Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — У нас появился второй администратор Данте

    Упрощенный прием. Весь февраль-март упрощенный прием для людей, магов, правителей и искателей приключений

    — Последний этап большой игры уже начался. Не пропустите!

    Ведется набор в квесты


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » Укуренный дракон


Укуренный дракон

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1 . Имя, фамилия, прозвище:
Луз'рен зу Ронерд (настоящее имя практически никому не известно, ценности не несет и вообще оно тут только чтобы было больше места занято).
Псевдоним - Такхизис

2. Раса:
Дракон
(грозовой дракон, культурный, но неадекватный)

3. Пол:
Женский, гетеро

4. Возраст (реальный и видимый):
2665 лет, внешне около 20-23

5. Статус в обществе:
Роль:  Главный добытчик в гильдии “Лунный сахар”, контрабандист, пират.
Статус в обществе: Как такового легального статуса нет.

6. Внешность:
Дракон:
Драконы всегда прекрасны и величественны. Широкий размах крыльев, серо-синяя чешуя, искрящиеся глаза, отражающие неистовый ураган. И хоть вы не найдете двух одинаковых драконов, все же Такхизис не сильно отличается от родичей, разве что ее стихия не пламя – а молния, у не более вытянутое, гибкое тело и не такие широкие лапы. По сравнению со своими собратьями она не может похвастаться огромными размерами, зато в ловкости и скорости ей многие уступают.
Человек:
Среднего роста (по человеческим меркам; 164 см), худая девушка. Ей не дашь больше двадцати лет. Это изящная, ладная девушка, и мужской костюм не может скрыть женственность очертаний ее фигуры. Под яркими, дымчато-голубыми, похожими на драгоценный камень глазами, залегли тени, ее губы кривятся в сардонической усмешке, а глаза часто воспалены и красны, девушка явно страдает от бессонницы. И не смотря на некоторую царственность и гордую осанку, нет-нет, в ее лице и повадках явственно проскальзывает что-то откровенно звериное, в злом ли оскале, в хищном ли взгляде.
Пожалуй, если бы не мужские костюмы, которые в силу профессии составляют основу гардероба и не количество оружия, которое Такхизис таскает с собой – она сошла бы за благородную леди. Угольно-черные волнистые волосы, едва не касающиеся колен, почти всегда заплетены в тугую косу – что выглядит весьма эффектно. У Такхизис тонкие, резко изогнутые брови, выразительные глаза, и мимика пусть небогата, но ярко передает мельчайшие полутона ее эмоций.
Да, она не может принимать человеческий облик полностью. Очень часто то чешуя останется, то изогнутые рожки, ушки с синими чешуйками, кожистые крылья и, что обязательно – длинный драконий хвост, пусть и уменьшившийся по сравнению с изначальным вариантом, но еще ни разу ей не удалось принять облик без него.
Она всегда в прочной, немаркой одежде темных тонов, которая частенько порвана, подрана, испачкана в пыли, крови и покрыта подпалинами заклинаний. На тонких запястьях множество ниточек, веревочек, переплетенных между собой и свободно болтающихся, с колокольчиками, бубенчиками и драгоценными камнями в изящных оправах. Так же присутствует бесчисленное множество перстней, которые часто идут на кон в карточной игре и меняются со скоростью света.
Серьги не носит по той причине, что во время преображения из-за них сплошная беда.
Для заданий и встреч с пиратским братством у девушки есть своя «боевая форма», которую она безмерно любит, поэтому носит ее очень аккуратно и с любой дырочки и пятнышка – впадает в истинно драконью ярость. В этой самой «форме» Такхизис неожиданным образом преображается из простой девицы, в весьма внушительную личность. Черный длинный плащ, больше смахивающий на камзол, удобные штаны, кожаные черные сапоги до колен, широченный ремень с внушительного вида бляхой, и все это «великолепие» почему-то ей идет.
P.S. Да, все штаны особого пошива, с чудо-дырочкой, на заднице, почему? Потому что хвосту удобней на свободе, а не в мерзких тесных штанах.

7. Биография:
«Мне кажется, что все мы, все в Даферанде запихнули себя в клетку и даже когда устремляемся в своем истинном облике, свободные и гордые, мы все едино в клетке, как бы не менялся размах нашего крыла. Мне кажется причина тут не в смене самого облика, а в том, что мы перестаем быть драконами и не становимся людьми, не можем ими быть. Это не плохо. У нас нет второго облика, нет человеческого лица, мы все те же драконы. Только дикие и мои сородичи не могут этого понять.
Из личных записей старшей дочери семьи Ронерд»

Родилась в благородном семействе зу Ронерд, в одном из богатейших замков в Даркаресе. Первая и Старшая дочь дома. Отец глава партии «Тилийцев», мать приверженица «Рагтила». Есть младшая сестра, которая попала под влияние «Рагнорской» партии. Да, несколько необычное семейство, но бывает и хуже, но реже.
Грозовых драконов в их роду отродясь не было, и поговаривали, что единственным подобным драконом была бабушка малышки, дикая дракониха Ткахизис. И надо сказать, девчонка унаследовала ее гены. Все пытка отца привить ей ответственность, стремление к познанию мира и его захвата – «канули в бездну между ее ушей». Долгие шесть сотен лет Луз'рен позорила родовое имя наглыми выходками, неуважением к взрослым и даже пару раз ее ловили на воровстве, ловили дважды, а сколько раз это совершила мелкая чертовка – доподлинно неизвестно. Отец малолетней хулиганки был личностью властной, несколько жестокой, но неоднозначной. Несмотря на всю свою напускную суровость и страстную жажду власти, он обладал буйным нравом и являлся натурой страстной и увлекающейся. Но дочь он любил, по-своему кончено, но те знания что он ей дал, то, сколь многому обучил – заслуживало уважения. Ох, а еще, несмотря на всю свою деспотичность – он был до ужаса обаятельным драконом, недаром матушка постоянно ревновала его ко всем существам женского пола, ох недаром…
Впрочем, со временем единственной надеждой отца стало выдать непутевую старшую дочь замуж, удачно так выдать, чтобы хоть муженек смог обуздать дурищу. Однако разве приключения внучки самой Такхизис могли закончиться так печально?

«Они не понимают. Не понимают, что драконы – это свобода, ветер волосах, когда мы бежим по сочной зеленой траве, капли влаги, скользящие по чешуе, когда мы врываемся в кучевые облака. Это изодранные в кровь руки, при попытке забраться на острые уступы Марагалов, это опаленная чешуя, потому что кто-то хотел взлететь выше всех прочих. Так разве может кто-то, в ком столько свободы, власти, силы и жизни, может ли это существо решать за других? На самом деле нет, глядя на все эти политические дрязги, начинаешь понимать, что на деле это все – заблуждения, вековые заблуждения, тщательно взращиваемые нашими правителями, чтобы управлять подобной силой. И чтобы разъединять нас. Если бы на самом деле наша роль, роль драконов, была бы в том, чтобы «править» бескрылыми народами – мы бы смогли. Всей толпой навалились бы, древние и могучие – и мир бы содрогнулся. Может наше спасение в том, что все драконы крайне единоличные существа, одиночки, гордецы, а может у нас толковые правители, которые стравливают собратьев «ради общего блага».
Мы никогда не сможем сделать этого с народами-рабами. Они никогда не взлетят в небо, оно гибельно для них. Мы можем быть друзьями, союзниками, учиться друг у друга. Но никогда не станем едины. Тот, кто однажды расправил крылья и не рухнул в бездну – а вознесся над ней, тот не стал лучше, сильнее, но и прежним не будет никогда. Тот, кто не знает сказки полета не ущербный, не слабак – он просто другой.
И эта разница в чем-то прекрасна. И наш «второй облик» - только возможность принять их, понять их мир.
Но скорее всего, нет никакой «великой цели» и «долга и роли драконов перед бескрылым социумом».
Из личных записей старшей дочери семьи Ронерд».

Мало кто может понять, каково это, быть старшей дочерью в знатном семействе чистоплюев. Когда сама ты – едва ли не дикуш, когда ты – самая быстрая среди сверстников, когда ты можешь заложить крутой вираж, уйти в сторону от струи огня, резко поднырнуть под тяжеловесного и неповоротливого огненного и торжествующе взреветь, услышав как эта махина влетела в скалы с разгону. Мало кто знает, как манит блеск украшений и как легко они исчезают в широких карманах плаща.  Мало кто из сверстниц Луз'рен целовался с человеческим торговцем на торговой площади, на глазах разъяренного отца и ошалевшего жениха, того самого «огненного».
«Это все проклятая кровь!» - кричал в ярости отец, в очередной раз запирая ее в холодном карцере, с минимум еды, на два долгих месяца. «Такая же дрянь, как и Такхизис» - шептались молодые дамочки, с презрением глядя на взъерошенную девицу, которой с трудом давалась смена облика, такую неловкую и неуклюжую в дорогих нарядах. «Вся в бабку» - снежностью говорил дед, помогая ей сбежать из родового гнезда. Уж он-то, пошедший против законов семьи, как никто другой понимал ее. Защитник перед благородным семейством и язвительными сплетниками. Тот, кто учил ее боевому искусству, картографии, рассказывал о грандиозных морских сражениях, кто дал ей любви и понимания больше, чем родная мать, что брезгливо отворачивалась при виде нее, так, словно ей была противна сама мысль, что эта лохматая, крылатая девица, почти полностью покрытая чешуей – ее собственная дочь.
Два месяца карцера после очередной выходки и мрачный, взбешенный дед, выломивший дверь в ее темницу. Яростно сверкающие зеленые глаза, сумеречное пламя, срывающееся с кончиков его пальцев, крик отца о том, что предатель семьи не имеет права распоряжаться судьбой его дочери – и короткий, яростный бой. Еще долгие годы Луз'рен будет терзаться от мысли, действительно ли дед поставил отцу знатный фингал или ей все же тогда показалось.
Так или иначе, началась ее новая жизнь. С дорожной сумки, небольшого запаса денег и большого – драгоценных камней, в том числе и для тренировки в артфакторике. А еще, с напутствия деда.
«Раз так сложилась судьба… Стань достойной дочерью своего свободного народа. Да будет имя тебе Такхизис».

«Дед видимо сильно меня переоценил. На пятый день пути, в небольшой таверне я умудрилась проиграть все деньги, благо мне хватило ума сохранить камни. Ненадолго правда. Решив проверить рассказы деда, мне взбрело в голову отправить в морское путешествие. Отправилась. И я и камни мои. Прямиком к пиратам. Камни к пиратам, а я в бордель.
Из личных записей Такхизис».

Несмотря на все сложности в отношениях с родным семейством, покидать родной край оказалось неожиданно сложно и грустно. Было жаль, что не будет больше лекций матери, криков отца и смеха младшей сестры, цветочницы Эллы, кузнеца Грэйна и соревнований с друзьями. Ее Шестисотый день рожденья действительно провел черту, разделившую безопасное детство и полную открытий юность раз и навсегда.
Первые месяцы самостоятельной жизни  - до сих пор одни из самых унизительных ее воспоминаний. Мерзкое человеческое пойло на нее не действовало, так что того самого «алкогольного опьянения» не наблюдалось. Но среди моряков был один особо «талантливый» малый, вроде как должен был стать алхимиком, да только пришлось пойти в море, то ли тоже от свадьбы бежал, то ли денег не было, не в том суть. Главное он знал некоторые специфические травы. Так что после половины «чудо-элексира» дракониха улетела в другой мир, впервые испытав все прелести и недостатки наркотических веществ. К недостаткам можно отнести тошноту, слабость, ломоту во всем теле, частичную и временную анемию конечностей и трюм пиратского судна. А матросики там какие – загляденье, особенно когда тебе плохо, ты блюешь не переставая, то ли от отравления наркотиком, то ли от морской болезни. А потом, когда пираты все же доставляют на острова свою малахольную добычу и пытаются сбыть ее в бордель, у девицы оказывается есть чешуя, рога и крылья, а с таким перечнем недостатков не берут в проститутки.
Капитан благо попался толковый. Мог бы и продать, как чудо-зверушку какому-нибудь особо шизанутому магистру, чтобы тот развлекался в меру своих сил и возможностей, пинцетом бы чешую обдирал, рога отпиливал, зубы выбивал, кровь там сцеживал. Так нет же, себе оставил, как будущего телохранителя и помощника.

«Мне кажется, что наш Капитан немного того. В хорошем смысле этого слова. Трудно ожидать на пиратском судне подобной дисциплины и сдержанности, но, не смотря на то, что ребята – те еще головорезы, кажется, что команда – одна большая семья. Наш Капитан не лишен некоторого благородства, иногда он так напоминает моих знатных родственничков, что зубы сводит. Команду он подобрал подстать себе. Хорошо это или плохо – сложно сказать. Все они – «опустившиеся» благородные, почти все они не вызывают у меня опасений и можно спокойно наклюкаться очередным «чудо-эликсиром». Только мне кажется, что я никак не покину границ тихого и относительно спокойного мира, в котором нахожусь с самого детства, чтобы не происходило, меня напрямую все беды не касались, все не было столь трагично лично для меня.
Из личных записей Такхизис».

Но так было не долго. Через десять лет, в течение которых девицу с ветром в голове учили пиратскому ремеслу, через десять лет, когда чудной Капитан стал ближе родного отца, девушка потеряла их всех. И команду и наставника. И даже их чудо-корабль, знакомый до последней досочки, щепочки – пошел на дно.
Трудно оставлять друзей только в первый раз. Трудно расправлять крылья под предсмертные крики, уворачиваться от первых заклинаний, трудно после стольких лет в человеческом облике преодолевать такие огромные расстояния на «своих двоих», широких и кожистых крыльях, отвыкших от подобной нагрузки. Трудно понять, что делать дальше, когда в полуобморочном состоянии лежишь на берегу и бессмысленно таращишься в звездное небо.
Первые недели было трудно свыкнуться с мыслью, что все, с кем прошли последние десять лет ее жизни – мертвы. И что так будет всегда.
Не имея средств к существованию, друзей или покровителей, ей оставалось только опять заняться воровством, а потом так уж получилось, что она примкнула к разбойничьей шайке. Но надолго не задержалась и там. Кажется, именно тогда закончилась юность, теперь она сама отвечала за себя, и именной ей самой нужно было добиваться всего в этой жизни.

«Есть такие дороги – назад не ведут».
«- Думаешь, что у него не было другого выбора? – многоликий кривит губы в насмешливой полуулыбке, сегодня он в облике темного эльфа и этот чертов жест еще больше выбешивает, мимика – просто загляденье.
- Он мой дед, - холодно отвечает Такхизис, не желая слушать проклятого наглеца. Только враг опасен, силен и в словах его – яд. Сомнения, удушливые как пары, что идут от котлов с его зельями, проникали в душу, дурманили разум похлеще любого наркотика. Тени клубились там, где все было просто и понятно, везде было двойное дно, везде неверный шаг может стоить больше, чем жизни.
Уже не первый день некромант зачем-то задавал ей эти чертовы вопросы. И ответы на них заставляют ненавидеть себя, свою глупость, свою наивность.
Зачем отправлять из родной обители молодую, неопытную девицу, вместо того, чтобы договориться с ее отцом? Почему не взять бы ее на свое попечение? Зачем обрекать на вечное служение «любимую внучку», вместо того, чтобы сразиться с врагом ради нее? Где же тут благородство? И достоин ли любви, веры и уважения тот, кто платит тобой за свою жизнь, как платят звонкой монетой за хорошее жаркое и теплый эль?
Он был жесток. Может быть – беспощаден. Но честен. Подумать только, некромант, который пленил их, который заставил служить себе грозового дракона, пусть еще слишком юного и неопытного… Он никогда не скрывал того, кем являлся, не сулил ласку и любовь, чтобы потом прикрыться живым щитом.
И Такхизис ненавидела его за это. За ловушку, за клетку, за унижение и бессилие. За правду и честность, за знания, что он давал ей. И если бы только о магии. Зачем он учил слугу? Зачем столь много времени уделял личности своего врага? Так верил в силу артефактов и клятвы, думал, что жизнь деда будет надежным залогом?
По сей день Такхизис не знает ответов на эти вопросы. Как и на многие другие. В том числе и почему дед предал… нет, не семью. Но ее.
Из личных записей Такхизис».

Скажи ей кто раньше, что Такхизис будет проклинать родного деда, что с маниакальным удовольствием прикончит живое существо – не поверила бы. Когда серость окружающего мира и бессмысленность всего, что происходило в ее жизни, подвели к самой грани – она почувствовала Его, древний как сам мир, прекрасный как жизнь, непреклонный как смерть – далекий Зов. В ту же ночь, как только она первый раз почувствовала только одно далекое эхо, отзвук призыва, сразу же устремилась к цели. И мир в тот момент изменился, а в жизни появилась наконец цель и хоть какая-то осмысленность. Ровно до тех пор, пока не достигла того, к чему так стремилась. Столь желанную ей «цель»… и клетку на ближайшие века.
Трудно ожидать предательства от того кто спас тебя, трудно поверить, что твою свободу оценят столь ничтожно. Драконы по сути – живые артефакты, это известно всем и есть те, кто стремятся к власти любой ценой, а что может быть лучше живого артефакта, существа, что является осколком бога?
Он был горд, надменен, до неприличия умен и изворотлив, многоликий некромант, что и своему народу успел досадить порядком. Такхизис не знала его имени, ей достаточно было говорить «хозяин», делая изящный реверанс. И хоть этот изувер и использовал ее деда в качестве «реагентов» для зелий и странных ритуалов, но самой девушке пока везло.

«Так вступил со смертью в игру я,
Партию на равных веду я,
Где враги любовников ближе,
А удар нежней поцелуя.
Кто из нас добыча, кто жертва?
Кто охотник, кто победитель?»

Странно, что некромант не предугадал этого. Нет ничего удивительного в том, что ее дед все же погиб, очередной эксперимент сорвался и  сердце древнего, гордого дракона, что так легко попался в ловушку многоликого, наконец остановилось…
Такхизис не верила, что сумела убить Хозяина. После стольких веков служения было трудно поверить, что она не согнулась в очередном поклоне, а обрушила всю мощь магии на ослабленного некроманта.
Потом она закапывала тело. Долго, упорно копала глубокую могилу, наслаждаясь тем, как болят руки от долгой работы, как лопата через некоторое время начинает входить в землю – словно нож в масло. Ей тогда казалось, что именно так и никак иначе нужно сделать, казалось, что чем больше метров земли будет возвышаться над телом бывшего Господина, тем больше шансов, что однажды из полуночных теней он не явится обратно.
Она была на перепутье. Опять. Быть может… Такхизис любила своего Учителя. Только простить клетки не смогла.

«Может знает лес сколько тайны у небес,
Может ведает река сколько слез в облаках.»

Море давно звало ее. Звало напоминанием о тех десяти лет, что она провела на пиратском корабле. По сути это было самое простое и понятное время. Без мутных лекций некроманта, без его ловушек и обманов, без бесконечного количества «приключений», целью которых было не только выжить, но и услужить кому-то.
Это было сродни перерождению. Когда кожистые крылья распахнулись легко и свободно. Путь на Острова Упавших Звезд занял не так много времени. И заработать определенный авторитет среди пиратов теперь было не так уж сложно.
И пусть ей потребовалось тридцать лет, чтобы обзавестись своим кораблем и командой – это стоило того. Она ждала гораздо больше, чтобы получить свободу.

Из воспоминаний Инреда и Такхизис
«Если встретил зверя — убей,
а убить не можешь — не тронь.
Ибо кто прошел сквозь огонь,
тот уже во сто крат сильней».

Это был не первый выход в море на новом судне, но первый с обновленным составом команды. Так что Такхизис хоть и немного, но все же волновалась, так было всегда, когда она сама еще не видела людей в деле, всех в месте, в единой команде.
Черная точка на горизонте медленно, неохотно, но разрасталась, приобретая очертания торгового судна. Кажется, сейчас можно будет проверить новых людей в деле.

***
Инред вымеривал шагами небольшую пассажирскую каюту на торговом судне, и пытался думать. Думать он хотел обо всем и сразу, но пока как-то не шло, и вдохновения не было, и посему Суна прилег на кровать, единственный атрибут мебели в каюте, помимо вешалки, на которой висел сейчас камзол многоликого. Камзол был с огромным количеством карманов, в некоторых из них прямо сейчас понемногу созревали новые ингредиенты, в двух лежали готовые твердые вещества, жидких в данный момент не было, да и транспортировка бы закончилась плачевно. Инред, уже привыкший к морской качке, почти было заснул, как вдруг дверь в каюту распахнулась, и матрос, побежавший уже открывать другие пассажирские каюты, крикнул :
- Пираты! Пираты! – и умчался дальше.
Суна подскочил, как ужаленный, и, быстро достав все векселя из камзола, запихнул их в свое нижнее белье, и одел сам камзол.

***
Это было больше, чем поражение. Настолько унизительного захвата на памяти Такхизис еще не было, новенькие полегли все, прихватив из-за своей дурости еще около десяти человек из старой команды. Дракониха рвала и мета и даже весьма ценный груз – специи, не мог смягчить ее гнев. В довершении всего пленники тоже не сильно радовали капитана. Особенно зло крылатая фурия смотрела на многоликого, кончик ее хвоста нервно постукивал по палубе, даже в общем шуме звуча особенно отчетливо.
- Обыскать пленников! – рявкнула дракониха.
- Есть, кэп, - с дрожью в голосе откликнулся глава абордажной команды. Перенаправив приказ еще троим абордажникам, глава уже мысленно представлял себе разные типы смертных казней. И изжариться в драконьем пламени, или уйти на днище морское были, в принципе, самые приемлемые из них.
Троица сноровисто обыскала, хотя скорее облапала трех разодетых по последней моде девиц, чему та самая мода весьма способствовала. После небольших препирательств и пронзительного визга девиц увели. Первым после них стал купец, который от страха трясся так, что напоминал собой медузу, такую же бесформенную, желеобразную и мерзкую. У капитана был отобран изящный кинжал, на который Такхизис даже не взглянула. Напоследок осталось "самое вкусное".
Инред наблюдал за всем этим с апатичным выражением лица. Ну, не одним кораблем, так другим доберется. Один из абордажников сунул руку в один из карманов, и с лицом человека, который подозревает худшее, медленно потащил на свет божий…ком земли с небольшим початком растения.
- Это еще что такое? – хмуро спросила Такхизис.
- Специи, - с недоумением ответил Суна. Разве в этом кармане был этот початок? Хотя черт его знает…
Такхизис предпочла за лучшее промолчать, только выразительно прикрыла глаза ладонью, словно стремясь отгородиться от происходящего безобразия. Команда откровенно заржала над мужиком, что на корабле полным специй вез еще одни в кармане.
- Многоликий, ты там как, деревяшке уже поклялся или еще нет? - с какой-то обреченностью, заранее предполагая самое худшее, спросила дракониха, подозревая, что умственное расстройство - последствие клятвы какому-нибудь шизофреничному магу.
-Вааааау! А так можно? – с ходу ответил Инред. И ведь действительно, а как он сам раньше не догадался? Тем временем абордажники вытащили все растения у многоликого из карманов, полетела на палубу и вытащенная флейта, больше декоративный, чем боевой кинжал, и последним результатом для пиратов стали те самые твердые вещества белого цвета в форме колёс. На них пираты воззрились с особенным недопониманием.
Такхизис растерянно открыла и закрыла рот не в силах вымолвить и слова, глядя на полную искреннего, детского счастья и восторга, физиономию многоликого. Когда упал едва ли не игрушечный кинжал, флейта (только песнопевца, читай горлодранца и не хватало на судне) и странное вещество белого цвета... Капитан отмерла.
- В трюм! И чтоб я этого идиота не видела и не слышала ближайшие сутки!

***

В трюме Инред провел около часа до того момента, когда ему действительно стало скучно. Родные векселя доставляли несколько неудобств, но в общем и целом положение было плачевное.  К тому же, многоликий хотел подумать более точно над словами капитана пиратов, и этот мыслительный процесс то и дело прерывался из-за жалующегося купца. Если капитан, который оказался непорядочным, и сдался, хотя бы молчал, торговец голосил так, что хотелось взять, и избить его, но Суна себя пока что сдерживал.
Наконец, ему надоело просто сидеть на каком-то ящике, и многоликий отправился шарить по той части трюма, где их заперли. Несколько разорванных мешков со специями, которые сюда отнесли вместе с тем, как приводили пленников, испорченная провизия... м-дэ, не густо. Но одна из корзин привлекла своим особым ароматом. Корзина была плетеной и слегка прикрывалась крышкой. Открыв её, Инред присвистнул – она доверху была набита старой драконьей чешуей. Ну а это красноречиво свидетельствовало о том, что на корабле присутствует дракон.
- Что будем делать? – задал вопрос нерадивый капитан.
- Надеяться на лучшее, и на то, что кроме дракона, здесь нет существ, способных хорошо мыслить, - загадочно ответил Суна. Он, кажется, уже начинал понимать как аукнется пиратам обыск его карманов.

***

Кок свирепствовал, рвал и метал, ненавидел и мечтал о гибели всего живого – не самый лучший настрой, чтобы готовить, но готовил он для оравы оголтелых головорезов, а это оправдывало все. Виной тому был Гронх, один из удальцов Такхизис, прекрасный абордажник, верный товарищ, но на всю черепушку – одна прямая извилина. Притащил без спросу специи какие-то, сыпанул в котел и был таков, а ему что делать? Кто знает, что будет теперь с едой, можно ли вообще это есть и не отправишься ли после этого в качестве «второго» для их добросердечного капитана? Впрочем, здраво рассудив, что если что – можно будет все свалить на Гронха, кок несколько успокоился.
Вечером команду ждало новое блюдо, с исключительными специями. Никто не понял, что произошло, только вдруг глава абордажной команды стал странно смеяться и называть всех грушами. Два мага, брата-близнеца лихо отплясывали канкан и были объектами всеобщего восторга. Лекарь попытался признаться в любви некой Тиенне, хотя это был Волкран – главный канонир, который обнимал бедолагу и вдохновенно рассказывал о том, как печально, если у тебя прыщавый зад и не дает соседка Магда – можно и в пираты пойти с горя.
Такхизис, благополучно запершись в кабинете, с кривой улыбкой рассматривала белый порошок. Весьма знакомое вещество, как и его свойства. «Специи» - при воспоминании об этом объяснении дракониху разбирал смех, может и зря она пихнула многоликого в трюм со всеми, вместе принимать всегда веселее. Но здравый смысл пересилил, оказаться в таком состоянии рядом с врагом, рядом с представителем этой расы – все едино что подписать себе смертный приговор.

***

Под вечер желаемый результат видимо был достигнут. Сначала просто доносились обрывки криков яствующих пиратов. Затем они, видимо, вывалили погулять на палубу, и шум стал больше. Деловой торговец перестал кататься по трюму как колобок, и навострил уши. Капитан тоже приподнялся. Инред остановил их жестом руки, и подошел к запертой двери. За ней уже явно паслись двое контуженных, один из которых радостно вопил :
- Сэр Мопасан, да освободим с вами мою принцессу!
- Я тут, любимый! Освободи меня, спаси от кухонного гнета! – почти пропел Суна, чем и привлек внимание пиратов.
-Я иду, любимая! – заорал один из умалишенных, и со всей дури попросту влетел в дверь вышибив её ко всем чертям. Второй ворвавшийся, увидев стоящего возле дверного прохода многоликого, застонал – О, коварная женщина, теперь ты мужчина!
- Я буду твоей, все равно как! Но если ты хочешь видеть меня в моём настоящем обличье, ты должен убить двух злых колдунов, что зачаровали меня! – вновь пропел Инред, указывая на капитана и торговца. Людей многоликий не любил, ну а эти двое и совсем казались ему отбросами. Два пирата, взяв первое попавшееся под руку, начали медленно надвигаться на них. Улыбнувшись бывшим сотрюмникам на прощание, многоликий быстро и уверенно пошел прямо к каюте капитана, намереваясь все-таки доплыть в чертов город, и узнать куда дели его «специи». По дороге ему уже встретились парочка людей с рвотными позывами, и, чтобы самому не подхватить эту заразу, Инред ускорил шаг, сочувствующе глядя на этих. Мало того, что их страдания этим не ограничатся, так им еще и захочется все это повторить! Перед ним выросла дверь капитанской комнаты, которую Суна без стука открыл.

***

Пусть это был дерьмовый день, зато ночь обещала быть замечательной, восхитительной и несравненно прекрасной, потому что дурь была высококачественная и последние полчаса Такхизис посетил розовый крокодил, зеленый слоник и даже один раз появился ктулху со смешным именем «Иванов-Сидоров-Петров», вручил алое знамя и исчез в неизвестном направлении. Так что когда заместо закрытой, запертой насмерть двери, появился недавно плененный многоликий, дракониха только хрюкнула от смеха, дернула кожистыми крыльями и плавно сползла под стол, ржать там.
- Ты смотри, наглость – второе счастье, заходит к даме без стука, а если бы я занята была? – глаза у девицы порядком косили, хвост почему-то упорно не хотел выпускать из своего плена ножку стула, а рога упирались прямо в стол и казалось были бесконечными, - может я тут личную коллекцию мухоморов перебирала! – возмущенно закончила дракониха, наконец показавшись из своего убежища. Частично. Голова все еще была под столом, рога кажется за что-то зацепились.
- Ну, ты, глюк, помоги даме, меня не отпускает стол! – дракониха сопела, пыхтела и упиралась руками и ногами в стол, стол упирался в стену. Силы были неравны.

***

Выбравшаяся, не без помощи многоликого, из-за стола, Такхизис вместе с самим Инредом сидела на бортике брига, и раскачивалась, думая что она волна. Те же движения проделывал и Суна. И вправду, принимать вместе достаточно веселее! Но больше таких дозировок не стоит принимать, и соизмерять, что команде, а что – капитанам-компаньонам. Раскачивание происходило на рассвете, и выглядело бы это со стороны очень красиво и романтично, если не стонущие время от времени матросы, плавающие в субстанциях, выделенных их собственными желудками.
- Это было волшебно, - мечтательно протянула пиратка под аккомпанемент странных булькающих звуков. Положив голову на плечо глюку, она закуталась в алое знамя, чувствуя легкий озноб, первый признак отката от чудо-порошка. Глюк был теплым, подозрительно живым и его тоже штормило. На краю сознания маячила мысль, что-то в происходящем было не так, но удивительная гармоничность творящегося на судне бедлама мешала сосредоточится на этой мысли.
Ровно через два часа Такхизис все же поймет, «что же не так» на ее бриге. Поймет и отправит многоликого драить палубу, но спустя пару ехидных реплик и пять минут наглого шантажа присоединится к этому во всех смыслах благородному делу. И тем же вечером торжественно вручит чешуйку, чтобы не клялся кому и чему ни поподя. Именно так начались долги годы совместной работы.
Для кого-то с очищения многострадальной палубы, для кого-то с истерического смеха, когда выяснилось, куда именно запрятал свои «сокровища» многоликий.

«Мы с Тамарой ходим парой».
Шестьдесят лет срок для дракона незначительный, для человека весомый. За это время люди успевают влюбиться, возненавидеть, настрогать ораву детишек и благополучно сбежать, оставив все эти сокровища одной из сторон. У Такхизис была другая ситуация. За шестьдесят лет она только-только привыкла смене облика Суны и его отвратительной манере устраивать бардак в ее каюте. Заместо привычно и организованного хаоса приходится соблюдать порядок, просто так в трусах не покуришь, на звезды не поплюешь и вообще… Не было еще подобного Инреду. Помимо халявной дури, чудо-напарник играючи добывал нужные сведения и был совершенно незаменим. За годы совместной работы драконихе пришлось смириться с тем, что с кем-то нужно быть честной, если не всегда, то хотя бы в пятидесяти случаях из ста, иначе можно и без травы остаться и огрести порядком. За эти годы благодаря безумным и гениальным планам многоликого, которые шлифовались чуть более практичной и предосторожной Такхизис удалось увеличить состояние, количество кораблей и обзавестись дурной славой. А еще серьезно поругаться с несколькими капитанами Упавших Звезд. Так что волей-неволей драконихе пришлось несколько на время приостановить свою деятельность, правда империя всегда наносит ответный удар. Крылатая потащила своего напарника в Брут, надеясь, что сотрудничество с новой гильдией, о которой ходят туманные слухи, будет более чем полезна в плане нужных связей и увеличения личной мощи некой Луз'рен зу Ронерд. Ну и во благо Инреда конечно, куда он денется.

8. Характер:
«Чаще всего так получается, что люди делят окружающих на «плохих» и «хороших», что является в корне неверно, очень часто люди под понятием личности и характера говорят о слишком многом, о бессмысленном и лишнем. Но сейчас постараемся разобраться, что же за существо попалось нам сегодня».

Разбой и грабеж.
Одно слово «пират» многих пугает или вызывает отвращение. Считается что это аморальные, жестокие и безжалостные люди. В основном конечно с этим тяжело поспорить, но так уж вышло, что даже у заправских злодеев есть троюродные любимые тети, дети или обожаемый кактус, который они курят в перерывах между очередной попыткой захвата мира. Такхизис отвечает большинству представлений о пиратах, то есть грабит, убивает и продает людей в рабство, но это не значит так же, что она не проявит сострадание или не поможет попавшему в беду, если это не будет ей дорого стоить и обеспечит приключения. Типичная авантюристка, которая что угодно будет делать, лишь бы не работать, но жить так, как хочется.
Переменчивость.
Пожалуй, дракониха переменчива и опасна как гроза, одно радует, она, как и ураган, проносится, сметая все живое, беспощадно, но быстро и чтобы собралась новая буря – нужно время.
Такхизис – позор семьи. И это клеймо до сих пор больно зудит, теребит душевные струны и все, связанное с семьей дракониха воспринимает особенно остро, то свято, то с неугасимой ненавистью. Виной тому и разлюбезный дедушка. Узы крови, зачастую столь сильное и могущественное оружие - против нее уже не действует. Пожалуй она одна из немногих драконов, которые терпеть не могут всех крылатых родичей и предпочитает общество «простых смертных».
Свобода.
Свобода – это ключ к ее жизни и характеру. О да, она любит богатство, достаток и едва ли не поклоняется деньгам, но именно она может легко потопить свой собственный бриг, разнести свою крепость или спалить к чертям деревню, если потребуется и без сожалений продолжит свой путь. Любые цепи, даже если это цепи отношений, дружбы, любви – пугают ее. И вместе с тем, она не выносит одиночества. Вот и мечется вперед-назад в отношениях с «бескрылыми». От едкого сарказма и злобы, до нежности и ласки – две случайно брошенные фразы.
Взмыть в небеса, ловить соленые брызги на ветру, бежать так, словно за спиной разверзлась земля, все это тоже отличительные особенности ее личности.
Двуличность.
Такхизис весьма осторожна и понимает, что хоть небо – ее родной дом и она может легко оторваться от земли, вонзится стрелой в пенистые облака, но далеко не бог и не кичится своей расой. Потому что будь ты хоть трижды бог, толпа «тараканов» все едино затопчет. Несмотря на свою вспыльчивость и некоторую неуравновешенность, лишних врагов пиратке не надо, существующих выше крыши, но несмотря на всю свою осторожность, она никогда не будет подчиняться кому-то, сотрудничать да, быть напарником, партнером, но не слугой, не подчиненным, даже если оппонент заведомо сильнее. Максимум на что может пойти Такхизис – склонить голову, чтобы потом в резком, стремительном прыжке вцепиться мертвой хваткой в горло. А еще она врет. Почти постоянно, просто из любви к искусству. И даже если ее поймать на лжи, что случается довольно редко – она запросто выкрутится, обернет все в шутку, высмеет вас или вас же во всем обвинит.
Любопытство.
Любопытство не порок? Ну как сказать. Пожалуй скука – главная беда всей жизни драконихи, так что все время она придумывает как с ней бороться, именно поэтому ради того, что ее заинтересует она может влезть в самое пекло. Даже извечная осторожность и нежелание рисковать своей чешуей, восхитительными крыльями и просто всей собой такой красивой и хорошей – гаснут перед новым приключением. Перед новой головоломкой, новой загадкой. Будут ли это древние руины, будет ли старый склеп или битвы, будет ли это попытка разгадать внутренний мир друга – только бы не серость бытия.
Преданность.
Своеобразная, но абсолютная преданность. Преданность живым, преданность тем самым узам-цепям взаимоотношений, которых она так боится. Она одна из тех немногих существ, что может вас обыграть в карты, набить морду, опозорить перед любимой девушкой, а на следующий день «примет грудью стрелу, что предназначалась вам». При словах «мне нужна твоя помощь» - все ее бунтарство, безрассудство и напускная инфантильность исчезают без следа. Пожалуй, это одна из немногих положительных сторон драконихи. Относительно положительных, потому что друзья у всех разные и разными делами занимаются, а у нее все больше крайне незаконными и аморальными…
Зависимость.
Пожалуй и это тоже достойно внимания. Особого внимания. Потому что Такхизис всей душой и задурманенным сознанием обожает наркотические средства. Жаль только, что дракониха так к ним устойчива, поэтому что другому смерть, для нее – шанс наконец расслабиться.

9. Инвентарь:
Общее имущество: Свой маленький остров и свое же маленькое государство (Упавшие звезды приветствуют вас, лучшая ипотека в мире, только у нас, убивая капитана и его свиту на дуэли, вы можете загрести и его земли). Две шхуны, пинас и бриг.
Аннигиляторы энергии присутствуют везде.
Бриг оснащен стреламетами, двумя метателями сетей и четырьмя баллистами.
На пинасе только две баллисты.
Команды практически полные, на бриге четыре мага (два боевых, один защитник и целитель), на пинасе три (целитель и два боевика), но шхунах по два (занимаются защитой).
На острове конечно зарыт клад. На ее – небольшой, а так, опыт хранения векселей на огромные суммы имеется у ее напарника.

С собой:
Оружие: Одноручный облегченный арбалет, болты, смазанные усыпляющим ядом, прилагаются. Простая, без лишних изысков рапира. Тесак. Кортик. Два засапожных ножа. Все простое и практичное.
Небольшой бархатный мешочек с разными драгоценными камнями.
Туго набитый деньгами кошель.
Удавка спрятана под широким воротом рубахи.
Своя собственная кружка, небольшой, больше технически-вспомогательный, чем боевой ножик.
Серебряный брегет.
Артефакты:
Браслеты скорости – щиколотки обхватывают серебряные браслеты, с тонкой россыпью сапфиров. Позволяют ускорить скорость движений без особого напряжения для организма, активируется мысленным приказом. Пусть «потребление магии» и небольшое, но длительное пользование заметно сказывается на мышцах, так что активируется артефакт только в действительно экстренных моментах.
Перстень иллюзий «Теневого танца» – перстень с темно-синим камнем, скрывает драконьи крылья и хвост, делая их невидимым для окружающих, и хотя иллюзия не позволяет их увидеть, они никуда не делись, так что если вам в толпе наступили на хвост… наша фирма производитель за это ответственности не несет.

10. Способности и навыки:
Магистр Магия Воздуха - обучалась большей частью в родных пенатах.
Магистр Ментальной Магии (больше в области «разума») - начала изучать дома, позже совершенствовалась под руководством многоликого.
Артефакторик - имеет интуитивный характер, магия проявляется во время своеобразного вдохновения (не без воздействия наркотических веществ), усилена родовым даром.
Острое зрение – тоже родовой дар, который тесно связан с ментальной магией, помимо того, что Такхизис видит лучше и дальше других, еще и «тьма» не бывает для нее полной, ей достаточно небольшого источника света, чтобы прекрасно видеть и ночью.
Разбирается в темной магии и некромантии, не владеет даром и не может использовать ни одно заклинание, рабство у некроманта дает о себе знать, так что Такхизис знает чего ждать от противника и как противостоять некоторым заклинаниям.
Чтение, каллиграфическое письмо, картография, астрономия, основы политики и экономики, танцы, дуэльное искусство, «наука ведения светской беседы», теория государственности, история и прочие высокие науки.
Оказание первой помощи представителям почти всех рас.
Любитель рукопашного боя, профи в бое парным оружием (но на среднем длинный+короткий клинок), мастер в стрельбе из арбалета.

11. Питомец (если есть):
Если бы и был – сдох.

12. Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

13. Желаемый статус:
"...Я совершенно согласен, что капитан нарушила дисциплину, появившись в строю в одних плавках..."

P.S. Часть анкеты писалась совместно с "Инредом Суной". Так нами и задумывалось)

Отредактировано Такхизис (31.01.2013 01:36)

+3

2

Доброго вечера))

Такхизис написал(а):

и, что обязательно – длинный драконий хвост, пусть и уменьшившийся по сравнению с изначальным вариантом, но еще ни разу ей не удалось принять облик без него.

Такхизис написал(а):

если бы не мужские костюмы, которые в силу профессии составляют основу гардероба

полагаю в штанах дырки для хвоста? весьма рад что кто то оригинален и таскает с собой около метра запасного костяка))
описание кораблей в лс.
способности физических умений не оцениваются по магической шкале. Если вам это необходимо, то примерно следующая вам подойдет - новичок - не упражнялся в данном виде единоборств, если и побывал то пару раз, любитель - знает что и как, познал пару приемов и что то собой представляет, благодаря удаче и авантюрности может и убить кого, может махать и не убить себя, профи - освоил оружие или технику полностью, не надеется на удачу, работает скупо, но эффективно, выжимает максимум из своего тела и оружия. Ну и мастер - тот кто посвятил половину своей жизни обучению, практике и доработки умения. Возможности неограниченны физ параметрами своего тела и оружия, благодаря навыкам и интуиции.
магии где обучалась?

Отредактировано Капитан Кэр (17.01.2013 19:05)

0

3

Капитан Кэр написал(а):

магии где обучалась?

В биографии вроде бы все прописано. В частности до 600 лет - дома, после у многоликого (не торговца наркотиками, у другого, их там если что двое таких странных было). Или не катит и расписать более подробно?

Капитан Кэр написал(а):

полагаю в штанах дырки для хвоста?

угу, есть такое дело, мне казалось это весьма логичным, поэтому не указывала это, впрочем, могу прописать.
А хвост - это да, куда же без хвоста? Крылья, ноги, самое главное - хвост!))

Капитан Кэр написал(а):

описание кораблей в лс.

окай, выполнила вроде)

Капитан Кэр написал(а):

способности физических умений не оцениваются по магической шкале

это была "тонкая" ассоциативная шутка, но опять же исправила, дабы не смущать.

0

4

Такхизис написал(а):

В биографии вроде бы все прописано. В частности до 600 лет - дома,

хватит просто пояснения что ментал и воздух учился дома

Такхизис написал(а):

угу, есть такое дело, мне казалось это весьма логичным, поэтому не указывала это, впрочем, могу прописать.

а я то надеялся что от него откажитесь) эх беда беда ))
по этому пункту все) ждите решения насчет артов)

0

5

и заполняйте подпись и последующие пункты пока

0

6

Капитан Кэр
Все выполнено) Да ладно, хвост то красивый, чего от него отказываться)
Из всех артефактов действительно нужно только кольцо, хотя и кинжал бы пригодился)

0

7

А вот и я) Из артов кольцо пропускается и браслеты, с ущербом для мышц. Кинжал вне доступа, но думаю сделать на заказ нечто похожие вы сможете в игре.

0

8

Такхизис написал(а):

Грозовой дракон

У нас нет такой расы. У драконов нет деления на грозовой, огненный и т.д. Есть от силы 2 культурных группы одной расы. Драконы и Дикие драконы

0

9

Капитан Кэр
Уруру) Изменила действие кинжала, такой пройдет? Или уже тогда потом, на заказ.)

Шарисия
Да, я поняла, что дракон, что они делятся на диких и "культурных" - последние два это не подрасы, а мировоззрение, культура и прочие плюшки. А грозовой - это я приписала атрибут, вроде же говорилось, в описании, что самые разнообразные бывают драконы, в том числе олицетворяющие стихии, а потом поняла, что сие выглядит как отдельная подраса.)
Так что каюсь и исправила)

0

10

Такхизис
Да так лучше

0

11

Такхизис
По поводу артефактов, я все понимаю, но 3 не пропущу.

Шарисия написал(а):

У каждого персонажа может быть максимум два артефакта.

Вот это было отмечено в теме с артефактами, исключение сделать не могу. так как у всех должны быть равные возможности

0

12

Шарисия
Ой, а вот этот пункт я просмотрела, честно, поэтому не сразу поняла в чем беда. Кинжал исключила. Еще что-нибудь нужно исправить?

0

13

Такхизис
По биографии вопросов нет, но есть по способностям.
Если убрать все лишнее слова (то есть брать по существу. мы имеем)

Магистр Магия Воздуха
Магистр Ментальной Магии
Артефакторик
Разбирается в темной магии и некромантии
Любитель рукопашного боя, профи в бое парным оружием, мастер в стрельбе.

Давайте понимать, что это слишком много для одного дракона. Хотя бы в школах магии целых 5 штук. И я конечно, понимаю, что вы последние две знаете только в теории, но это все равно значит ,что вы их знаете , но согласитесь, это слишком много, учитывая еще то, что вы мастер в боях и стрельбе.

В принципе я бы порекомендовала убрать магию тьмы и некромантию вообще (чтобы не было проблем)
И убрала хотя бы один стиль боя, так как сильный маг+сильный воин - это перебор

0

14

Шарисия
Немного подправила, что-то убрала, что-то изменила. Две с половиной тысячи лет все же были в запасе, чтобы хоть чему-то научится, не век же на кухне сидеть. Про магию могу сказать, что это как прочесть пособие по сборке атомной бомбы, ты вроде смутно представляешь уже, что это и как оно жахнет, но сам создать естественно не сумеешь. То же самое и с драками, человек может стать выдающимся мастером за 30 лет, после свое берет возраст, но тут у нас больше двух с половиной тысяч лет. Срок немалый.
Да и к власти герой не стремится, вся цель жизни - деньги да избавление от скуки благодаря чудо-траве от чудо-диллера. Холокостов устраивать не будем

0

15

Принята.

0

16

http://s1.uploads.ru/MunFi.png

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » Укуренный дракон


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно