Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — У нас появился второй администратор Данте

    Упрощенный прием. Весь февраль-март упрощенный прием для людей, магов, правителей и искателей приключений

    — Последний этап большой игры уже начался. Не пропустите!

    Ведется набор в квесты


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » Теория замкнутости


Теория замкнутости

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1 . Имя, фамилия, прозвище:
Грэйнн Хиггинс (Хиг, Грэйни)

2. Раса:
Вампир

3. Пол:
Женский

4. Возраст (реальный и видимый):
324 года (18), 6219 год

5. Статус в обществе:
Роль: Блюдущая тишину (Братство Тишины)
Статус в обществе:  Официально – знающая себе цену аристократка, рано оставшаяся без родителей. Неофициально – хорошая шпионка и контрабандистка.

6. Внешность:
Подсвеченная синим темнота опасного леса; мрак, клубящийся в самых потаенных уголках мира; опасность, сквозящая в остром и оценивающем взгляде, в этой своенравной всепоглощающей ненависти темной болотистой зелени. Будь то идеально гладкая змея, исчезающая в дебрях мрака или сизый, предрассветный туман, что просачивается через каждый миллиметр воздуха, что ненасытен и жаждет вобрать в себя еще больше влаги, распространиться на мили вокруг, бесконечно притворяясь простым природным явлением, она все равно будет опасна. И эта молодость, играющая в каждой клетке столь юного тела, в каждом сантиметре тонкой, как у младенца кожи, натянутой на скелет – всего лишь мягкий, обволакивающий обман. За нарочито подчеркнутой миниатюрностью роста в 160 см, за узкими, чуть сутуловатыми плечами, за практическим отсутствием груди и приятным изгибом тонкой, затянутой в жесткий корсет талией, прячется ненасытное чудовище, монстр, восставший из могилы пятью минутами ранее. А вот теперь он стоит перед вами, мило беседуя, растягивая бесцветные губы в подобии улыбки – аккуратно и чуть сдержанно, так, чтобы вы не приметили чрезмерную остроту клыков. Это миловидное круглое личико, обрамленное густыми вьющимися золотисто-ореховыми волосами, совершенно путает ваши мысли. Едва заметные скулы и миндалевидные вытянутые большие глубоко посаженные глаза вкупе с широким лбом придают ему чопорно-капризный вид. Цвет глаз густо зеленый, такой глубокий около зрачка, что создает ощущение болота, а в редко пробивающем их солнечном свете он доходит до пронзительной луговой зелени, навевая ассоциации с летним зноем. Иногда стервозно прищуренный, но чаще широко распахнутый в недоумении, разрез глаз опушен густыми, потерявшими всякий цветовой пигмент, ресницами. В мутно-зеленых зеркалах души холодным сквозняком пробивается хищный, неприятный подтекст. Она смотрит надменно, но между тем оценивая свою жертву, как охотник, мимолетно прожигает её  ледяным взором. По привычке вздернутые брови лишь на пол тона отступают от молочно-белой кожи, издали почти сливаясь с ней. Вокруг неё пляшут полупрозрачные пылинки, тонкую шею обвивают ароматы свежего леса или только что распустившейся розы, несильный вырез декольте оголяет выдающиеся ключицы. Длинные руки сложены в миловидном жесте. Их худая бледность испещрена тонкими ручьями синеватых вен у запястий и с внутренней стороны локтевых сгибов. Пальцы тонкие, худые с аккуратно подпиленными ноготками и унизанные парой незатейливых колец. Своей достаточно броской невинностью она явно отвлекает внимание случайного зрителя, своим взглядом – заставляет его остановиться. Одеваясь в фанатично ей любимые платья самых мрачных цветов и оттенков, создает до боли контрастирующий образ, моментально бросающийся в глаза потенциальному ухажеру, что падок на такие вот диспропорциональные несуразности.

7. Биография:
Север Терры, Шарисиас, примерно 6231 год
Бесконечные ливни, бьющие по небольшому городку, срывающийся вой ветра в печных трубах. Сквозь серость запотевших окон видно сердобольно тянущиеся по грязи повозки, унылых, изможденных людей, несущих свою поклажу на горбу. Весь этот бесконечно унылый мир – действительность, к которой я так привыкла, риалии, которые слились с мотивами моей души. Ненавидя друг друга, мы, между тем, неразрывно связаны.
Но дом, в котором я живу с самого рождения, вызывает во мне еще больше ненависти. Зачем ему быть таким огромным, когда вокруг только хижины бедняков да небольшие лавки?
Мама опять болеет, только на этот раз все намного серьезнее. Отрываясь от окна, бегу в её комнату. На пути попадается отец – он все также мило улыбается, хотя мне прекрасно известно, как он ждет её смерти. Я проскальзываю мимо, удачно минуя неуместные объятия, и бегу дальше. Деревянные половицы надрывно скрипят при каждом моем стремительном шаге, с холодных стен на меня взирают лица наших предков. Такие чопорные, безликие, неинтересные. Как будто так все и должно быть, они думают. Врываюсь в спальню на третьем этаже и с трудом сдерживаюсь, чтобы не зарыдать. На широкой кровати, в обилии шелковых простыней, дремлет самое важное для меня существо на свете. Я медленно подхожу ближе. При виде матери, желание зареветь переходит в новую фазу. Она так исхудала, так изменилась со дня нашей последней прогулки, когда мы застали моего отца с другой женщиной. Помню, как я рвалась в бой в то время, как мама просто молчала. Все было видно по её глазам. Затем её начала мучить бессонница, холодными осенними ночами она босиком выходила на балкон и подолгу там стояла, вглядываясь в невидимый горизонт. Она была еще молодая, всего лишь 34 года. Но теперь, смотря на эту женщину, я видела в ней старуху. Наверно, именно эти вылазки, и сделали своё дело. Мама простудилась и буквально за один день слегла. Больше она так и не вставала. Вся магия и медицина были бессильны – наверное, из-за того, что у неё был слабый дух, не было стержня, истинного желания жить. Именно это меня и обижало, но я ничего не могла поделать в то время, как мама ускользала от меня в другой мир.
Север Терры, Мор, 6231 год
Прошло две недели. Мамы давно нет в живых. Мой отец, один из лордов Терры, привел в дом ту самую женщину. Я ненавижу всех, я ненавижу себя, ненавижу этот дом, это государство, где нет справедливости, этот мир, в котором мы не вечны. Я перестала контактировать. Я, наверное, умираю.
Север Терры,  Белум, 6237 год
Я повзрослела, но почти не изменила своего взгляда на мир. Я все также сижу взаперти, избегая любого контакта с внешним миром. Скорее всего, они надеются, что я умру или просто не рожу наследников. Да будет так. Теперь со мной не только книги и лес, но и верный друг, вернее – подруга. Мы знакомы с самого детства, хоть и принадлежим к разным сословиям. Она рассказала о том, что мир вокруг довольно многогранен и не ограничивается только нашим государством. Она знает больше меня, потому что я, в свое время, плюнула на учебу, погрузившись глубоко в свои мысли. Еще она все время намекает на то, что скоро все изменится. Она принесет эти изменения в наш дом. Мне ничего не страшно, так как жизнь по-прежнему не имеет смысла. Ах да, рядом со мной растет мой сводный брат. Ему уже пять лет. Мачеха с отцом живут в полном ладу - похоже, они счастливы, вот только меня это счастье не устраивает.
***
Я опять поссорилась с семьей и сбежала в лес, примыкающий к нашему дому с северной стороны. На меня вновь давит чувство острого одиночества и безысходности, я не вижу верного пути. Если меня убьют – я буду рада и кинусь в объятия смерти, как к старому другу. Наверно там я встречусь с мамой.
Именно с такими мыслями, я углубляюсь в непроходимые чащобы, становится холодно и по-настоящему страшно. Весь жар из головы выбивает одно единственное чувство ужаса перед неизвестностью. Кто-то следит за мной, я ощущаю это каждой клеточкой тела. Юбки черного платья постоянно цепляются за кустарник, ноги промокли от снега. Уже зима, подумать только – как быстро летит время, когда ты его не замечаешь! Внезапно мне становится весело – я, наверное, заболела, и это бред, но за мной точно кто-то следует попятам. Вот он вышел из тени в двух шагах от меня. Я останавливаюсь как вкопанная и прирастаю к месту. Глаза неизвестного или неизвестной сияют во мраке холодным синим, заставляя все внутри сжиматься от ужаса. Но я победоносно вскидываю голову, как-то дерганно отступаю на шаг назад, меня колотит. В конце-концов, неизвестное полностью выходит из тени – холодный свет луны озаряет его лик… и я еле удерживаюсь, чтобы не упасть в обморок. Передо мной стоит подруга, нет, это точно она! Только вот очень сильно изменилась.
- Прости, что не принесла новости в твой дом, как обещала… - её голос тягуч и напоминает густой мед, тянет-тянет из тебя все жилки, а ты не в силах уйти с места.
- Но ты сама избрала свою судьбу, не так ли? Ты уже давно хочешь этого. Жаждешь и  видишь смысл только в таком конце. – Она скалит свои острые зубы, и тут на ум приходят все сказки о чудовищах, которые мне рассказывала мама.
- По-г-годи, о чем ты говоришь? – голос предательски дрожит, на мозг обрушивается неприятное осознание происходящего.
- А ты будто бы не понимаешь? Выбери свой путь, дорогая Грэйнн, и я, возможно, помогу тебе исполнить его… - в её руках моя жизнь, её взгляд рассеивает все мои мысли, все рассуждения, я не могу мыслить трезво. Могу только повторять.
- Свой путь… Поможешь… Выберу…
- Ты желаешь смерти. Только она – твоё избавление.
- Смерть. Да, я хочу умереть… или постой… Я хочу, чтобы ОНИ умерли. – Чудовище удивленно вскидывает брови, подходит ближе, вглядываясь в моё беспристрастное лицо. Охота новообращенного, похоже, не удалась. Но, в первую очередь, она моя подруга.
- Да будет так. Укуси меня за руку и испей крови. – Это не выглядело опасным, а в гипнотическом состоянии выбирать не приходилось.
***
Впереди была вся ночь, которую я чувствовала каждой клеточкой своего обновленного тела, всеми фибрами души, всеми органами чувств. Я видела её, как видят  небо, я ощущала её ледяное дыхание, могла купаться в её потоках, пронизывающих мою душу насквозь, я чувствовала жизнь, бурлящую вокруг меня как никогда раньше. Отныне я была мертвой, и эта разница, как между сном и явью, не тяготила меня. Жажда, обуревающая меня, захлестывала с головой. Я неслась вперед, не задумываясь о том, в каком виде я вернусь и что сделаю. Я просто упрямо мчалась по выбранной колее, больше не цепляясь за ветки и шипы. Я была ими, и благодарила судьбу за то, что она преподнесла мне такой подарок.
Ворвавшись в дом я, первым делом, направилась в спальню, где некогда умерла моя драгоценная матушка. Лиэзис стояла около окна и что-то говорила, сидящему на подоконнике мальчику. Моё появление заметно удивило их. Женщина повернулась, и последнее, что она увидела в своей жизни – моё холодное торжествующее лицо и острое желание в мертвых широко распахнутых глазах. Вкус её крови показался мне тогда таким сладким. Она разливалась по моему легкому телу сладостным вином. Брат истошно кричал, по-видимому, осознав своим маленьким мозгом всю трагичность сложившейся ситуации. На его крик прибежал отец, как раз застав меня в столь нелепом положении. Последние капли я специально растянула, мучительно губя бьющееся в конвульсиях тело. На секунду все стихло, я оторвалась от шеи жертвы, и небрежно откинула обмякшее тело в сторону. Оно с глухим стуком ударилось об пол.
- Что ты… Что ты наделала? Ты – бездушная тварь! – мужчина отступил на шаг, даже не подумав защищать своего ребенка. Вот подонок. Меня же пьянило нахлынувшее чувство превосходства и ощущение чужого страха, страха того, кого я ненавидела больше всего. Я неторопливо облизнула окровавленные губы и улыбнулась.
- Ну вот теперь я стала той, которой ты считал меня все эти годы. Можешь радоваться. Твоя правда. – Я пыталась гипнотизировать, хотя получалось, вроде бы не очень. Тем не менее, отец все еще был в комнате. Что же его заставляло стоять на месте? Неужели страх за мальчика или понимание своей вины? Сейчас проверим.
- Ты хочешь спасти его? Я дарую жизнь кому-нибудь из вас с тем условием, что второй умрет. Условия понятны? – я вновь растянула губы в омерзительном оскале. Захватившему власть всегда хочется поиграть. Тем более такому чудовищу, как я. Мне было оправдание. Во всяком случае, я так считала. Моё предложение не осталось висеть в воздухе.
- Я не позволю тебе убить еще кого-нибудь. Это спор между нами. Так почему бы нам не решить его где-нибудь в другом месте?
Умный ход, папенька. Но твоя судьба решена.
- Знаешь, я сделала свой выбор. Если ты так хочешь справедливой расплаты, то она не применит явиться, – я кинулась к дверям – там, где стоял мой родитель. Мы дрались около двух минут, затем он вырвался и выбежал из комнаты – это было его ошибкой. Я все равно догнала его. Так прервался наш «доблестный» род. Хотя нет, кое-кто остался. Там, в комнате, около ледяного трупа. Я не спеша вернулась на место своего первого в жизни убийства. Брат сидел на полу, все еще рыдая. При виде меня он вскочил на ноги, готовый к бегству.
- Не стоит, я не обижу тебя. – Мой тон был холоден, но заставлял мне поверить.
- Можешь уходить… Ну же беги отсюда! Пока я не передумала! – после моего крика, мальчик, не мешкая, сорвался с места. Летящий в спину смех, только подстегивал его. Приведя себя в порядок я спустилась вниз, к слугам. Через пять минут в доме никого не было. Я вышла в сад, переходящий в лес и нарвала там хвойных веток. Помнится, мама больше всего любила именно этот сладковатый запах. Она говорила – он лечебный, да только ей вот не помог. Такая ирония. Вернувшись в дом, я поднялась в свою комнату, перед этим закрыв все двери на замки. Окно было приветливо открыто навстречу объятьям ночного леса. До сих пор помню, как ложусь на широкую кровать, заворачиваясь в шелковые простыни, как в кокон. На душе полное удовлетворение от достигнутых целей, ощущение безграничной свободы, торжество от выполненного долга и холод, пробивающий насквозь моё мертвое тело. Широко распахнутыми глазами на темный потолок, вечер перекатывался в ночь, обещающую все прелести дурманящей независимости. Роскошь и элегантность вокруг – всего лишь прелюдии к моему дивному будущему. Закрываю глаза, сжимая в руках пучок душистой хвои. Сладкий запах пробивается в ноздри, напоминая о самых лучших в моей жизни днях. Засыпаю с мечтательной улыбкой на губах.
***
Светает. Комната наполняется приглушенными звуками птичьих напевов, шумом леса и голосами. Вместе с ними в комнату проникает свет от факелов и далекого горизонта. Пора. Я медленно встаю с кровати, потягиваюсь. Жду своих мучителей, не торопясь. Вот они, явились с первыми лучами солнца. Кричат, скоро будут здесь около комнаты. Последний взгляд на смятые простыни и разбросанные еловые ветки. В комнате все еще стоит этот сладковатый запах. Хочу, чтобы они его запомнили на всю жизнь и остерегались леса. Наконец люди додумываются оказаться у моей комнаты. Я слышу их разговоры. Ну же, быстрее. Подхожу к окну, готовая в любой момент сбежать. Наконец, они занялись дверью. Я жду. Через несколько мгновений этой преграды больше нет. Толпа, жаждущая крови, врывается в мою комнату. Я даю им секунду на то, чтобы отдышаться и увидеть мою спокойную самодовольную улыбку. На их лицах уверенность в собственной правоте, ясное желание убить чудовище. Жаль, что они не сделали этого раньше, не убили другое - живущее тут на протяжении пятидесяти лет. Их неосторожный рывок вперед, и я одним ловким грациозным движением взлетаю на подоконник. Подо мной зверствует толпа, непонятно за что идущая на свою спасительницу с вилами и копьями. Так было всегда, человечество ничему не научилось. Я делаю шаг назад, отдавая им свою комнату, свой дом, свой мир, который был моей тюрьмой все эти годы. Они готовы прыгнуть следом, но внизу никого нет. Черная птица, похожая на ворона, рассекает небольшое пространство от дома к лесу, не вызывая подозрений у тех, кто толпиться в саду. Лес принимает меня в свои мягкие хвойные объятия. Яркий солнечный свет режет небо, загоняя меня в одно из дупл в огромном тополе. Я забиваюсь в темноту, укрывшись крыльями. Теперь меня никто не найдет.
Элария, Алатия, 6533 год
Я навечно застыла в одном и том же состоянии. Мой возраст стал меня тяготить, но, увы, я ничто не могу с этим сделать. Я много путешествовала, много убивала и развлекалась, как душе угодно. Свобода и вседозволенность гнали меня вперед, к новым свершениям. Сейчас я в Эларии, стране эльфов. Стараюсь особенно не прославляться своими «подвигами», но есть те, которым обо мне стало известно после не совсем приятных обстоятельств. Кто-то пытается охотиться, кто-то просто опасается, а с кем-то я сотрудничаю. В конце-концов, полное бездействие и отсутствие цели мне надоели. Почерпнув знаний за все эти годы и углубившись в религиозные распри, путем весьма запутанным я вышла на след организации «Братство Тишины».
Элария, Алатия, 6539 год
Моя жизнь, кажется вновь, обещала быть интересной, приобретала этот ни с чем несравнимый вкус целей и надежд. Хитрым и тернистым путем мелких завоеваний я попала в список "спящих", и меня отправили в предгорья Падмы. Будучи амбициозной и любопытной ученицей с хорошими физическими данными, которыми меня так щедро одарила "новая" природа, я легко вошла в свою роль. Тренировалась, училась скрываться и как можно лучше использовать свои расовые навыки. Моя особенная внешность производила неизгладимое впечатление на многих и обещала достойные награды. Я могла пустить пыль в глаза самыми обыкновенными маневрами, когда другим приходилось учиться и этому. Я имела знакомство с различными арсеналами оружия, но по душе пришлась возможность вести боль отдаленно, пуская стрелы из тайного укрытия, чувствовать, как в твоих руках чья-то жизнь, а он об этом даже не подозревает. Вскоре я закончила своё обучение, став блюдущей тишину.

8. Характер:
Пряный запах ельника, потухшее ночное солнце, горечь расставаний, которая надолго засиделась в сердце, став вечной гостьей. Вместе с тем это непоколебимая целеустремленность и малая доля терпения. Эти вечные глупые цели и надежды, стремление нестись вперед, делать все сиюминутно, в порыве собственного страстного темперамента. Доходить в чем-то до абсурдных животных рефлексов и не давать себе спуска. После каждой неудачи заламывать руки и, распинаясь в крике, заставлять себя идти дальше. Лентой прожитых десятилетий, что драматично сложились в века, смастерить себе особый взгляд на мир, как на маскарад, на пир во время чумы, на бал глупцов. Мир такой… обыкновенный, такой скучный, надоедливый.
В сердце тонны аккуратно сложенных ледяных осколков, все мысли разложены по полочкам, где пыль стала их верным охранником. Импровизация и великолепная актерская игра помогутт достигнуть успеха, а богатство создано, чтобы все покупать. Ей свойственно искать удачу любыми доступными методами и уловками. Такая амбициозность, сквозящая в каждом резком движении и остром взгляде, частенько доходит до шаткого фанатизма, который исчезает одновременно с объектом безумства. Подлость и гнусность она презирает, хотя отчасти чувствует, что в этом есть самое страшное её лицемерие. Не в меру расчетлива, но все планы могут обрушиться, оставшись навечно забытыми руинами только потому, что изменилась погода, и настроение полетело в совершенно другое русло. Захочется замкнуться в себе, повластвовать в своей собственном мире, однажды созданном, как пристанище в неблагополучные времена в духе золотых клеток, только вдруг отливающих серебром в холодном свете луны, в темных лесных дебрях или запутанных улицах. Может быть слабой, когда в лицо вдруг плеснут ледяной водой, остудив все громкие надежды и тщедушные планы. Тогда медленно уйдет, не кланяясь, ибо гордость схватит за горло и прижмет к полу раньше, чем это сделает кто-то другой. После – крайняя степень мстительности доделает начатое. Она вернется и отплатит той же монетой, взаимная, но не ответственная – что тут сказать. Жестко поставит ультиматум превосходства своих собственных интересов над другими. О таких говорят «подлей масло в огонь», и тогда она точно вспыхнет, зажжется как факел и устремится в путь, не замечая, как мимо проносится мир со всеми его разношерстными привычками. Таких как она много, но из них не каждый знает, к чему он стремится. Беззаботные мотыльки с горячим темпераментом или просто горделивые обманщики, плуты, увязнувшие в паутине собственного эгоизма. Тем не менее, все чаще ловит себя на мысли уехать подальше от шумной цивилизации, упасть в луговые травы, дремать сутками под покровом вечного леса или даже на дне реки, и вновь рождаться в тишине и спокойствии, в аромате весенних цветов, начинать жить заново.

9. Инвентарь:
Маленький сундучок с ладонь в ширину, где она бережно хранит свои воспоминания в виде вырванных страниц, сложенных писем, перьев и просто симпатичных безделушек. Коллекция любимых платьев самых мрачных оттенков и дорогие украшения.

10. Способности и навыки:
Расовые способности, т.е. трансформация в зверей и природные явления, гипноз (в силу возраста на отличном уровне).
Обучена этикету и грамоте, хорошо разбирается в одежде, искусстве и политике.
Ловкая, легко лазает по деревьям и, когда не подпилит ногти, по отвесным стенам. В силу физиологических особенностей, очень выносливая и отлично бегает. Но, что касается физической силы - только в момент слепого гнева и ненадолго, потом предпочитает убегать или же перевоплощаться в другую форму. Владеет оружием дальнего боя, а именно арбалетом, и его прототипом - луком (специалист). На крайний случай может доставить противнику сильные неприятности кинжалом (ученик). Знает законы скрытности.
В бытовом плане от неё проку мало, разве что научилась вышивать гладью.
Умеет, но очень редко это делает, играть на флейте.

11. Питомец (если есть):
Самец ферби песочного цвета по кличке Шари.

12. Связь с вами:
Скайп: swansofdawn

13. Желаемый статус:
Сладок ветер перемен

Отредактировано Грэйнн Хиггинс (25.01.2013 12:12)

+2

2

Грэйнн Хиггинс
Приветствую вас. Анкета хорошая, но есть парочка пунктов:

Грэйнн Хиггинс написал(а):

Импровизация – ключ ко всему

Грэйнн Хиггинс написал(а):

Не в меру расчетлива

Не знаю, может я просто косо читаю, с утра и после писания поста мозг не совсем переваривает информацию вокруг.

Грэйнн Хиггинс написал(а):

Способности и навыки

Ни физических возможностей, ни каких либо других навыков. Ну там бытовых, боевых или чего-то в этом роде? А физические обязательно, не ясно ведь какой силы вампир.

Делайте подпись.

0

3

Все исправлено

0

4

Грэйнн Хиггинс
Подпись) От меня претензий нет. Принята

0

5

Сумбурно, но игра покажет) Принята.

0

6

http://s1.uploads.ru/MunFi.png

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » Теория замкнутости


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно