Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — ИГРА НАХОДИТСЯ В СТАДИИ РЕАРГАНИЗАЦИИ. В СВЯЗИ С ВОЗВРАЩЕНИЕМ СОЗДАТЕЛЯ (ПОЯВЛЕНИЕМ У НЕГО ВРЕМЕНИ). ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ПОМОЧЬ/ВЕРНУТЬСЯ В ИГРУ (КАСАЕМО СТАРЫХ ИГРОКВО) ПРОСЬБА ОБРАЩАТЬСЯ ВК ВК СОЗДАТЕЛЯ


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Незавершенные эпизоды » Храм забытого бога


Храм забытого бога

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s7.uploads.ru/dVhJr.png
2. Участвующие лица: Ахлис де Немайн, Эйнар
3. Место действия Храм
4. Вводная информация:Сколько народов было в мире? Да столько ,что и посчитать не получится, одних сожгли костры инквизиции, других пожрали пески времени, третьих растворили в себе другие народы. Но у каждого когда-то была своя вера и свои божества и когда те, кто помнил их имена уходили, их храмы погибли превратившись в руины. Один из таких храмов находится в горах Эруны. От некогда великого строения остались лишь части стен и лестницы, однако святилище божества все еще не тронуто, в прочем, как и его алтарь.

5. Возможность добавления игроков:
По договоренности с ГМ

6. Время на момент начала эпизода: 6543 год

0

2

Крошево мыслей медленно выплывало из океана хтонического алкоголизма, прямиком на сушу обыденного похмелья. Собирая по частям маленькие серые клеточки, в поисках собственного имени. Оно подняло голову и удивлённо всматривалось в небесную лазурь, нащупывая где-то на глубине души своё имя. Исконный обитатель подземелий никак не мог понять, находиться ли он в самом деле на поверхности или его рассудок просто показывает что-то чего не может существовать в реальности. Открытое беспредельное небо, внушающее страх оторваться от земли и отправиться в бесконечное путешествие по глубинам этой синевы. Впрочем, был веками испытанный способ проверить реальность происходящего.

- Иви, где мы?

Вопрос в голове Аэри сменился ответом. Медленно он вспоминал о цели своей в меру провальной экспедиции. В последнее столетие его жизни неземные материи слишком часто влияли на его бытие. На его земле всегда было обилие храмов на любой вкус и цвет. Аэри тяжело проникаются идеями далеко за пределами земного прагматизма, но его земли были исключением. Храмы Тэон и Шарисии на Аэрийский манер существовали на одной улице друг на против друга, все три головы бога-дракона Корда-Рагтила, так же известные как уфу пыфу и фырку пользовались популярностью, даже такой мелочи как Шататриарэр-Алура имел своих служителей регулярно приносивших ему кровавую дань дабы его внимание обошло их и сокрушило врагов Аг'Кхала, каждый бог, богиня и великий дух получали свою плату. Божественная гармония царила на землях герцога. Долгими веками он достигал её даруя право на дом божий каждому культу, каждому богу вне зависимости от происхождения. Кроме эльфийского логоса потому-что логос не эльфийский а очевидно Аэрийский ибо столь жалкие создания не могли придумать ничего настолько одухотворённого. Некоторые глупцы имели смелость заявить, что логос это эльфийский культ, однако долгая традиция дебатов Аэри позволяла быстро решить все споры, самым цивилизованным, справедливым и надёжным способом - ультра насилием, ибо как гласит Аэрийская мудрость "Спор закончится вместе со смертью вашего архизаклятого врага". В отличии от внешних варваров, Аг'Кхал всегда был культурным народом и в случае необходимости не решал споры пустословием, поступая как цивилизованные личности берясь за оружие чужими руками.

Знание о том что все божественные силы пресекаются на его земле и выполняют свою функцию, изо дня в день наполняло его силой и уверенностью, до того момента как он не узнал шокирующую его воображение истину. Копаясь в архивах своего предка, он узнал о доме божьем, посвящённому неизвестному даже в алой империи богу стоявшем в этих самых горах. Божественная гармония не была им достигнута, его землям покровительствовали не все силы и могущество всего Аг'Кхала стояло под угрозой ибо никто кроме него не мог достигнуть правильного отношения с божественным. Злополучная мысль повергла его в аппатию, медленно вытесняя другие мысли. Сначала яства прекратили пролезать в его рот, женщины более не могли привлечь его внимание даже свои волосы и ногти он начал красить через день ибо столь яростным был его труд в попытках отыскать это место.

Труд увенчавшийся грандиозным успехом, ради которого ему пришлось растерять всех слуг. Аэри некомпетентны во время путешествия, поэтому он взял с собой почти никого и наёмников из числа людей. Одни погибли во время обвала, Аэри которого он взял с собой Съел проводника потому-что он был Эльфом а значит был очень вкусным, выслушав оправдания Ахлису пришлось казнить виновного. Дважды его предали и пытались ограбить и убить но из каждой стычки он выходил победителем. В итоге ему опять был нужен проводник, коего он по всей видимости нашёл в хтоническом океане алкоголя. Должно быть он нырнул в него в близжайшем населённом пункте, память Аэри медленно воспроизводила события того вечера. Точно он нашёл проводника, какого-то рыжего лиса имя коего он никак не мог вспомнить, не мог он вспомнить и то каким образом в абсолютно неадекватном состоянии он и его проводник добрались до сюда. Ему оставалось только набрать воздуха в лёгкие и прокричать так что бы эхо донесло его слова.

- Рыжий лис, ты ещё жив? Иди на мой голос, но не смей отвлекать меня от колдовства, как закончу так и поговорим. Было важно поинтересоваться этим вопросом, остаться в одиночку в горах без проводника не лучшая перспектива. Стоило по крайней мере подготовиться к неожиданностям, по обыкновению надрезав своим ножом руку Ахлис принялся вырисовывать старые как мир символы собственной кровью. Лучше других он знал, что в затерянных местах обитает всякое и совершенно недружелюбное, воинов у него не было оставалось только импровизировать, призывая безмозглую как обычно её именуют "Бездушную тварь".

+1

3

Осколки. Остроконечными фрагментами память рассыпалась и собиралась в лоскутные гобелены недавних событий, крутилась словно ураган, взрывалась порохом и расплывалась краской по белому, как свет в конце тоннеля, холсту. Жизнь, если так можно было назвать отрезок, или, пока ещё, луч, существования человека по имени Эйнар, представляла собой картину, которую, если и выставить на всеобщее обозрение, будет трудно полюбить любому ценителю. Быть может не поймут её и многие годы спустя, когда мир преобразится до неузнаваемости. Но одно можно сказать наверняка – опус этот не понимает сам автор. Бард водил знакомство с портовыми шлюхами и поэтами дворцов, наёмниками-головорезами и доблестными рыцарями, богословами и богохульниками, но лишь одна дружба, столь яркая и прекрасная на первый взгляд, разрушилась о скалы, где-то в Даферанде.
Тит не был для барда просто богатым покровителем. Он был первым, и, как Эйнару казалось лишь недели назад, единственным настоящим другом. Сейчас он уже и не помнил, что случилось во всей этой печальной истории такого, что он оказался... а где он собственно? Ответа на этот вопрос он не знал, и это его уже не пугало. Попытки изучения ментальной магии оказались провальными настолько, что мозг его стал забывать эпизод за эпизодом те месяцы пребывания с Титаресом под его покровительством. Были ли они вообще? Как напоминание с ним осталась лишь куча денег, головная боль и затяжной алкоголизм, который, в прочем, никогда не покидал Эйнара. Он, как и множественные единоразовые половые связи, были и остаются его верными друзьями. Сейчас бы Эйнар отдал всё за тёплое тело рядом, за тело, которое он сможет поцеловать, к которому сможет прильнуть, с которым он сможет поиграть в неизвестное ему чувство любви.
Вместо этого он почувствовал как будят его несколько иные чувства. Острая боль и влажный холодный ветер пробирались через пучину алкогольной дремоты, что окутала своими зелёными щупальцами обессиленный мозг. Её было достаточно лишь для того, чтобы бард, лежавший на покрытых спальным мешком и винными бутылками замшелых камнях, приоткрыл глаза. Режущий свет тут же внёс коррективы в его опрометчивое решение, ослепляя вспышкой, подобной пламени дракона и веки сиюсекундно сомкнулись, как стальные врата. Напряжённые глаза отдавали ударом, подобному ружейному выстрелу, прямо в затылок. Наконец, Эйнар услышал заветные слова отдалённо знакомого голоса.
Рыжий лис, ты ещё жив? — Раздался словно бы из ниоткуда голос слабый, но в то же время отбивавшийся слабым эхом о стенки черепа юноши.

Это заставило его вспомнить, что до погружения в состояние заспиртованного эмбриона в лавке алхимика, у него была какая-то цель, помимо выпивки, игры на лютне и щегольских выходок. Бушующая буря мыслей вдруг стала бурей в стакане. Стакан разбился, а пресловутая буря ушла восвояси, оставляя барда наедине с абсолютной пустотой на какие-то микромгновения.

Да! —Юноша тут же прокашлялся. Похоже, что связки его вчера претерпели страшную нагрузку.

С титаническим усилием он открыл глаза, подвергая себя неописуемой в тот момент пытке. Небосвод. Бескрайняя синева, которой веками поклоняется всё живое. Потоки горного ветра донесли до барда ещё одну фразу.

Иди на мой голос, но не смей отвлекать меня от колдовства, как закончу, так и поговорим.

Повернув голову на источник звука, перед Эйнаром предстала картина столь гротескная, что его чуть не вывернуло наизнанку. Серое существо, что сложно назвать человеком, кровью из изрезанных вен рисовало причудливую форму символа, незнакомого барду. В попытке отвлечься, Эйнар обернулся и посмотрел вокруг, обшарил карманы, походную сумку и, что самое важное, целость и сохранность любимой лютни. Он облегчённо выдохнул. Всё было на местах. Убедившись, что сам он нездоров лишь настолько, насколько болен похмельем, он обернулся на своего спутника, сокрушаясь, что Судьба завела его туда, где он есть. В сумке он обнаружил записи с собственными, судя по почерку, исследованиями, дневник и несколько трудов о религиях древности.

Только не это. — Прошептал от осознания Эйнар. Он понял, что находится в горах Эруны. И здесь они только вдвоём с этим причудливым странником, или, скорее, путешествующим собутыльником.

Тут же он принялся изучать сумбурные записи в поисках ответа на то, как долго они пребывают здесь и насколько всё плохо. Ответа, как водится, он не нашёл.

Отредактировано Эйнар (12.04.2022 01:25)

+1

4

Есть места, которые не просто так забыты. Есть вещи, которые не должны быть найдены. Но к несчастью для обитателей живого мира, время – самый страшный враг и палач. Он стирает страхи, убирает условности, оставляя лишь смутные надежды и желания на то, чтобы отыскать ответы. И не кто не задается, нужны ли они вообще? Храм забытого, затерянного бога, не просто так стоял за пределами знаний и мыслей мира. Но… порой любопытство сильнее правил, и вот сон, что длился не одну тысячу лет наконец-то нарушился.
Снаружи – руины, что с трудом можно найти в горных массивах. По сути, они были выстроены так, что со стороны казались всего лишь грудой камней. Но если знать где искать и что искать, все это превращается в остатки стен древнего храма. Монолиты, что не под силу поднять людям (по крайней мере учитывая их нынешние познания), что там, даже для аэри было бы проблемно даже сдвинуть такой камень. Но кто-то же строил? И как-то же строил?
Внутри темнота без единого проблеска света, алтарь, что каким-то чудом уцелел. Но он пуст хотя не следа времени на нем нет. А вокруг стены с разрушенными (не временем, а рукой, что желала стереть саму память) фрески и барельефы. А еще слова на «Изначальной речи», что кровоточащей раной проходят по гладкой поверхности алтаря…

Важно:
перевод возможен при знании изначальной речи

0

5

Закончив с символами Герцог словно чем-то резко одёрнутый не стал произносить никаких заклятий и избавился от символов стерев их с помощью лучшего моющего средства - бутыля с алкоголем. Каким-то чудом на его лице сохранился весь толстый слой косметики, и даже его выкрашенные ценящимся по весу злата пурпуром волосы и те остались при нём, в чём он лично убедился вытянув перед собой волос.

- Ох, после последнего ритуала заключения сделки, совсем забыл что здесь подобные дела не к месту, мы же практически у подножья храма. Взывать пред ликом бога к иному кощунственно. Перевязывая рану чистым платочком подметил Ахлис.

- Ну я должен нас поздравить, не смотря на все трудности и варварство жителей поверхности мы добрались до своего конечного пункта. Сколько ёри я обещал тебе за содействие? Ахлис точно знал что обещал злато несмотря на то, что не помнил точное число, платить за помощь в поиске божественных материй презренным металлом казалось ему неправильным, но обещать незначительную сумму тоже самое что оскорблять божество, словно оценивать его как какую-то дешёвку, чего он себе не позволял. Протянув раннее упомянутый бутылёк. - Пей, "Вадский кринж" 100 летней выдержки, мой сын приготовил его.

- Горы, это обиталище мёртвых, в этих валунах давно нет дыхания жизни, нам бы следовало поискать камень поменьше дабы я мог его допросить. С этими словами Аэри глубоко вдохнул, направив свой взор далеко за пределы привычных материй, привычным образом переключив внимание на потоки ан. Хорошенько вдохнув он прибег к привилегии осколка, распробовать гармонию видимых потоков Ан, их вида, запаха звука и вкуса в попытке узреть божественное. По часовой стрелке он обошёл руины и направился в храм. Множество раз он открывал гримуар записывая свой опыт в виде подвластных его разуму иллюзий, дабы никогда не потерять единожды зримое, воздвигая этот храм в собственном разуме.

- Свет не попадает внутрь, гостям не должно нарушать потаённых мистерий, не вздумай зажигать факела или иные источники света, в храмы Теон паломники с орудием Корда не ходят.

Закончив воспроизводить увиденное, он стоял в темноте рассматривая фрески и барельефы в попытках понять их мотивы.

- Нам нужно набраться терпения, свет лунных и солнечных дисков не по случайности отсёк архитектор. Сутки идущие своим чередом могут раскрыть эту мудрость.

- Фрески ничего не могут сказать, они в своей сути мертвы в отличии от обитателей того что находится дальше. Должно быть на мне лежит тяжкая ноша воскресить умершее дважды, сначала оно лишилось пространства, а затем и времени.

- Эти барельефы сломаны руками, но...

- Если они хотели уничтожить саму память, но часть храма сохранилась выходит ли что они не сумели закончить?

- Или оставили то что ломать было нельзя.

- Эта надпись не идёт алтарю, она буквально выбита раной...какое вопиющее богохульство он ведь гладкий словно младенец - не трогай его лисёнок, не нужно повторять ошибок своих предшественников.

- Словно кто-то пытался замести своё грязное бельё.

- Так о чём я? Текст не присущ алтарю, не похоже на декор скорее на кровотачащую рану, должно быть стоит распросить живущих за пределами форм?

- Пора с ними поговорить, может они знают таинство жертвы?

- Храм находится в темноте, должно быть принято сжигание, что думаешь лисёнок? Не смею верить в то что в силах что-то прочесть, повторюсь ненадо света и ничего не трогай. Сейчас время созерцать, хотя в силу своей ограниченной природы ты созерцать неспособен. Но партнёрство есть партнёрство.

Произнёс Ахлис подняв палец с артефактным кольцом "Орэб", стоя на границе меж светом и храмом.

- Если готов увидеть, пей "Вадский кринж" и смотри на кольцо, но не переусердствуй лёгкого опьянения будет достаточно, если я начну двоится значит ты всё сделал правильно.

Привычным движением воли, Ахлис впал в транс.

Отредактировано Ахлис де Немайн (19.04.2022 01:48)

+1

6

Листая помятые страницы, Эйнару удалось выяснить что путешествует он с Ахлисом де Немайном, в человечности которого Эйнар усомнился задолго до начала "Экспедиции" как он сам и окрестил эту самоубийственную вылазку Эйнар. Записи касающиеся интереса барда к некоему древнему божеству, которому судя по всему были когда-то посвящены развалины неподалёку, велись с начала Теарсиса. Последняя из них, которая, судя по неровному почерку, что свидетельствовал о недавнем пьянстве, сулила начало экспедиции. 23 Теарсис, 6543 год. Я нашёл того, кто заинтересован в том, что скрыто в горах не меньше моего, а помимо прочего, он готов платить. Золотом. Ахлис де Нэмайн Не уверен, что я вернусь живым, вернее, уверен что не вернусь, но игра стоит свеч. Если же я пойму в чём загадка всех  покрытых мраком тайн и народных суеверий этого места, или, быть может, хоть немного разузнаю о нём, то прославлюсь в учёных кругах. А нет - так хоть заработаю. Не подведи, Фортуна!

— Чёртов дурак. — Сказал себе Эйнар тяжело вздохнув. Ветер же унёс слова далеко в заснеженные пики.

— Ну я должен нас поздравить, не смотря на все трудности и варварство жителей поверхности, мы добрались до своего конечного пункта. Сколько ёри я обещал тебе за содействие? — Голос Ахлиса донёсся до барда и тот развернулся, взглянув на пурпурноволосого аэри, перенося взгляд то с него на существо, призванное им, то обратно.

— Пять ёри? Или пятнадцать? Запись затёрлась, потому, я полагаю, мы можем обсудить это несколько позже, господин де Нэмайн. — Эйнар несколько занервничал. Сумма немаленькая для него, может оказаться копеечной для Ахлиса. Всё-таки его ставка была на те знания что можно вытащить из руин.

Эйнар плотно обхватил горлышко бутыля "Вадского кринжа", что протянул подошедший к нему аэри. Недолго думая, он почти осушил бутыль, оставляя пару жалких глотков на крайний случай. К такому делу и при таких обстоятельствах нужно подходить никак иначе, как полу-трезвым.
Слушая монолог Ахлиса и наблюдая за его действиями Эйнар стал внимательно и детально описывать происходящее в дневник. Рука с пером уставала от быстрого письма, но ровный почерк плотными строками поспевал за разворачивающимися событиями, кои с натяжкой можно было назвать "исследованиями". Следуя по пятам за де Нэмайном, он периодически поглядывал в его гримуар, гораздо больший в размерах и несравненно лучший в качестве исполнения, нежели дневничок барда, в надежде увидеть там точку зрения аэри, только чтобы обнаружить пустые страницы.
Каменные громады монолитов испещренные следами прошедших эпох возвышались над осколками породы, некогда формировавший святыню неизвестного божества, были также покрыты надписями на языке давно забытом, или на языке-изоляте, как предположил Эйнар в записях. Он тщательно срисовывал в потёмках символы надписей, которые не надеялся расшифровать и чуть было не зажёг факел, пока его не прервало предупреждение Ахлиса о том, что такой поступок, будет, мягко говоря, опрометчивым.

— Если они хотели уничтожить саму память, но часть храма сохранилась выходит ли что они не сумели закончить? — Подметил Ахлис, а Эйнар процитировал в своём дневнике, где вновь сделал краткий набросок внутреннего убранства храма.

Фразу аэри о том, что одна из надписей на алтаре была сделана позже, показалась Эйнару более чем разумной, а поэтичное сравнение сделанное Ахлисом, даже пришлось ему по духу.

И когда наконец прозвучало долгожданное "Что думаешь лисёнок?", Эйнар наконец расслабился и попытался составить всё увиденное в единую картину прошлого. Прошлого столь далёкого, что история мира, известного даже Эльфам, вероятнее всего, покажется лишь небольшим отрезком. 

— А думаю я вот что. Язык надписей не знаком ни вам, ни, тем более, мне. Попахивает изолированным языком, а быть может чем-то древнее, чем древнеэльфийский, с которым я, хоть и лишь внешне, даже немного знаком. Форма письменности, не считая той надписи что вы выделили средь остальных очень ровная, но в то же время по-своему грубая, не из тех, что вообще встретишь среди привычных известных нам народностей... — Эйнар закинул голову, вдыхая воздух помещения, почти так же, как делал это аэри, изучая потоки ан под действием артефакта. Калька было абсолютно бессознательным актом попытки умиротворить разыгравшиеся нервы. В конце концов, они находятся на пороге врат в мир, который современный учёный не знавал и не узнает, если они в него не зайдут. — Смею предположить, что ваша догадка о роли светотьмы в этом храме, хоть и имеет право на существование, всё же упускает возможность применения магических огней или другого освещения, не требовавшего физических носителей. Мы не видели останков по пути, не считая тех, кто погиб при подъёме, а значит, быть может, "прихожане" этого храма могли использовать и светящиеся грибы или куски породы. Надеюсь, такого рода созерцание устроит вас, дражайший партнёр.

Эйнар самодовольно улыбнулся, блеснув почерпнутыми из многочисленных трудов знаниями. Всё-таки месяцы дружбы и учёбы с Титаресом, равно как и годы собственных изысканий, не ушли даром.

— Если готов увидеть, пей "Вадский кринж" и смотри на кольцо, но не переусердствуй лёгкого опьянения будет достаточно, если я начну двоится значит ты всё сделал правильно.

Кивнув в ответ на сказанное, Эйнар добил "Вадский кринж" и принялся сверлить взглядом кольцо на худых пальцах Ахлиса. Наконец, вид кольца начал размываться и двоиться. "Значит я сделал всё правильно" съязвил мысленно Эйнар на своё безрассудное подчинение приказам.

Отредактировано Эйнар (08.05.2022 15:11)

+1

7

Взывать к тому, кого уже нет? Бесполезная трата времени и сил. В прочем, как и взывать к тому, кто все еще есть по средствам мира духов. Однако магические потоки ан все-таки оказались не бесполезны. Они словно сеть расходились от алтаря, тянувшись в разные стороны. Петляя по комнатам и лабиринтам. Где-то врезаясь в преграду из барьера, где-то уходя в толщу земли. Но особо ярко виднелись семьи из них: в них чувствовалась жизнь и сила, общая связь точно нечто было когда-то целым, а теперь разделено на части. Но оно все еще живо. Оно все еще не уходит за грань.
Шаманские техники оказались не слишком уже удачными. Тут нет ни духов в их привычном понимании, ни призраков. Но есть нечто старое и страшное, на столько старое, что даже умудренные опытом духе не помнят название. На столько страшное, что даже яманы обходят это место стороной. Храм или тюрьма? Хранилище или ловушку? Для мира духов до сих пор остается вопросом. Но ясно лишь одно – менять ход вещей не стоит. Тот, кого называют забытым богом не просто так забыт. Его заставили забыть.

0

8

- Прекрати заниматься мелочным подсчётом, я бы всё-равно дал больше чем "не помню", я бы всё равно дал больше чем ты способен вспомнить. Человек так сразу опрокидывающий алкоголь на свежевыжатом сердце эльфа не может стоить дёшево. Только-что Эйнар оффициальным сердцеедом в самом прямом смысле этого слова. Впрочем не только сердцем этот напиток горазд, аэри гораздо крепче спят когда не знают из чего он. Что бы не вершило судьбу желудка в этом мире, даже оно никогда не узнает из чего это варево состоит.

- Привычные к плоти обычно полагают что боги обитают в горах, здесь нет ни останков ни духов.

- Даже мёртвые сторонятся этого пропитанного божественностью места. Отвечал не то второму себе, не то барду Ахлис, чем дольше он сидел в этих горах тем больше его пленяло это ощущение отчуждённости от остального мира. Должно быть эти горы слишком хорошо укладывалось в его представление о силе.

- Никаких останков, ни единого духа живого, ни единого духа мёртвого, ни единого духа вещественного, ни единого духа природного, ни духа единого. Достойное место для достойного бога. Ты кажется говорил о светильниках? Что-то мне подсказывает эти потоки Ан здесь совсем не для подсветки. Даже отправившись куда-то в небытие, пред нами стоит сила подчинившая эту обитель. Вот только не цельно это всё, словно что-то поделили на части. Неспешными длинными шагами Немайн обходил это место против часовой стрелки, подробно и неторопливо изучая структуру потоков Ан в попытке соотнести то что он видит с информацией из фресок подсвечивая себе темноту с помощью спаркла. Спаркл не источник огня, а посетитель поэтому он само собой не нарушает высказанное Аэри правило.

- Храм это ничто иное как дом божий и выходит мы даже не в нём... Его осенило от рыжей морды так своевременно попавшегося на глаза менестреля. - Как называется это проклятое слово? Музыка, нет не музыка...когда они, звуки, идут строем, то есть убивают строем, то есть взглядом, барабаны, террор, запугивание, сочетаются? Слово из твоего ремесла, оно сейчас как никогда важно.

0

9

[mod]Квест перенесен в архив. Для восстановления обратитесь к администрации. Важно: квест проводится минимум для 2х игроков[/mod]

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Незавершенные эпизоды » Храм забытого бога


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно