Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — У нас появился второй администратор Данте

    Упрощенный прием. Весь февраль-март упрощенный прием для людей, магов, правителей и искателей приключений

    — Последний этап большой игры уже начался. Не пропустите!

    Ведется набор в квесты


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » Assuming direct control


Assuming direct control

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1 . Имя, фамилия, прозвище:
Габриэль Эйзенхорн

2. Раса:
человек

3. Пол:
мужской

4. Возраст (реальный и видимый):
34 года |17 шарисиас 6509|

5. Статус в обществе:
Роль: инквизитор* Каридина, агент лорда-протектора
Статус в обществе: капитан гвардии Каридина, офицер-псионик

|*от inquisitio - расследование. Назваться следователем - не совсем то и совсем не антуражно. К церковным кострам никакого отношения.

6. Внешность:

Свернутый текст

http://fc03.deviantart.net/fs71/i/2013/110/5/c/__leader_armor_concept___by_eventrue-d5h1b9d.jpg

Достаточно крупный и, надо сказать, видный представитель человеческого рода. Высок - чуть больше шести футов ростом. Плечист. Лыс. Суров. Харизматичен. Эпитетов для характеристики придумать можно много. Вот уж кем точно нельзя его назвать - так это красавцем. Колдуну, впрочем, этот недостаток строго безразличен.
Телосложение весьма крепкое и более чем характерное для его профессии: слабаков в элиту терранских войск, как известно, не берут. Хотя, конечно, до силачей-атлетов наш колдун явно не дотягивает - что не мешает при случае мордобоя потягаться на равных с большинством обделенных специальной подготовкой.
Темно-серые глаза почти всегда прищурены - то ли в хитрой гримасе, то ли от привычки вглядываться вдаль, то ли для защиты от резких террийских ветров. Волосы, наверное, могли бы быть темными и густыми - если бы не сбривались под ноль, дабы не прибавлять лишних уязвимостей в бою. Обветренное лицо, настолько малоэмоциональное, что больше напоминающее маску, способную, однако, весьма презрительно ухмыляться. Точные движения, твердая походка, многочисленные следы шрамов, ссадин, порезов и гематом на теле, а также прямо-таки тотальная невозмутимость и безразличие в "мирных" ситуациях создают вполне определенный образ не самого дружелюбного и способного к чему-то кроме глупого мордобития человека. Подобный образ подчеркивается и выбором гардероба: строгим, зачастую и вовсе военно-полевым, ни разу не парадным обмундированием. Надо ли говорить, что полагающийся как члену Ордена Радуги плащ никогда не демонстрируется незнакомой публике, равно как и сам факт наличия не самых слабых магических способностей.

7. Биография:
Габриэль происходит из семьи вполне обычной, ничем особенным среди благородного сословия не отличающейся. То есть совсем ничем. Ни землями, ни богатством, ни особыми талантами предков. И даже больше. Посредственность лорда Эйзенхорна была настолько совершенной, что могла бы попасть в притчи как эталон посредственности, если бы не была такой посредственной. Наверное именно поэтому, когда в хмуром и тусклом, чем-то похожем на своего хозяина
замке лорда Эйзенхорна появился на свет очередной, уже третий по счету, ребенок - не произошло решительным образом ничего из списка явлений, которые, по мнению волхвов, должны происходить при рождении будущей неординарной личности. Да и кто, в конце концов, ожидал от этого лорда хоть чего-то неординарного?
Раннее детские годы маленького наследника - именно таковым был третий ребенок, по счастливому случаю оказавшийся единственным сыном - прошли настолько бесцветно, что нет решительно никакой нужды вспоминать о них. Стандартные детские забавы, если можно так назвать насквозь унылое времяпровождение, радовали будущего лорда точно также, как и любого ребенка его возраста, несмотря на крайне своеобразные отношения внутри семьи. Хмурые слуги-воспитатели, понятное дело, не горели энтузиазмом воспитывать будущего господина, как собственного дитя - особенно учитывая размер получаемой всеми слугами платы. Мамаша, отличавшаяся феерическим безволием и столь же феерически консервативным мышлением, благоразумно не вмешивалась, уделяя большую часть внимания воспитанием дочерей и легкому издевательству над крестьянами и слугами - наверное, чтоб не испортить наследника бабским воспитанием. Сестры, как положено старшим на три и пять лет сестрам, видели в братишке что-то вроде назойливого домашнего животного. Ну а отец, как и всю свою жизнь, больше интересовался вопросом не воспитания сына, а выбивания доли оброка из хмурых крестьян, ежегодно старавшихся припрятать как можно большую часть из скудного урожая, собранного на этих каменистых, решительно бесплодных землях. И все-таки в жизни Гариэля было нечто, похожее на... счастье. Может быть - от того, что в возрасте до шести лет всегда видишь только хорошее  - даже там, где ничего хорошего не только нет, но и не предвидится в ближайшее тысячелетие. Может быть - от того, что в отсутствии альтернатив человеку свойственно привыкать к чему бы то ни было. А может - потому, что очень скоро судьба принесет очень тяжелую новость...
В один прекрасный вечер, сразу после шестого дня рождения, мальчик, на что-то очень разозлившись, случайно разбил большую люстру. Висящую на высоте четырех метров. Случайно. Настолько случайно, что даже не прикасался ни к ней, ни к одному из десятка полезных в этом интересном деле предметов. Силой мысли. Надо ли говорить, что будущий наследник стремительно беднеющего лорда не обучался никакой магической науке? Вывод - неутешительный. Особенно для стареющего лорда, перед которым в полный рост встала перспектива потерять наследника в Радуге: позиция Ордена на счет "самородков"-колдунов была жесткой и бескомпромиссной, ждать же как минимум двадцать лет обучения и принудительных работ для уже немолодого Эйзенхорна-старшего было не самым перспективным занятием. Ограниченный в средствах, он заложил часть своих земель, чтобы на полученные деньги "договориться" с кем следует и "спасти" сына. И судьба улыбнулась лорду - однако ее улыбка, как часто бывает, держалась недолго. Слуги настолько "любили" своего лорда, что с удовольствием сдали его с потрохами кому следует, и вместо подкупленного эмиссара Радуги за наследником прибыли совсем другие люди.
Суда не проводили, поскольку доказать факт коррупции было трудно и не нужно. Цель Ордена состояла в другом: забрать маленького колдуна с собой, как забирали сотни и тысячи таких же - и свою цель они выполнили. Так, к счастью или сожалению, для юного Габриэля началась совсем другая жизнь.

Нет нужды говорить о том, как тяжело для ребенка оказаться вдали от дома, от родных и друзей, от всей привычной жизни. Еще труднее осознать, что в новом месте, фактически чуть ли не в тюрьме, придется провести очень, очень много лет. Но шок прошел: в Академии Радуги были хорошие учителя, прекрасно знакомые и с детской психологией, и с опасностью плохо контролируемых выбросов магии психующими юными колдунами. Шестилетний Габриэль был, как ни странно, обычным шестилетним ребенком, способным адаптироваться к изменяющимся условиям. К тому же новое место, новые люди и новые удивительные знания несколько отличались от того, что приходилось видеть в ветшающем замке, среди унылых побитых жизнью слуг и еще более унылых степных пейзажей - и отличались в лучшую сторону.
Года летели незаметно, похожие один на другой настолько, что сливались в одну сплошную линию, полную новых событий, знаний и эмоций. Габриэль рос вполне нормальным любознательным мальчиком, хотя и несколько отчужденным по сравнению с большинством других детей. В конце концов, почти все они не были забраны из семьи насильно. Он любил учиться, уроки и особенно магия нравились ему вполне искренне - в отличии от множества детских забав и хулиганских выходок, которые столь же искренне были ему непонятны. Действительно, какой смысл лупить девчонок свитком по голове, и зачем подкладывать кошачье дерьмо под дверь учителю, который рассказывает и показывает столько много классных вещей? А если учесть, что в отличии от прочих будущих волшебников учеба юному колдуну давалась без проблем, а магия так и вовсе шла как по маслу - нетрудно догадаться, как вскоре стали к нему относиться сверстники.
Искренне радующийся своими успехами, мальчик вполне естественно считал себя особенным, а дразнящих его "двоечников" - завидующими слабаками. Когда вместо  насмешек в дело пошли кулаки - Габриэль, недовольный таким раскладом, обратился к учителю. На следующий день, когда бить "стукача" пришли не один-два, а целый десяток мальчишек, юный колдун призвал на защиту свою небольшую волшебную силу.
Конечно, отбиться от десятка швыряемыми силой мысли предметами не удалось. И, конечно, инцидент не остался без внимания. Наказали всех - но особенно сурово, к лютому шоку и непониманию, досталось самому Эйзенхорну. Применение магии против других учеников было строго запрещено - куда строже, чем групповое выяснение отношений. Десятилетнему пацану трудно было понять такую несправедливость - и кто знает, не этот ли эпизод заложил в его характере темные корни недоверия и жестокости?
Спокойной жизни пришел конец. Габриэль видел, как дети сторонятся его; ощущал их раздражение, а в случае с некоторыми - и неприкрытую ненависть. Его больше не трогали - не хотели связываться с "психом", он же все более остервенело изучал магическое искусство, а свободное время все чаще проводил в занятиях физическими упражнениями, словно готовясь дать отпор будущим обидчикам и без магии. Наверное, дело было в том, что после "несправедливого" наказания маленькому колдуну было не у кого искать защиты. А может - в том, что кроме учебы и тренировок маленькому изгою было бы просто нечем заняться. И хотя учителя по-прежнему хвалили его успехи и ставили в пример многим, как и раньше - он чувствовал, что близится нечто очень плохое.
А потом все закончилось.
Как оказалось позже - родственнички все-таки узнали о произошедшем и изволили поговорить с директором академии. Как оказалось тогда же, руководство оказалось грамотным и умным, отлично понимая, чем может закончиться тлеющий конфликт с участием ребенка, облажающего природными способностями к магии - даже столь "безобидной", как ментальная школа. Немного времени и чуть больше денег - и юный колдун был переведен в другую академию Ордена Радуги, располагавшуюся в Каридине.
Научившийся благоразумно помалкивать Габриэль, как ни странно, на удивление легко вошел в новый коллектив. Колдунов в каридинском филиале было несколько больше, возможности что для изучения магии разума, что для физического совершенствования - шире, а ученики отличались друг от друга слишком сильно, чтобы объединяться в крысиные стайки и дружить против кого-то. И все-таки негативный опыт оставил свой след, а определенная отчужденность стала неотъемлемой частью характера Эйзенхорна. Впрочем, тогда на это никто не обращал внимания.

За пятнадцать лет учебы произошло многое. Наконец-то появился на свет новый наследник семейства Эйзенхорнов, имени которого Габриэль так и не узнал, да и не сильно интересовался. В стенах академии появились все новые ученики, в том числе не только люди. Первые эксперименты, первые провалы. Первая любовь, решительным образом ушедшая к смазливому эльфу спустя неделю. Первое повышение квалификации - достаточно редкое для колдунов явление - воспринятое без особенной радости. Новые друзья, оказывавшиеся на поверку не более, чем временными попутчиками. Новые знания, новые силы, и много, много новых желаний - единственное, что действительно волновало Эйзенхорна, быстро разочаровавшегося в развлечениях.
Родные покинули его уже давно. Отец умер, неудачно сойдя с кареты в состоянии более чем нетрезвом - так и не успев расплатиться с долгами. Мать, никогда не проявлявшая огромной материнской любви, а к моменту конца учебы сына пребывавшая не в том состоянии здоровья, чтобы совершать дальние поездки. Старшие сестры, одна из которых сбежала то ли в Вейтрал, то и в Брут с очередным проходимцем-эльфом, а другая - единственная из всей родни, действительно любившая братца, просто внезапно пропавшая неизвестно где, также очень скоро перестали его посещать. Ну а младший брат, имени которого он так и не узнал, поступил еще фееричнее: продал и бездарно растратил чуть менее, чем все и без того скудные владения.
Но все это - кроме, пожалуй, исчезновения второй сестры - мало волновало будущего чародея. У него была магия. У него были друзья, пусть и крайне ненадежные. У него была цель. У него был сегодняшний день.

Еще не закончив обучение и не получив указания на семь лет принудительных работ, Габриэль активно помогал Ордену и Каридину. Дар ментальной магии не слишком распространен среди человеческой расы, а потому каждый его носитель оказывался весьма полезным для общества. Полезнее, чем большинство работающих со стихиями, скажем прямо. Учитывая все это, а также хорошую физическую подготовку - заниматься тренировкой тела Габриэль не бросил несмотря ни на что - для практики нашлось очень много места и времени. Профессора академии в то время очень ценили лаборантов, способных не копаться в бездонных кладовых по полчаса в поиске нужного оборудования, а быстро и четко доставлять их при помощи телекинеза и телепортации. Ну а потом, как иногда все-таки бывает, способные помощники становятся хорошими учениками - пусть и не бесплатно, а гвардейцы лорда-протектора порой как нельзя кстати нуждаются в квалифицированной помощи мастера рекогносцировки и быстрого перемещения.
Время шло своим чередом, и к двадцать восьмому году жизни Эйзенхорн достиг предела своих магических сил. Судьба колдуна неумолимо справедлива - за се приходится платить. И в случае с колдунами платой за талант и быструю обучаемость является жестокое обрезание перспектив развития. Как ни старайся, но преодолеть врожденный предел, в отличии от магов, ни одному из колдунов не дано. Габриэль, конечно, прекрасно знал об этом - лекция о различии типов магического взаимодействия проходит одной из первых. Но знать и принимать - две большие разницы. И в день, когда закончился срок обязательных работ на благо Ордена, колдун задумался о перспективе.
Куда идти? Родное имение продано и пропито нерадивым братцем, а то, что осталось, с большой вероятностью будет отобрано за долги. Семьи нет - все попытки сблизиться с кем-то неизбежно завершались провалом. Сумма, которой бы хватило на покупку дома, давным-давно потрачена на шлюх. Фундаментальные исследования на благо Ордена требовали больших сил и неограниченного потенциала, с чем у колдуна по понятным причинам были большие проблемы, преподавание же в стенах академии он по неясным причинам ненавидел до всей глубины души.
Выбора был небольшой - и он был сделан очень скоро. Совсем недалеко от ставших родными стен альма-матер. На вербовочном пункте гвардии Каридина.

8. Характер:
- Сам по себе достаточно тщеславен, самолюбив и беспринципен. И достаточно умен, чтобы до поры держать эти черты характера скрытыми.
- В меру жесток, а порой - даже без меры. Чаще всего, однако, жестокость чем-то обоснована и редко проявляется просто так, без какой-то цели и профита.
- При этом, как правило, не угнетает непричастных и невинных без необходимости. А если угнетает - то потом терзается совестью. Недолго, но нещадно - и в эти моменты способен даже на очень неразумные благородные поступки "во искупление".
- Уделяет внимание деталям, проверяя любые мелочи. Перфекционист, работу выполняет до конца и по возможности идеально. Не потому, что считает своим долгом выполнить работу, а потому, что иначе сам покажет свою некомпетентность.
- Всегда готов ко встрече с обманом, не привык доверять словам, особенно - незнакомцев.
- Исходя из предыдущего, не доверять с ходу вообще никому - нормальная практика. Что не мешает иной раз притвориться поверившим и искренне заинтересованным.
- Довольно аморален, не подкрепленные законодательно нормы склонен игнорировать. Или не игнорировать, тут по настроению.
- Редко напрямую раскрывает ложь собеседника. Чаще пытается включиться в игру и вытянуть правду.
- Холоден. Суров. Груб. Решительно низкий уровень сентиментальности.
- Редко улыбается. Практически не способен испытывать сакраментальное простое человеческое счастье. Удовлетворение ощущает главным образом от успеха своего дела и/или провала кого-нибудь другого. А еще от наркотиков, алкоголя и шлюх.
- Всегда готов к сделке. Другой вопрос, что сделка может обернуться не так, как хочет собеседник.
- Скорее всего бросит кого угодно и что угодно, если единственной альтернативой будет смерть.
- Умеет и любит лгать и манипулировать на благо своего дела.
- К подчиненным справедлив, но суров. Во главу угла ставит эффективность вне зависимости от методов.
- Верен Каридину и лорду-протектору. Больше из-за доверия, оказанного лично ему, чем из патриотических чувств.
- Недолюбливает нечеловеческие расы. Особенно - эльфов. По личным причинам. Презирает женщин, вступающих в интимную связь с ксеносами.
- Не склонен реагировать на личные оскорбления.
- Не склонен делиться переживаниями с кем бы то ни было. Да и самих этих переживаний не столь много.
- Не верит в добро и зло, видя мир в оттенках серого.
- С почтением относится к магии во всех ее проявлениях. Решительно не признает опасности магии как явления, считая ее лишь полезным инструментом, которым нужно пользоваться. Любую магию.
- Чтит Корда и Мистру.

9. Инвентарь:
- Укрепленный мифриловыми пластинами полный кожаный доспех, укрепленные же тяжелые сапоги и перчатки
- Дорогой меховой плащ.
- Амулет с гравированным гербом Каридина.
- Кремневый пистолет на случай важных переговоров.
- Кошель.
- Маленький мешочек с пулями и порохом.
- Фляжка с водой.
- Различные мелочи вроде перьев, нескольких серебряных карандашей, пары чистых свитков и т.п.
- Верительная грамота с печатью лорда-протектора.

http://images2.wikia.nocookie.net/__cb20120801123160/warrior/ru/images/thumb/6/61/NCXIqW9yCiA.jpg/180px-NCXIqW9yCiA.jpg

Название: Эвисцератор
Внешний вид: Стальной полуторный меч с частой волнообразной заточкой.
Действие, побочные эффекты: В руках представителя человеческой расы, обладающего ментальными способностями любого уровня, создает иллюзию снижения массы меча до половины фунта. Иллюзия полностью реалистична и воспринимается организмом носителя как реальность, так что размахивать тяжеленным Эвисцератором, словно легкой тросточкой - вполне реально. Также требует значительно менее частой заточки, дольше сохраняет остроту и несколько прочнее, чем обычные мечи из незачарованной стали.
Побочный эффект заложен в физиологии человеческого организма. Зачарование Эвисцератора обманывает сенсорную сферу, вызывая нечто вроде контролируемой фуги, но никак не влияет на действительную массу оружия и не уменьшает реальную нагрузку. В результате мышцы и сердце владельца вынуждены работать во многократно усиленном режиме, что неизбежно приводит к негативным последствиям в виде утомления, мышечных болей, растяжений, в некоторых случаях - разрывов. В отдаленных последствиях - быстрый "износ" организма, гипертрофия миокарда, аритмии и вообще большие проблемы с сердечно-сосудистой системой.
Владелец: Эйзенхорн

http://savepic.org/5067720.png

Название: Печать разрыва
Внешний вид: Железный перстень в виде крылатого черепа и двойной стрелки
Действие, побочные эффекты: В руках владельца-человека с уровнем ментальной магии не ниже Магистр [для магов] или Мастер [для колдунов] позволяет использовать заклинание "Портал". Побочный эффект: для поддержания портала использует физические силы владельца.
Владелец: Эйзенхорн

10. Способности и навыки:
Класс - колдун.
Магические способности: ментальная магия - уровень Мастер.
Боевые способности: общая физическая подготовка на уровне чуть выше среднего гвардейца Каридина. Продвинутый навык владения колюще-рубящим клинковым оружием, начальное умение в обращении огнестрельным оружием.
Личные и социальные способности: грамотность, знание основных языков на как минимум среднем уровне. Аналитический склад ума, развитая интуиция, умение до некоторой степени "разбираться" в людях и без применения ментальной магии. Талант к "жесткому" ведению переговоров, адекватному ситуации применению баланса угроз и предложений. Концентрация и адекватное распределение внимания. Быстрая оценка ситуации и принятие решений. Хорошие восприятие и память. Умение лгать, склонность к манипулированию.
Профессиональные способности: тактическая подготовка, руководство малыми боевыми группами (в том числе с огнестрельным оружием). Проведение поисковых и следственных действий. Разведка, дознание.
Бытовые способности: самообслуживание, приготовление пищи и все такое. На уровне обыкновенного человека, долгое время живущего в одиночку.

11. Питомец (если есть):
-

12. Связь с вами:
ЛС

13. Желаемый статус:
На этом пути - только боль и безумие

Отредактировано Эйзенхорн (24.02.2014 22:37)

+1

2

от меня приняты.

0

3

Эйзенхорн,
Анкета хороша, но смущает магия на уровне "архимага " в сочетании с  продвинутым навыком владения оружием. Давайте сократим до уровня Мастер (заклинания до уровня магистр).
Делайте подпись

0

4

Создатель, для игры очень, очень нужно заклинание "портал", а оно есть только на уровне архимага. Давайте может быть сократим что-нибудь другое? Или, возможно, разрешите второй артефакт, чтоб запиливать двери открывать порталы при помощи него.

Отредактировано Эйзенхорн (24.02.2014 18:34)

0

5

Эйзенхорн, Извините, что лезу не в свое дело, но, позвольте, вступлюсь за Вас.
Создатель, Прошу прощения, что вмешиваюсь, внесу свое предложение:

Эйзенхорн написал(а):

для игры очень, очень нужно заклинание "портал", а оно есть только на уровне архимага.

Ну раз человеку нужно - почему нет? Тем более г-н Эйзенхорн - колдун, а у них границы между уровнями, насколько я знаю, очень размыты. Пусть персонажу будет известно одно единственное заклинание такого высокого уровня? А общий уровень - несколько ниже? Такое ведь возможно?

0

6

1. Господа, я все понимаю, но моя задача соблюдать баланс и делать это не предвзято и с трезвой головой. Не в моих интересах создавать прецедент, после которого мне придется доказывать то, почему, одному игроку можно быть архимагом и великим воином, а другому нет. (в свои 30 с хвостиком). И то, что вам нужно "только одно заклинание", увы, для подобных господ будет не аргумент
2. По поводу заклинания перемещения, варианты:
- урезаем боевые способности, при этом магические на нужном уровне
- Я могу допустить, что мастер-колдун при каком-то соотношение порой может применять заклинание перемещения, но очень редко и с определенными последствиями для себя: ознакомиться можно тут: магия
- артефакт (но это как последний вариант).

0

7

Не знаю, где здесь великий воин. Казалось, что слова "продвинутый" и "мастерский" немного разные. Тзинч с ним, со стороны наверное виднее. Пусть будет артефакт.

0

8

Эйзенхорн,
жду описание артефакта

0

9

Создатель, done

Могу переходить к подписи?

0

10

Эйзенхорн, конечно

0

11

Жду подпись. От меня приняты

0

12

Создатель, готово

0

13

Эйзенхорн, а можно еще подпись сделать, (та что под сообщениями)

0

14

Создатель, и это готово.

0

15

http://s1.uploads.ru/MunFi.png

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Архив анкет » Assuming direct control


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно