1. Имя, фамилия, прозвище:
Иззуддин Салим-паша. Своего родного имени Салим-паша никогда и не знал, поскольку был похищен из отчего дома еще в младенчестве. Как многоликий, имеет множество личин и у каждой из них еще множество имен. Также известен как Сейфуллах («меч бога»), однако это скорее издевка, ведь как мечник визирь довольно посредственный.

2. Раса:
Многоликий

3. Пол:
Мужской

4. Возраст (реальный и видимый):
150 лет, внешне 25 человеческих

5. Статус в обществе:
Роль: Великий визирь Вейтрала, самый доверенный советник Шахриара, надежный друг и последняя линия его обороны. Хранитель печати Вейтрала - артефакта-осколка в форме кольца - символа доверия Шахриара и статуса Великого визиря, с помощью которого утверждаются все подписанные государем указы.
Статус в обществе: Великий визирь - фактически второй человек в государстве, именно он созывает Диван, совет визирей, ведет его и выносит решение визирей на суд Шахриара. Личный друг Шахриара, его главный соратник и критик, и, помимо возможно Шахриара, наиболее могущественное лицо в стране - Салим-паша невероятно уважаем в Вейтрале и много где за его пределами, несмотря даже на свое низкородное происхождение.

6. Внешность:
Пожалуй самое сложное задание из тех, что могли бы получить вражеские шпионы - это установить реальную внешность Великого визиря, ведь у него их множество, и все разные. И хотя каждой доступной ему расе соответствует всего лишь одна, но их вариаций такое великое множество, что даже сам Салим-паша помнит их с трудом, поэтому оставляет заметки к каждой, где, когда и при каких обстоятельствах он ее применял. У него бесчисленное множество заначек с одеждой и всяким полезным скарбом для смены образа не только в Вейтрале, но и кое-где за его пределами, подготовленными для его нужд другими верными слугами Шахриара. Сегодня он Великий визирь Салим-паша - грозный полководец и дипломат, чей язык едва ли менее остер чем его клинок, а завтра он простой наемник из числа тигранов на службе государя. А позже - владелец уютной кальянной в самом центре Вейтрала, где уважаемые паши и другие знатные горожане отдыхают после жаркого дня и обсуждают насущные дела. Словом, внешность Великого визиря Вейтрала - это не та вещь, которую можно просто описать в двух словах.

Однако наиболее известной является та первая, которая всем в Вейтрале известна - Великий визирь Салим-паша, невероятно статный мужчина в самом расцвете сил, крепок телом, силен духом, чист помыслами. В этой из множества своих личин, Салим-паша выступает перед другими визирями, принимает иностранных послов, ведет вейтральские войска в битве и решает прочие бытовые нужды. Этот Салим-паша чертовски хорош собой, даже слишком для безродного мальчишки, которого Шахриар по наиболее популярной версии подобрал во время одного из своих военных походов еще в юные годы. Он светловолосый, почти на голову выше любого вейтральского мужчины его лет, у него широкие плечи, мужественная осанка, полное уверенности и не наигранного благородства лицо - этот Салим-паша второй по градации в списке желаемых женихов во всем Вейтрале, после разве что самого Шахриара. Его властный, грозный и слегка пугающе величественный силуэт в своих донесениях отмечали многие иностранные послы, прибывающие с дипломатическими миссиями в столь далекий пустынный град на краю Ксероса. Кроме располагающих внешних данных, визирь прекрасен своими манерами и выправкой. Его вкус в одежде строг, но от этого и без того внушительный внешний вид становится по настоящему впечатляющим. Мужчина, в чьей власти находятся все несметные сокровища Вейтрала, не нуждается в лишних украшениях и расписных одеждах, чем и наводит легкую оторопь на прочих визирей, привыкших демонстрировать свое богатство напоказ. Салим-паша же умерен в этом своем образе настолько, что по Вейтралу долгое время ходил слух, что лично Шахриар запретил тому переодеваться в другие одежды, чтобы этим наводить ужас и внушать страх тем, кто посмеет оспаривать его власть. Это, разумеется, были всего лишь сплетни простого люда, однако умеренный вид Салим-паши вошел в Вейтрале в обиход как эталон, к которому должны были бы стремиться все прочие уважаемые горожане.

Другие же его образы не стоят отдельного внимания, однако можно с уверенностью сказать, что Великий визирь, помимо всех своих достоинств, еще и неплохой актер. Каждый его образ ничуть не совпадает с другим, ни походкой, ни повадками, ни одеждой.
7. Биография:
Мало кто знает, что Салим-паша родился далеко за пределами земель Вейтрала, и что еще совсем юношей он был похищен из отчего дома пиратами и продан в рабство. Позже эту историю предпочли вымарать из его жизни, заменив на более выгодную. По стечению судьбы, необычного ребенка на рынке рабов в одной из отдаленных деревень на окраине страны приметил не абы кто, а сам Великий визирь! Он, возможно, счел, что столь необычный слуга пригодится будущему Шахриару, когда тот взойдет на престол. Визирь выкупил мальчишку и вместе с другими слугами доставил в один из многочисленных загородных дворцов Шахриара, где в тот момент готовились встречать юного наследника короны.

Прибывший спустя некоторое время во дворец принц был не единственным возможным наследником престола, что чуть позже еще сыграет свою роль в этой истории. А до тех пор, будущий Шахриар, а в миру просто принц Акилах, жил и здравствовал в роскоши и внимании. За юным принцем во дворце, помимо огромного количества стражей, гостящих во дворце визирей и прочих знатных особ, наблюдали его бесчисленные и безвольные слуги, в числе которых и был Иззуддин, к тому моменту уже прошедший школу слуг и выполняющий при наследнике неоценимо важную роль виночерпия. Юноша подавал своему хозяину прохладительные напитки и следил чтобы кувшины с ними всегда были полны до краев.

На этом моменте вы спросите, как же человек столь низкого происхождения, выполнявший при будущем Шахриаре роль водоноса, мог стать Великим визирем Вейтрала, одного из богатейших городов во всем Ксеросе? А все было довольно просто - в царской семье было принято получать образование вместе со своими слугами. Считалось, что таким образом, будущий государь станет ближе к своим подданным, что позволит ему править долго и мудро. И все слуги Акилаха примерно его лет учились наукам вместе с ним. Юный Шахриар показывал выдающиеся успехи в учебе, науки давались ему даже лучше, чем его любимая игра в прятки. Единственным его соперником на этом поприще оказался, да-да, вы догадались, сам Иззуддин. И хотя он был куда менее талантлив, чем наследник благородных кровей, юноша постигал науки терпением и усердием, вымучивая каждый неудавшийся момент тренировками по ночам. Талантливый от рождения Акилах заметил успехи своего слуги, и в нем, по детской глупости ли, или то было провидение свыше, воспылала жажда соперничества.

День за днем, задания становились все сложнее и сложнее, ведь юный принц сам попросил наставников об этом. Мудрейшие умы страны придумывали все более и более изощренные задачи, требующие не только недюжих познаний во всех возможных сферах бытия, но и нестандартный подход и в каком то смысле извращенной логики. Будущий Шахриар предсказуемо хорошо справлялся даже с таким вызовом, и количество поспевающих за его успехом учеников стремительно уменьшалось до тех пор, пока в учебном зале не оставался только он, наставник, и из последних сопротивляющийся поражению слуга-виночерпий. Азарт погони понудил Акилаха вызвать соперника на решающий бой - экзамен, который должны были провести лучшие умы государства и сам Великий визирь по всем возможным предметам, включая древнеэльфийский язык, владение которым почиталось за исключительный ум, мастерство и мудрость. Чтобы просто прочесть написанные на нем жития эльфов, сказания о богах и древности требовалась незаурядная выучка и сноровка, а уж подражать столь высокопарному слогу и вовсе испытание сродни пытке. Именно этот экзамен был наиболее требователен к опыту и практике - роскоши, которой простой слуга не мог себе позволить. И он был назначен на день, на неделю предшествующий празднику Орхансида, праздника в честь дня рождения великого полководца Орхан Син Раидана, основателя государства и почтенного предка самого Акилаха.

Выбор дня не случайно пал на эту памятную дату - в тот день Акилах должен был принимать военный смотр и сам участвовать в мероприятии, а перед тем у него было довольно много свободного времени и он мог хорошенько подготовиться к грядущей умственной битве. Однако в запале сражения юный Шахриар позабыл, с кем он состязается. Для слуг во дворце, Орхансид был одним из самых тяжелых дней в году, мало того что сам праздник требовал невероятно большой работы, так ему еще и предшествовали недели почти бессонной уборки дворца и подготовки. Пока Акилах после своих занятий с наставниками сладко спал в своих покоях, овеваемый прохладным ветерком вееров его служанок, Иззуддин в поте лица, днями и ночами корпел над подготовкой к празднику. Бесчисленные уборки и иные обязательства не оставляли юноше и минуты лишнего сна. Победа Акилаха был предопределена.

Что и случилось в итоге. Изможденный Иззуддин, не продыхавший всю последнюю неделю от тяжкого труда, посередь экзамена наедине с наставниками просто потерял сознание. Мудрецы сочли это поражением и уведомили прекрасно справившегося Акилаха, что его соперник сошел с дистанции. Гневу юного принца не было предела, ведь это бесславное поражение означало, что он потерял единственного своего соперника. Едва Иззуддин пришел в себя, он узнал, что был разжалован из виночерпиев и стал отныне помощником дворцового конюха. Ему вручили инструмент и повелели этим грязным трудом искупить перед господином свою никчемную слабость. Сам же Акилах был невероятно разочарован в своем провалившемся слуге. За все то время, что юноши провели в соперничестве, он посчитал Иззуддина кем то вроде друга - для царских особ такое было невероятной редкостью. Других, с кем бы он мог потягаться на равных, у него не было. Поражение же Иззуддина означало, что этой своеобразной дружбе пришел конец, ведь более он не мог состязаться с Акилахом в учебе, а значит и видеться они отныне будут нечасто. И пока другие слуги пытались утешить в очередной раз испытавшего одиночество принца, Иззуддин осваивал мастерство владения лопатой. Понижение из виночерпия в помощники конюха было и для него серьезным ударом.

Но приближался Орхансид, и во дворец к юному принцу прибывали все новые и новые гости. Послы иностранных земель, паши и уважаемые господа со всего Вейтрала собрались, чтобы вместе с принцем отпраздновать день рождения его великого предка и вместе лицезреть, как будущий Шахриар руководит военным смотром. Это невероятно ответственное деяние всегда проходило очень пышно. Низведенный же до конюха Иззуддин оставался за пределами всеобщих гуляний, ему то как раз предстояла тяжелая и очень грязная работа, ведь благородных особ приезжало много, и у каждого в упряжке минимум несколько лошадей, а сколько при них было охраны... Словом, он был практически в отчаянии.

И так бы и прозябать ему до конца своих дней в конюшнях, если бы одной бессонной ночью, упражняясь с лопатой, Иззуддин не застал один очень странный разговор двух слуг почтенных визирей, незадолго до этого прибывших той ночью во дворец. Слуги обсуждали одного из братьев Акилаха, другого из наследников Шахриара. Они считали его более достойным будущим правителем, поскольку будучи лишь на пару лет младше Акилаха, он уже снискал воинскую славу на поле битвы, и в дальнейшем собирался продолжать этот путь. Многие считали Акилаха слишком "дворцовым" принцем, но никто и не думал усомниться в его праве на престол. Кроме этого, они обсуждали назначение нового виночерпия принца, который, по словам слуг, был "их" человеком и что вскоре все изменится. Услышав подобное, Иззуддин должен был бы немедленно броситься к юному Шахриару и сообщить об этом, но он и сам был обижен на принца, а потому не стал спешить, да и не пустили бы его теперь во дворец, да еще и к принцу.

Праздник становился все ближе и все больше гостей прибывало ко двору, и Иззуддин уже не раз и не два слышал недовольство принцем. Слуги, беи, паши и даже некоторые визири считали, что лучше бы трон занимал другой из сыновей Шахриара, а Акилах, прозябающий жизнь в окружении книг и старцев, не подходит на роль правителя. Но сам Иззуддин так не считал! Несмотря на обиду, за то время, что он провел в присутствии Акилаха, он проникся к нему уважением. Юный принц не был заносчив, он был умен, милостив и дальновиден, к своим слугам он относился с достойным Шахриара почтением и всегда благодарил их за проделанный труд. Однако, многим в Вейтрале был не нужен такой повелитель. Им нужен был воин, что принесет стране многочисленные победы и завоевания, прославит и обогатит ее ценой чужой крови. Акилах был не такой, он предпочитал строить экономику, улучшать закон и всячески потворствовал образованию среди простого люда. Многим уважаемым людям в стране не нравилось это - строгие законы и налоги стали бы для них препятствием, а недовольные, но образованные слуги и рабы восстали бы против жестокой власти своих господ. Они хотели видеть во главе страны того, кто принесет им еще больше влияния и богатств ,и еще больше укрепит их власть. И таким правителем для них был не Акилах.

Количество лояльных Акилаху людей в стране уменьшалось с каждым годом. Даже среди Дивана, совета визирей, было много тех, кто считал его слабым правителем, но до тех пор, пока кандидатуру Акилаха поддерживал Великий визирь, Диван не сказал бы ни слова против - авторитет этого человека был слишком велик. Между недовольными пашами и наследником, по сути, стоял только он. И когда Иззуддин услышал в день празднества, что Великий визирь приболел и не сможет присутствовать на празднике лично, он не на шутку встревожился за судьбу своего бывшего соперника, пускай все еще и был обижен на него. Он попытался было пройти мимо стражи дворца и поговорить с принцем в саду, куда тот каждый день выходил на прогулку, но стража и слушать не стала опального помощника конюха и лишь прогнала юношу. Тогда, Иззуддин принял волевое решение дерзко проникнуть во дворец под чужим лицом, и когда выдастся случай, предупредить наследника престола о своих опасениях. Но в том плане была одна проблема - много лет назад, еще тогда, когда он обучался в школе слуг во дворце, Великий визирь под страхом смерти запретил Иззуддину пользоваться своими способностями по смене лиц без разрешения на то юного Шахриара, которого до сих пор он так и не уведомил об этих "необычных" возможностях его слуги. Сам же визирь мог таинственным для Иззуддина образом безошибочно определять Многоликих в любом из доступных им лиц, чем серьезно пугал юнца. Однако, самого визиря во дворце в тот день не было, а спросить дозволения у Акилаха не позволяли обстоятельства, поэтому Иззуддин принял решение нарушить указ визиря и предупредить наследника о готовящемся по его мнению покушении, даже если это будет стоить ему жизни.

Приняв образ тиграна и затесавшись среди охраны прибывающих гостей, большинство из которой и были тиграны, Иззуддин проник во дворец. Однако даже ему было не под силу подобраться к Акилаху так близко, чтобы поговорить, ведь наследника охраняли лучшие воины в Вейтрале, и свое дело они знали хорошо. В своем человеческом облике Иззуддин мог бы сойти за одного из бесчисленных слуг, однако это свое лицо он уже слишком сильно прославил своим соперничеством с принцем, от чего его знала в лицо едва ли не вся дворцовая стража, включая обслугу, а случайных людей к наследнику не подпустили бы даже на выстрел из баллисты. Тогда, Иззуддин принял решение, достойное верного соперника Шахриара - если он сам не может прийти к Акилаху, так пусть Акилах придет к нему! Пройдя по коридорам дворца, где Акилах обычно следует по пути в сад, слуга оставил повелителю знаки и подсказки. Одиноко стоящий посередь коридора кувшин, свернутая странной формой занавеска, всякие мелочи, которые бы приметил только Аккилах и никто более - все это должно было натолкнуть Шахриара на нужный Иззуддину путь. И каким бы чудом это не казалось, но в назначенный час и минуту он пришел именно туда, куда и хотел привести его Иззуддин.

Однако, он пришел туда не один. Рядом с Акилахом был сам Великий визирь! Но как он попал во дворец, ведь Иззуддин знал его в лицо и видел всех прибывающих гостей, и среди многочисленных повозок знати его не было. А все оказалось довольно просто - Великий визирь и сам был Многоликим, и в тот день он был с Акилахом, наставляя того на правильное поведение во время праздника, чтобы переманить часть присутствующих противников его кандидатуры на свою сторону. Нарушенный Иззуддином запрет не остался без внимания, и Великий визирь хотел было придать юного многоликого самому суровому наказанию для слуг из возможных, но вмешался Акилах. Он запретил визирю наказывать своего соперника и даже более того - принес Изуддину свои извинения! Пока Великий визирь наставлял наследника перед праздником, он показал тому всю ту работу слуг, что юный Шахриар не замечал, и наследник осознал, насколько были не равны условия назначенного им состязания. Он дал юноше обещание, что в качестве извинения исполнит одно его желание. И Иззуддин попросил повелителя позволить ему вновь служить при нем. Взамен на верную службу и прощение, будущий Шахриар потребовал от Иззуддина только одно - продолжать их соперничество и впредь, и чтобы однажды они повторили свое умственное состязание.

С тех пор минуло много лет и много воды утекло. Акилах был уже не тем мальчишкой, что проводил дни и ночи в учебе, он стал славным воином, снискавшим победу не в одном десятке сражений, прославился как мудрый и справедливый правитель, любимый народом и знатью, и все это было еще до его восхождения на престол. Иззуддин же все эти годы оставался с ним и со временем стал его правой рукой и самой надежной его защитой. И в тот день, когда юный Шахриар вьехал со своими воинами в главный дворец Вейтрала, он был по правую руку от повелителя. Известный полководец и дипломат, чья стратегия принесла Шахриару великое множество побед, никто не сомневался, что однажды этот юноша станет новым Великим визирем, но никто и не догадывался, что это произойдет так скоро. Соперничество и дружба между ним и Шахриаром крепли изо дня в день, их споры и словесные баталии могли не утихать сутками. Самый жесткий критик Шахриара оставался самым преданным его соратником. В лице Иззуддина же Акилах нашел не только друга и защитника, но и единомышленника. Вместе эти двое поклялись принести Вейтралу процветание и славу, достойную самого Орхана.

Став Великим визирем, Иззуддин Салим-паша, как его теперь знали, создал невероятную по своему размаху сеть информаторов, большинство из которых даже сами не знали, на кого они на самом деле работают. У каждой из его личностей много имен и сложно даже перечислить список занимаемых им постов и должностей. Он одновременно и Великий визирь, и хозяин кальянной, где благородные паши собираются по вечерам, чтобы обсудить дела насущные, и отважный командир наемников-тигранов, любящий выпивать вино в местном трактире, он и владелец лавки с тканями на главном городском рынке, в которой отовариваются все знатные особы города, и боги знает кто еще. Это тяжкий, почти каторжный труд, но благодаря ему Шахриар всегда раньше всех в курсе любых политических или бытовых проблем в городе и стране. Охват его агентурной сети выходит далеко за пределы городских стен Вейтрала, и кто знает, сколько людей на него работает на самом деле. Одно можно сказать точно - Акилах и Иззуддин это слаженный и очень эффективный тандем, уверенными шагами ведущий свой народ к процветанию. За время правления Акилаха, город и вся страна преобразились, где были безродные земли - теперь орошаемые чрезвычайно сложной сетью каналов поля, где был голод - теперь пиршествами празднуют его годовщину, а где была война и беспорядок - отныне мир и строгий, но справедливый закон. Проблемы остались и до рая на земле еще далеко, но правление Акилаха и его Великого визиря Иззуддин Салим-паши уже в наши дни называют Золотым веком всей Вейтральской державы. И то ли еще будет!

8. Характер:
Если бы Салим-паша был человеком, его бы прозвали двуличным лицемером, меняющим свои личности чаще, чем перчатки, но судить за это многоликого - все равно что судить слона за его непомерный аппетит. Характер Салим-паши всегда строго соответствует его текущему образу. Величественный визирь, хорошо образованный и воспитанный, верный слуга повелителя и мужественный воин на поле битвы - все это может быстро смениться пьянствующим грубияном наемником из числа тигранов, завсегдатая местного кабака, прожигающего свою награду за кровавый труд в компании развратных девиц легкого поведения. Сказать, что Салим-паша двуличный - значит совершить страшную, непростительную ошибку. Он многогранный. Настолько, что к каждому конкретному его образу прилагается целый список отдельных указаний, характерных только для этой конкретной его персоны.

Но какая же истинная личность скрывается за всеми ними - теми бесчисленными масками, что Салим-паша примеряет на себя всякий раз, когда выходит в город за очередной порцией городских сплетен? Это поистине стоический склад ума, отрицающий чувства и эмоции как ненадежные источники принятия решений. В основе его измышлений всегда стоят логика, этика и материалистический подход к миру. Как бы не была тяжела государственная служба, как бы не хотелось ему ударить очередного наглого пустозвона, коих ему приходится выслушивать ежедневно великое множество - Салим-паша будет холоден в своих суждениях и крепок душой. Ни боль, ни лишения, ни нужда не способны повлиять на него так, чтобы он свернул с того пути, который сочтет правильным. Другие считают его крепким государственником, однако сам Салим-паша придерживается несколько иной точки зрения. Государство и служба Шахриару для него лишь инструмент его воли. Ему не чуждо милосердие или сострадание, однако на своем пути он пройдет по головам и костям, если того будут требовать обстоятельства. Помимо этого, он убежденный аскет. Над ним не властны даже законы страны, ведь он их пишет, и даже сам Шахриар не может его казнить согласно собственному обещанию, однако ни пылинки из государственной казны не будет потрачено им мимо государственных нужд. Салим-паша невероятно хорошо образован, ему не составит труда вступить в философский или теологический спор, и равных соперников в этом деле ему мало. Он храбр в бою, последователен и целеустремлен, трудолюбив и ответственен, и при всем при этом несокрушимо верен своему делу, Шахриару и стране, которой служит. Если бы даже самого недовольного обитателя Вейтрала спросили, кого он хотел бы видеть на посту Великого визиря - двух ответов бы не нашлось. Салим-паша воплотил в себе все те чаяния народа, которые тот только мог бы себе представить, от этого он горячо нелюбим среди прочих визирей, однако даже самые ярые его ненавистники не могут презреть его мнение.
9. Инвентарь:
Для артефактов

https://cdn.discordapp.com/attachments/417728259204317185/971841160924524674/bbf2ce61edc3fa2f.png

Название: Проклятье визиря
Внешний вид: Стальное кольцо с рельефной шинкой и золотым навершием в форме головы льва.
Действие, побочные эффекты: Когда носитель кольца льстит или льстят ему - кольцо ощутимо сжимается, передавливая палец, на который оно надето. Если носителю льстят слишком сильно или часто, кольцо начинает причинять носителю невыносимую боль и страдания, вплоть до отмирания пальца. Если прервать разговор, то кольцо разжимается само спустя некоторое время.
Владелец: Иззуддин Салим-паша

10. Способности и навыки:
• Дальний бой (Огнестрельное оружие - уровень Специалист)
• Превосходное образование
• Верховая езда
• Картография, Логистика и Военное дело
• Ораторское искусство и Дипломатия
• Многочисленные языки и их грамота (староэльфийский, общее наречие, южное наречие, древняя речь, изначальная речь)
• Придворный этикет
• Танцы, музицирование
• Бытовые навыки

12. Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

13. Цель персонажа в игре:
Величие и процветание Вейтрала, безопасность и защита Шахриара. Личные мотивы.

14. Предпочтения игрока:
Независимая игра, небольшие совместные эпизоды, посвященные политике, общению, дипломатическим визитам и прочее.

15. Ваши пожелания по судьбе персонажа в случае Вашего ухода (возможность передачи другому игроку):
Если он кому-нибудь понравится, пусть будет в праве им играть.

Отредактировано Иззуддин Салим-паша (08.05.2022 20:41)