Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — ИГРА НАХОДИТСЯ В СТАДИИ РЕАРГАНИЗАЦИИ. В СВЯЗИ С ВОЗВРАЩЕНИЕМ СОЗДАТЕЛЯ (ПОЯВЛЕНИЕМ У НЕГО ВРЕМЕНИ). ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ПОМОЧЬ/ВЕРНУТЬСЯ В ИГРУ (КАСАЕМО СТАРЫХ ИГРОКВО) ПРОСЬБА ОБРАЩАТЬСЯ ВК ВК СОЗДАТЕЛЯ


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » Винсент Хиггинс


Винсент Хиггинс

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1 . Имя, фамилия, прозвище: Винсент, по отцу принадлежащий к роду Хиггинсов, а по матери – к Лайонсам.
Прозвище – Бессмертный Винс, Мёртвая Роза

2. Раса: человек-нежить, лич

3. Пол: мужской

4. Возраст (реальный и видимый): 312 лет (27-30, при действии иллюзий), 6 спераре 6231 года

5. Статус в обществе:
Роль: Пробуждающий в «Детях Зарака», некромаг
Статус в обществе: родовитый аристократ, лорд Терры

6. Внешность:
Будучи мертвецом, в истинном облике Винсент представляет собой почерневший от времени и магии скелет, в пустых глазницах которого постоянно то вспыхивает, то гаснет, распадаясь на десятки мелких искр, призрачное голубое пламя. Кости его, особенно рёбра, были частью сильно повреждены, частью утеряны, после чего заменены на серебряные и золотые копии. Ведь эти древние мощи – последнее, что осталось от настоящего тела лорда, память о прошлом, и теперь эти бренные останки, хрупкие, но горячо им любимые, покоятся в фамильном склепе Хиггинсов в их родовом замке Роза. Некромаг же предпочитает пользоваться прахом прочих своих предков, особо обожаемым среди которых являются кости его отца. Так Винсент, в каком-то роде, восполняет потерю отца, возвращает себе его потерянное общество. В любом случае, все тела, которые он «носит», очень скоро приобретают единый вид – матово-чёрные кости, начисто лишенные какой-либо плоти.
Понимая, что в своём настоящем облике он весьма и весьма неприемлем для глаз смертных, лич пользуется ментальной магией, создавая вокруг себя коварную иллюзию.
Магия не первое десятилетие успешно позволяет ему поддерживать видимость жизни. Хотя чародей может принимать любой облик, он все же предпочитает придерживаться, внося лишь небольшие изменения,  той внешности, какой был наделён при жизни. Это почти среднестатистический мужчина: ростом чуть выше среднего, сухопарый, с лицом неприметным, хоть и не лишенным приятных черт, и длинными светло-русыми волосами, забранными в низкий хвост. Многие из тех, кто видел Винсента в этом облике, позднее не могли точно вспомнить, как именно выглядел благородный лорд, описать его, поскольку эта внешность его совершенно не остается в памяти.
Одной из слабостей иллюзии является довольно слабое отражение мимики лица: ему почти полностью несвойственны эмоции. Чтобы скрыть эту мертвецкую черту, лич обогащает своё общение со смертными невербальными деталями – активной жестикуляций скелетно тонких рук: делает широкие плавные пассы, взмахи, пробегается пальцами по невидимым воздушным струнам.
Волшебное наваждение, скрывающее древние кости некромага, обычно весьма устойчиво, но в моменты, когда Винсент обращается к сильной магии, оно может дать трещину: глаза лича вспыхивают голубым огнём, кожа вокруг них темнеет, а подбородок прочерчивают, спускаясь по шее до самой груди, туда, где должно быть сердце, две чёрные трещины. Такая же метаморфоза искажает личину волшебника всякий раз, как чьё-то колдовство обрушивается на неё, желая сорвать магический покров.
Иллюзия включает в себя не только волшебное отражение давно сгнившей плоти, но и одежды. Излюбленным облачением мага является бежевый походный костюм с вставками из дублёной кожи, дополняемый лазурным плащом и такого же цвета кожаными перчатками и сапогами. На поясе же мага покоится вполне реальный клинок с длинным тонким лезвием.
Однако в случаях, когда личу предстоит иметь дело с младшими «Детьми Зарака», стоящими ниже него и не принявшими нежизни, или просто надоедливыми глупцами, он может облачиться в личину пугающую: весь он уподобляется огромному жилистому монстру, с ног до головы покрытому густой бурой щетиной, с косматой чёрной гривой на угловатой башке, массивной челюстью и пастью, из которой наружу выпирают кривые клыки. Глаза же его зажигаются алым, а в когтистой лапе появляется пусть и призрачный, но весьма пугающий клинок, покрытый зазубринами и кровью. В таком виде Винсент любит вступать в бой с наивными глупцами, самонадеянно бросившими ему вызов.
Едва ли не единственной внешней чертой, которую лич сберёг из своей жизни, является его голос. Хоть в нём и нет теперь прежней живости, порождаемый магией, он все же несёт в себе отголоски прошлого: это по-прежнему довольно приятный тенор, пусть и омрачённый ледяными нотками.

7. Биография:
Сложенные из красного кирпича стены замка Роза, резиденции правителей небольшого княжества северной Терры, повидали за свою историю немало лордов. Под сводами этой изящной цитадели, среди множества лестниц, залов и комнат, таится длинная галерея. На её озаряемых сотнями свечей стенах покоятся в своих резных рамах портреты десятков почивших князей рода Хиггинс. С потемневших холстов смотрят в вечность лица мужчин, редких женщин и нескольких детей. И часть этих людей, начиная с одного-единственного, почти неотличимы друг от друга. От портрета к портрету изменяются лишь детали костюмов, диктуемые переменчивой модой, и позы. Первым в ряду этих слишком похожих даже для близких родственников людей стоит лорд Винсент I Мистик.
Этот князь правил Розой и землями вокруг замка почти триста лет назад. Сын лорда Хиггинса и леди Лиэзис Лайонс, он был наследником положения своего отца в Терре. Однако сводная сестра Винсента Грэйнн, дочь Хиггинса-старшего от первого брака, вознамерилась помешать счастью всеми любимого брата. Осквернив свою душу страшным проклятием, она подобно монстру набросилась на отца и мачеху, растерзав благородную чету на глазах их пятилетнего сына. Произошло это в 6237 году.
Воспитываемый слетевшимися в стены Розы тётушками и дядюшками из захудалых ветвей рода Хиггинс, Винсент бесконечно терзался своей утратой. А поскольку молитвы его к божественной Зейруд, чья древняя церковь издавна стояла и по сей день стоит под стенами Розы, не давала ему ответа и утешения, он лихорадочно искал ей замену. Сначала с безумным рвением учился, постигал науки, упиваясь ими. Затем, чуть повзрослев, стал искать иных развлечений, и нашел их в охоте, травле диких зверей, что водятся в окрестных лесах замка. Упившись азартом погони, предпочёл проводить время в тавернах, сначала в окружении друзей из благородных семей, а после и с личностями более тёмными, приходящими в земли Розы отовсюду, в том числе и с севера, из Топей Стагмуса. От этих последних молодой лорд и услышал впервые легенду о Короле Червей, а также силе, способной превозмогать смерть. Рассказы эти, словно семена, попали в благодатную почву и дали обильный урожай: уже читавший до этого о магии и силе Мистры Винсент ярко загорелся идеей, выросшей из мечты о воскрешении родителей.
С целью узнать намного больше о магии молодой Хиггинс в полной тайне нанял себе в учителя волшебника Вильмута Сетага – мага-псионика, подавшегося в некромантию с возвышенной  целью воскресить свою погибшую возлюбленную. Однако когда наставник оказался уличен жителями княжества в разорении могил, опекуны и советники Винсента изгнали чародея из земель Розы. Разгневанный этим, молодой лорд последовал за некромантом, надолго оставив свою родину. Последующие десятилетия он скитался по миру в компании сначала старого Сетага, а потом некромагов из культа Зарака, исходив многие земли Терры и некоторых других королевств. Когда же возмужавший лорд-волшебник наконец вернулся в свои владения и изгнал из Розы узурпировавших его трон родичей, при нём уже был младенец, которого он прилюдно объявил своим сыном и наследником.
Не проявляя, однако, отцовской любви, поручив младенца нянькам, Винсент заперся от мира в своей башне и многие годы не показывался подданным, продолжая совершенствоваться в искусстве управления смертью. Лишь изредка его изыскания прерывались странными визитёрами с севера, приносившими ему новые книги и слухи. Разочарованный в мысли о воскрешении родителей, возвращении их в мир смертных такими, какими были они при жизни, он уже всецело посвятил себя плану мести. Осознавая, что на это могут уйти столетия, ведь цель его была вампиром, он начал приготовления к ритуалу вечной ночи и, наконец, нашел путь к тому, что «Дети Закара» называли бессмертием. Позднее чародей утверждал, что слышал голос самого Закара, который и помог ему провести столь сложное и совершенное таинство.
Став личом, Винсент вовсе не кинулся вкушать сладость новообретённой власти, не требовал власти и почитания. Вместо этого он наблюдал из тени, как растет ребёнок, называемый его сыном, которого он подло украл у беспечных родителей, чтобы совершить задуманное, и размышлял о грядущем. Когда же «наследник» подрос, лорд-некромант безжалостно расправился с ним и, используя мастерство иллюзий, разыграл первые, но далеко не последние свои похороны. В крипту замка Роза был помещён скрытый иллюзорным обликом самого Винсента горе-наследник, тогда как бессмертный лич начал править княжеством от имени своего «сына», приняв имя Винсент II.
В последующие столетия этот спектакль повторялся раз за разом. Некромант исправно брал в жены новую девушку благородных кровей, дабы называть её своей леди, а позднее безжалостно свести с ума и запереть в башне, проводя свои эксперименты. Так же верен он был себе в краже детей, иногда похищая себе в «сыновья» только мальчика, а иногда ещё и девочку, чтобы вырастить её «дочерью» и выдать замуж за соседнего лорда Терры. И с каждым разом обман становился все более и более безупречным, ибо мастерство иллюзий лича неуклонно росло. Пока его поверенные из числа младших «детей Зарака» занимались делами княжества, сам он неустанно самосовершенствовался, готовясь к тем сладким мгновениям, когда сможет совершить свою месть.
Однако не всегда всё проходило гладко. Несколько раз лич находился на грани если не смерти, то разоблачения. Так, когда он правил Розой под именем лорда Винсента III (позднее прозванного Прирезанным), на него было совершено покушение: наёмный убийца, подкупленный кем-то из соседних лордов Терры, напал на некроманта и всадил в его иллюзорную плоть свой кинжал. По счастью, слуги, ставшие свидетелями случившегося, сбежали с места преступления прежде, чем колдовская маска слетела с чёрных костей мага. Убийца обратился в ничто, но слух о смерти лорда разнесся по окрестностям Розы быстрее, нежели лесной пожал. К счастью, у лича наготове уже был выращенный «наследник», и всё вновь вернулось в своё русло. Но гораздо неприятнее оказался иной случай. В годы его правления под личиной князя Винсента VI Обезглавленного вокруг трона Розы сложился придворный заговор. Члены старых благородных семей княжества решили, что пришел их черёд править красным замком. Эти коварные предатели привели свой план в исполнение во время пышного празднования Матроналий, посвящённых защитнице княжества божественной Зейруд. Будучи в сговоре с замковой прислугой, заговорщики отравили подаваемую гостям пищу, после чего хладнокровно добили выживших. Лич, разумеется, не мог умереть ни от яда, ни от удара меча, но, не желая раскрывать своей истинной сущности, он был вынужден играть по чужим правилам. Мятежники окружили и обезглавили молодого Винсента VI, но прежде, чем чародейский покров рассеялся, магия некроманта окутала зал густым туманом. Этого хватило, чтобы скрыть следы. Однако беда была в другом – у молодого князя ещё не было ни «жены», ни «сына». Единственной из лже-Хиггинсов, кто мог претендовать на престол, была «сестра» покойного – Лиэзис Хиггинс (названная так в честь матери настоящего Винсента) – девушка, что была ещё ребёнком выкрадена личом для исполнения роли дочери одного из его сценических воплощений.
К несчастью, девушка уже давно была выдана замуж за сына одного из соседних лордов Терры и носила под сердцем ребёнка. К несчастью для неё, а также её супруга – лич попросту убил несчастную и, используя иллюзии, занял её место. Менее чем через месяц некромант огнём и мечом прошелся по своему феоду, ведя за собой армию наёмников из числа «Псов Сайрона» и нещадно истребляя всех предателей. Трон Розы был возвращен, и последующие тридцать лет на нём официально восседала Лиэзис I Кровавая Графиня.
В итоге, многим более чем за двести лет своей нежизни Винсент был вынужден не менее десятка раз разыгрывать смену поколений в доме Хиггинсов. На настоящий момент он известен как Винсент XI и по-прежнему успешно скрывает от непосвящённых факт своего немертвого существования. Он достиг больших высот в некромантии и использовании иллюзий, поднаторел в искусстве обмана и занял высокое место Пробуждающего в иерархии «Детей Зарака», став подле легендарного Короля Червей, историю о котором с восхищением слушал когда-то давно, ещё при жизни.

8. Характер:
Мёртвые весьма отличаются от людей: свобода от низких нужд, таких, как жажда, голод, похоть, серьёзно влияет на характер. И не в лучшую сторону. Смерть охлаждает пылкие головы.
Винсент просуществовал в своей нежизни уже многим более 200 лет, и за эти годы почти полностью забыл, каково это – быть человеком.  Теперь он холоднее, чем те камни, что служат последним приютом для костей в подземной крипте его замка. Не нуждаясь в обществе как таковом, обладая способностью целыми десятилетиями неподвижно корпеть над одной-единственной строчкой в желтеющем на глазах пергаменте, поневоле станешь скрытным. К тому же от умения хранить секреты зависит та нить, что связывает тебя с миром смертных. Винсент умеет хранить то, что должно быть скрыто. Не забыл он, пожалуй, разве что мстительность – укреплённая смертью память лишь усилила это, ведь теперь ни одна дерзость, ни один преднамеренно брошенный ему вызов не будут потеряны в омуте памяти. Но эта мстительность не застилает взор лича кровавой дымкой, как у живых, она порождает в нём холодную, невидимую глазу ярость, и вполне соседствует с благородным великодушием. Некромаг вполне способен восхищаться теми, кто пересекает ему дорогу, но лишь до тех пор, пока они обращаются с ним вежливо и почтительно. Сам же Винсент по обыкновению учтив со своими собеседниками, но прямолинеен, чего в других, разумеется, на дух не переносит. 
Плетя паутину своих планов, уводящих его вверх в мастерстве обращения со смертью, Бессмертный Винс, после того, как шагнул в объятия нежизни, стал рассматривать своё существование как большую игру, преисполненную заговорами и схемами в качестве кусочков этой мозаики, или даже оружия.
Игра эта, однако, начата и ведётся с одной целью – совершить справедливый суд над тем, кто дал ей старт, разрушив идиллию его прежней жизни. Уничтожение Грэйнн Хиггинс, его дражайшей сестры и убийцы его родителей, стало идеей фикс лича.
Когда-то давно он ещё силился свернуть с этого разрушительного пути, в его разуме ещё вспыхивало ярко, словно звезда, осознание грозящих невзгод, но он раз за разом отмахивался от этого. И шел вперед, бежал, гнался за монстром, чей образ навсегда врезался в его память. В итоге жалкая, мелочная человеческая цель, отмщение, стала причиной совершения дел куда более великих и страшных, и в этом холодном, осмысленном фанатизме ей оказались посвящены сложнейшие планы и замыслы.
Пожалуй, лич готов стать даже богом только для того, чтобы навсегда покончить со своим давним недругом, к которому он питает чувство, сильнее которого он в жизни своей не испытывал.
При жизни, в ранние свои годы, Винсет почитал божественную Зейруд, позднее, избрав путь мага, перешёл к поклонению Мистре и, по мере углубления в некромантию, Кровавой Богине. После обретения вечной жизни во многом пересмотрел свои взгляды на богов, осознав их для себя как обычных, хоть и весьма могущественных существ, которые вмешиваются в дела мира лишь по праву сильного, но не поданному свыше праву.
Совершив ритуал вечной ночи, смог устоять перед патологией ненависти к смертным и не испытывает непреодолимого желания опустошать все, что окружает его жилище. Напротив, весьма беспокоится о подданных своего небольшого княжества. Впрочем, во многом из-за того, что хрупкие смертные снабжают его всем необходимым для магических изысканий: лич даже издал закон – уже лет сто назад – запрещающий хоронить мертвецов в землю и повелевающий относить их тела в катакомбы под старой церковью Зейруд. Разумеется, сделано это было для того, чтобы иметь более быстрый и легкий доступ к телам покойников.

9. Инвентарь:
Из всей одежды, обычно, настоящим является только пояс, обмотанный вокруг тазовой кости лича. За него заткнуты, обмотанные плотной тканью, несколько свитков (верительные грамоты и личные записи), гусиные перья и чернильница, кошель с монетами.

«Шип Розы» – старая шпага, зачастую висящая на поясе лича. Вовсе не является частью его иллюзорного облика. Просто родовая ценность и показатель благородного происхождения владельца. Рукоять, хоть и покрыта серебром и золотом, все же довольно проста.
Перстень, служащий вместилищем для 13 заклинаний. Выполнен из железа с вкраплениями серебра и украшен двумя драгоценными камнями: небольшим изумрудом и чуть более крупным рубином. В кольцо продета серебряная цепочка, которой драгоценность примотана к костяной ладони некромага, чтобы оно не слетело с тонкого пальца.

«Венец шипов» – филактерия Винсента, корона из золота и воронёного железа. Выполнена в виде венка из шипастых лоз розы. Сами лозы из золота, тогда как колючки на них из железа. Эти воронёные шипы больно ранят каждого, кто осмелится примерять корону, отравляя несчастного трупным ядом, от которого все тело покрывается гнойными нарывами. Может служить вместилищем для заклинаний мага и даже в некоторой степени усиливает их.
Хранится в самой глубокой крипте подземелий замка Роза, под охраной нежити и ловушек.

10. Способности и навыки:
«Расовые»:
- Парализующее касание (не только сковывает тело, но и погружает разум в кому).
- Аура ужаса.
- Иммунитет к воздействующим на разум заклинаниям, холоду, электричеству и трансформации.
- Высокая устойчивость к любому оружию, кроме зачарованного дробящего.
- Не знает усталости, не нуждается в пище и сне, отменно видит в темноте.
Магические:
- Некромантия – магистр
- Ритуалы некромантии
- Ментальная магия – магистр, но с ограничениями и извращениями: заклинание «Память» невозможно, поскольку мёртвый разум не знает сна и транса; заклинание «Честность» подавляется Аурой ужаса и не может быть использовано; «Ускорение мыслей» не действует, поскольку у мертвеца нет мозга, деятельность которого оно могло бы стимулировать; эффект «Эмпатии» искажается Аурой ужаса и не дает абсолютно верного эффекта; заклинание «Увидеть» действует в отношении не людей, а нежити и простых черепов; при применении «Астрального тела» душа мага покидает кости, которые он носит, но не позволяет свободно перемешаться в бестелесном облике – ей необходимо либо быстро войти в другое мёртвое тело, либо она будет притянута филактерией и внедрена уже в ближайшего к ней покойника; «Чтение памяти» значительно затруднено аурой ужаса и вызывает у объекта, в первую очередь, лишь воспоминания о пережитой когда-то боли. Последнее заклинание становится для подопытного серьёзной пыткой, которая скорее развяжет ему язык, чем покажет магу желаемое.
Прочие: при жизни Винсент получил весьма достойное образование, изучал музыку и танцы, историю и этикет, верховую езду и владение оружием, а также многое иное, что пригодилось бы ему в жизни лорда. Однако теперь многое из этих знаний отброшено за ненадобностью: мертвые не склонны пользоваться лошадьми, чувствующими могильный холод, а как маг он вполне способен постоять за себя и без меча. Хотя иногда, действуя под личиной живого, поддерживая роль лорда Терры, он ещё вступает в схватки на холодном оружии, правда, с весьма средним результатом.
Наибольшим почетом теперь у некромага пользуется знание грамоты: ему пришлось изучить несметное количество различных сочинений, равно как и лично написать исписать несколько солидных кип пергамента.

11. Питомец (если есть):
В крипте замка Роза, принадлежащего Хиггинсам, водится тройка ходячих скелетов: все, что осталось от трех рыцарей-вассалов, ближайших друзей детства Винсента. Только по доспехам, скрывающим их дрожащие кости, можно определить, кто из них есть кто, сами же они, кажется, уже совсем утратили остатки индивидуальности, и разве что откликаются на имена, что когда-то им принадлежали – сэр Хикс, сэр Гитс и сэр Виирс.

12. Связь с вами:
ICQ: 614 655 790

13. Желаемый статус:
Мёртвая Роза

Отредактировано Винсент Хиггинс (08.11.2013 14:41)

+1

2

Добрый день. Анкета потрясающая. Вопросов нет. Делайте подпись и, если нужно, аватар.
приняты

0

3

Здравствуйте. Спасибо) Подпись сделал, а аватар подходит и этот.

0

4

Нет, коль скоро я тут работаю, я не допущу, чтобы без повода повторился случай принятия без претензий... здравствуйте. Анкета действительно блестящая, и, думаю, до моего появления на форуме её и впрямь приняли бы без претензий, как Линарию. Однако я всё же въедливый человек, так что кое-что да найду. Не обижайтесь.

Внешность - одна-единственная опечатка, так держать!

пальцами по невидимым воздушных струнам.

воздушным

Биография - пара досадных опечаточек, но всё равно - так держать!

И часть этих людей, начиная с одного единственного,

"одного-единственного" - через дефис

С целью узнать многим больше о магии, молодой Хиггинс в полной тайне нанял себе в учителя волшебника Вильмута Сетага – мага-псионика, подавшегося в некромантию с возвышенной  целью воскресить свою погибшую возлюбленную. Однако когда

С целью узнать намного больше о магии молодой Хиггинс в полной тайне нанял себе в учителя волшебника Вильмута Сетага – мага-псионика, подавшегося в некромантию с возвышенной  целью воскресить свою погибшую возлюбленную. Однако, когда
С запятыми - наверняка, с "намного" - возможно, гиперкоррекция

иногда похищая себе вы «сыновья»

"иногда похищая себе в «сыновья»" - просто опечатка.

известен как Винсент XI, и по-прежнему

Запятая здесь не нужна

Характер - тоже очень мало ошибок на такой объём текста... все бы так писали!

таких как жажда, голод, похоть,

таких, как жажда, голод, похоть,

200 лет, и за эти годы почти полностью забыл, какого это – быть человеком.

200 лет и за эти годы почти полностью забыл, каково это – быть человеком.

корпеть над одной единственной строчкой в желтеющем на глазах пергаменте, поневоле станешь скрытным. К тому же, от умения хранит секреты зависит та нить,

корпеть над одной-единственной строчкой в желтеющем на глазах пергаменте, поневоле станешь скрытным. К тому же от умения хранить секреты зависит та нить,

Когда-то давно, он ещё силился

Когда-то давно он ещё силился

хрупкие смертные снабжаю его всем

хрупкие смертные снабжают его всем

Инвентарь - опять всего одна ошибка. Вы молодец!

Рукоять хоть и покрыта серебром и золотом, все же довольно проста.

Рукоять, хоть и покрыта серебром и золотом, все же довольно проста.

Способности и навыки - опять лишь единожды.

Однако, теперь многое из этих знаний

Запятая не нужна.

Несмотря на наличие этих нескольких досадных ошибочек, вы молодец, мне давно не приходилось видеть таких чудесных анкет. Исправите - будете приняты. Только, я вас умоляю, запомните: слово "один-единственный" во всех своих формах пишется через дефис. И отпишитесь в теме "Персонажи и роли".

0

5

Той-Муна
Здравствуйте. Не обижаюсь, ведь это всё объективно. Про одно-единственное буду стараться помнить. Спасибо)
Ошибки исправил и в теме про роли отметился.

0

6

http://s1.uploads.ru/MunFi.png

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » Винсент Хиггинс


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно