда.
Балестьер смотрел Иоанне в глаза, на этот раз сурово и строго, но не потому, что слова светловолосой так умело его задели. Следствием тому была идея, что оказалась возведена в абсолют.
- Делаю вывод, что ты варилась в таком же котле что и я, покуда знаешь, что за знатными особами следуют дегустаторы. Да, у моей мамы тоже есть такие - целая сотня потерянных лиц, готовых отдать свою жизнь за неё. Они проверят всё до единого рисового зернышка…
Молва юного заговорщика сплеталась в нотках закалки в условиях особой жизни, в среде дворовых интриг и заговоров. Он вовсе не гордился этим, однако, ценный багаж своих знаний преподносил с особой изощренностью.
- А ещё у моей мамы есть шпионы, убийцы, личные повара и любовники, а иногда и всё в одном лице. Каков шанс что сейчас за нами с тобой не наблюдают? Какова вероятность, что первые шаги, что мы сделае из этого сада, не станут для нас последними? Может быть Веррите уже докладывают о наших с тобой планах…
Аристократ слегка потянул свою собеседницу за руков, кивнув головой в сторону, тем самым подавая знак к действиям. Он медленно последовал по тропинке, уходящей из сада;
- Вопрос не в том, кто работает на мою мать. Всё будет решать известная мне халатность тех или иных лиц в окружении Верриты, но и долю нашей хитрости исключать из цепочки событий не стоит. Это ключевое, важное звено в цепи.
Остановившись у самого выхода сада, увенчанного большой деревянной аркой с пышной рассадой из вьюна и густого кустарника, облепившего резные столбики;
- Ты права - нам нужно подстраховаться и учесть все тонкости. Поэтому я и привёл нас сюда. - вновь оглядываясь уже шептал он, проникнувшись собственными провокационными словами о существовании лишних ушей и не менее лишних глаз, обладающих болтливыми устами; 
- Сонное зелье действительно облегчит нам работу, но достать его придется именно тебе, ведь ты знаешь покои своей наставницы гораздо лучше меня. Если она застанет тебя в комнате, то ты ещё сможешь выкрутиться - сказать, что ты пришла извиниться. Никаких подозрений - ученик в комнате своего наставника. Однако даже такой вариант губителен для нашего плана - я отвлеку наставниц и выиграю для тебя время.
Ползущие по саду тени от прячущегося за кронами деревьев солнца походили на тёмные балахоны обладателей вуалей заговорщиков. Казалось, будто сам сад и сама природа стремилась скрыть от лишних глаз разговор о вещах, за которые при дворе без всяких угрызений совести смело отрубали голову… В лучшем случае;
- У нас действительно мало времени. Отправляйся в покои наставника и достань ту вещь, о которой ты говорила. После мы встретимся у харчевни и проберёмся на кухню - я часто так делал дома, прибывал к личному повару советника и князя, наблюдая за его приготовлениями. Просто достань снотворное, Ио, я даю слово, что у нас всё получится. Остальные детали я просто хочу отпустить…- впервые за долгое время тянувшейся речи Арчера его лицо посетила некая самоуверенная ухмылка, как далёкое отражение его мальчишеской удали, что вскипела с огнём в водах фонтана;
- Иначе тебе будет не так интересно наблюдать за заготовленным представлением. Ни о чём не волнуйся и не беспокойся. Поверь мне, я знаю что делаю. Ступай… Мне же нужно вновь повидаться с Филипом. У него есть то, что отлично дополнит блюда для моей матери...

Отредактировано Арчер Балестьер (30.03.2021 07:23)

+1

17

https://forumupload.ru/uploads/0012/0f/f2/1355/799154.png
Сомнения атаковали душу полукровки, а ладонь буквально обжигали, томящие ожиданием конверты. Девушка наблюдала за Арчером, слушала его слова, усваивала информацию, но интуиция на задворках сознания так и кричала о нависающей над обоими беде. В какой-то момент Ио даже прорисовала это сомнение на проступившей на лице маске. Вот только привычка и напутствие матери из прошлого заставляли девушку повернуть голову в сторону, подставить лик под солнечный свет и тёплый весенний ветер. Маска, что могла выдать ощущения, да и опасение девчонки обрушилась, под натиском природных стихий.  Ио вновь повернулась к новому знакомому. Взглядом она скользнула вдоль очертаний скул, к глазам. Едва прищурившись, девушка сжала в ладони творение мастеров стеклодувов. Мимолётная улыбка и фраза наполненная ехидством и иронии слетела с её уст.
- Нас вышвырнут из Академии к чёртовой матери!
Тихий смех, она мимолётно мотнула головой, словно принимая неудачу уже сейчас, дабы потом можно было в три раза больше порадоваться победе.
- Что ж, милорд. Пусть будет по- твоему. Надеюсь, мы не разочаруем друг друга.
Еле слышно добавила она, разворачиваясь в сторону тропинки ведущей из сада. Для Ио задача была понятной и недостижимой одновременно. Если бы только они были в её родных места, в родной Академии, всё было бы в разы проще, но здесь… Девушка абсолютно не разбирала, кому можно довериться, а кто точно сдаст её с потрохами. 
- Может своих поискать?
Шепнула она сама себе, на ходу оборачиваясь к Арчеру, наблюдая, как алый свет закатного солнца раскрашивает облик парня совершенно нереальными оттенками красного.
- Огонь в его душе, в мыслях, на кончиках пальцев.
Буркнул внутренний голос и девушка резко перевела взгляд вперёд, всего шаг и она сталкивается с Мартином, который от неожиданности умудрился выпустить из объятий пальцев румяный, миниатюрный, покрытый глазурью кекс.
https://forumupload.ru/uploads/0012/0f/f2/1355/799154.png
- Ну Ио!
С нескрываемой досадой протянул он, отшагивая назад, наблюдая, как по тропинке покатился округлый кусочек сдобы.
- Чтоооо?
Ответила ему Иоанна, наблюдая за кругляшом, оставляющим за собой бордовый след джема.
- Да уж, наверно он вкусный… Был!
С усмешкой произнесла полукровка, ощущая, как Девиан берёт её под локоток и уводит в сторону жилых корпусов.
- Мартин, догоняй!
Кричит он, переводя взгляд на светловолосую и тут же срывается на шёпот.
- Говорят, сегодня прибывает та сама Веррита, знаешь такую?
Ио покривилась и тут же свела бровки, чтобы больше было похоже на мыслительный процесс, нежели на недовольство. Ещё там, в комнате наследника, когда высокородная маман говорила о встрече с её собратьями по академии, Ио умудрилась впустить в расчёт и подобие мыслей сомнение. Нет, ну как так. Идёт тут такая высокопоставленная женщина с гордо поднятой головой, навстречу ей стайка малолетних магов и вдруг они… Полукровка остановилась, но Девиан мягко сдвинул её с места.
- Я от бабушки ушёл и от дедушки ушел…
Вспомнила она слова из детской сказки. Обратиться к Веррите при всей её свите и спросить про ту, о которой советница ничего не знала – смешно, дурость, несусветная чушь, которую можно придумать лишь наспех. Девушка вышагивала по тропинке рядом с с будущим властителем воды и пазл складывался сам по себе: Девиан, Веррита, шёпот…
- Мартин!
Вскрикнула она, явно желая проверить свою гипотезу
- И как тебе Веррита, м? Мне кажется она из жёлтой лилии, да?
Мартин шёл позади импровизированной парочки и бубнил себе под нос, что-то вроде «Черничный джем, лимонная глазурь, цукаты….», тяжко вздыхая, паренёк явно читал проповедь над могилой потерянного кексика. Однако слова сокурсницы буквально выбили его из колеи.
- Веррита? Что бы ей здесь делать?
Внутренний голос тут же выкрикнул победный клич, а Иоанна скосила взгляд к Девиану. Шёпот тронул его острые ушки.
- Предатель… ай-яй-яй… А ну пусти!
Девиан от неожиданности выпустил девичий локоток из своей хватки. Ио для пущей драмы махнула им, описывая дугу.
- Не расстраивайся, Огонёк, обещаю, после отбоя принесу тебе новый кексик, а может даже три!
https://forumupload.ru/uploads/0012/0f/f2/1355/799154.png
Озорно крикнула она, отбегая в сторону от тропинки, по которой продолжали шествовать два её товарища. Под ногами шелестели травинки, растерзанные мимолётным бегом полукровки, а вот в голове, в голове шелестели слова нового знакомого о том, что Веррита везде! Ио преодолела половину пути, в сторону комнаты  Адель. На сей раз ей не встретились не свои, не чужие. Большинство учеников Академии должны были уже собираться на ужин и, конечно, их должны были сопровождать наставники. Так было и с учениками Академии в Терре. Издали наблюдая, как Адель пересчитывает своих «птенцов» Ио тут же придумала вполне себе рабочий план. Она медленно подошла к наставнице. Ладонь её была прижата ко лбу, а с уст слетало некое подобие стона.
- Адель, мне так нехорошо. Сможете простить мне отсутствие в общей трапезной?
Наиграно болезненный вид переполошил наставницу, она тут же вцепилась в плечи ученицы и с несколько раз встряхнула её.
- Что с тобой? Неужели Арчер?
Произнесла эльфийка, глядя поверх плеча полукровки в сторону, где Дуа собирала свою стайку, а вернее сказать помогала собирать той, что только-только стала наставницей.
- Адель!
Грозно одёрнула её Иоанна, будто могла себе позволить заткнуть наставницу.
- Может уже хватит?
Добавила она уже чуть мягче. Эльфа вздохнула, вновь метнув взгляд в сторону Дуа.
- Ладно, не ходи. Но, я тебя прошу, не попадайся на глаза.
Наставница протянула ученице кованый ключ, на ходу пересчитывая своих буквально по головам.
- Посиди у меня часок, а потом к себе, пока ты тут бегала и показывала свой нрав, все нормальные места разобрали. Так что, милая, спать ты будешь в шатре для девочек.
Ио вновь покривилась. Идея спать почти под небесами не грела её, однако это была прекрасная возможность остаться незамеченной.
- Кстати, там же у меня твои вещи, забери.
Адель ещё не знала, что Иоанна приглашена на пир после отбоя, но оно было к лучшему. Минимум манипуляций, максимум выгоды. Особенно если учесть все факторы и передряги, в которые она уже попала за сегодняшний день. Ио покорно кивнула, забирая ключ из рук наставницы.
- Не шали, хорошо?
Снова кивнув, девушка отправилась в сторону одной из башен, где следовало проживать приезжим наставникам. Ещё с несколько минут и она уже поворачивает ключ в замочной скважине, но, уже с обратной стороны. Жизнь многому учит, но собственные ошибки намного красноречивее.
https://forumupload.ru/uploads/0012/0f/f2/1355/799154.png
- Фух…
Всплеснув руками, да уперев их в бока, подумала Ио, оглядывая не слишком богатое убранство миниатюрной кельи: кровать, столик, стул, сундук, окно- вот и все богатства, которыми с ними поделилась Терра.  Ещё с несколько минут и на столе девушка отыскала нужный пузырёк.
- Интересно, Адель помнит, брала его с собой или нет?
Подумалось ей, хоть вывод напрашивался сам за себя…
https://forumupload.ru/uploads/0012/0f/f2/1355/799154.png
Когда Иоанна наконец вышла из чужой комнаты и направилась по своим делам вокруг было всё так же тихо. По пути сюда она встретила Адель, отдала ей ключ и поблагодарила за гостеприимство. Уставленные вдоль всех тропинок факелы, высаженные, на двухметровом расстоянии друг от друга только-только начали пропитывать маслом. Сумрак уже опускался на здешние места, затягивая землю в полупрозрачное одеяло из тумана.
- Тебе лучше, дорогая?
Поинтересовалась Адель, наблюдая, как девушка с сумкой наперевес бредёт в сторону шатров-ночлежек.
- Пожалуй…
Тихонько ответила полукровка, проходя мимо наставницы.
- Не опаздывай, поняла меня!
Раздражённо добавила Адель. До неё, похоже уже донесли последние новости. Наставница, которая планировала только вечерний чай была абсолютно не готова и светскому вечеру в компании Верриты. Она, в отличие от многих присутствующих на этом съезде, хорошо знала, на что способна советница.
- Хорошо!
Ответила Иоанна, не слишком заботясь о том, расслышит наставница или нет. Мысли её занимали совершенно другие вещи. Добравшись сначала до шатра, Ио оставила поклажу возле одной из кроватей, расположившейся у самого входа. Озорно покивала соседям по несчастью, а после выудила из сумки два флакона и отправилась к трапезной.
По сторонам, то тут, то там, прислужники ужа зажигали искусственные звёздочки факелов. Похожие на фонарики конструкции мягко рассеивали свет, разрывая объятия тьмы, царящие над головой любого, кто осмелился на прогулку. Контраст мрака и тумана, подсвеченного огнём факелов создавал особенную атмосферу. То и дело оглядываясь по сторонам, полукровка наконец свернула с тропинки света к чёрной пустоте заднего двора харчевни. Желание вновь вернуться под столб фонариков обуревало разумом, но Ио не сдавалась так просто…
- Арчер!
Срываясь на шёпот выпалила она, оглядываясь в почти непроглядном мраке ночи.

+1

18

https://forumupload.ru/uploads/0012/0f/f2/1356/173632.png

Беда всегда приходит оттуда, откуда не ждёшь. Даже сейчас, когда Арчер сидел на размашистой ветке старого дуба, беспечно болтая ногами и пожёвывая красное, словно уже отгоревший закат яблоко, то могла произойти целая куча разных неприятных вещей, о которых задумываешься уже опосля. Так окажись ветка трухлявой, то она с лёгкостью могла обломиться под тяжестью юноши, или же он мог с непривычки потерять равновесие и шлёпнуться вниз, прямо на торчащие из земли бугры массивных корней… Не мудрено – Балестьер уже и позабыл, когда в последний раз позволял себе столь детскую шалость как карабканье по заскорузлой древесине. Даже обыкновенный плод яблони, растущей тут и там, мог принести массу проблем, перечислять которые возможно до бесконечности. Что же говорить до человека? Существа столь нестабильного и хрупкого, ведомого той или иной навязчивой идеей. Пожалуй, приобщившийся к невинной шалости юный наследник был концентрацией всех самых горьких бед для одной горделивой и бескрайне высокомерной эльфийки, пусть даже являющейся по своей сути родной кровью.
Наслаждаясь видами неба, которое застилалось вечерним бархатом, Балестьер преисполнился одним очень важным пониманием – сегодня все эти метафорические ветки и яблоки (они же источники проблем) – ничто иное как инструменты, а человек, умеющий использовать их во благо и вовсе считался мастером своего дела. Был ли им Арчер? Вопрос довольно сложный и комплексный, чтобы ответить на него уверенно. Аристократ и вовсе не задавался подобным вопросом…
Излишняя самоуверенность – медленный и коварный убийца – гуляла в разуме фраза, заглушённая хрустом спелого и сочного плода. Когда же некогда вкусное угощение в руках аристократа превратилось в обыкновенный огрызок, Арчер принялся задумчиво рассматривать результат своих действий. Яблоку более не было суждено стать прежним, обрести былой румянец или вернуться обратно на зелёную ветвь, с которого когда-то сорвалось наземь. Однако, даже бесполезный с первого взгляда огрызок имел шанс стать яблоней и дать новые плоды… Шанс – вот самый универсальный инструмент!
Арчер дал ему шанс и отпустил из своих рук. Остатки пищи для ума и тела притянулись к земле, забившись в укромное местечко между сплетением могучих дубовых корней, уходящих глубоко под землю. Мгновения свободного полёта – как ускользающие хвосты сотен и тысяч шансов, возможностей, что давала жизнь каждому живущему под одним небом. Теперь, когда хруст сочной мякоти не отвлекал мыслителя от блужданий по закоулкам разума, перед глазами пронёсся канувший в небытие день. От утра до самого вечера, до того мимолётного, ускользающего мгновения, что разделяло настоящее и будущее. Вспомнилась его новая знакомая, сотни шепчущих голосов в залах библиотеки, взгляды наставников, полные укора… Даже самодовольной ухмылке Филипа нашлось место в этой круговерти, да и то потому, что лицезреть её довелось уже дважды за день. Оба случая его реакции связаны с покупкой кустарных снадобий, использовал которые если не безумный, то наверняка отчаянный или далёкий от понятия совести человек. Стоит заметить, что Арчер ни к тем, ни к другим себя не приравнивал. Всё, что он хотел – это правды, а снадобья, как например, ветки и яблоки – тоже всего лишь инструменты.
Новый инструмент разительно отличался от первого экземпляра, заключенного в стеклянный сосуд. Начать хотя бы с того, что на этот раз это вовсе не жидкость, а порошок. Бесцветный, лишённый вкуса и запаха, но имеющий одно невероятное свойство – он заставлял людей делать то, чего они боятся чаще всего. Не стоит путать сей порошок с дурманами или приворотными зельями… Да и рассчитывать на то, что таинственное средство в небольшом мешочке на поясе наследника может лишить страха тоже не стоит. Ведь будь оно так, то сидящий на ветви дуба тотчас бы его принял. Арчер был человеком, а значит также как все боролся с сомнениями, страхами и с самим собой. Пожалуй, забегая вперёд, можно уверенно сказать, что сегодня Балестьер победил себя.
С высоты открывался вид на зажигающиеся факелы на территории залов Созидания. Не нужно быть семи пядей во лбу, дабы догадаться, что званный ужин пройдёт в корпусе для мастеров. Именно сегодня, в честь прибытия Верриты, сие строения нарекли «трапезной». Корпус представлял из себя что-то вроде зала для собраний – именно там решались судьбы учеников, составлялись программы и сплетались сплетни. Довольно символичное место для действа, дабы развязать клубок событий раз и навсегда. Находящаяся неподалёку харчевня, казалось, стала эпицентром всей суеты, связанной с подготовкой к особому событию. Пусть подобные случаи прибытия высокопоставленных чинов и не были чем-то из ряда вон выходящим, однако сам факт всегда становился причиной суматохи. Наблюдать за всем этим казалось забавным – столько беготни, столько стараний… Сегодня всё это насмарку. У Арчера был свой план на предстоящий вечер, отличающийся от планов Верриты. Балестьер уже был готов действовать, однако время сейчас играло ему на руку. Оставалось дождаться, покуда в мозаику встанет последний, самый главный кусочек, что соберёт всё картину воедино…
Она явила себя скоро, тут же приковав взор с высоты дубовой ветви. Ночной мрак нежно обнимал женский силуэт, а прохладный воздух стал гонцом её звонкого голоса. Услышав своё имя, Арчер впервые за несколько часов вновь улыбнулся.
- Пора! – именно с той мыслью господин голубых кровей качнулся на ветке, дабы последняя глухо скрипнула.
- Эй, я тут, наверху! – снизошёл до земли его шёпот. Балестьер привлёк внимание девшуки, и когда последняя подняла взор своих очей к небесам, наследник умело зацепился за ветвь, наконец касаясь носками сапог туманного покрывала. Отныне не прозвучало лишних фраз или звуков – только взгляды, полные идеи и, конечно же, опасений, сошлись на одной линии. Красноречивой оказалась улыбка сына посредственного союза в сей ответственный момент… Вне всяких сомнений, он был готов разыгрывать ноты своего плана вместе с Иоанной, ощущая необычайно сильную, необъяснимую эмоцию – находясь рядом с ней, он был гораздо ближе к небесам, чем тогда, когда сидел на дубовой ветви… 
Её уверенный взор намекал наследнику, что вопросы о том, что удалось ли ей достать один из этапов плана были лишними. Лишь улыбнувшись и коротко кивнув, наследник протянул ей руку;
- Всё будет хорошо. Доверься мне. – путеводные слова сквозь мрак, застилающий землю туман и горящие звёздочки факелов. Их путь лёг таким образом, что званым гостям пришлось обогнуть трапезную, оцепленную охраной, аккурат на задний двор – к харчевням. Небольшой площади территория между двумя строениями ещё оставалось подвластна суматохе, что позволило Арчеру и Ио подойти к задворкам кухонь незамеченными.
У входа к заветным помещениям, где уже во всю завершались приготовления блюд к столу, ошивался высокий, статный господин в стальной кирасе, отражающей рыжие локоны горящих факелов. Мужчина то и дело ловил своих подчинённых за плечи, приказывая им поторопиться. Кажется, слова «скорее» и «сейчас же» были его любимыми – интонация и командирская выправка выковывала сталь сих фраз особенно крепко. Какого же было его удивление, когда очередное плечо, которого он дотронулся, принадлежало никому иному, как самому наследнику. Крикливый командир тут же опешил и встал по струнке, ощущая, как для недосказанных приказов не хватает воздуха.
- Г-господин?! – удивлённо пробормотал мужчина, растерянно оглядываясь по сторонам. Ощутив на собственной шкуре желание скрыться под ближайший камень и не выползать из-под него до рассвета, он уподобился тем, кто в безумной спешке сновал мимо. Слуги, стража, работники харчевни… Все они как один изображали поток серой, суетливой массы. Арчер и Иоанна же, в свою очередь, оказались в самом эпицентре этого бурлящего спешкой котла;
- Что вы тут делаете? И… - замялся он чуть более заметно, увидев наследника в компании светловолосой девушки – Кто эта особа? Впрочем, неважно… Милорд, вам срочно надлежит проследовать в трапезную!
- Полно, десятник! – вальяжно отмахнувшись дланью вымолвил Балестьер – У меня есть вопросы к главному повару.
Некогда громогласный военный проглотил язык на несколько мгновений, то и дело одаривая растерянным взглядом гостей, которых привела нелёгкая на его седую голову под грибообразной шапелью. Никаких директив к действиям в подобной ситуации он, видимо, не получал, но здравый смысл явно намекал статному мужчине, что Веррита явно будет недовольна, если окажется факт опоздания сына из-за его нерасторопности.
- Милорд… - сглотнув горечь хины вымолвил командир, оглядевшись по сторонам украдкой – Во-первых я сотник, а не десятник. Во-вторых ваша мать…
- Советник Веррита вы имели в виду? – ехидно улыбнувшись подметил Арчер, переглянувшись с гостей званного ужина;
- Она самая, милорд… Понимаете, вас уже ждут, вам надлежит явится туда сейчас же!
- Опять? Зачем? Мы там уже были… Да, госпожа Иоанна? О чём этот безумец толкует? – наигранно задавался вопросами Арчер, обращаясь к стоящей рядом девушке, чьи глаза так притягательно искрили в свете горящих факелов. Сотник же, в свою очередь, невольно ощущал, что его спуск по служебной лестнице до десятника может оказаться не за горами.
- Уже… Были? Но, милорд, что же вы тогда тут делаете? Почему мне ничего не доложили?
- Пытаюсь пройти, а вы меня задерживаете! – раздражение в голосе Арчера уже не являлась искусственной. Наследник ощущал, как драгоценное время ускользает сквозь пальцы. Сотник и вовсе был на измене… Что делать? Как быть? Отойти в сторону или исполнять приказ? Вот он момент – момент истинны! Покуда один пребывает в сомнениях, другой должен быть уверен на все сто процентов;
- Скажите, уважаемый сотник, вы намереваетесь сегодня трапезничать? – вопрос окончательно выбил военного из колеи, и вся его былая выдержка просто-напросто улетучилась, как ароматный дым копчения тех или иных угощений из дымоходов харчевни. Догадываясь, насколько риторическим оказался поставленный вопрос, служивый потянулся к стёганному вороту и расстегнул одну из пуговок, что сжимала шею сейчас ничуть не хуже, чем добротная удавка.
- Конечно, Милорд. Охране накроют столы при смене караулов…
- Чем будут питаться солдаты? – незамедлительно и резко, можно даже сказать, молниеносно сверкнула фраза Арчера, отдаваясь громом над растерянным сотником;
- Булгур и оленина, господин!
- Прекрасно! – сменив гремучий гнев на снисходительную милость возгласил Арчер, любезно кивнув офицеру охраны периметра – Сегодня вы будете ужинать вместе со своими людьми, бок о бок. Оповестите охрану на входе, что советник поручил мне доставить ингредиенты к десерту и проконтролировать то, чтобы тот был готов в срок.
- Десерт? Ингредиенты? В срок?! – не унимался сотник, переспрашивая раз за разом факты, о которых последний по каким-то неведомым причинам не знал. Однако, заподозрить что-то неладное офицер не догадывался – уж слишком взволнованным он оказался от столь неожиданных новостей. Сотник допускал, что нечто пошло не по плану, посему и продолжал осыпать вопросами смело шагающего к дверям харчевни наследника;
- Но милорд, почему такой пустяк поручили именно вам? Не утруждайтесь, ступайте в трапезную, я всё проконтролирую! – раболепно пел офицер стражи, якобы пытаясь выслужиться за свою неуверенность, однако господин Балестьер был непоколебим;
- Пустяк?! – недовольно фыркнул наследник, когда до пункта назначения оставалась одна ничтожная ступень – Пустяк говоришь, м? Так почему же моя мать рвёт и мечет, узнав, что на десерт она не получит своё любимое блюдо?
Бедолага, кажись, побледнел так сильно, что окрасился в один цвет со стальной кирасой и грибовидной шапелью. Видавший на своём свету немало страшных вещей, сотник позволил сердцу капитулировать в пятки под гнётом сурового взора будущего наследника. На самом же деле Арчер не был так страшен, как всепожирающий гнев и ядовитая хула советника покойного князя. Вот кто действительно держал подчинённых в стальной рукавице, а не в вельветовой перчатке, как это могло показаться с первого взгляда;
- Я лично проконтролирую, чтобы та, кто подарила мне жизнь и право лицезреть солнечный лик, была удовлетворена, понял? Я никому не доверю заботу о ней – ни сотнику, ни тысячнику, никому! Живее открывайте ворота, и не разводите лишний шум! Довольно эксцессов на сегодня…

https://forumupload.ru/uploads/0012/0f/f2/1356/173632.png

Всеми правдами и неправдами Ио и Арчер оказались на кухнях харчевни. Сие здание скоренько переоборудовали в место для приготовления тех блюд, которые радовали советника изысканным сочетанием компонентов и строго выверенными технологическим процессами их доведения до состояния готовности. Не тая правды стоит сказать, что никто из посторонних даже не мог замахнуться на столь безумную идею, как проникновение на территорию кухонь, в которых искусные повара и верные слуги творили кулинарные шедевры для самого советника и её гостей. Охрана по периметру, дегустаторы, тайные наблюдатели… Даже у искусного затворника почти не оставалось шансов проникнуть в святую святых. Однако… Паре полукровок удалось сотворить невероятное. Хитрость? Удаль? Отнюдь – виной всему халатность и страх за собственную шкуру. Слугам бы в пору носить с собой запасную голову и опытного портного под боком, способного вернуть её на место, но будь сия сказка былью, то Веррита осталась бы только рада…
Нашедшие справедливость в порошках и снадобьях были удивлены – та сумятица, что правила балом во дворе, обрела форму звенящий тишины. Это могло означать лишь одно – все блюда уже были приготовлены. Оставалось надеяться лишь на то, что суетящиеся слуги не успели их подать. Да и каким образом, покуда за столом не досчитывалось несколько гостей?
- Вот он наш шанс! – воодушевлённо прошептал Арчер, заглядывая за дверной косяк, что вёл прямиком на кухню. Сжимая кулачки и ехидно улыбаясь, наследник уже чувствовал вкус свершившейся шалости на своих устах, однако здравый смысл ещё подсказывал, что праздновать победу довольно рано.
- Ага! Видишь эльфа, который крутиться около стола? Это Сефир – личный повар советника. Я его с малых лет помню… Ходили слухи, что он исколесил весь свет, добывая самые изысканные рецепты. Такие как он не пишут кулинарных книг и не делятся секретами – они просто творят искусство…
Арчер как отпетый затворник рассуждал о персоне из прошлого, украдкой выглядывая из-за дверного косяка. Бесстыдно подглядывая, затаившиеся полукровки были готовы ликовать – госпожа фартуна и здесь преподносила им щедрый подарок. Главный повар Сефир выставил на стол блюда, которым сулило стать трапезой званого ужина. Мясо, рыба, фрукты и овощи, приправы и пряности, напитки… Стол буквально ломился от кулинарных изысков. Повар горделиво озирал плод своих трудов, а хмурая девушка, стоящая рядом, устало скользила по угощениям ненавистным взглядом. Не трудно догадаться, что сегодня ей посчастливилось стать дегустатором для самого советника. Вообще, то была не привилегия, сколь провинность, но то уже совсем другая история…
Оставалось самое лёгкое и одновременно самое сложное – добавить в блюда те или иные «добавки», дабы скрасить наполненный спесью и ложью вечер чем-то эдаким! Что же предпримет хитрец в обличии ученика магии огня? Украдкой подберётся к столу, и будто безжалостный отравитель примется подсыпать и подливать снадобья к деликатесам? О нет… Этот путь не для него. Всё должно быть идеально, а идеальное преступление это то, которого не было, хотя бы в глазах окружающих. Избавиться от подозрений стоило именно на этом этапе, а посему и укрываться за вуалью затворничества не входило в план Балестьера.
Наверняка Ио удивилась, когда некогда тихий и скрытный Арчер уверенно взял её за руку и повёл прямиком к повару, отвлечённого на любование изысканных творений. Уверенно и спокойно, размеренно, он отчеканивал шаг средь паствы кастрюль, тарелок и столовых приборов, прямиком навстречу дегустатору, что с недоумением взирал на расхаживающую по кухне парочку. Сефир того было пустился в крик, мол, кто чёрт возьми позволил себе нарушить творческую атмосферу его собственного храма сковородок, казанов и половников, но стоило ему приглядеться внимательнее…
- Во имя тысячи дорог, сплетающих все края мира! – возразил он с восторгом, широко разводя руки – Сын князя, многоуважаемый, любимый господин Балестьер! Как же вы возмужали с момента нашей прошлой встречи!
Похоже, Сефир был готов разрыдаться от счастья, наблюдая некогда юное дитя. Сколько же лет прошло с того мгновения, когда непоседа крутился на его богатой кухне, таская со стола фрукты и сладости? Дегустатор же настроения эльфа-повара ничуть не разделял. Будто испытав приступ мигрени, она вздохнула, держась пальчиками за вески, а после удалилась куда-то вглубь кухни, не желая наблюдать сей спектакль эмоций и громких слов;
- Ох… - восторженно затаив дыхание повар замолчал на мгновение, заприметив, что господин наследник явился к нему не один – Госпожа, не сочтите за дерзость изъявить, что я, побывав во всех уголках мира, не встречал столь обворожительной красоты…
Повар и вовсе забыл о наследнике на какое-то время, торопливо бегая взглядом вокруг. Кажется, он что-то упорно пытался найти. Находка, в свою очередь, особой экстравагантностью не пестрила – это был обыкновенное соцветие ванили, источающее пряный, сладкий запах. Передав Иоанне цветочек с белоснежными лепестками, он прикрыл глаза и любезно поклонился.
- Пожалуйста, примите в дар этот цветок. Он самое близкое по подобию к вам, ведь таким чудесным его сделала сама природа…
- Кхе-кхе…
- Ох, господин Балестьер! – опомнился повар, буквально дёрнувшись на месте – Простите мою дерзость, я просто…
- Нет-нет! – с улыбкой ответил Арчер, разглядывая старого знакомого. За все эти годы Сефир ничуть не изменился и оставался таким же «себе на уме». Творческие люди все как один такие, и ругать сих за это сын князя не осмеливался;
- Всё хорошо, Сефир, я очень рад тебя видеть! Прости нас, мы не должны тут находится, но я очень хотел на тебя взглянуть.
- Это большая честь для меня, господин! Помните, что я сказал вам однажды? Двери моей кухни всегда открыты для вас. Дражайший желает знать, чем его будут кормить?
- И да и нет, Сефир. Мама поручила мне передать, чтобы ты приготовил кое-что...
- Вот как? – не скрывая удивления принял вызов повар, горделиво задрав острый кончик своего носа – Госпожа снова испытывает покорного слугу… Да будет так! Но у нас мало времени! Что же это будет за блюдо?
Ответ скрывался в одном из карманов наследника. Представитель голубых кровей вальяжно извлёк небольшой льняной мешочек – буквально с кулачок – и бережно опустил его на стол, рядышком с остальными блюдами. Пристальный взор повара был удовлетворён содержимым, когда Арчер ослабил верёвочку и достал из мешочка лепесток некого цвета.
- Лепестки лотоса в мёде, вымоченные в вине… - кивая рассуждал повар, прищурившись – Любимое угощение советника. Память вас не подводит, господин Балестьер! Я сейчас же им займусь!
В это мгновение могло показаться, что сквозь приоткрытую форточку на кухню влетел настоящий вихрь – описать действия повара иначе просто невозможно! Некогда тихое местечко загремело приборами, затрещало разведённым огнём и закипело вином, подставленным под языки пламени. Готовка воистину творческий процесс, и наблюдая за скоростью и техничностью Сефира, Арчер в очередной раз в последнем убеждался. Это была точка не возврата для повара – теперь он оказался настолько отвлечённым процессом и навязчивой идеей угодить, что совсем не замечал то, что происходит вокруг. Только угрюмая девушка, которой посчастливилось быть дегустатором, то и дело расхаживала около выставленных на пробу блюд, явно не желая испытывать судьбу.
- Нам нужно действовать! – слегка дёрнул Балестьер Ио за кисть руки, устремляя свой уверенный взор ей прямо в глаза – Пожалуйста, отвлеки повара на несколько мгновений. Заставь его отойти от огня хотя бы на пару метров, а после ступай во двор. Оттуда пойдём вместе, а я добавлю нашим гостям нечто особенное…
https://forumupload.ru/uploads/0012/0f/f2/1356/173632.png

Отредактировано Арчер Балестьер (08.04.2021 08:20)

+1

19

Мгновения гнали время вперёд. Оставшись наедине с самой собой,  Иоанна впервые за весь этот долгий день подумала о том, что за заговор они с Арчером спланировали. Это уже не была простая детская шалость с подбрасыванием слабительных капель, это была диверсия, в центре которой оказались двое совсем незнакомых, но меж тем абсолютно близких друг другу по духу существ. Полукровка прикидывала самые худшие варианты. Её сознание рисовало битьё розгами и мерно качающиеся трупы в петлях виселицы. Вот только в лицах казнённых она не наблюдала не своего, не наследника, зато сколько в них было простых смертных, которые абсолютно не имели никакого отношения к тому, что двое сорванцов назвали бы развлечением. Готовящееся действо было больше похоже на заговор, который и впрямь для некоторых мог стать фатальным.
Всего несколько мгновений, пока девушка крутилась вокруг своей оси, стараясь выцепить взглядом огненного мага, но даже они творили в её душе смятение, разруху и сомнения. У неё было время подумать, она вот-вот решится оборвать цепочку плана, за который может заплатить непомерно большую цену, но тут она слышит тихий треск и шёпот откуда-то сверху. Приподнимая голову Ио делает глубокий вдох и уже готовится  к тираде слов связанных с обратным ходом дела, но тут же натыкается на улыбку наследника. Волна смятения накрыла сознание с головой. Девушка по инерции улыбнулась в ответ. Она всё ещё думала о последствиях, но подвести этого парня уже не могла. Мир перевернулся очередной раз,  полукровка сунула руки с карманы куртки, одновременно прижимая два конверта с письмами флаконами с зельем.  Проницательности юному магу было не занимать. Как раз тогда, когда девушка только-только метнулась на скользкий путь саботажа, он умело поддержал её всего парой слов.
На миг, светловолосой представилось, что они с Арчером на льду, на ногах у них незамысловатые коньки, но девушка совсем не умеет на них кататься. Она делает один несмелый шаг, за ним второй, третий, ноги предательски разъезжаются в стороны. Ещё чуть и колени встретятся с прохладой заледенелого озера, но тут ей подана рука и вместо падения выходят своеобразные объятия. Девушка скользит взглядом по меховой опушке плаща, пока не встречается взглядом с наследником, который без лишних ожиданий или стеснений просит довериться ему.
Марево видения исчезло так же быстро, как налетело, Ио действительно смотрит в глаза парню, только вокруг них совсем не зима, они не на озере, скованном голубоватым льдом, а на её ногах совсем не коньки. Прелесть холодных светлых оттенков вмиг превратилась во мрак ночи, рассеянный лишь несколькими факелами поодаль от заговорщиков. Девушка кивает и следует вслед за парнем, который ведёт её туда, где будут творится их маленькие и почти безобидные бесчинства. Ни слова не проронила обладательница силы ветра, зато внутренний голос…
- Мне кажется, ты выжила из ума, разве нет? Как ещё объяснить тот факт, что ты тащишься за этим мальчишкой. Нет, ты скажи, влюбилась или просто интересно добавлять матушке проблем. Что ещё нужно вбить в твою голову, чтобы пришло осознание, ведь он выйдет сухим из воды, а что будет с тобой?
Жаль, что всё это уже не подействует. Колебаться можно вечно, но они уже так далеко зашли, что шагать в противоположную сторону уже нет никакого смысла. Мимо парочки мелькали факелы, тропинка, чёрные ветви деревьев, играющих с сознанием своими хитросплетениями отбрасываемых теней и касаний. Ощущения обострены многократно, а в крови уже кипит адреналин, не позволяющий теперь допустить и толики сомнения. Только вперёд, только за ним, только потому что так нужно обоим. Ночная тишь всё больше наполнялась суетой, шебуршания, голоса, споры, шёпот, серая река людских эмоций, что наполнялась и наполнялась, благодаря всего одному слову великой советницы. Здесь были и хвалебные оды и бранные слова в адрес эльфийки, но каждый был готов угождать ей снова и снова, прекрасно понимая, на что она способна. Иоанна нахмурилась, она смотрела на все эти ручейки устремляющиеся в сторону новоявленной трапезной, от одного масштаба становилось не по себе. Вытянув ладонь из кармана, девушка коснулась тёплой руки Арчера, вновь в поисках поддержки. У того, похоже, всё было схвачено, по крайней мере так казалось, когда наследник стал отвечать служивому. Дерзкий, уверенный тон выдавал в нём хозяина положения. Девушка, правда, так не считала, но сейчас это было не важно. Потупив взгляд, она всё же взяла  наследника за руку.
Цирковое представление всё продолжалось и продолжалось, Ио старалась абстрагироваться от действа, изучая камушки, еле проглядывающие сквозь полупрозрачный ковёр тумана, однако тут она расслышала своё имя и тут же приподняла голову. Нахмурившись, она сначала глянула на Арчера.
- Ты уверил меня в том, что проблем не будет, я же спрашивала…
Произнесла девушка, чуть расстроено, а следом перевела взгляд на служивого… Расчёт был прост, усилить эффект властвующего парня женской обидой, обещанием, несостоявшимся желанием произвести впечатление.
- Господин сотник, мы там были, да-да
По-детски наиграно произнесла девушка, демонстративно прижимаясь к плечу парня. Кто она? Простая девушка очарованная состоятельным наследником. А значит ей позволено быть красивой и  часто непонимающе хлопать глазками. Однако, сотника не так просто обвести вокруг пальца, слишком уж внимателен к деталям, слишком много подозрений смешиваются в его душе в настойке из противоречий. Дальше лишь противостояние. Кучка вопросов была приправлена «я хочу» и «я должен» от наследника, щедро сдобрена намёками на наказание и поощрение, а поверх всего этого великолепия вишенкой красовалась рьяная забота сына о матери.
Иоанна всё это время молча перекидывала взгляд с одного на другого, в её глазах уже копились слёзы, как последнее оружие и нерушимый аргумент, но тут стойкость сотника дала трещину и Арчер всё же вышел победителем. Улыбка тонкой ниткой коснулась её уст, а внутренний голос, наполненный скепсисом произнёс великое:
- Браво! Плюс один свидетель!
На место суматохи серой реки пришёл покой, источающий дивные ароматы еды. В животе у Иоанны предательски заурчало. Поесть, как таковое ей не удалось не единого раза, за этот чёртов день. Девушка обвела взглядом пространство вокруг и тут же похлопала себя по животу. Неудобно, конечно, но против природы не попрёшь, да и к чему, если вот-вот случится званый ужин, на котором даже она может стать одной из закусок, а может быть и вовсе основным блюдом?
- Говорят, перед тем как забить птицу, её хорошо кормят…
Заговорщически шепнул внутренний голос, позволив себе тихий язвительный смешок. Ио мягко выпустила ладонь парня и отшагнула в сторону, растягивая расстояние между ними, дабы вновь не случилось непростительных ошибок. Разговоры… Сплетни… Чёрная зависть никогда не делала чести людям и нелюдям, но от любви посудачить не застрахован никто. Тихий вдох и мерный выдох, наблюдая, как парень выглядывает из-за дверного косяка, будто они воровать пришли. Внутренний голос ликовал, язвил и качал на волнах негатива, но Ио всё ещё оставалась непоколебимой. Сейчас  от неё мало что зависит, оставалось только наблюдать за происходящим и придерживать наследника от необдуманных шажков в сторону бездны. Восторг то и дело мелькал искорками в глазах Арчера, Иоанна даже думала приостановить полёт мысли, но парню так и не отказывал талант находить верные слова в правильное время. И вот он тычет в сторону остроухого мужчины, рассказывая о лучшем поваре эльфе в стане людского государства. Воистину Веррита или обладала даром убеждения, или держала в страхе минимум половину земель, ведь доказать людям, что в прислугу она хочет эльфа было явно не самой простой задачей.
Наследник нашёптывал про повара, а полукровка скользила взглядом по стану бедной девушки, что должна была сыграть с госпожой Фортуной. Никто и никогда не узнает, если эта бедолажка будет отравлена ядом тёмных эльфов или проглотит осколок стекла, что любовно покрошили в салат. Никто не подумает о том, что она героиня и отдала свою жизнь, что предана хозяйке больше, чем большинство подпевал и подлиз. Светловолосая на миг отстранилась от действа, прикрывая глаза. Под мраком век, она вновь увидела виселицу и лица погубленных людей. Мотнув головой, девушка дёрнула парня за рукав, словно хотела, чтобы он снова променял азарт на голос разума. Парень тут же перехватил её ладонь и вот они уже приближаются к мэтру приправ и добавок, творцу шедевров и полотен, достойных кисти художников.
- Чёрт!
Фыркнула девчушка про себя. Очередной раз наследник не позволил ей сломать тщательно выстроенный план. Судьба была к нему слишком благосклонна, даже сама подельница не разделяла подарков небес. Ход сделан и она, цепляющая на уста обворожительную улыбку,  уже шагает рядом с пареньком в сторону повара, готовясь к новому спектаклю.  Антракт был так стремителен, действо из разряда цирковых представлений вдруг обрело очертания драмы. Ох уж эти слова, эти ужимки… Правду говорит Сефир или нет не важно, этот тон и возгласы не дают и единого шанса на доверие. Тихий смех, в ответ на первые реплики эльфа, будто все здесь такие хорошие, верные друзья. В голове правда мелькает мысль о том, что её ладонь всё ещё сжата в объятиях наследника, но разве это сейчас важно? Несколько слов для хозяина, несколько для его спутницы, протянутый цветок, Ио смущённо опускает взгляд, заливаясь лёгким румянцем. Пальцы смыкаются на миниатюрном стебельке молча, девушка всегда знает кому, когда и как явить собственное расположение. В этом царстве порока оно направлено не на гениального повара, совсем. Светловолосая отшагивает назад и медленно разворачивается, размыкая ладони с Арчером. Мужчины поговорят, а она, пожалуй, осмотрится. Нужно понять, куда делать та девушка, кто ещё есть в кухне и сколько времени им отведено на реализацию плана. Ведёт себя девушка уверено, в какой-то мере даже по-хозяйски. Смотрит, оглядывается, наблюдает, не подходя и близко к яствам, что скоро будут выставлены на стол пред гостями. Непродолжительная беседа окончена, Ио поворачивается в след паузе, медленно кивает в ответ на его слова, цепляя взглядом спину удаляющейся в спешке девушки дегустатора.
- Господин Сефир, могу я занять пару минут вашего драгоценнейшего времени? Мне кажется, вот тут чего-то не хватает.
Стоящая спиной к повару девушка подала голос, попутно стягивая с одной из тарелок яблочного лебедя, облитого золотистой карамелью. Блюдо, похожее на райский оазис, что должно было показывать величие и мастерство повара послушно выпускает из лужицы соуса, посыпанного корицей  величественную птаху. Округлое украшение прокатывается по части посеребрённого подноса и тут же разбивает сахарный кокон о запылённый пол кухни. Она это или не она, уже не понять, плутовка указывает пальчиком на пустое место, где некогда был лебедь и тут же театрально ахает, хватаясь за собственные щёки.
- Кто-то явно был не слишком аккуратен…
С нескрываемой досадой произносит она и тут же тянет за локоток повара, полюбоваться подобным варварством. Сефир, увлечённый приготовлением очередной прихоти не сразу осознал, что происходит вокруг. В кухни их было всего трое, довольно сознательные, и воспитанные, так что же может случиться? По началу мужчина даже подумал отмахнуться от Иоанны, но спустя миг, он глянул сторону наследника, сдвинул брови и решив, что ничего не случится, если он с пару минут не посмотрит на только-только закипающее вино отправился с девушкой осматривать масштаб бедствия. Возмущение творца граничило с яростью, казалось, он даже забыл про вино, от которого его отвлекла Иоанна.
- Вы не видели, кто это сделал?
Наигранная весёлость, галантность и воспитанность словно улетучилась. Сефир поднимает голову, отнимая взгляд от варварства, и поворачивается к Ио, его лицо пылает негодованием, а в глазах уже мелькает адское пламя. Ещё миг и художник по кулинарному искусству во всё горло кричит, призывая на кухню некогда отпущенных на отдых помощников.
- Увы. Так нельзя подавать, правда же? Мэтр, не беспокойтесь так, ваше искусство сможет исправить любую оплошность, я уверена!
Девушка успокаивающе погладила по плечу повара.
- Не буду вам мешать, надеюсь? мы ещё увидимся, очень хотелось бы научиться делать таких же лебедей…
Выпалила Иоанна, после чего шагнула к Балестьеру. Шажок, вплотную, тонкие пальчики вкладывают в ладонь парня оба полученные недавно флаконы.
- Я буду ждать вас, мессир…
Шепнула девушка и тут же покинула кухню. Её дело сделано, пути назад нет. Светловолосая  спустилась по ступеням во двор, подставляя лицо под прохладу ночного ветерка. Стыд и совесть сковывают в кандалы непонимания. Полукровка прекрасно понимает, кому достанется за нерасторопность, которую учинила она. Вот только жалеть о содеянном поздно, что теперь? Оглядев себя с ног до головы, а после в чёрное небо, усыпанное звёздами, Ио понимает, что совсем не одета для подобного мероприятия, но времени уже нет. Придётся на ходу отвечать на вопросы о собственном непотребном виде. Остаётся дождаться Арчера, который, к слову сказать, тоже не слишком уж был готов к светским мероприятиям. Где-то за спиной уже играет струнный квартет, зазывая гостей на ужин. Интересно, всё ли получится, или все хитросплетения двоих полукровок пройдут впустую? Хотя, почему впустую, оба нашли того, кто принимает и понимает, по крайней мере так видится сейчас, да и тот спор с Тёмным, ссора двух девушек, знакомство с Верритой… Столько полезных уроков за один короткий день, а сколько ещё предстоит?

+1

20

https://forumupload.ru/uploads/0012/0f/f2/1356/222002.png
Коварны и неумолимо безжалостны черти тихого омута – вот в чём приходилось раз за разом убеждаться, глядя на Иоанну. Эта девушка была особенной, не такой как все… Сколько времени прошло с момента первой встречи наследника и светловолосой девушки? Всего одни сутки, что близились к завершению этим мрачным, туманным вечером? Чего греха таить, Арчер уже с первых мгновений, с первого взгляда видел в полуэльфе стальной стержень характера. Милая и тихая с первого впечатления особа доказывала окружающим, что “играть” c ней себе дороже. А что наша жизнь? Игра! Но миловидная блондинка якобы бросала держателю игральных костей шансов вызов. Тряси не тряси, мухлюй или полагайся на госпожу фортуну – кости упадут так, как  того желает Ио. Находясь рядом с ученицей Ан невольно приходит понимание, что в этой безжалостной игре под названием жизнь у Иоанны свои правила…
Наверное, именно поэтому Арчер был так непоколебимо уверен в способностях владелицы желтой мантии. Он доверял ей, как самому себе. Отвлечь напыщенного хвалителя женских прелестей и кулинарных изысков? Да пожалуйста! И вот засахаренный мёдом лебедь падает на пол кухни, пестрящей от наполняющих её ароматов пряностей и разного рода видов блюд. Было нечто метафоричное, даже сказать, ироничное, в этом безмолвном полёте убиенной птицы на твердую землю. Едва слышный хруст румяной глазури прозвучал как далёкий отголосок сломанных шейных позвонков, ещё тогда, когда величественная птица была ещё жива и знала виды просторов неба, а после изловлена, выкормлена и приготовлена к подаче на стол. Теперь этот хруст знаменовал свёрнутую шею обмана, царящего при дворе Верриты.
Всё в спектакле лжи сыграло свои роли в конечном итоге. Ио, как искусный кукловод, дёргала за ниточки, а Арчер, вынужденный быть зрителем сего действа, аплодировал ей в глубинах собственного сознания. Несколько чётко выверенных движений и верно подобранных слов, как мудрый и рассудительный Сефир подчиняется воле свыше – воле того, кто играл им. Иоанна, кажется, с первых лестных слов в свой адрес смогла прощупать всю суть бытия господина повара. Самолюбие, излишняя уверенность, мечтательность и отстранённость в угоду люби к «высокому» сыграли с Сефиром злую шутку, посмеяться над которой ему не удастся уже никогда. Наверное, впервые Арчер смог разглядеть в некогда высокомерном эльфе, орудующим поварским ножом также искусно, как художник кистью, обыкновенного глупца. Его обвели вокруг пальца, легко и просто, коварно, мастерски! А ведь подобный факт всплывал на поверхность уже не в первый раз… Стоит вспомнить хотя бы то, как уверенно и непоколебимо Ио отвечала на излишнюю спесь советника.
Та, на которую полагался Арчер, обыграла ситуацию как по аккордам. Сулящему стать венцом творения мастера блюду суждено отправиться в будку забвения, где голодные гончие обглодают птицу, не оставив и косточки, впрочем, как и некого восторга от прошедшей трапезы. Сефир ценил признание дороже любых денег, а что можно ожидать от пса? Несколько мгновений виляния хвостом до сих, покуда сочный кусок мяса не попадёт ему в пасть? Дешёвая монета, разменивать которую повару сталось очень горько… Но что сделано, то сделано. Рухнувший на уровень плинтуса шедевр отправляется прочь с кухни, а верные помощники повара – его идеально острые и точные инструменты, свежие продукты и изысканные пряности – вновь возвышаются к совершенству, рождая на свет новый шедевр. Всё ради того, чтобы угодить советнику! Благо, у неудачливого художника натюрмортов ещё было время, покуда в глубоком чане вскипало вино…
В наследнике же кипело волнение, граничащее со страхом. В то особое мгновение, когда нежные женские руки передали ему ингредиенты грядущего вечера, он буквально налетел на порог момента «до» и «после». Жизнь Арчера вне всяких сомнений разделилась сей чертой, переступить которую он всё же оказался готов. Провожая взглядом Ио, покидавшую сцену разыгранного спектакля под бурные овации внутреннего восхищения наследника, последний преисполнился решимостью и морозом трезвого сознания. Чёткий алгоритм, выстроенный в его наполненном коварством разуме, выстраивал последовательность действий. Сейчас или никогда.
Кухня вновь ожила, играя новыми красками творчества Сефира. Эльф был настолько отвлечён ответственным процессом приготовления нового лебедя, что вовсе не замечал, что происходит вокруг. Удача? Или же Арчер прекрасно знал, что может занять выдающегося повара? Нет – холодный расчёт, который принадлежал никому иному, как той самой девушке, пред которой откроется ещё одно представление при застолье. Шаг в сторону огня, чьё рыжее пламя облизывало облепленный копотью котелок, взгляд украдкой на творящего чудо эльфа… Опускающаяся к завязке на поясе рука слегка дрожит, а наследник ощущает себя как последний затворник, отравитель… Наверняка стоит сказать заранее – тот самый порошок в мешочке точно не был ядом. Или же был? Кто знает, ведь всё есть яд и всё есть лекарство. Пусть некая интрига ещё витает над этим таинственным творением Филиппа. Но не следует тешить себя надеждами – подобные порошки не возят доктора сквозь снежные равнины, ведь он вовсе не целебный.
Отражение в закипающем напитке искажало отражение господина Балестьера. Ещё один шанс взглянуть на себя со стороны был воспринят как знак свыше – Арчер прекрасно знал о последствиях и что он делает, а главное – зачем. Узелок с порошком уже в его руках, а Сефир стоит к нему спиной, чуть ли не с прибитой воображаемой табличкой «это твой шанс!» Одно движение развязывает узелок, другое – возносит его над вином, другое…
- Вино вскипело, господин? – послышался отвлечённый голос эльфа, шинкующего зелень. Арчер раздавил в себе проклятие, зарождающееся в глубине души. Крепко стиснув зубы так, якобы баррикадируя за ними язык, он вновь оборачиваясь в сторону повара.
- Не смотреть в спину...
- Нет. – коротко, чётко и ясно произнёс Арчер, будто отсекая сомнения ножом – Но уже очень скоро…
В это мгновение масло где-то в дали кухни вспыхивает, подбрасывая сковороду до потолка вместе со столбом синего пламени. Наверное, впервые за много веков искусный повар полоснул лезвием себе по пальцу, припоминая вид собственной крови и вкус горькой неудачи. Именно сейчас содержимое узелка рассыпалось градом в ароматный виноградный напиток, растворяясь без следа;
- Не подведи меня, Сефир. – с тоном угрозы в речи изрёк Балестьер, обходя рабочее место повара. Всего лишь очередной манёвр для отвлечения внимания, не больше, ровным счётом как и то вспыхнувшее масло в сковороде. Если доселе повар был готов разразиться яростными возгласами о том, что в его кухне твориться сущий бардак, то теперь он стал насторожен. Крайне насторожен. Ведь он впервые видел суровый взор в очах наследника, невольно понимая, как сильно он похож на отца, и как далёк от матери. Балестьер будто давал ему шанс и вселял некую надежду, доверие… Щедро одаривал всем тем, чем было обделено покровительство Верриты. Воцарилось неловкое молчание. Эльф лишь кивнул в ответ, прикрывая глаза и пряча от взгляда господина своё постыдное для опытного повара ранение за спиной.
Мастер ещё несколько мгновений провожал взглядом наследника. Арчер ощущал на собственной шкуре, насколько материальным может быть взор. Стук ножа и хруст свежей зелени позади прозвучал как сигнал к действиям – Балестьер подобно опытному капитану меняет курс, лавируя в сторону глубин кухонь. Ориентироваться в незнакомом месте приходилось интуитивно, благо это обострённое до предела чувство в данный момент ничуть не подводила своего хозяина. Будто огибая губительный подводные скалы, он юрко прошагал к женскому силуэту, который так невыразительно смотрелся в дымке пышущего жаром котла. Аромат готовой оленины… Даже охранников в карауле не обошёл этот знаменательный день, ведь ужин обещал быть сытным и вкусным, а не чем-то одним из двух благ. Вот она – его новая цель и новое препятствие – бурлящий котёл и обделённая решимостью девушка – дегустатор.
Веррита в угоду собственного желания жить в роскоши делала всё, чтобы каждый пёс в округе знал, думал, а по возможности и делился с другими тем, как же хорошо живёт его хозяин и как коварна зависть. Посему всё вокруг неё пестрило лоском, особенно это касалось подданных при дворе. Слуги были одеты с иголочки, чисты и аккуратны. Пожалуй, именно это бросалось Арчеру в глаза при более пристальном взгляде на девушку, что так усердно вертелась у котла. В руках брюнетки с пышными вьющимися кудрями красовалась деревянная ложка. Девушка даже не знала как правильно подойти к котлу, как справиться со страхом и отдалить ответственный, но крайне нежеланный момент дегустации блюда, которое отправиться на стол тех, кто сменит караул, а после – кто его примет. Так и вертелась она вокруг массивной посудины, морщась и присматриваясь в бурлящее варево. Аромат и вид достойный, аппетитный и солидный даже для караульных, чего уж говорить про простушку с ложкой в трясущейся от волнения и страха деснице. Чувства порой как наваждение затягивают нас в тёмную пучину собственного разума настолько, что мы просто-напросто не замечаем происходящего вокруг. Так и дегустатор не заметил, как к ней медленно, но верно подкрадывался Арчер;
- Вот уж не думал, что Сефир готовит похлёбки для стражников. В чём он так провинился? – Нашёптывал он мягко и неспешно, опуская обе длани на хрупкие женские плечи. Девушка вздрогнула, возвращаясь на поверхности суровой реальности так сильно, что случайно уронила ложку прямо в котёл. Бурая кашица как топкое болото принялась затягивать столовый прибор, однако, ловкое движение наследника спасает предмет от столь ужасной участи. Со смешком на устах, с необъяснимой для напуганной прислужницы задоринкой… Заданный господином вопрос и вовсе воспринялся как риторический – девушка упорно молчала, явно осознавая, что сейчас что-то произойдёт, но ещё не совсем ясно, будет ли произошедшее плохим или наоборот хорошим. Однако, выучка как вредная привычка дала о себе знать – когда господа голубых кровей спрашивают, то следует отвечать чётко, ясно и незамедлительно;
- Это не он… - смутившись выдавила девушка, опуская взгляд в пол – Это я, господин.
- Ты? – удивлённо переспросил Арчер, изогнув бровь – Дегустатору доверили приготовление блюда, учитывая тот факт, что он может подсыпать в него что-либо? Так ещё самой охране периметра?
- Нет, мой господин. – отвечала она, с опаской поглядывая на ложку в руках наследника – Это я провинилась, за что и вынуждена быть здесь. Я буду пробовать блюда советника каждый день, пока…
- Что ты сделала? – перебил её маг огня, окрашивая нотки своего голоса беспокойством, заботой и добрым посылом. Его голос вполне мог стать олицетворением благодетеля. Неужели её пытались успокоить, интересовались её участью? Да и ещё кто! Сам сын госпожи, будущий наследник! Какое ему дело до обыкновенной прислужницы? Но ответов девушка не искала, скорее, просто безмолвно давала диву. Арчер многому научился у Ио за этот день… Умение поставить себя на место того, кого следует убедить очень действенный способ понять то, какие слова следует говорить и каким образом;
- Я попробовала блюдо, которое принадлежало госпоже советнику… - едва замявшись вымолвила прислужница, заливаясь стыдом – Понимаете… Моё призвание – быть слугой советника. Каждое утро я подавала госпоже завтрак, и более чем за пять лет Сефир ни разу не повторился в выборе блюда… Они были такие красочные, такие яркие и красивые, ароматные… Я просто не устояла, господин, простите меня!
Перед ним изливали душу, а самолюбие тешилось удачей в подборе верного ключа. Уста Балестьера тронула улыбка – он обошёл котёл подобно девушке, но уже демонстрируя свою уверенность. Зачерпнув из котелка кусочек оленины с булгуром, нацепивший шкуру дегустатора пристально присмотрелся в содержимое ложки, легонько подул, остужая угощение собственным дыханием, а после вкусил пробу не скрывая своего удовольствия. Нежное мясо и приятная текстура крупы раззадорили вкусовые рецепторы, а бедная девушка-дегустатор, наблюдая, как её опасную работу выполняет сам сын покойного князя без единой толики сомнения или опасения, чуть ли не роняет на этот раз в котёл свою челюсть. Девушка оказалась удивлена настолько, что спустя много-много лет будет рассказывать своим детям и внукам историю о том, как слабоумие и отвага венчаются чем-то большим, чем просто глупое рвение. Теперь перед ней стоял не наследник, не представитель правящей верхушки и даже не носитель голубых кровей. Перед ней стоял человек с большой буквы, не уважать которого было просто невозможно.
- Я тебя прощаю. Ты свободна. Надеюсь, что в дальнейшем тебе придётся пробовать еду лишь за тем, чтобы определить, достаточно ли в ней соли.
- Господин… - всхлипнула сыскавшая искупление – Я благодарю вас… Но при всём уважении, я подчиняюсь только вашей матери… Только она решает мою судьбу.
Подобная речь прозвучала для Арчера как некий вызов. Оглядев поникшую в одно мгновение прислужницу с хитрым прищуром, он снял со своего пальца фамильный перстень и вручил его девушке;
- Тот, кто владеет печатями моего отца, вправе распоряжаться своей жизнью так, как он посчитает нужным. Иди и смело говори каждому, кто попытается здесь тебя остановить то, что ты свободна.
По щекам ошеломлённой снисходительности потекли слёзы, однако, глаза её были широко раскрыты. В них отражался свободы огонь, зажжённый магом огня. Несколько хрустальных искорок упали на засаленный пол, длань с перстень сжалась также крепко, как и стремление обрести новую жизнь без страха и сомнений. Девушка ринулась к выходу на задний двор, обернувшись лишь на порогах.
- Я никогда вас не забуду… - едва слышно прошептала она, а после побежала прочь. И всё же свобода – попутный ветер, что раздувает наш парус. Только она способна нести фрегат жизни в суровом океане бытия. Делал ли Арчер это только ради возможности подлить снотворное в похлёбку охраны, или же пытался искупить свои грехи за содеянное – уже не важно, ведь Балестьер уже приговаривает про себя;
- Солдат спит, служба идёт…
Шалость почти удалась. Самой лёгкой в подготовке оказалась кара над зазнавшимися  наставницами, прослывшими отчаянными гурманами в вопросах чаепития. Упиваясь уверенностью в том, что дражайшая матушка не пьёт чай в любом проявлении, Балестьер добавил содержимое флакона с нектаром таинства страсти, любви и вожделения прямо в фарфоровый чайник, который стоял неподалёку от заготовленных заранее блюд. Сефир ещё крутился в делах, заканчивая приготовление лебедя и попутно поглядывая за варкой ингредиентов для любимого лакомства Верриты. Конечно же чайник ещё не был залит кипятком, однако, предусмотрительный повар заранее засыпал чайные листья, мяту и сушенные яблоки в фарфоровое произведение искусства. Сей сосуд, ныне несущий особый ингредиент, имел странную форму – напоминал чем-то разбухшую деревянную бочку с округлой ручкой и загнутым витком носиком. Поговаривают, что подобную конструкцию изобрели эльфы – горячий напиток, минующий очередной виток загнутого в спираль носика, должен был остыть до идеальной температуры для начала трапезы – не такой горячей, чтобы обжигать губы, но достаточно тёплой, дабы раскрыть весь вкус.
Назад пути нет. Благо, особых морально-этических терзаний на счёт содеянного Арчер не испытывал, отчего нашёл силы и уверенности попрощаться с поваром так, чтобы не вызывать подозрений. Всё прошло по строго выверенному плану, окромя освобождения одного из слуг советника, конечно. Подобного акта снисходительности в планах Арчера явно не фигурировало, но на его взгляд небольшая щепотка импровизации уже не могла расстроить его планов, добавляя холодному блюду мести горечь провала. Кажется, от содеянного пострадал только Сефир, да и то только морально, ведь ему вновь пришлось переступить себя и в отсутствии дегустатора самому попробовать приготовленное блюдо, которое будет подаваться советнику в качестве десерта. Никаких побочных действий или ощущений, доставляющих дискомфорт, покровитель кухонь не приметил, отчего смело подготовил угощение к подаче. В это время Балестьер уже покинул пороги кухни, наполняя лёгкие свежим воздухом. Нащупав взором Ио, отвлечённо разглядывающую ночное небо, он будучи находясь на волне внушенного самому себе спокойствия поравнялся со светловолосой, опустил руку ей на плечо и с улыбкой на устах потрепал его.
- Ты большая молодец! – украдкой оглядываясь по сторонам прошептал затейник «весёлых» вечерков для особо важных гостей;
- У нас всё получилось. Дам тебе совет – ни в коем случае не пей чай и не беспокойся. Угощение для моей матери тебе тоже лучше не пробовать… Зато всё остальное смело можно кушать, ты, наверное, жутко проголодалась… Вот увидишь, что Сефир настоящий виртуоз! Ты позволишь? – улыбнувшись, наследник протянул Ио руку, коротко кивнув. Диверсии – диверсиями, а правила этикета ещё никто не отменял. По устоявшимся обычаям, мужчине следовало проводить даму до мест трапезы, отворять перед ней двери и позволять войти первой. По крайне мере, так его обучали дома, при дворе, много-много лет тому назад…
Трапезная уже полнилась народом. Все те, кто удостоились приглашения, явствовали в большом общем зале. Для людей, наречённых обычными или менее важными, готовили отдельные повара и подавались совсем иные блюда. Ученики, другие наставники и просто гости из далёких земель… Всем нашлось место под уютной крышой этим туманным вечером. Ио и Арчер, в свою очередь, направились на ярус выше – в комнатку средних размеров, в которой и должен был состояться приём особых гостей. Если руководствоваться списком, переданным прислуге, то в него входили следующие персоны – Советник, два ученика, родители светловолосой девушки и два личных наставника. Ни больше, ни меньше.
Перед полуэльфами раскрылись двери в трапезную комнату на втором ярусе строения. Прямо по середине красовался шикарный, широкий, резной стол из тёмного дерева со стульями схожего вида, равные по количеству гостей. Широкие материи, закрывающие вытянутые арки окон, скорее напоминали ничто иное, как закрытый занавес пред спектаклем, которому суждено вот-вот начаться. Освещалась комната свечами, выставленными на столе в серебряных подсвечниках. Тарелки и сопутствующие приборы уже были разложены у каждого из мест… Впрочем, и некоторые места уже оказались заняты гостями. Дабы упросить понимание и не разводить путаницы, проще указать, кого на званном ужине не оказалось – ими стали родители Ио, на что Веррита не без доли иронии в своих словах указала, как только начиналось застолье…
https://forumupload.ru/uploads/0012/0f/f2/1356/222002.png

Отредактировано Арчер Балестьер (26.05.2021 05:47)

0

21

Игра перенесена в архив. Для возвращения просьба связаться с администрацией

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Незавершенные эпизоды » Мост через небо.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно