Розыск от капитана пиратов




Группа нашего форума в ВК

Ищут компанию в квесты


Обновлен список свободных артефактов
Вы можете взять себе уже готовый артефакт в качестве стартового или награды за квест.

Знаете ли вы?
Есть по меньшей мере 2 способа, позволяющих любому тиграну обрести магический дар: первый - через культ, а второй - через кровь

Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!

http://img.rpgtop.su/88x31x11x3.gifhttp://forum-top.ru/uploads/buttons/forum-top_88x31_4.gif

Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год

РОЗЫСК

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Квестовые и сюжетные эпизоды » Квест: Монстр и сокровище [Империя Сувурри, Натюриал 6543 года]


Квест: Монстр и сокровище [Империя Сувурри, Натюриал 6543 года]

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

http://s9.uploads.ru/BUaFk.png
2. Участвующие лица:Аэлина Ашерир, Кельвин Лайм
3. Место действия Империя Сувурри
4. Вводная информация: Пески пустыни хранят немало тайн. Одна из них легенда, о великом храме, сокрытом где-то в пустыне. Если верить летописям, то когда-то давно это была сокровищница то ли правителя Алой Империи, то ли самой Шарисии. Но с тех пор прошло так много времени, что уже никто ни помнит и не знает о ней. Разве что «мертвый страж» все еще охраняет владения своего господина…
Недавно отряд тигранов отклонился от намеченного курса и заблудился в пустыне.  Из всего отряда в конечном счете вернулся только один, да и тот  все время бредил о монстре в песках, который смотрит на мир пустыми глазницами
5. Возможность добавления игроков: по согласованию с игроками
6. Время на момент начала эпизода: 12 Натюриал

0

2

Империя Сувурри. Пустынный базар
Аэлина шла по переплетенным улицам городка, скрываясь от палящего солнца под натянутыми тут и там тэнами.
Она была облачена в светлую свободную хлопковую куртку-тунику до середины икр с разрезами по бокам, из-под которой виднелись широкие брюки, сужающиеся к низу. На ногах были надеты защитные облегченные доспех. Под курткой − длинная темная рубашка, перевязанная кушаком. На нее надета короткая жилетка и наручи из кожи. Лицо Аэлина перевязала светлым платком, чтобы песок не попадал в лицо. Волосы убраны в пучок.
После палящего жара пустыни, прохлада и тень этого поселения радовали усталого путника. Несколько дней назад она заплатила хорошие деньги начальнику каравана, чтобы он взял ее с собой в Пустынный базар. Тот пересчитал купюры, посмотрел на нее из-под кустистых бровей и сказал ей, что согласен. Вечером, когда стало прохладнее, Аэлина пришла к задним воротам Ашара. Отсюда должен был стартовать их путь. Перекинув сумку через плечо, женщина забралась в экипаж. Два клинка в ножнах были закреплены у нее за спиной и спрятаны под балахон. Сопровождающие их наемники взобрались на своих пустынников. Караван двинулся прочь из города…
Пройдя по торговому пути с караваном, женщина, наконец, прибыла в последний пункт своего назначения. Отсюда, по плану, она должна была выйти в пустыню сама. Заплатив входной налог стражникам на входе, она кинула несколько слов караванщику и растворилась в толпе.
Живописные улицы  вливались в торговые площади, где было множество покупателей. По улицам в большинстве шли тиграны, местное население. Но приезжих тоже было много, торговля есть торговля. Поэтому одинокий ассасин из отряда «Страже воспоминаний» никого не должен был привлечь. Поплутав по улицам, она спросила у случайных прохожих, и на смеси местного и общего узнала, где ей искать Центральный базар. Получив ответ, женщина вышла к базарной площади…
Стражи отправили ее на поиски места, куда не удалось пробиться тигранам. Ее руководители посчитали, что демон справиться с этой задачей лучше, и вряд ли испугается неведомой трави. Ее снабдили картами, деньгами и информацией об империи и ее жителях. Аэлина отправилась в путь…
Она успела во время, там еще  были торговцы. Базар был хуже спрятан от солнца. Сухой жар, идущий из пустыни на окраине города, заполнял кривые проулки с палатками. Сами торговцы тоже прятались от жары. Спустя час демонесса купила все, что было запланировано. Запас воды и еды для себя на несколько дней, шатер, запас другой провизии для своего путешествия.  Договорившись о доставке своих покупок, Аэлина отправилась искать ночлег.
Разнообразие таверн поражало, но у нее был точный адрес постоялого двора, где она должна снять комнату. Этот двор пользовался популярностью у не местных и был лучшим выбором для соблюдающего осторожность Стража.
Зайдя в помещение, она пошла вглубь к стойке, за которой стоял рослый тигран.
- Приветствую тебя, путник, − приветствовал он женщину на приличном общем.
- И я приветствую тебя, − ответила демонесса. − Я хочу снять комнату и купить быстроногого Авертура.
Тиран рассматривал ее некоторое время, потом ответил:
- Комната есть. А вот пустынника можно купить у Карами. Он держит стойло в переулке Отваги. Завтра провожу тебя туда.
- Отлично, - ответила Аэлина без тени энтузиазма.
Она прикинула, сколько потребуется денег на животное, и когда привезут ее покупки. Заплатив за ночлег и забрав ключи, она отправилась в свою комната. Поднявшись наверх, она прошла по узкому коридору и открыла дверь в самом конце. Комната была маленькой, с трудом вмещавшей кровать, шкаф и кресло у окна. Женщина закрыла за собой дверь и бросила объемную сумку на кровать. Сняв с себя балахон, мечи, спрятанный кинжал, она с облегчением вздохнула и вытянула ноги в кресле. Здесь было прохладнее, чем на улице, крошечное окно выглядывало на соседний дом. Заглянув в дверь слева от кровати, она нашла ванну.
Маленькая ванна могла только назваться так. Вместо прилично ванны небольшая бадья и кран. Вздохнув, демонесса включали воду и  отправилась мыться...

Отредактировано Аэлина Ашерир (10.11.2017 10:08)

+2

3

Второй день в Муравейнике закончился точно так же, как первый. С закатом жители этого странного городка, полностью оправдывая собственное название плотной стаей высыпались из домов, и многоголосый гомон разнесся на многие мили вокруг. Кельвин сидел у крохотного окна в своей комнате в местной, с позволения сказать, гостинице, наблюдая за девушками-рабынями, которые под умелым руководством дородной (тигранки? тигранессы? Как адекватно перевести самоназвание местных женщин на общее наречие, Кельвин пока не придумал) принялись набирать воду. В целом, языковой барьер являлся второй по силе причиной его все возрастающей злости по отношению к тигранам, его заданию и всему миру в целом - Кельвин привык, что куда бы его не занесла судьба, он мог с большим или меньшим успехом изъясняться с местными жителями, ему наоборот даже очень нравилось узнавать новые слова и обороты на чужих языках. Увы, с тигранами все это работало совсем не так. Количество самых разнообразных диалектов, жаргонов, неологизмов делало общение с тигранами сущим мучением. Вдобавок, Кельвин начал подозревать, что местные просто издеваются над ним, имитируя дефекты речи или коверкая и без того немногие понятные ему слова так, чтобы он вовсе перестал их понимать. В результате общался он только с хозяйкой гостиницы да с доставившим его сюда торговцем, работающим на Союз.
Причиной первой была сама пустыня. Или даже ПУСТЫНЯ. Кельвин впервые забрался так далеко в земли Империи, и ему нестерпимо хотелось бросить все и уехать с караваном обратно в Вейтрал, чтобы сесть на первый же корабль, идущий... ну хоть куда-нибудь. Только вот подобное поведение вряд ли оценил бы Владыка Янтарь. Мир был слишком мал, чтобы пытаться убежать.
Цель, ради котороый он забрался так далеко в пески, была проста и понятна. Караван с грузом, пропавший несколько недель назад, немало интересовал Союз, но поиски каравана Владыка Янтарь был готов предоставить местным. Однако допускать, чтобы вещь, предназначавшаяся для тайной библиотеки Брута, попала в руки тигранам он не хотел. В результате Кельвин сидел на предпоследнем этаже странного колодезного города Муравейника в пустыне Эридии и осоловело смотрел вниз.
Не так сильно, как первые две причины, Кельвина раздражало вынужденное ожидание. По плану он должен был отправиться в путь еще вчера, но проводник, седеющий долговязый пантерс по имени Парвус, настоял на том, чтобы проделать часть пути с караваном его брата. Караван как раз прибыл вчера, и им потребовался день, чтобы дать отдых животным.
Раздался негромкий стук и в дверь, не дожидаясь приглашения, тяжело отдуваясь, протиснулся Марик, тот самый торговец родом из Вейтрала.
-Хозяйка сказала, ты не спускался к завтраку. Ты, случаем, не заболел? - поинтересовался тот, певуче растягивая гласные.
-Я упустил момент, когда ты стал моей мамашей, - огрызнулся Кельвин.
-А у меня хорошие новости - ничуть не смутился Марик. - Караван готов к отбытию.
-Слава пескам. Я уже готов был отправиться в пустыню самостоятельно.
-Что, не рад здешнему гостеприимству? - ухмыльнулся толстяк.
-Буду скучать только по местным шлюхам - в тон ему ответил Кельвин.
-Ждем тебя у выхода.
Короткие сборы заняли буквально несколько минут. Просторный бурнус, куфия, сапоги Кельвин сменил на плетеные сандалии, штаны и рубахи оставил свои. Короткая прямая сабля работы аэри, взятая в арсенале Союза еще в Бруте (в крайнем случае Кельвин планировал использовать ее как плату), фляга с водой в кожаном чехле, сумка,кошелек с пятеркой медных и горстью серебряных монет (услуги проводника, проживание и трехразовое питание было оплачено), умело спрятанные мешочки с драгоценными камнями (на всякий случай), верный стилет на поясе и два метательных ножа на правом бедре. При его появлении два пантерса (Кельвин слабо разбирался в фамильных чертах тигранов, но эти двое на братьев похожи не были совсем), ведущие оживленную беседу, замолчали и оценивающе воззрились на него. Через секунду молчания более молодой и плотный (методом исключения из двух Кельвин догадался, что это тот самый хозяин каравана) ухмыльнулся, сплюнул и что-то сказал своему сородичу. Из его речи Кельвин разобрал только слово "вода" и ругательство, ближайшим синонимом которого было слово "чмо". Подойдя вплотную к тигранам, Кельвин спокойно спросил старшего:
-Что он сказал?
Посмотрев на брата, проводник тоже оскалился и ответил:
-Он сказал, что водный человек слишком тепло одевается. Там, куда мы отправляемся, не идет снег.
Кельвин сравнил свой наряд с одеждой тигранов и сделал вывод, что обитатели пустыни не нуждались в такой защите от солнца - вероятно, шерсть частично защищала их от пекла. Оскалившись, он напряг голосовые связки, и произнес, стараясь максимально похоже воспроизвести лающий местный диалект:
-Хочешь-побыть-моя-шкура-я-побрить-тебя-мой-сабля.
Плотный тигран ошарашенно замер,а потом запрокинул голову и захохотал. На взгляд Кельвина, больше всего его смех был похож на лай гиены, но он терпеливо ждал конца представления. Отсмеявшись, пантерс ткнул себя когтем большого пальца в грудь и сказал:
-Шивани.
-Кельвин - представился Кельвин.
В ответ на это Шивани разразился очередной тирадой, из которой Кельвин вновь понял едва ли пару слов, настолько невнятно из его рта звучали знакомые, в общем-то, звуки. Вопросительно уставившись на Парвуса, Кельвин ждал перевода. Тот снова оскалился, и перевел:
-Он сказал, что когда ты станешь его рабом, он вырвет тебе язык, чтобы своим пердежом ты не царапал его нежные уши. Кельвин, услышав ответ, вопросительно наклонил голову набок и посмотрел Шивани в глаза, Марик же изменился в лице и побледнел.
-Он шутит, друзья мои! - поспешил заверить людей Парвус. - Ну, не будем терять времени. Ночь коротка, а путь далек. Звезды да осветят нашу дорогу.
Выдержав паузу, Кельвин повернулся к Марику, и пожал ему руку.
-Ну, ни пуха. Не воспринимай слова тиграна всерьез, Парвус разумен, и не променяет награду за твое благополучное возращение на удовлетворение самолюбия своего брата. Ну, в крайнем случае, убивать тебя не будут - а Союз рано или поздно выкупит тебя.
Не сильно обнадеженный таким заявлением, Кельвин вздохнул, и побрел за тигранами. Впереди и в самом деле был долгий нелегкий путь.

+1

4

Аэлина Ашерир
Лавка Карами, а точнее сказать достаточно большой загон с десятком пустынных ездовых существ, располагалась на окраине рынка, и судя по всему, специализировался на том, чтобы предоставлять транспорт для забывчивых и ленивых путешественников. Что первых, что вторых в мире всегда было предостаточно, поэтому пантерос (а именно к этому виду и относился Карами) не бедствовал. К слову, как раз в тот самым момент он спорил с очередным клиентом, судя всему задолжавшим торговцу.
-Карами, прошу, последний раз, я все тебе отдам,- говорил человек, который уже битый час объяснял этому блохастому свою проблему и невозможность оплатить.
-Саид, уйди, не мешай работать, ответ будет нет.
-Я всего-то у тебя прошу одного вшивого волокушу, это так много?- продолжил мужчина.
-Одного вшивого?- прорычал со злостью пантерос.- Да я тебе своих деток и за горы золота не отдам. Это надо же, лучшего ферроса потерял, сказки на рассказывал и ему все мало! Вали от сюда по добру по здорову!
-Твой феррас был труслив как котенок, убежал как только это увидел,- возмутился караванщик.
-Мой Нава был храбрый, он даже драконов не боялся! Это ты врун и трус!



Кельвин Лайм
В пустыни жаркие дни сменяют холодные ночи, путешественники первый раз оказавшись в этом недружелюбном краю теряются, не понимаю, от чего бедуины так тщательно закутываются в теплые шерстяные ткани. Но стоит провести одну ночь покрывшись инеем (порой в прямом смысле), и вопрос отпадает сам собой. В этом плане тигранам повезло на много больше: густая шерсть одинаково хорошо защищала от жара и от холода (еще один великий дар Шарисии своим творениям).
Караван был в пути уже три дня, Муравейник остался далеко позади, превратившись в очередной мираж, еще чуть-чуть и разум задастся вопросом, а был ли этот оазис вообще? Однотипный рельеф, не меняющаяся с течением времени картина пустыни вызывали сомнения: а вдруг заблудились? Только спокойствие и невозмутимость караванщиком говорила, что они знают, куда направляются. Все это время они шли по исхоженному маршруту из Эларии в Вейтрал и обратно: он был относительно безопасен (если хоть что-то можно назвать безопасным в пустыни). Но Союз не собирался довольствоваться этим путем, его посланнику необходимы другой... А туда в свете недавних событий мало кто хотел ехать. И вот караван остановился, где-то впереди раздался шум и перебранка на местном языке с использованием весьма красочных, но трудно переводимых диалектов: это ругались тиграны и бедуины, которые сопровождали груз.
«Мы туда не поедим,- говорили одни.- Там живет зло. Туда ходить нельзя».
«Но вам заплатили, -твердили другие,- не уже ли вы боитесь сказок?»
«Это не сказки, и если вы на столько безумны и не боитесь гнева духов, то поезжай!»

0

5

Утром Аэлина рано открыла глаза, щурясь от света, падающего из окна.  Не спеша встала, зашла в ванну и перебрала свои вещи. Потом собралась, оделась, убрала оружие за спину, взяла свою сумку. Внизу в такую рань еще никого из посетителей не было. Только хозяин возился у двери. Тигран увидел ее и предложил ей завтрак, на что она милостиво согласилась.
Демонесса села за стол и положила сумку рядом. Хозяин вернулся из кухни, неся тарелку и кувшин. Поставив перед ней еду, он вернулся за ложкой и кружкой. Аэлина была голодной и принялась жевать. Справившись с завтраком, она встала и пошла к стойке.
- Вчера ты обещал показать, где купить пустынника, - сказал она. - И еще я хочу взять проводника в пустыню.
- Да, сейчас позову помощника, - ответил тигран на общем, и закричал. - А ну быстро беги сюда, мелкий хулиган!
Послышался стук бегущих ног со второго этажа, и к ним спустился тигран лет десяти. Он запыхался и тяжело дышал.
- Чего звал, хозяин? - спросил он, смотря на них с подозрением.
- Возьми эту женщину, и купите с ней пустынника, - отдал приказ тигран. - И если найдется хороший провожатый, пусть она обратиться к нему.
- Идите с ним, он покажет вам, где найти то, что вам нужно, - хозяин посмотрел на аэри, и указал на тиграна-мальчика.
Аэлина направилась за ним, махнув рукой хозяину в знак прощания. Они вышли на улицу, Аэлина надела на голову капюшон туники, закрываясь от солнца. Местные были привычны к жаре, ей же приходилось прятаться под одеждой от его невыносимых лучей.
Она шла за спешащим впереди мальчиком, он шел довольно быстро. Они свернули несколько раз, и вышла на торговую площадь. В большом крытом  помещении она угадала стойло.
- Тебе сюда, госпожа, - ответил тигран-проводник, указывая когтистым пальцем на стены стойла. Она поняла только, что он обращался к ней.
Аэлина обошла строение в поисках входа. Найдя дверь, она дернула ее на себя и зашла в сумрак. Ее глаза были приспособлены к темноте, она сразу заметила несколько тигранов внутри.
- Доброго вам дня, - сказала она на всеобщем. - Я хочу купить пустынника у вас.
- Добрый день, - отозвался солидный тигран в дорогой одежде. - Вы располагаете нужной суммой?
- Конечно, - ответила демонесса.
- Пойдемте выбирать, - ответил ей собеседник.
Они вышла во двор и пошли к стойлу. Из-за  деревянных перекладин ограждения на них смотрели глаза. Местный тип извозчиков был довольно экзотичен для нее. Мощное тело животного покрывал густой бежевый мех, глаза бусинки были черными, морда заканчивалась подобием тупого клюва с кожистыми наростами. Длинный хвост, две мощные беговые лапы, и две рудиментарные вместо рук чудовища. Эти зверюги слыли неплохими скакунами в пустыне. Но она хотела нагрузить его провизией и другой поклажей, чтобы преодолеть пустыню.
- Вот этот хорошо, - ткнула она пальцев в забор, за которым находился очень крупный самец.
- Да, он один из лучших у нас, - ответил продавец. - Покупаешь?
- Да, - кивнула женщина.
Тигран что-то сказал своим помощникам, и они отправились в загон. Аэлина с торговцем вернулись к входу в дом. К ним подошел ее проводник, и что-то начал быстро рассказывать тиграну. Тот ответил  ему, потом повернулся к ней.
- Ваш спутник говорит, что вас интересует проводник, - сказал он. - Это так?
- Да, я хочу нанять его. Сегодня днем я выхожу в пустыню, - ответила она.
- Этот тигран отведет вас к лучшему проводнику, но это будет стоить недешево.
- Я готова к тратам, - кивнула ему аэри, поправляя выбившиеся волосы из-под накидки.
Расплатившись и попрощавшись с торговцами, она пошла за мальчиком.
Когда она догнала их, то попросила его пойти договориться с проводником и что она готова заплатить ему любые деньги. Подхватив узду у тиграна, Аэлина пошла обратно на постоялый двор. Пустынник довольно мягко ступал рядом с ней несмотря на его габариты. Они вошли во двор, она привязала зверя к брусу и пошла к себе в комнату.
Вчерашние покупки доставили, и провизии должно хватить на путешествие. Пока она вытаскивала вместе с хозяином запасы во двор и упаковывала их, пришел ее проводник с рослым мужчиной-тиграном средних лет. Сзади шел пустынник. Аэлина направилась к ним.
- Приветствую тебя, - сказала она.
- А я тебя, - коротко отозвался он. - Этот юноша сказал, что ты ищешь проводника и не поскромничаешь в оплате!
- Да, это так, вы проводник?
- Да. Когда мы выходим? - спросил  тигран.
- В полдень, - ответила она. - Как соберемся.
- Отлично, - отозвался он.
Они собрали ее к путешествию по пустыне, ее проводник дал ей много ценных советов. Потом они плотно пообедали и вышли из двора. Мальчик провожал их до выхода из городка. На воротах он оставил их, помахав на прощание им. Аэлина и Шарон выехали верхом на груженых пустынниках в пустыню Эридии и растворились в мареве горячего воздуха.

Отредактировано Аэлина Ашерир (12.11.2017 11:18)

0

6

Чудовищно жаркие дни сменялись поразительно холодными ночами. Кельвин знал об этом заранее, но все равно оказался не готов к подобному: когда на вторую ночь от дыхания начал идти пар, а иней покрыл металлическую крышку компаса, Кельвин недоуменно оглянулся вокруг - неужели это действительно типичная картина для пустыни? И они не угодили в неведомую магическую аномалию, перебросившую их куда-нибудь на далекий север? Но полное равнодушие  прочих обитателей каравана убедило его в полной обыденности происходящего. Посмотрев на свое кривое изображение в запотевшей крышке компаса, Кельвин в очередной раз убедился, что отращивать бороду - занятие не для него. Мало того, что борода росла неравномерными клочками, так еще и была почему-то рыжей. Впрочем, бриться он все равно не собирался - окружающим тигранам явно было плевать, как он выглядит, а сам он предпочитал дождаться более подходящих условий.
Караван включал в себя восемь повозок с запряженными в них ферресами (когда Лайм впервые их увидел, он немало удивился размеру и силе этих животных. На книжных иллюстрациях они выглядели несколько иначе), и с десяток пустынников, на которых, в основном, ездили разведчики и бодрствующая смена охраны. Два десятка тигранов разных видов, и дюжина людей-рабов, выполняющих грязную работу.
Оценив количество охраны, Кельвин в первый же день задал Парвусу вопрос:
-Мы кого-то боимся? Зачем каравану столько охранников? Я полагал, этот путь в известной мере безопасен.
Помолчав, пантерс ответил:
-Мы никого не боимся. Да, этот путь безопасен. Но даже в безопасной пустыне все равно полно опасностей.
-Например? На нас нападет пустынный червь?
-Глокши водятся южнее и восточнее, ближе к морю. Здесь для них слишком жарко. Нет, мы защищаемся не от ужасов пустыни. Если на нас нападет Мургот, лишь вмешательство Богини защитит нас - Парвус посмотрел на звезды. - Нет, человек, мы защищаемся от таких же, как мы. В пустыне трудно спрятаться, но легко потеряться. И этим пользуются разные - Парвус сплюнул в песок и употребил слово, которое Кельвин для себя определял как "недостойный родиться".
Подумав секунду, Кельвин задал вопрос:
-Часто ли Богиня вмешивается? Я мало знаю о вашей вере.
Парвус оценивающе посмотрел на Лайма, и нехотя ответил:
-Не заговаривай с тигранами о вере, если ничего в ней не понимаешь. Мало кто из моих братьев так же терпелив, как я.
Еще Кельвина удивило то, что на ночь все ложились спать либо на больших камнях, если таковые находились рядом с местом остановки - либо в повозках, среди товаров. Но в этот раз Лайм сам получил ответ на незаданный вопрос, когда два надсмотрщика подошли к ферресу, который парой часов ранее начал хромать, и после короткого обмена репликами один заставил могучего зверя поднять лапу, а второй, вооружившись раскаленным ножом принялся колдовать над его лапой. Зверь ревел, но терпеливо ждал, пока тиграны произведут необходимые манипуляции. Подойдя поближе, Кельвин увидел, что именно срезали с лапы ферреса - и вспомнил, что уже слышал о пустынных пиявках. Впрочем, он представлял их действительно как пиявок - а эта тварь была явно больше и сильнее тех болотных кровососов, которых доводилось встречать Лайму прежде. Покачав головой, он задался вопросом - почему в пустыне все опасные твари вырастают больше, чем их аналоги из более умеренных широт?
На третью ночь к Кельвину, озираясь, подошла молодая девушка. Рабыня из числа сопровождающих караван людей, невысокая светловолосая уроженка земель Терры с круглым некрасивым лицом. Оглянувшись по сторонам и явно чего-то опасаясь, она негромко заговорила:
-Помогите мне. Пожалуйста. Вы должны меня спасти.
Кельвин уже понял примерно, о чем попросит его девушка, но молча смотрел ей в глаза и ждал.
-У вас ведь есть деньги. И эти твари слушают вас. Пожалуйста, заберите меня. Моя семья... У меня есть родственники. Они заплатят вам.
Любые деньги. Все, что вы пожелаете.

-Как тебя зовут? Как ты тут оказалась?
-Октавия. Октавия Герман, я дочь Юлиана Германа, из Каридина. Мой отец был купцом, на нас напали разбойники, они убили отца, а меня... я...
Глаза девушки наполнились слезами. Продолжая молча смотреть на нее, Кельвин делал выбор. Нет, изменить ее судьбу он был не властен. Даже если у него хватит денег и он договорится с хозяином девушки, там, куда он отправляется, ей не место. А без него она явно не доберется до Вейтрала и до Терры. И даже если она не лжет касательно своей семьи, вытащить ее из лап тигранов Кельвин сейчас не мог.
Он размышлял о другом. Что лучше - смириться со своей жизнью или лелеять надежду? Надежда может поддерживать, но может и сломать.

-Я не заберу тебя сейчас. Но я вернусь. Когда-нибудь.
Это была ложь. Даже если он останется жив после своего предстоящего путешествия, он не станет искать Октавию Герман. Максимум, что он для нее сделает - если судьба занесет его в Каридин, он наведет справки о ее отце и семье, и, если таковые действительно отыщутся, он передаст им информацию. Слишком много если, слишком мало шансов. Но Кельвин решил дать ей надежду.
-Пожалуйста... я не могу... я не...
Чего именно Октавия не, Кельвин узнать не успел. Огромная лапища грубо схватила ее за голову и швырнула на песок. Один из охранников каравана, здоровенный тигран, имени которого Кельвин не знал, оскалился и на ломаном общем задал вопрос:
-О чем вы говорить? Что она тебе говорить?
Глядя ему в глаза, Кельвин ответил:
-Ничего, о чем тебе стоило бы знать.
Поиграв в гляделки пару секунд, тигран перестал скалиться, и сообщил Кельвину:
-Иди к Шивани. Затем повернулся к рабыне, и, грубо схватив ее за волосы, волоком потащил рыдающую девушку прочь.
Проводив ее взглядом, Кельвин вздохнул и пошел к караванщику. Возле головной повозки стояли Шивани, Парвус, начальник охраны каравана, огромный тигран Инсар и седой пантерс по имени Аббас, который, насколько понял Лайм, был кем-то вроде советника. Из этих четверых более-менее на общем языке говорил только Парвус. Кельвин был уверен, что Шивани тоже неплохо понимает и говорит на общем, но зачем-то предпочитает скрывать сей факт и общаться через переводчика.  Кельвин за последние три дня серьезно подтянул свое знание местного языка и уже мог сносно общаться даже на том кривом диалекте, который предпочитали обитатели каравана, но тоже предпочитал не демонстрировать лишний раз свои познания.
Когда он подошел, на него уставились три с половиной пары глаз - хитро-превосходящий взгляд Шивани, бесстрастный взор Аббаса, сочувствующий - Парвуса, и откровенно презрительный взгляд одноглазого Инсара. Появление Кельвина явно прервало Парвуса на полуслове, но тот уже начал разговор с Лаймом.
-Проблемы, мой друг! Караван идет дальше, и Шивани не собирается делать крюк для нашего с тобой дела.
-Не вижу проблемы, ДРУГ. Караван изначально был твоей идеей. Мне он не нужен.
-О, не будь опрометчивым! Пустыня опасна! Но, быть может, я смогу убедить Шивани, если ты заплатишь...
-Горы опасны. Море опасно. Леса опасны. Города опаснее всего. Я не боюсь неслучившихся опасностей, Парвус. Если караван не идет туда, куда нужно мне, я пойду один. Ты уже получил свою плату. Ты взял деньги, и взял обязательства. Если я погибну по твоей вине, Союз придет за тобой. В твоих интересах, чтобы я вышел из пустыни живой и здоровый, если не хочешь остаток жизни просидеть в месте, подобном этому.
Кельвин обвел рукой участок пустыни, на котором расположился караван. Участок был донельзя уныл и непримечателен. Быть может, именно потому Парвус поник, и печально заговорил со своими соплеменниками о том, что, судя по всему, человек оказался слишком глуп и скуп, но за ним стоят важные люди, и придется Парвусу рисковать своей судьбой, чтобы отвести глупца туда, где он, несомненно, найдет свою смерть. Потом развернулся к Лайму, и снова заговорил про деньги:
-Нам понадобятся пустынники. Я думаю, смогу уговорить Шивани  сделать скидку.
Услышав сумму, Кельвин даже улыбнулся. Очевидно, Парвус предполагал, что начав торги с такой планки, по достижению консенсуса он все равно получит достаточно, чтобы довольными остались и Шивани, и Парвус, и вся его семья до пятого колена.
-Я знаю цены, Парвус. То, что мы стоим посреди пустыни, ничего не меняет. К тому же, тебе уже заплатили и за пустынников.
-Да, заплатили, но за аренду, мой друг. А ведь велик шанс, что эти чудесные звери не вернутся к его хозяину.
-Даже если так. Цена слишком высока. Дели ее три.
-Это... - Парвус даже задохнулся от притворного возмущения. Кельвин продолжил, не обращая внимания.
-Я заплачу пятую часть здесь. Остальное - кредитный билет банка Брута.
-Нет, Шивани не возьмет бумагу.
-Возьмет. Ты убедишь его. К тому же, он бывает в Вейтрале, так что получить оставшиеся деньги не составит для него труда.
-Ну хорошо. На два с половиной, и четверть сразу, - сдался пантерс.
-Идет - не стал упорствовать Лайм. - Выходим сейчас.
-Сейчас? Но будет жара... и Авертурам нужен отдых.
-До жары еще часа три. Я и так потерял слишком много времени.
Сборы заняли немного времени. Под бдительным взором Шивани и Ансара Кельвин отдал Парвусу один из мешочков с камнями, после чего один из подручных Шивани подвел к ним двух авертуров. Четыре бурдюка с водой, запас лепешек, вяленого мяса, сушеных фруктов и орехов на неделю. Лайм никогда прежде не пользовался таким видом транспорта, но полагал, что сумеет удержаться в седле. Уже на выезде из лагеря, Лайм заметил происходящее возле костра рабов. Два охранника держали руки и голову Октавии, а третий, вооруженный раскаленным ножом, старательно ковырялся у нее во рту. Потом победоносно вскинул в руку, и закричал на своем языке. Кельвин уже знал слово "язык", и понял, что именно сделали с девушкой.
Коснувшись амулета, Кельвин мысленно произнес:
-Октавия Герман. Юлиан Герман.
После чего выкинул ее из головы.

0

7

(пишу совместно (кто-то из вас мог добраться раньше, кто-то позже. Вопросы можете задавать мне в ЛС или в теме квеста)
Три дня пути... Три дня по бескрайнем пескам без какого-то намека на цивилизацию. В этой части пустыни никогда не ходили караваны, здесь не найти следом бедуинов, местные зазывают ее «Домом богини». Безжалостная, беспощадная песчаная гладь в которой достаточно легко заблудиться, где миражи то и дело встречаются на пути. Но именно сюда направлялись два не связанных друг с другом путешественника. Среди местных племен ходили истории о целых погибших кочующих городах, навеки оставшихся в этом месте.
И вот спустя дни скитаний открывается жуткая картина: останки некой группы (по сути только занесенные песком тюки). Еще немного, еще пару дней и от них бы не осталось и следа. Каких либо следов вряд ли удастся найти (разве что у кого-то хватит терпения разгребать песчаные насыпи).
Интересным можно назвать высушенное худощавое тело  существа, покрытого клоками густой шерсти, только при очень хорошей фантазии можно было бы понять, что это был феррас (или лучше сказать его мумия)

0

8

Аэлина смотрела вперед, прикрываясь рукой от слепящих лучей солнца. Они уже два дня шли по следу каравана, экономя на всем. Было адски жарко, расплавленный воздух витал вокруг них, песчаная дюна была бесконечна. Но вот их ездовым животным повезло - они чувствовали себя вполне неплохо. Все-таки они были рождены здесь и их организм был приспособлен к чудовищному пеклу дня и к обмораживающему холоду ночи. Пустынники вполне бодро шли, не смотря на груз и седоков.
В отличие от аэри, которая хоть и была демоном, но местная жара была куда сильнее подземелий ее родной страны. Все время хотелось пить, а еще лучше утопиться в каком-то  озере. Но ничего подобного здесь не было. Им встречался только небольшой родник в расщелине, стекающий тонкой струйкой. Шарон предупредил ее, что воду надо процедить через марлю, прежде чем пить. Вдоволь наплескавшись и пополнив запасы, они отправились дальше.
К вечеру второго дня ее проводник нашел каменную кишку для ночевки. Сами перенесли сумки под каменный свод. Ее спутник был молчалив, но очень опытен. Он неустанно следил за их дорогой, предупреждал о возможных опасностях, а когда взошли звезды, сравнивал их маршрут. Только благодаря ему они не сбились с пути. Потому что путь каравана в песке все равно зыбкий. Кроме обычных пиявок тут вполне можно  было найти Глокши. И днем, и ночью пустыня была полна опасных тварей.
- Нужно разведать это место, прежде чем спать, - сказал тигран и ушел в глубь пещеры.
Демонесса проводила его долгим задумчивым взглядом и решил заняться костром. Ей совсем не было жаль это мохнатое отребье. Но без него она не дойдет в незнакомой пустыне. А так сдался ей он.
В этой забытой их богами пустыне не было топлива. Они топили в основном экскрементами животных и привозными. Аэри купила запас хорошего горючего, которое легко транспортировалось и хорошо горело. Через несколько минут костер горел. Дым уходил в расщелину.  Аэлина села на каменное основание пещеры, сняла накидку и вытянула уставшие ноги. А потом ощутила сильную пульсацию в голове. От боли в глазах начало темнеть. Аэри резко раскрыла глаза, начавшие переходить в демонические. Мир вокруг обострил краски. Она резко встала и вышла из пещеры.
- Как же так, - говорила она сама собой. - Как не во время. Где я найду тебе еду. Самой бы не помереть от голода.
Принюхавшись, она ощутила чье-то присутствие и пошла туда. Солнце уже село, но она прекрасно видела и ощущала свою жертву. Ее тонкий нюх вел к ней. Она достала меч из-за спины и медленно шла по песку. Шаги в мягких одеждах и обуви были не слышны. Она увидела ее, гигантскую песчаную пиявку. Она пожирала свой ужин. На земле лежала какая-то песчаная крыса.  Аэлина кинулась к ним, и одним ударом отрубила этой мерзости хвост. Та закорчилась и завыла. Женщина сняла с шеи Око и поднесла к ней. Камень засветился во мраке голубоватым светом и потянулся к пиявке. И эта тварь растворилась в разлившимся сиянии. Аэлина убрала камень обратно, он перестал выкручивать ей мозги и принял жертву.
- Этого мало, но тут очень трудно найти приличных жертв, - извинилась она перед ним.
Она отправилась назад в пещеру. Там ее ждал тигран.
- Где ты ходишь, - спросил он, вороша угли костра. Он подстрелил грызуна и теперь жарил его на огне. 
- Не важно, - оскалилась она. Она успела вернуть человеческий облик. Грызун пах вполне аппетитно…

Третий день показался Аэлине бесконечным. Они все шли и шли. Выходил еще в прохладе, теперь же от нее ничего не осталось. Позавтракав лепешками и высушенными фруктами, они отправились в путь. Тигран предупредил ее, что надо быть особенно внимательным сегодня. И было из-за чего.
Ее конечной целью был затерянные в песках руины старого города. Некогда он был оплотом ее расы и они держали в страхе местных тигранов. Но то время прошло и пустыня стерла с лица земли древний город. Остатки его еще оставались глубоко в песках. И путь к ним был опасен, только отчаянные отряды шли к древней махине.
Шарон сказал ей утром кое-что об этом месте.
- «Дом богини» место сакральное и мифическое. О нем ходит много слухов, но пока никто не был там или был, но не выжил, чтобы рассказать о своем подвиге. Пустыня безжалостна к храбрецам и безумцам.
- Но мы почти пришли, - перебила его Аэлина.
- Вот когда дойдем, тогда и поговорим об этом, - хмыкнул тигран и замолчал.
Они сделали остановку днем напоить животных и перекусить самим. Аэлина достала вяленое мясо и лепешки. После трапезы они снова шли по песку…
Ей казалось, что день никогда не закончится. Но внезапно ее проводник, идущий впереди, закричал ей что-то. Он увидел какие-то барханы на гладком полотне песка. Они направили животных к ним.
Через несколько минут они подошли достаточно близко, чтобы увидеть.
- Что это? - спросила Аэлина.
- Похоже пески кого-то поглотили. Это тюки каравана, - ответил ей тигран. Он слез с пустынника и подошел ближе...

0

9

Два дня путешествия Кельвин провел практически в полном молчании. Поначалу Парвус еще пытался разговаривать с ним, но быстро понял настроение клиента и отстал. Кельвин же был сосредоточен на предстоящем деле, не говоря уж о том, что его по-прежнему дико раздражала сама пустыня. Миражи, обманчивые расстояния и полный перечень опасностей, с которыми Лайм раньше дела никогда не имел. Моря были куда роднее его сердцу. Однако, несмотря на такие различия, ориентироваться в пустыне и в море оказалось делом на удивление похожим - звездное небо, направление по компасу, только вместо морских течений тут были мигрирующие под действием ветра пески.
На второй день Кельвин внезапно услышал звук, которого в пустыне быть просто не могло. Откуда-то издалека ветер доносил звуки, больше всего напоминающие музыку оркестра. Кельвин, как заядлый любитель самых разных музыкальных выступлений различил струны, орган и даже грохот барабанов. Музыка упорно не складывалась в мелодию... Или человеческое ухо просто неспособно оценить гармонию этих звуков? Поскольку, несмотря на обстановку, сходить с ума он вроде не собирался (интересно, те, кто сходят с ума, способны отследить этот процесс? Если я чувствую, что схожу с ума, остаюсь ли я из-за это вменяемым?), то догнал Парвуса, остановившегося в паре десятков метров от него, и спросил:
-Что это? Колдовство? Или тут действительно кто-то... музицирует?
-В море такого не встретишь, ага? - усмехнулся тигран. - Нет, человек. В пустыне немало магии, но не в этот раз. Это песок. Всего лишь песок. И ветер.
Парвус натянул поводья, и, не обращая более внимания на доносившуюся музыку, поскакал дальше. Кельвин какое-то время недоверчиво продолжал смотреть в ту сторону источника звука, затем активировал амулет, намереваясь по возвращению домой обратиться к знакомому композитору с просьбой преобразовать эти звуки в полноценную мелодию. Мелодию пустыни.
На привале Парвус развел костер из высохшего деревца, проросшего прямо из крыши пещеры, которая послужила им убежищем, повесил котелок с водой (на каждом привале тигран упорно кипятил воду и заваривал странный напиток, напоминающий очень крепкий и сладкий чай, который Парвус путем переливания из одной пиалы в другую взбивал буквально в пену), после чего, задумчиво глядя в пламя, обратился к Лайму:
-Завтра мы доберемся до места. Чего ты ищешь там, Кельвин? - Парвус за время их пути назвал человека по имени и посмотрел тому прямо в глаза.
-Ты знаешь ответ, Парвус - в тон ему ответил Лайм. - Где-то здесь пропали наши караваны.
-Что ты будешь делать, когда найдешь их? Даже если груз не растащили и не занесли пески, на своем пустыннике ты не увезешь ничего тяжелее бурдюка с водой.
-Для начала, неплохо было бы понять причину их пропажи.
Парвус усмехнулся:
-Оглянись вокруг, друг. Причин тысяча и одновременно одна - это Пустыня.
Что ты хочешь услышать, тигран? Ты не глуп, и, наверное, понимаешь, что я здесь не просто так. Надеешься узнать что-то важное, что сможешь потом продать Империи? Или ты и сам не тот, за кого себя выдаешь?
Помолчав, Кельвин все же ответил:
-Боюсь, подобный ответ не устроит моих нанимателей. У меня тоже есть вопросы.
-Спрашивай, - пожал плечами тигран.
-Аббас говорил что-то о духах. О зле, которое живет в руинах.
Парвус оценивающе посмотрел на Лайма:
-Впредь нам стоит быть осторожнее в твоем присутствии. Ты слишком хорошо слышишь.
-И все же?
Парвус помещал напиток в котелке, попробовал, удовлетворенно кивнул, снял его с огня, налил в первую толстостенную глиняную пиалу примерно половину того, что было в котелке, и принялся переливать свой чай туда-сюда. Кельвину оставалось лишь терпеливо ждать конца церемонии. Наконец, доведя зелье до необходимой консистенции, Парвус разлил содержимое пиалы по двум стаканам  и протянул один из них Лайму. Кельвин осторожно принял хрупкий стакан, и, глядя на пантерса, отхлебнул напиток. Все тот же крепкий сладкий чай. В молчании текли минуты, Парвус допил свой стакан, и принялся колдовать со второй порцией. Наконец, закончив процедуру, он вылил все в свой стакан, и, глядя в огонь, наконец нарушил тишину:
-То, что я тебе расскажу, не является тайной. По крайней мере, из моего народа любой, имеющий уши слышал о древних руинах. Они хранят немало тайн, и в каждом поколении находятся глупцы и смельчаки, желающие вернуть эти тайны. Мало кто из них возвращается назад, и никто так и не сумел добиться своей цели. Те руины, к которым приближаемся мы... Одни старцы говорят, что это храм времен Алой Империи. Другие - что он еще старше. Что ты знаешь о нашей истории, Кельвин?
-Вы - одни из древних. Битва времен. Война с эльфами. Бегство Шалисха. Алая Империя. Рабство. Достаточно, и в то же время не так уж много. Что ты хочешь услышать?
-Наша история тесно связана с нашей религией. Мы верим, что однажды Шарисия снова поведет нас в бой и мы уничтожим всех. Вас, драконов, эльфов, аэри - пантерс нервно оскалился. - Однажды.
Парвус пошевелил костер, подкинул еще пару веток, и продолжил:
-Слишком многое утрачено. Слишком многое мы забыли за темные века рабства. Одно мы знаем точно. Древние храмы надежно хранят свои тайны, и не надо тревожить их покой. Но я когда-то был молод и глуп. И, наверное, - усмехнулся тигран, - остаюсь глупым до сих пор. И до сих пор мечтаю разгадать тайну. Поэтому я и брожу по пустыне, хотя у меня достаточно денег, чтобы прожить оставшуюся жизнь в роскоши. И поэтому я согласился провести тебя туда, куда стараются не забредать мои родичи. Ты ведь такой же, как я. Я слышал о тебе, Кельвин Искатель. Ты тоже пытаешься разгадывать тайны, ты будишь историю, и лезешь туда, куда лезть не следует.
Кельвин молчал, стараясь не выдать своего изумления. Куда делся хитрый пантерс, который пытался выторговать побольше меди за пару пустынников? Который почтительно молчал в присутствии своего брата и старого Аббаса? Сидящий перед ним был куда мудрее и проницательнее.
-Караван вез что-то ценное, помимо груза? Или тебя изначально интересовали руины, Кельвин Лайм?
Кельвин почувствовал, что от его ответа сейчас зависит если не все, то многое. Чего ждать теперь от Парвуса? Справится ли он с ним, если старый пантерс решит напасть? Ну, наверное, да. Сможет ли он добраться до пропавшего каравана в одиночку? С определенной долей везения, да. Сможет ли он выбраться из пустыни в одиночку?
В этом Кельвин не был уверен совершенно.
-О руинах я впервые услышал от тебя, Парвус. Меня интересует груз. Я не безумен и не собираюсь лезть туда, откуда не возвращаются.
-То, что из подобных мест не возвращаются, вовсе не значит, что оттуда нельзя вернуться, человек. Неужели ты не хочешь стать первым? Положим, тебя не интересуют камни и древняя магия. Во всех храмах была библиотека, которая, наверняка, пережила прошедшие тысячелетия. Неужели ты не хочешь взглянуть на манускрипты времен Войны Времен?
Кельвин откровенно не понимал, чего хочет пантерс. Пытается спровоцировать его?
Или наоборот?
-Я не уверен, что правильно понимаю тебя, Парвус. То что ты говоришь, похоже на предложение.
-Что, если так, человек?
-У меня есть цель, пантерс. Мне нужны пропавшие караваны, и ничего больше.
Парвус усмехнулся, встал и пошел к выходу из пещеры. На выходе, глядя в звездное небо, он, не оборачиваясь, произнес:
-Мы доберемся до них уже сегодня. Выйдем через пару часов.
-Днем?
-Ночью там слишком опасно. Подумай над тем, что я тебе сказал. Второго шанса может не представиться.
Ближе к вечеру, устав от жары и недосыпа, Кельвин был больше сосредоточен на том, чтобы не упать со спины авертура, и потому не сразу заметил, что Парвус остановился. немного не дойдя до вершины большого бархана. Оглянувшись на Лайма, он жестом показал ему, что надо остановиться и спешиться. Спрыгнув на песок Кельвин, увязая в песке, подошел к нему. Не оборачиваясь Парвус тихо прошептал:
-Две новости. Хорошая - мы нашли какой-то караван. Плохая - мы тут не одни.
Кельвин не сразу сообразил, но через пару секунд до него дошло.
-Кто?  -прошептал он в ответ.
-Не знаю. Один из нас. И один... нездешний. Такой же гость, как и ты.
Осторожно присев и выглянув из-за гребня, Кельвин увидев две фигуры, осматривающие какие-то бугры на песке.
-Что дальше?
Пару секунд Парвус раздумывал, а затем ответил:
-Тебе ведь нужен этот караван? Пойдем, поздороваемся. Не дергайся. Говорить буду я. Смотри в оба.
Оценив разумность предложенных пантерсом мер, Кельвин вернулся за своим авертуром, и, ведя его в поводу, вслед за проводником перевалил через гребень бархана и пошел вниз.
Опыт подсказывал ему, что там, где царствует природа, самым опасным являются такие же разумные. Он уже уже различал контуры тех, кто стоял внизу, и с удивлением понял, что рядом с проводником (было у него нечто общее с Парвусом, было видно, что пустыня для него - дом) стоит женщина. Уже на подходе он активировал амулет (позже это аукнется ему головными болями, но сейчас нужно было сконцентрироваться), демонстративно положил правую руку на рукоять сабли, и нащупал пальцем левой руки хвост метательного ножа, спрятанного в рукаве.
На случай, если что-то пойдет не так.

+1

10

ГМ пропускает ход, чтобы не замедлять игру и дать вам возможность определиться

0

11

Аэри спустилась с авертура, придерживая тунику. Подхватив поводья, она направилась к тиграну. Он подошел к большому бархану и попытался засунуть в него свою длинную палку проводника. Она наткнулась на что-то твердое и завязла. Аэлина подошла к нему ближе и видела, как он когтями снимает верхний слой песка. Из-под него выглядывала ткань.
- Что это может быть? - спросила она его. Шарон извлек из одежды свой охотничий нож, и с помощью него отодрал спрессованный песок, показывая ей образовавшуюся дыру.
- Это мешок для транспортировки, - подумав немного, ответил проводник.
Кажется, они нашли остатки отряда тигранов. Аэлина опешила от нового открытия. Смерти этих жалких воинов ее не пугали. Вопрос был в другом, что или кто уничтожило их. И смогу ли они миновать последние километры целыми. От ее судьбы зависел успех операции. Орден будет крайне недоволен, если она не справиться.
Им крайне важен артефакт и эта гробница. Судьба каравана тигранов их не волновала, трупом больше или меньше - это ерунда. Главная ценность ее похода - руины гробницы Алой империи. И аэри была настроена их найти.
Женщина отдала поводья тиграну и присела у бархана и осмотрела место падения. Его уже давно занесло песком. Он спрессовался в коросту и теперь издалека отличить его от естественных преград было невозможно.
Аэлина вгляделась в темноту под основанием бархана. Там образовалась щель и из нее что-то проглядывало. Демонесса всмотрелась туда, ее глаза частично стали демоническими. Из-под тюка на ее смотрела голова. В темноте сложно было различить, но она хорошо видела, что это был череп тигра, на котором были остатки шерсти и мяса. Кажется, их что-о убило…
- Проклятые боги, что за напасть! - сказала она, вылезая из-под бархана на слепящее солнце. - Это останки тиграна, посмотри.
Аэлина взяла пустынников, а Шарон сменил ее и потрогал скелет наконечником ножа. Он был крайне осторожен и сосредоточен. Он ножом отрезал высушенную кожу мертвеца и понюхал, потом посмотрел на просвет.
- Он давно мертв, госпожа. Наверное это отряд тех воинов, которые пропали не так давно.
- Что его убило, можно выяснить? - спросила она его.
- В пустыне тысяча способов обрести свою смерть. Но если поразмыслить, оценить размещение трупа и положение остатков каравана… - Шарон ухмыльнулся, убирая нож. - Даю 60 процентов, что это Глокши.
Аэлина посмотрела на пески, оценивая положение таких же барханов. Они были разбросаны почти хаотично, но все же рядом. Женщина не могла назвать себя знатоком поведения зверей и жизнью пустыни. Но то, что она видела, озадачивало. Караван двигается прямо, друг за другом идут повозки и тиграны. Но строй был нарушен, значит что-то или кто-то их раскидало.
- Но ты говорил, что они здесь не водятся! - перебила она его. Этот наглый пухан кажется врал ей. Он же заявлял, что она гораздо дальше и южнее.
- Если их ареал не проходит здесь, это не значит что один не решился сюда заползти. Пища и ее поиски - приоритет для них, - ответил Шарон. Его уши напряглись, он прислушался. Его опыт подсказывал, что возможно все. Пустыня не место для принятия аксиом на веру.
- У нас гости, госпожа, - тихо сказал он.
Аэлина посмотрела наверх, там еще никого не было, но проводник был очень опытен. Потому что спустя минуту через бархан за их спинами перешагнули две фигуры. Они спускались вниз.
- Один из них тигран, - сказал Шарон, смотря на фигуры на вершине бархана. - Второй как ты, не местный и чуждый этому месту.
Аэлина не была удивлена. Скорее ее смутило, что их не нагнали раньше. И что их было так мало. Демонесса могла счесть за оскорбление данный факт… Но только улыбнулась сама себе.
- Что ж, подождем наших гостей….

+1

12

Пустыня — это еще та женщина, при том женщина с исконно женским характером до мельчайших деталей: вот она спокойна и мила, но через секунду рвет и мечет, вот весело смеется, а затем щелчок и рыдает на взрыв над сломанным ногтем, умиляется милому пушистому кирре и в ужасе от безобидного волосатика. Истинная женщина — не предсказуемая, не понятная, но при этом притягательная и великолепная.
И вот, когда встреча  двух групп путешественников казалась неизбежной и весьма продуктивно, эта очаровательная кокетка решила показать свой характер. Поднялся ветер, а вместе с ним и потоки песка, безапелляционно направляя в сторону разрушенного каравана песчаную бурую. Вот только та буря была локальной: пару метров вправо, пару влево и вновь тишина и покой пустыни. За то здесь, среди барханов настоящее буйство стихии, захватывающие всех (пока еще живых) существ. Всего лишь шутка пустыни, всего лишь ее дурной нрав, вот только ярко-алые глаза, точно зрящие прямо в душу, выжигающие в ней любые ростки уверенности и храбрости смотрели на странников... Песок сторожил свои тайны, никто не имел право нарушать покой дома богини.

0

13

Дни спокойного путешествия внушили Лайму обманчивое впечатление того, что пустыня - на самом деле хоть и не особо уютное, но довольно тихое и спокойное местечко. С этими иллюзиями пришлось расстаться крайне быстро.
Налетевшая буря превратила день в непроглядную ночь. От Парвуса Лайм знал, что если налетает самум, надо или моментально найти укрытие, или лечь на землю, накрыть голову тканью и ждать, молясь всем богам о том, чтобы ты сумел переждать бурю и не задохнуться.
Эта буря была не такой. Ее, как показалось Лайму, направляла чья-то злая воля. В песке ему привиделись чьи-то огромные красные глаза, однако, он не поручился бы за то, что это не было галлюцинацией или песчаной иллюзией.
В попытках укрыться от песка он постарался найти какой-нибудь выступ, камень или остатки каравана, но в песке нельзя было найти ничего. Буря не была столь уж сильной, но она обманывала, забирала ощущение времени и пространства. Попытка закричать, чтобы найти своего спутника, принесла лишь полный рот песка. Он лег, и попытался накрыть голову бурнусом, но коварный ветер ворвался под ткань и швырнул новую горсть песка в лицо Лайма. Чертова буря... она как-будто чего-то хочет от него.
Оскалившись, Лайм поднялся, и побрел в сторону, в которой, как ему помнилось, были их авертуры. Если до них добраться, пустынник сможет вынести его из песчаной западни.
После того, как по его внутренним часам прошло минут двадцать, а никаких авертуров, равно как и иных живых существ он не встретил, Лайм понял, что заблудился. Блуждать в песках можно было бесконечно... но буря должна была рано или поздно закончиться. Компас у него, вода во фляге тоже есть. Когда буря кончится, он пойдет на юг. Рано или поздно он или набредет на караванную тропу, или встретит кого-нибудь.
Обязательно встретит. В пустыне он не умрет, предсказано было, что смерть его примет море.
Сколько именно блуждал по пескам Лайм, он бы не сказал. Быть может, час, а быть может, год. В этой буре ничего нельзя было сказать хоть с малой уверенностью. В крутящемся вокруг песке он видел странные картины: спокойный оазис, ищущий его Парвус и его брат, мертвые тиграны из пропавшего каравана, неподвижно стоящие, наполовину занесенные песком... Один раз он даже увидел мутные врата, за которыми была пристань Брута.
Всякий раз Кельвин убеждал себя, что перед ним мираж. Лишь иллюзия, порожденная песком и его воображением. И продолжал идти вперед.
Буря иссякла столь же внезапно, как и началась. Буквально секунду назад мир тонул в темном песке, и вот опять сияет солнце. Проморгавшись, Лайм начал оглядываться, и понял, что куда-то он все-таки пришел.
То, что лежало в полумиле от него, тоже было похоже на мираж. Смутные, занесенные песком строения, сглаженные ветром, слившиеся с пустыней, ставшие частью  - или же всегда являвшиеся частью ее. И что-то неотвратимо тянуло Лайма в ту сторону. Как-будто чей-то голос, находящийся за гранью восприятия, все время шептал ему, что именно там его ждут, там исполнятся все его мечты. Там он придет к своей цели.
Пустыня была ничуть не менее опасна, чем море. Гоняться за миражами, теряя драгоценное время - было попросту глупо.
Лайм выпрямился и зашагал в сторону руин.

0

14

Но гостей они не дождались.
Внезапно, как по щелчку, пески вздулись покрывалом, разносясь вокруг. Они заполонили небо, и Аэлина быстро потерял ориентацию в пространстве. В такие моменты люди и некоторые разумные рас взывают к своим богам. Но аэри не верили ни в кого, и Аэлине приходилось уповать на ловкость и выносливость себя самой.
Только что стояла дикая жара, и не было даже намека на ветерок, а через минуту уже бушует буря. Она напомнила ей снежную метель в горах, когда на них обрушился поток ледяного воздуха, полного снега. Тоже было трудно дышать и смотреть.
Песок бил в лицо, заставляя отплевываться и дышать через ткань капюшона. Ветер гудел, закручивая песчаные водовороты.
Она потеряла любые ориентиры, которые казались незыблемы еще минут назад. Не было слышно голосов, она не смогла найти своего проводника. Выкрикиваемое ей его имя тонуло в гуле. Аэлина начала осознавать серьёзность ситуации и что нужно что-то предпринять. Конечно, ей эта буря ничем не грозит, но найти ездовых животных и проводника ей стоило.
Женщина скинула с себя человеческий облик, постепенно превращаясь в демона. Она почувствовала, как начали расти рога и изменяться ноги. Через некоторое время она приняла свой истинный облик, задышав по-другому. Все притупленные чувства обострились, тысячи красок заполнили мир вокруг. Она призвала ментальную магию, чтобы узнать, где находится тигран с их авертури.
Она почувствовала его на большом расстоянии. Возможно он, спасая животных, кинулся в какую-то расщелину. Демонесса закрыла лицо платком, сползшим на шею. Она пошла на ментальный отклик, увязая в песке. Она наклонилась, чтобы песок не бил в глаза. Закрываясь руками, она шла и шла. Ей казалось, что это будет длиться бесконечно. И рано или поздно ее се равно погребет под толщей песка. Славная смерть для нее. Злясь на себя, она шла вперед.
Она смотрела перед собой, и ей казалось, что навстречу ей идет пес, или что-то отдаленно напоминающее его. Сквозь песок она видела его морду с черным носом, рыжую в подпалинах шерсть, и длинный хвост. Аэлина пошла за ним, не понимая, почему ее влечет туда. Но сопротивляться не было сил, и она шла, то теряя из виду его, то находя снова. А потом случилось странное. Буря резко оборвалась, как будто ее и не было. Демонесса за озиралась, не понимая, куда все исчезло. Вокруг было снова тихо и солнечно, она стояла невдалеке от какого-то строения. Ее глаза различили высокие стены…
Пес пропал, как и все, кто сопровождал ее. Возможно, это был мираж, она не знала. Аэлина облизала пересохшие губы, страшно хотелось пить. У нее на бедре висел бурдюк, но там было мало воды. Она пошла в сторону строения, потому что нужно было что-то делать.
- Ну что ж, госпожа пустыня, померяемся упрямством? – подбодрила на себя, улыбаясь.

0

15

Прошло уже несколько часов. Руины приближались, но вовсе не с той скоростью, которая соответствовала бы первоначальной оценке расстояния до них. День клонился к закату, и Лайм начал сомневаться в своем выборе. Когда уже совсем стемнело, Кельвин взобрался на крошащийся известковый камень, сел на него и посмотрел вверх. Звездное небо - лучший друг любого морехода. Достав компас, он попытался сориентироваться, но надежный прежде помощник подвел его. Как зачарованный, Лайм смотрел на иглу, лениво крутящуюся против часовой стрелки, не в силах оторваться от волшебного зрелища. Прошла минута или две, И Лайм наконец сбросил с себя оцепенение, поднял правую бровь и с ухмылкой закрыл компас и убрал его в карман. Ну, нет так нет. Не очень-то и хотелось.
Хотя бы небо было на месте. Знакомые созвездия, хоть и располагались немного не так, как он привык, все же оставались с ним и внушали уверенность. Что бы ни случилось, пока звезды с ним, он сумеет выбрать направление. Пока звезды... с ним...
Небо на глазах стало затягиваться мутной мглой, потянул прохладный ветерок. Что, опять буря? Кто-то играет с ним, гонит его к руинам?
Через минуту Лайм понял, что ошибся. С неба, гонимые порывами ветра, полетели белые хлопья. Снег? В центре пустыни? Лайм не был склонен к суевериям, но подобное количество редчайших совпадений заставляло усомниться в естественности происходящего. Кельвин запрокинул голову и открыл рот, пытаясь, как в детстве, поймать снежинку языком.
Когда первые снежинки коснулись его, он на секунду замер, а потом развернулся и закашлялся. Соль. Соль и пепел. Что здесь происходит?
Оставаться на месте не было никакого смысла. Да, он уже больше суток был на ногах, он был голоден и устал, но здесь не было надежного укрытия. Спрыгнув с камня, Лайм зашагал в прежнем направлении - в сторону руин, которые, в отличие от всего остального, отчетливо виднелись вдали.
Ночь тянулась бесконечно. И без того мягкие по песку шаги глушились теперь пепельной периной, и Кельвин ощущал себя последним живым существом в этом мире. Вокруг царила небывалая тишина, и лишь летящие с неба хлопья двигались в этом мире вместе с ним.
Когда он прошел примерно половину пути, какой-то отдаленный звук заставил его остановиться. Это был даже не звук, скорее, вибрация, на уровне ощущений, вибрация, вызывающая спазм в желудке и шум в голове. Постепенно вибрация усиливалась, превращаясь в ровный мерный гул, заставляющий дрожать не только Лайма, но и окружающие его пески. Что бы это ни было - Кельвин не хотел с ним встречаться. Он побежал к единственному месту, сохранявшему четкие очертания, сулившему покой и безопасность - к руинам на востоке.

0

16

У аэри были две новости, одна хорошая, вторая плохая.
Хорошая была в том, что она все-таки достигла руин, которые искал ее орден. А значит у нее есть вполне реальный шанс выполнить задание более-менее успешно. И возможно, ее даже похвалят. Не факт, что там было что-то ценное, но задание оставалось заданием.
Плохая новость была в том, что она не находила ментального отклика своего спутника тиграна. Возможно, она отошла слишком далекое, и пустыня гасит его частоту. Либо он укрылся в пещерах, которые также гасят ментальную магию.
Вздохнув и посетовав на судьбу, Аэлина шла к руинам, видневшимся вдали.
Она шла и шла. Пустыня все так же не желала отпускать ее из своих призрачных объятий. Аэлина шла, а руины все так же виднелись вдалеке. Солнце уже приближалось к закату, а вскоре и совсем зашло.
- Либо я схожу с ума, либо это очередной мираж, - девушка выругалась, остановившись и сняв с пояса флягу. Приложившись к ней, она намочила губы. Это был просто праздник какой-то, но она бы не отказалась от чего-то более существенного. Может быть глинтвейна, или хорошего вина.
Присев на каменное возвышение, она немного передохнула. Через какое-то время она все же встала и пошла дальше.
Аэри шла мимо небольшого возвышения, и решила немного оглядеться. Она забралась на скалу, и вцепившись в нее когтями, подтянулась. Забравшись на верх, она забросила ноги и встала. Пред ней раскинулась безмолвная пустыня, несмелые звезды только-только вышли на свой ночной пост. Аэли смотрела на них, ища знакомые очертания. Южное небо отличалось от ее страны. Но кое-что можно было узнать.
Осмотревшись, аэри повернулся к руинам, скрывшимся во тьме. Ее острое зрение видело силуэт на самой кромке горизонта. Пустыня продолжала играть свою любимую игру. А вот аэри уже надоело.
Она подошла к кромке скалы, присела и спустила ноги вниз. Осторожно спускаясь, она оказалась на нижней площадке. Оттуда уже было не страшно прыгать. И она спрыгнула вниз.
И тут ее накрыло волной вибрирующего гула. Земля в буквальном смысле уходила из-под ног. Аэлина посмотрела на свои ботинки, потом перед собой. Она решила остаться на каменном плато, пока не выяснит причину звука. Возможно, ее тигран был прав. И это было бы самой страшной и смертельно догадкой в его жизни...

Отредактировано Аэлина Ашерир (10.01.2018 11:52)

0

17

Пустыня играла, зачаровывая. Редкие путники решались приблизиться к руинам, и многие из них внимали предупреждениям природы. Не ходи, поверни назад. Руины находились обманчиво близко, но стоило поверить, что прошел уже пол-пути, как они вновь словно отдалялись к самому горизонту.
Пустыня ревностно хранила свои секреты, а путники оказывались на удивление упрямы. Словно кто-то или что-то заставляло их идти к явно опасному месту. Можно было сказать, что духи здесь вели какую-то свою игру, лишь больше путая и пугая. На мгновение показавшиеся в глубине далеких руин глаза казались ближе. Очередной мираж или единственная настоящая часть картины? Живая и пугающая.
Пески вновь пришли движение, словно где-то в глубине что-то двигалось. Гул стал громче, и если успеть прислушаться до того, как он затих, можно понять, что это больше похоже на рев или вой. Едва прикрытые слоем песка, замелькали под землей красные огни. Кажется, огни принадлежали тому, кто устроил это землетрясение и решил поприветствовать гостей, пока еще не показываясь полностью.

0

18

Аэри замерла, ожидая чего-то. Ее взгляд бродил по песчаным холмам вокруг нее, выискивая источник пронизывающего рева. Длинные когти впились в ладонь, когда она с силой сжала их. Она судорожно пыталась вспомнить что ей рассказывали о песчаных глокшах.
Эти гигантские обитатели песков рыли огромные ходы под землей и выползающий на поверхность в поисках жертв. Помимо приятной улыбки из острых зубов, он был украшен шипами, и по слухам, может испускать молнии. Чудная зверушек для отчаянных воинов.
Кажется, девушку забило мелкой дрожью, и чтобы сосредоточиться она укусила себя за губу острыми зубами. Аэри еще раз огляделась, и начала отступать к этой чертовой крепости, видневшейся за ее спиной.
- Чтобы вас ломионы сожрали, – выругалась она, выбирая место, где можно было вернуться на ту сторону плато.
Ей пришлось снова лезть по камням и выбирать, куда наступить в расщелинах камня. В своем истинном облике она была более быстрой и проворной. Перебирая лапами и цепляясь за камни, она наконец забравшись на перевал. Там аэри оглянулась, чтобы осмотреться еще раз. Гул и грохот временами повторялся, но пока вдали. Оттряхнув лапы от каменной крошки, Аэлина стала спускаться на ту сторону. Через минут десять она была наконец внизу. Выдохнув с облегчением, она посмотрела на руины.
Они все еще игрались, но ей показалось, что они начали сдавать позиции. А может из-за того, что солнце ушло из зенита, магия закончилась. Воодушевившись этим фактом, Аэлина направилась к своей цели, манящей ее на горизонте. Сейчас казалось, что она гораздо ближе, чем была пару часов назад. Значит у нее был шанс оказаться там до заката.
Аэлина шла по плато, камни выступали из песка, она старалась идти по ним. Рев то затихал, то снова пронзал воздух. Аэри облизнула пересохшие губы, воды почти не осталось. Но демонесса может долго обходиться без нее. Ее гораздо больше волновал песчаный червь, приближавшийся сюда, судя по звуку. Быть его ужином не входило в ее планы, значит ей стоило поторопиться. В руинах был шанс переждать его появление.
Шагая по пружинящему песку погруженная в мысли, она не заметила, как подошла к руинам. На возвышении, на которое она поднялась, постройка была уже хорошо видна. Но Аэлине еще предстояло пройти по песку к ней. Аэри сделала неуверенный шаг, торопясь найти укрытие. Но тут рев червя раздался совсем близко…

Отредактировано Аэлина Ашерир (13.06.2018 00:00)

0

19

Зверя на самом деле не очень беспокоили проблемы и желания аэри. Червь, поселившийся в песках очень и очень давно был бы рад любой закуске. А еще он ревностно охранял свои земли. Впрочем, они для неразумного существа не были чем-то особо значимым, а потому и стеречь руины он не спешил.
Руины же будто позволили упорной путнице приблизиться, более не отдаляясь к самому горизонту. Они становились все ближе и ближе, манили поскорее приблизиться к возможному укрытию. А возможно, что и оступиться, тем самым отправившись к голодному зверю.
Рев раздавался то дальше, то ближе, и можно было бы решить, что существ здесь несколько (хотя для большого пира путников явно недостаточно). Последние метры до укрытия, но червь уже близко, ждет свою жертву, ждет, когда она ступит на пески, чтобы поглотить ее. Надо обладать нечеловеческой ловкостью и везением, чтобы добежать до руин. Или достаточно одного везения? Пески пришли в движение, и рев червя раздался где-то сбоку от аэри. По видимому, он решил отправиться за более легкой добычей - второй путник весьма беспечно не забрался никуда подальше от чудища. И это был отличный шанс для того, чтобы добраться в укрытие.
Но даже с того места, где аэри была сейчас, она могла наблюдать, как глокша вынырнула из песков и сожрала того, кто так неосмотрительно спешил по пескам к руинам.

0

20

*мысленно посылает проклятия ушлому магу ;)*

Аэлина глубоко вздохнула и шагнула на песок. С вожделенной крепостью ее разделял небольшой кусок пустыни. Еще недавно ей казалось, что это место не пустит ее в к себе. И она останется блуждать в пустыне вечно, пока пески не засыпят ее изможденное тело.
Но что-то переменилось, и магия распалась. Аэри четко видела перед собой цель своих поисков. Ее ожидал долгожданный приз. Ей было чертовски интересно, за что же ее любимая гильдия не пожалела таких денег? И не оставить ли это себе, сославшись на неудачные поиски. Уж очень сладок был ожидаемый вкус победы. Над пустыней и собой.
Сложив крылья сзади, чтобы они не тормозили ее, она приготовилась бежать. Жуткий зов червя был все ближе, под когтистыми лапами аэри вибрировала земля. Оглядевшись, она пошла к крепости, прибавляя шагу. Она старалась держаться левой части плато, двигаясь слегка по дуге.
И тут она услышала, как кто-то ступает по песку где-то справа от нее. Она удивленно обернулась на бегу. И узнала его, это был мужчина, с которым они встретились до начала бури. Не успев удивиться этому, она замерла от ужаса, видя, как из песка вздымается тело червя с острой пастью зубов. Оглушительный рев сотряс горячий воздух. Аэлина замерла, сбавив шаг. Она в легкой панике оглянулась на крепость, чтобы прикинуть, сколько еще бежать. А потом снова вернулась к червю, ее случайного знакомого уже не было. 
Адово пекло, он его сожрал! – она была в ужасе.
Но решив воспользоваться заминкой, побежала быстрее. В этот момент она прокляла всех тигранов с их уверениями, что эти твари здесь не водятся.
Она бежала и бежал, тяжело дыша. Земля вибрировала, видимо отведенное время на нырок червя заканчивалось. Аэлина рванула вперед, ощущая, как расходиться песок от вибраций под ним. Ей оставалось совсем чуть-чуть, когда она ощутила вибрирующий вой и то, как тяжелое тело червя врывается в песок под ней. Ей очень не хотелось быть добавкой в его обеде, и она отчаянно прыгнула, слегка не добежав до крепости…
Мощный звук вылетающего глокши оглушил ее, она больно упала на камни. Демонесса ударилась головой и потеряла сознание… уже не осознавая, что этот мерзкий червяк пролетел мимо. Его туша вынырнула почти рядом с каменным плато, на котором была Аэлина.

Отредактировано Аэлина Ашерир (12.06.2018 23:58)

+1

21

Червь поднялся над песчаной дюной, издавая пронзительный рев. Его было слышно за много миль вокруг. Он с опозданием сообразил, что упустив свой десерт, и теперь был зол. Но добраться до каменного возвышения не мог. Руины его не привлекали, замерев над песком, он прислушался. Никто не откликался на его призыв и червь извивался, открывая и закрывая огромную пасть, полную зубов. Его посвистывающее дыхание наполнило воздух, но долго задерживаться на одном месте он не стал. Посвистывая, он опять скрылся в толще песка, зарываясь с головой. Через мгновение вместо него было лишь перерытое место… Закат приближался.

*некоторое время спустя*

Аэлина выкарабкалась из липкого забытья, с трудом разлепив опухшие веки. Губы саднило, очень хотелось пить. Она потянулась рукой к саднящему виску. Она здорово приложилась головой, кровь запеклась на коже, но ранка уже затянулась. Оперевшись на руки, девушка с трудом села. Вокруг была пронзительная тишина и темнота. Как долго она валялась тут…
- Что же за невезение, - простонала она. Вытянув перед собой руку, она увидела обычную руку человека. Кажется она приняла человеческий облик обратно. Руки были грязные, но все порезы уже затянулись. Аэри судорожно проверила, на месте ли кулон с осколком. Он был цел, она облегченно вздохнула. - Вот и славно, - прохрипела она, и осмотрелась.
Песчаный кошмар пустыни ушел и она была жива. Это не могло не радовать аэри. Но расслабляться было рано. Она повернула голову к руинам. Ее цель была найдена, но это была лишь половина дела. Кажется, ей придется обследоваться руины одной. Своего провожатого она потеряла, как и скакуна.
- Ну это не проблема,  - девушка потянулась к осколку и мысленно подала приказ. Осколок слабо замерцал голубоватым светом, набирая мощь. Потом небо пронзил быстрый всплеск голубого снопа света, охватившие девушку... и погас.
Перед аэри возвышался покрытый плотными шипами Гром. Этого ящера она нашла очень давно, и подчинила его. Он был отличным ездовым животным и мог жить в суровом климате.
- Ну здравствуй, мой шипастый друг, - сказала девушка, разглядывая его. - У меня есть для тебя дело. И для тебя тоже, Шеба, - Аэлина повернула голову, чтобы увидеть второе существо. Проворный проказливый дух смотрел на нее янтарными глазами.
С трудом встав, Аэлина нашла свою сумку и сняла с себя изрядно порванный плащ. Потом переплела волосы, вылезшие из пучка, и отправилась искать второй меч, улетевший во время прыжка. Первый валялся рядом ней. Найдя его почти на ощупь, она подошла к сумке. Порывшись в ней, она нашла немного еды и остатки воды. Быстро перекусив, она наконец она была готова двигаться дальше. Голова еще гудела, но ждать больше было нельзя.
Запрыгнув на спину в седло ящера, она мысленно приказала двигаться дальше. Они миновали остатки ворот форта и направились по идущей от них дороге к виднеющимся в темноте строениям.

Отредактировано Аэлина Ашерир (12.06.2018 23:57)

+1

22

Руины. Разве может быть что-то более величественное и печальное одновременно, чем те останки могучих исполинов, что называют смертные этим коротким словом? Заброшенные в пустыни, забытые всеми они все еще хранили свои секреты, все еще пугали. И все еще привлекали. Песчаный червь являлся достойным стражем для древнего аэрийского города, построенного еще в те времена, когда демоны владели этими дикими землями. Песок и время совместными усилиям сделали многое. То, что аэрийка приняла за ворота форта, на самом деле являлось остатками колоннады, расположенной когда-то над крепостной стеной, то, что оказалось спасительной скалой — той самой стеной. Весь город был засыпан песками и аэри по сути гуляла теперь по крышам домов. Что же касается строений, чернеющих в дали — верхняя часть центрального строения города — замка его правителя.
Три башни, стоящие друг возле друга теперь превратились в три высоких здания, два из них были разрушены, и внутри полностью занесены песком, а вот третий оставалось не тронутым временем. Каменные двери были закрыты, а над ними на древнем аэрийском диалекте было написано «Благословенна милосердная матушка и покой ее. Пусть вечно сияет око ее над миром»

0

23

Старый заброшенный город был удручающим зрелищем. Местный климат высушил и стер в пыль множество колонн, сквозь которые шла Аэлина. Из под песка проглядывали остатки кладки, но в основном везде был песок. Песок засыпал это величественное строение и почти не оставил о нем памяти. Никто уже много веков не ступал под его обрушившимися сводами. Кое-где угадывались остатки арок и стен, но время ничего не пожалело. Инстинкты аэри были на стороже, но ей нужно было обследовать крепость. Строение выглядело пустынно, глокша обитал дальше. Червь не мог пробить плато, на котором древние строители возвели это место. И хотя от былого величия ничего не осталось, все равно это место дышало тайнами и вызвало внутренний трепет.
Орден уверял ее, что здесь она должна найти артефакт, скрытый во времена Алой империи. Лакомый кусочек был слишком притягательным, манящим любителей власти и наживы. И его было решено замуровать здесь, чтобы никто не добрался до него.
Аэлина скептически относилась к этому, но у нее было задание, она тащила свой зад через пустыню и ее чуть не сожрал глокша. Поэтому она была обязана найти этот артефакт просто из вредности и упрямства.
Она прошла через пустой двор, и оказалась у противоположной стены. Сверху не нее смотрел некогда величественный замок. Его останки темным пятном возвышались над нижней частью форта. Аэлина пыталась всмотреться, но было плохо видно.
Ящер не торопясь шел по ее приказу, они двигались к проему в дальней стене. Аэри казалось, что ей нужно в замок. Если бы девушка сама прятала артефакт, то только за надежными стенами укрепления. Замок вполне подходил под это понятие, нужно было попасть туда. Миновав остатки стены, они начали подниматься по пологому склону. Песок шуршал под лапами ящера, он невозмутимо шел вперед, привычный к непростым условиям. Аэлина направляла его, мысленно контролируя его, и иногда поправляя поводья. Через некоторое время они оказались наверху одного спуска. Девушка увидела древние ворота, от которых остался проржавевший каркас. Пришлось слезть с ящера. Ругаясь на древнем наречии, она подошла ближе. За воротами было темно, аэри пнула их изо всех сил. Потом потянула на себя. Аэри пришлось напрячься, чтобы открыть проржавевший створ. Наконец она со скрипом и лязгом открыла его достаточно, чтобы они прошли. Ящер пошел за ней, огибая железки.
- Проклятый демон, что за ерунда, - прошипела она, оказавшись на другой стороне. Потолок обрушился и его сдуло ветром. Под ногами скрипел песок. Аэлина смотрела наверх, и видела кусок звездного неба над собой. Это зрелище покорило ее, но любоваться красотами было некогда. Аэлина прислушалась, и призвала ментальную магию. Пока никого она не обнаружила. Она  вернулась к ящеру и они продолжили исследование замка. Девушка миновала огромный зал и увидела в провале стены задний двор. Там она увидела останки трех дозорных башен. Две были сильно уничтожены, а треться еще держалась. Аэри пришла мысль подняться и оглядеться. Тишина ее настораживала. Ведь кто-то особо опасный мог затаиться и выглядывать ее в полумраке, ожидая в засаде… 
- Нам туда, - сказала она ящеру, и хотя он ее не понимал, возможность поговорить с кем-то ободряла ее. Они добрались до башни и девушка снова слезла на песок. Она подошла к проему и вгляделась. Дверь была заперта и она увидела слова на створках. Аэлина всматривалась в них, потом все таки порылась в сумке. На свет было извлечено огниво, и она зажгла кусок лучины, найденной на дне. Она еле тлела, но девушка смогла прочесть надпись на древнем наречии. - Вот незадача, что бы это могло значить? - аэри удивилась и потянула дверь на себя. Но та осталась закрытой.

Отредактировано Аэлина Ашерир (29.06.2018 17:59)

+1

24

Уже много веков в город не ступала нога представителя аэрий ского народа: пустыня и тиграны совместными усилиям сделали все, чтобы стереть саму память об этом месте, а песчаные черви за кончали уничтожение. Однако можно разрушить камни, уничтожить народы, но нельзя отнять ту силу, что покоится в камнях. Стоило аэрийки прикоснуться к дверям, как древняя магия ощутила знакомую сладковато кровавую силу, струившуюся в ее жилах. Камни откликнулись жадно и страстно, словно путники добравшиеся до воды после долго скитания по пустыни.  Надписи на двери стали четкими, яркими, пустыня наполнилась  скрежетом камня — двери раскрывались, подчиняясь древним силам, впуская того, кто достоин заполучить их сокровище.
За дверями скрывалась винтовая лестница, ведущая в кромешную тьму нижних ярусов. Но тьма, никогда не бывает пустой, в ней обязательно кто-то или что-то есть... Там внизу расположилась комната, возможно некогда изысканная, служившая покоями кому-то из вельможных господ, но время — жестокий палач, который ничего не щадит. Но тогда почему кажется, что покои не так уж заброшены? Почему полог каменного ложа хранит следы? И что же это за странные фигурки, тряпичные куклы, должно быть давно уже прогнившие внутри, покорно опустив голову весят возле стен? То ли покои, то ли тюрьма, а может быть мавзолей? Какой ответ правильный, так и не сказать сразу.

0

25

Аэлина замерла, ее руку будто притянуло к створке двери. Девушка ощутила покалывание. Она не отрываясь, смотрела на ее поверхность, которая внезапно ожила. Зачарованная аэри смотрела на это чудо, еще не понимая сути произошедшего. Откуда-то возник порыв ветра, облизывая девушку со всех сторон. Аэлина никогда не думала, что эта миссия будет простой. Но после всего пережитого этот момент небольшого торжества промелькнул в ее ошарашенных глазах. Значит замок еще сохранил могущественную магию древней империи. И их несчастный потомок вернулся взглянуть на их тайны спустя столько времени. Аэлина зачарованно смотрела на свою когтистую руку с длинными пальцами, из-под которой бежали волны, оживала древняя вязь ворот. Аэри проследила взглядом, как дверь оживает и со скрежетом открывается огромный зев. Аэлина заглянула в провал за дверью. Там тоже не было никого и она дала мысленный приказ ящеру следовать за ней. Девушка шагнула в каменную пасть и осмотрелась. Ее цепкий взгляд зацепил лестницу в углу. Она принюхалась и навострила уши. Ей пришлось оставить своего спутника здесь и позвать шебу.
- Тебе придется подождать нас и охранять вход, - озвучила она мысленный приказ ящеру.
Аэлина посвятила лучиной, и подойдя к краю ступеней стала на ощупь спускаться. Снизу тянуло стылым застоявшимся воздухом. Аэри вздохнула, спускаясь все ниже. Наконец хоровод стен лестницы закончился и она вышла в каменную клеть.
- Наконец-то,  у меня голова кругом идет от одинаковых ступеней. Что это за место? - Аэри оглядывалась по сторонам, поднимая лучину выше. Кажется она попала во внутренние покои. Пол был застелен старым и сильно истлевшим ковром. Девушка пошла по коридору и уперлась к еще одну дверь. Она потянула на себя ржавую ручку и заглянула за дверь. Похоже здесь кто-то жил много лет назад. У стен стояли резные комоды, частично истлевшие и развалившиеся. Аэри подняла лучину выше, осматриваясь. У дальней стены с потолка свисала ткань, или что-то на нее похожее.
Девушка шагнула к противоположной стене, присматриваясь и  замечая, что над ларем висела тряпичная кукла. Аэлина потрогала ее кончиком когтя, и даже принюхалась. Почему эта странная кукла осталась целой, осталось загадкой для аэри. Она мягко ступала кожаными сапогами, на ходу поправляя растянувшуюся жилетку. Подойдя к останкам полога, аэри шагнула через него к кровати. У нее сложилось ощущение, что его исполосовали намеренно. Ее руки заскользили по каменному ложу, которое больше походило на крышку саркофага, чем на кровать. Камень был холодный, Аэлина обошла его, и заглянула с той стороны.
- Ничего не понимаю, какая-то несуразица, - она повернулась к комнате лицом и еще раз присмотрелась. Вдохнув застоявшийся воздух они прислушалась снова.

+1

26

Тряпичная кукла весьма негативно отозвалась на прикосновение аэри. О нет, пока девушка тыкала в нее пальчиком, она покорно висела, не проявляя признаков жизни. Но вот стоило непрошеному гостю отвернуться, как марионетка ожила, подняла голову, зашевелила руками и... поднялась под потолок.
Следом за ней оживились и остальные куклы. Они старались действовать незаметно, перемещаясь лишь тогда, когда аэрийка не смотрела на них, окружая ее.
Когда Аэлина обернулась, чтобы еще раз посмотреть на комнату, кукол уже не было на местах. А еще через несколько секунд раздался звук, словно что-то тяжелое сбрасывают вниз и на госпожу чудовищ попытались напасть сверху три большие куклы.

0

27

Аэри прислушалась, напрягая все свои чувства. Ее не оставляло ощущение, что где-то рядом кто-то следит за ней. Это ощущение то подкрадывалось совсем близко, то отпускало девушку еще с момента входа на территорию древнего замка. За полторы тысячи лет она научилась доверять своей интуиции. И многих передряг ее вытаскивали собственные инстинкты и быстрота реакции. И когда каждая клеточка мозга вопила об опасности, нужно было быть крайне осторожной. Аэри никогда не изменяла собственным принципам и правилам. Они помогали ей и ее спутникам выживать в сложных условиях. И Аэлина не собиралась оставаться здесь, погребенной под тоннами камня и песка.
Аэрийка отошла к стене, уткнувшись в нее лопатками. Это было неплохое место для ответной атаки, если на нее захотят внезапно напасть. Тяжелый воздух наполнился каким-то полу свистом и шипением. Девушка медленно изучала комнату, вглядываясь в полумрак. Одной рукой она извлекала меч из заплечных ножен, ощущая в ладони холод металла. Когда он оказался у нее в руке, девушка увидела, как что-то стремительно движется к ней…
Аэри оскалилась, шипя от гнева, принимая первую тварь на тело меча.
- Оооо, ррррр..что бы вы провалились откуда вы явились, вашу мать!
Ее руки взметнулись, поднимая меч в подобии танца. Его кованная сталь порхала перед ней, издавая мелодичные звуки. Аэлин уставилась в другой край комнаты, где к ней спешили еще две огромных твари. Госпожа чудовищ обладала отличными навыками боя и оценивала своих соперников. Ей даже в голову не могло прийти, что это была та самая кукла, которую она трогала на стене. Аэри обозленно зарычала, не оставляя оборонительной позиции. Она выжидала ответного удара, когда нападавшие на нее монстры покажут на что еще способны.
Ее предупреждали о возможной охране древних руин. Да и сама девушка понимала, что глокша у входа наименьший из бед, которое ее ждало за стенами этого места. Древние хранители, запечатывая артефакт, наверняка оставили много сюрпризов для искателей наживы, которых не остановит пустыня. Не зря местные тиграны не любили это место, это был не суеверный страх. Их предки и предки их предков твердо выучились на ошибках других. Но одну хитрую аэрийку это не остановило, и теперь Аэлина видела, что они были правы. Но у мастера стражей воспоминаний не было выбора, ведь ее клиенты надеются на ее мастерство и опыт. А сами стражи тоже могут наказать ее за проваленное дело. Лучший выход из клуба - смерть, остальные отговорки не принимаются. Аэри прекрасно знала, с кем имеет дело. Аэлина выставила меч, приготовившись еще к одной атаке.

Отредактировано Аэлина Ашерир (07.08.2018 10:05)

0

28

Удар аэрийки пробил тряпичное тело куклы насквозь, в результате чего на пол посыпались опилки и частицы песка. Сама марионетка обмякла, словно жизненные силы покинули ее, однако через несколько десяток секунд взмыла вверх на своих ниточках.
Две другие куклы, так же набросились на незваную гостью, не слишком печась за свою безопасность. В общем-то вполне вероятно, что простой выпад, даже не нацеленный мог с легкостью их поразить. Действовали куклы аналогично первой: сначала обмякли, а затем, поднимались вверх.
При этом через пару секунд появлялась новая кукла, которая так же нападала на гостью. И так до бесконечности, словно врагов было бесчисленное множество. Но на самом деле во всем представлении участвовало лишь три артиста, просто пока девушка билась с одним, наверху восстанавливались другие. И в этом не было ничего удивительного – марионетки все-таки не были живыми существами, а значит, просто все, что требовалось, так это их починить.
Вот только после победы Аэрины над очередной куклой где-то под потолком раздавались странные звуки: то смех, то недовольный возглас, а то и какой-то бубнеж, на тему «так не честно». Слонов для кого-то это была не битва не на жизнь, а насмерть, а веселая игра

0

29

Меч пропорол тело монстра, и оттуда посыпалось что-то мелкое, засыпая темный пол. Аэри удивленно наблюдала за этим невиданным шоу, еще не понимая подвоха. Кажется бой будет несколько сложнее, чем она ожидала. Она подняла меч, отражая выпад другого монстра. И снова лезвие пропороло тело, утопая в опилках. Аэри с силой потянула меч на себя, и тело монстра обмякло, падая вниз. Аэлина закусила губу и нервно дернула головой, убирая пряди волос, мешавших обзору.
- Дьявольское отродье, не сиделось вам в вашей норе, - рычала она, делая новый выпад.
Она нападала на монстра, вкладывая в удар силу. Под напором ее рук меч пронзал этих гадов… и они опадали вниз, на темный пол. А потом возвращались снова. Когда аэри в очередной раз получила передышку, ее цепкий взгляд упал под ноги. Она стояла на груде опилок, которые засыпали пол. Ох, видимо это шоу с защитными чарами будет надолго. Девушка смахнула с лица налипшие опилки. Лоб вспотел, и ей пришлось вытереть его потрепанным рукавом кофты.
Но тут снова объявился охранник, Аэлина смотрела выжидающе, не торопясь бросаться в бой. Она хотела оценить, каким образом замкнут цикл… Непонятное существо двигалось, как будто его тянули где-то за невидимые нитки. И его тело было мягким. Аэри вспомнила про рыночных марионеток, и ее внезапно осенило. Но додумать ей не дали. Монстр резко кинулся к ней, и Аэлина пропорола его мечом снова. Он упал и из темноты поднялся новый монстр…
Аэлина зарычала, приготовившись защищаться снова. Может ей стоило достать второй меч… И тут откуда-то сверху раздался чей-то тихий голос. И острый слух аэри уловил недовольные нотки…
- Да ладно! Хватит издеваться… - закричала она, выставляя меч вперед.

0

30

-Но это же так весело!- послышался сверху детский голосок и очередная марионетка тяжеленным мешком рухнула перед аэрийкой, в очередной раз попытавшись напасть на женщину. И снова, стоило ей проткнуть его, как высыпав немного песка и опилок кукла взмывала вверх, сменяясь другими.
-Ты так забавно прыгаешь! Интересно, долго продержишься?- с глубочайшим наивностью свойственной разве что детям, которые даже комару крылышки отрывают с такой радостью и улыбкой, словно не убивают насекомое, а наоборот ему помогают. Вот и Аэлина сейчас была в роли данного насекомого, попавшего к «заботливому ребенку».
Куклы восстанавливались и вновь шли в атаку, вторя голосу, который дергал за ниточки, едва заметные в отблесках тусклого света.

0


Вы здесь » Сайрон: Осколки всевластия » Квестовые и сюжетные эпизоды » Квест: Монстр и сокровище [Империя Сувурри, Натюриал 6543 года]