Сайрон: Осколки всевластия

Объявление

Дата: 6543 год










  • — ИГРА НАХОДИТСЯ В СТАДИИ РЕАРГАНИЗАЦИИ. В СВЯЗИ С ВОЗВРАЩЕНИЕМ СОЗДАТЕЛЯ (ПОЯВЛЕНИЕМ У НЕГО ВРЕМЕНИ). ВСЕХ ЖЕЛАЮЩИХ ПОМОЧЬ/ВЕРНУТЬСЯ В ИГРУ (КАСАЕМО СТАРЫХ ИГРОКВО) ПРОСЬБА ОБРАЩАТЬСЯ ВК ВК СОЗДАТЕЛЯ


  • Создатель
    Глав.Админ, занимается приемом анкет, следит за порядком на форуме. Связь: скайп- live:jvech11111

    Арнаэр зу Валлард
    Проверка анкет. Выдача кредитов, работа с магазином, помощь с фотошопом Связь: скайп - live:m.vladislaw7_1,

    Данте
    Администратор Связь: ЛС


    С

  • Dragon Age: the ever after

    Король Лев. Начало ВЕДЬМАК: Тень Предназначения
    Айлей Code Geass
    Fables of Ainhoa

    Магистр дьявольского культа


Добро пожаловать на Сайрон. Форум, посвященный фентези-тематике, мир, в котором Вы можете воплотить все свои желания и мечты.....
Система игры: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг игры: 18+

ГРУППА В ВК


Голосуйте за любимый форум, оставляйте отзывы - и получайте награду!


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Долой ведьму!

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://i.pinimg.com/originals/0b/d5/65/0bd565a8eed130a0e186552dd90c7844.jpg
Долой ведьму!

1. Участвующие лица: Селеста и Т'Сао Ансерон

3. Место действия: где-то в глубинке Терры, не слишком далеко от Брута

4. Вводная информация: Милая, абсолютно пасторальная деревушка. Жаль только, что и народ в такой глубинке тёмный, а посему не сылашл ни о том, что маги бывают светлыми, ни о том, что по свету уже больше ста лет ходит один охотник с тяжёлым прошлым. Жечь ведьм - дело нехитрое... Но что же случится, если на народный суд вдруг нагрянет ещё одна "нечисть"?

5. Возможность добавления игроков: скорее нет, чем да, но можете попробовать стукнуться в личку.

6. Время на момент начала эпизода: настоящее, лето.

На время эпизода Селесте выдан артефакт, помогающий найти целебные растения в лесу. (Выдано господином Эрнестаром зу Муаром)

0

2

Внешний вид

Худая, по самый нос закутанная в огромный походный плащ фигурка. Под ним - платье-туника примерно до колен и свободные штаны, всё в коричнево-зелёных тонах. На спине - большой рюкзак, через плечо висит сумка-почтальонка. Русые волосы, к концу эпизода белые.

- Грёбаные комары! Грёбаные люди!! ... Нет. Господин Элиар хороший. - Селеста постаралась ещё глубже вдохнуть и медленно выдохнуть, но сорвалась, убивая очередное насекомое. - Я сама вызвалась отправиться на летних каникулах в Терру. Нечего жаловаться. Уфф. Ладно. - Осмотревшись, Светлячок скинула с плеч рюкзак, и, найдя самое уютное место в пределах десяти шагов, устроилась у корней одного из больших деревьев. Она достала из сумки небольшую флягу и с явным удовольствием сделала несколько маленьких глотков. Это был всего лишь чай, но для счастья иногда большего и не нужно. Хлеб, мясо и сыр, откушенные по очереди, довели настроение почти до нормального. По идее, эльфийские корни должны тянуться к корням растительным, но Селесте в лесу не нравилось. Она всю жизнь прожила в городах, и в каменных джунглях ориентировалась гораздо лучше, чем в зелёных.
    С каким-то мрачным удовольствием Лести убила ещё одного комара. Вообще, девушка любила животных, даже гораздо больше, чем людей, но кровососущие насекомые явно были исключением. - Интересно, кто вообще любит комаров. Разве что птицы, наверное. Нет, спарды не настолько птицы. И уж тем более их полукровки. - Ещё один глубокий вдох с медленным выдохом. Шорох наплечной сумки и сложенной карты. Тонкий девичий палец двигается по свитку: Лести пытается определить, куда именно её занесло. - Разве карты не должны служить для удобства путешествий и путешественников? Если так.. то почему ориентироваться по картам так тяжело? Ладно, мастер Элиар говорил, что в этих краях должна быть деревенька. Нужно просто идти на юг, а потом сориентироваться по запаху. Как бы не хотелось быть самостоятельной, даже ночевка в сене под крышей звучит приятнее, чем пытаться поставить палатку. Мне, конечно, показали, но.. - На этом девушка встала. - До заката ещё часа три, должна успеть. - Рюкзак снова был накинут на плечи, а плащ поправлен, чтобы защитить от возможного дождя и рюкзак. Чуть пошатнувшись от тяжести на спине, девушка продолжила путь. Она представляла себя эдакой черепашкой, несущей свой домик на плечах.
    Часы тянулись один за другим, день сменялся ночью и новым днём, месяц шёл за месяцем... В общем, примерно через четверть часа Лести снова сделала небольшой привал. Целительское заклинание немного уняло зуд от укусов. Но вот надолго ли?..  Потом был ещё один привал. Только ближе к темноте Светлячок всё же вышла к окраине деревни - уже сложенная почти пополам под весом лёгкого утром рюкзака. Комаров становилось всё больше. Заклинаний исцеления, соответственно, тоже. Волосы девушки уже побелели, но пока не светились - хоть в этом повезло. Не повезло же в том, что именно в этот момент в сумке начал подрагивать и издавать лёгкий гул артефакт поиска - хрустальный шар. Лести достала шар посмотреть. Конце-концов, именно за травами она сюда и явилась. Если запомнить направление, найти дорогу от края деревни будет не слишком сложно. Шар показывал прямо к центру деревни. Он указывал на клумбочку с плакальщиками, высаженную перед чьим-то домом. Но что на самом деле поразило Селесту - прямо в центре деревни росло Спираль-древо! Глаза путешественницы загорелись от радости. Только девушка представила, как возвращается домой с целой веткой и кусочком коры, как радуется мастер Элиар и хвалит её за находку, как делает очередной "очень полезный" артефакт.. Как воздух разрезал истошный женский крик.
    - Ведьма! ВЕДЬМА! - Кричала женщина, тыча пальцем куда-то в лес. Селеста даже обернулась в ужасе - не хватало ещё проморгать ведьму за спиной! ... Но за спиной никого не было. Лести посмотрела на кричащую женщину, а увидела перед собой двух справных хлопцев, что уже тянули к ней руки.
    Лести растерялась. Она не сразу поняла, чего вообще от неё хотят и что, собственно, происходит. Светлячок устала, как физически, так и морально.
    Несвойственные эмоции (Последний раз она сердилась очень давно, когда студенты из желания напакостить чуть не убили маленького волосатика. Студенты решили, что засунуть живое существо в рюкзак к однокласснице - очень смешная шутка.), усталость и общая неприспособленность к жизни в лесу сыграли с девушкой плохую шутку. Не то, чтобы хрупкая Светлячок, не владеющая атакующей магией, смогла бы хоть что-то противопоставить двум явно красующимся парням, но, может, смогла бы что-то объяснить?
    Лести так и не сумела сказать ничего путного - её рот оказался завязан её же оторванным рукавом. А ещё через мгновение (или так показалось) девушка ощутила себя привязанной прямо вместе с рюкзаком к тому самому спираль-древу, а местные забегали по деревне, явно что-то собирая.
- Ты видела? Видела, как она на меня смотрела? Явно хотела порчу навести! - Послышался голос неподалёку и в Селесту полетел первый ком грязи.
- Горбатая, патлы белые-белые, а смотрит так, будто сына моего украсть хочет!
- А ты думала, как они молодость сохраняют? Глянь, кожа какая - ни морщиночки! - Кто-то явно сплюнул.
- Не боитесь, девоньки! Изловили же! К полночи дров поднаберём - и избавим мир от проказы!
- Защитим нашу деревню!
- Долой ведьму!
- Долой!
- Сжечь её!

+1

3

Благодатную и естественную тишину заросшего тракта, которым уж давненько не ездил ни один экипаж, нарушил размеренный шорох шагов. Путник ворошил тяжёлыми ботинками растрескавшуюся на жаре сухую грязь, но вот вдруг остановился посередь пути, поднял лицо в капюшоне к небу, вздохнул из-за отсутствия облаков и ступил в чащу. Сразу словно стало легче дышать, стоило лишь могучим кронам скрыть одинокую фигуру от палящего солнца. Хорошо бы дождь, да вот ни ветерка. Зато хоть дичи кругом в достатке. Т'Сао на ходу поправил мешок, где покоился скромный ужин в виде пойманного утром зайца. Приятная, привычная тяжесть... И всё же на душе было неспокойно. Не сходится у матёрого охотника в голове такое количество зверья и весть, что привела его в столь далёкий край.
Знойный летний полдень мерно сменился закатным заревом, а за ним и сумерками. Рабочий люд уже должен был разбрестись по домам и трактирам, а путникам надлежало бы найти ночлег или разбить стоянку, если не хотелось попасть в лапы грабителей... Но этот шёл. А вело его на сей раз не очередное задание, а всего лишь слух, пойманный аккурат по завершении последнего, в харчевне. Молвили, будто в лесах окрест Брута объявился живоглот. Одинокий, как водится - эти иначе и не живут. За годы и годы полукровка хорошо изучил своих заклятых врагов. Точь как тогда, много лун тому... В целом, именно к этим зверюгам Т'Сао питал неоднозначные чувства: с одной стороны, как раз такая разрушила его привычную жизнь много лет назад, но с другой - благодаря тем событиям он стал тем, кто он есть. И теперь способен отплатить многим тварям за их бездумные кровавые разгулы, будь то твари двуногие или нет. Стоила ли жертва его матери и его спокойного существования всех последовавших за ней свершений? Никто не знает, а сам мужчина об этом никогда не задумывался. Сейчас его голову мало-помалу стали занимать мысли о привале, но вот чуткого нюха коснулась смесь запахов, присущая только селениям, а вскоре вдалеке, за чередой деревьев, заплясали огни. Ещё один вздох, и полукровка натянул маску, взяв курс на деревеньку. Коль деньги есть, лучше на перине. А можа и знает там кто про мою цель.
Однако, по мере приближения становилось понятно, что происходит что-то неладное. Сначала мужчине подумалось, что приключилась беда, но спустя буквально минуту наблюдений выходило так, что наоборот. Народ орёт, бегает, таскает чурбаки, лучины; кто-то тащит вилы с таким лицом, что явно понятно - не за сеном идёт и не за свиньями убирать. Шагов через десять стали и слова разборчивы: "Ведьма! Ведьма! Сжечь! Долой!"
Не к добру... Сделав мрачное лицо, Т'Сао пригнулся и юркнул поближе к кустам, умелым и чуть спешным шагом двигаясь вдоль окраины селения, чтобы не попасться на вид, но и посмотреть, что там вообще происходит... Увиденное было уже можно предположить заранее. Девушка, в которой отсюда из необычного можно было разглядеть лишь белые власы, была накрепко привязана к дереву, а вокруг бесновались дети и неугомонные причитающие селяне. В девушку летели проклятья, оскорбления, ветки, камни, тухлые овощи и грязь. Поодаль же, на вытоптанном лобном месте, возводили кострище с шестом. У изгоя был некоторый опыт общения со святыми орденами, поэтому он продолжал выжидать и всматриваться в вакханалию, надеясь увидеть главенствующего. Должен быть какой-то богослов.
Но чем больше продолжалось наблюдение, тем становилось яснее: лидера нет, а это значит, что никто не вразумит беснующихся. И вроде бы, какое бы дело одиночке, в коем тоже намешана добрая половина дурной крови? Да только вот с каждым разом, как пред глазами вспыхивал болезненный образ, сердце его наливалось тяжестью. Девушка вновь и вновь стонет и выворачивается от очередного попадания, силясь то ли изломить руки, то ли отчаянно и тщетно вырвать само древо, а на лице её в какой-то момент, кажется, проступила слеза. Т'Сао тяжко, но тихо хмыкнул, прищурив один глаз. Не-е, не правое дело это. Не отпущение... Жертва. А тут уж видно: коль выждать и опосля расспрашивать пойти - рядом спалят.
Приняв решение и доверившись своему чутью, охотник двинулся вперёд, покинув своё укрытие. В окружении полубезумных селян было несложно пробраться поближе к открытой поляне и обойти её так, чтобы очутиться позади большого древа. Вот тут уж сердце принялось отстукивать ритм почаще, предваряя возможные последствия, но охотник не дрогнул. Подойти ближе  шагов на двадцать тоже оказалось не так сложно, а когда уже селянам стало вдомёк, что среди них чужак, он резко сорвался с места, сшиб одного из стерегущих мужиков плечом, одним движением выхватил меч и рубанул по верёвкам, после чего подскочил к упавшей наземь девушке и встал на её защиту, спокойно держа клинок между собой и безумной толпой.
- Счас она встанет, и мы уйдём. - прокатился в окружающем бедламе его гулкий бас, пока сияющие пурпуром глаза и широкое лезвие выцепляли из толпы самых рьяных, - Кто супротив чего имеет, один раз скажу - не надо.

+1

4

Деревня собиралась как на праздник. Да чего говорить, для них это и был праздник. Устанавливали шест, носили дрова. Кто-то даже праздничный сарафан напялил. Веселились дети. Кто-то прыгал вокруг дров, кто-то дёргал любимых родственников за юбки, а кто-то закидывал грязью и камнями ведьму. Веселья непочатый край! Тело полукровки почему-то отчаянно цеплялось за жизнь и сознание всё никак не хотело покидать сию тушку, хотя Селеста и думала, что это может быть не таким уж плохим исходом. Связанные руки и ноги отчаянно затекали, голова начинала кружиться. Камни и грязь были болезненными, но гораздо больше обидными. Светлячок не сделала ничего плохого этим людям - напротив, собиралась заплатить за ночлег. Конце-концов, её лекарский дар мог спасти чью-то жизнь! Не то, чтобы девушка собиралась рассказывать о своих способностях или в целом общаться с этими людьми, но, будучи привязанной к дереву и готовясь к костру, чего только не надумаешь.
    - Жалкая, жалкая "ведьма". - Уставшему разуму потребовалось не так уж много времени, чтобы осознать ошибку. И свою, и людей. Селеста печально улыбалась (мысленно, рукав во рту не позволял сей мысли воплотиться), но в уголках её глаз блестели слёзы. На самом деле, Светлячок ненавидела быть жалкой. Ненавидела, но постоянно была. Не имеющая особого таланта в магии, в целом тихая по характеру, она молча принимала свою судьбу. Судьбу слабых. А может, ей так только казалось? Выжить практически без денег в городе преступников - тоже своего рода талант. Выглядеть и ощущаться абсолютно безобидной - в какой-то мере дар, о котором мечтает даже драконья королева. - Я не хочу так жить. Не могу вечно быть слабой. Пусть никем, но я хочу быть живой! Пообщаться можно и с животными, главное - выжить! - Может, мысли и не были полностью связными, но на то они и мысли. Собрав последние остатки сил, Лести таки смогла выплюнуть скомканный рукав и, настолько громко, насколько смогла, произнесла:
- Я не ведьма! Я не хотела вам зла! - Вот только кроме детей никто не стал слушать полукровку. Люди лишь посмеялись, начав обсуждать, как именно будет кричать эта "не ведьма", когда будет гореть. Как обуглятся её волосы и выпадут глаза. Как будет хохотать местный дурачок.
    Рукав занял своё место. Люди хотели скинуть свои беды на кого-то и избавиться от источника проблем раз и навсегда, не понимая, что беды у них от них же самих, или не желая это признавать. Гораздо проще сжечь пришлую ведьму, поплясать на празднике и почувствовать себя вновь великими героями.
- Что это там? В глазах рябит? - Серо-синие глаза уставились куда-то в чащу леса. Селесте показалось, что там мелькнуло что-то. Будто кто-то опасный наблюдает из-за кустов и сверкает глазами. - Зверь что ли рыщет какой, али птица? - Девушка пыталась ухватиться за эту мысль, отвлечься от происходящего, но всё равно каждый раз вздрагивала от попадающих камней и гнилых овощей. Слёзы катились сами собой. Спину жутко ломило от рюкзака и неудобной позы, и, когда странный незнакомец появился и разрубил её верёвки, девушка с чистой совестью упала на колени и сложилась едва ли не в пополам.
— Сечас она встанет, и мы уйдём. - Сказал незнакомец. - Сейчас я встану. - Повторила себе Селеста. Тело отказывалось выполнять сии безумные по его мнению приказы, поэтому пришлось совершить ещё одну глупость. Сначала дрожащая рука снова вытащила изо рта кляп.
— Итар морэль тагст. - Тихо произнесла бывшая пленница, приложив к себе руку. Простейшее заклинание исцеление, но которое за сегодня? Её волосы засияли, будто факел в ночи. Капюшон, конечно, немного спасал ситуацию, но результат и так был очевиден. Колдовать Селеста сегодня больше не сможет. По крайней мере сейчас. Может, было бы эффективнее произнести "песнь мира", но продержать его долго Светлячок бы не смогла, а разъярённая толпа, которая понимает, что ею управляли - не самый лучший союзник.
- Молю, помоги мне. - Лести дотянулась до края одежд незнакомца и, не вставая с коленей, произнесла. Как только она встанет, всё начнётся. Сейчас девушка ничего не могла предложить взамен. Она (скорее всего абсолютно напрастно) считала себя нисколько не ценным существом, но всё равно хотела жить. Странный мужчина (вроде бы это был мужчина) вызывал куда больше доверия, чем опешившая толпа, но его мотивов полукровка не понимала. Наконец, несколько бесконечно долгих вдохов спустя, целительское заклинание подействовало и Селеста смогла встать. Незнакомец пригрозил толпе, но, кажется, это их ещё сильнее раззадорило.
- Веджмин подпевала!
- Ату его! - Крикнул кто-то, но толпа не двинулась. Искали самого смелого, а пока - подзадоривали друг друга, на все лады распекая как "свою" ведьму, так и "чужого" пришлого.
    Лести никогда бы не смогла сказать, откуда нашла в себе силы в тот момент. Однако, она понимала - надо бежать, и прямо сейчас.

+1

5

К счастью или нет, из кустов к девушке вышел отнюдь не зверь, хотя если сил её истощённого разума хватило бы на хоть сколько-то длительное наблюдение за незнакомцем, в нём можно было бы заметить немалое количество звероватых повадок. Как минимум, он резко и быстро обернулся к ней раз, когда та дотронулась до полов его плаща, но ему пришлось вновь обратить всё своё внимание на толпу, покуда та и не думала униматься, что не мудрено. Светится. - подметил про себя охотник после одного лишь взгляда, - Значится, таки непростая деваха.
Как только Селеста поднялась, она почувствовала на себе чужую руку. Это её спаситель приобнял её сверху спины и рюкзака, сунув пальцы в подмышку слева, чтобы поддержать, если та упадёт, прихватил за одежды и слегка прижал к себе правым боком. Надо сказать, сделал он всё это быстро, грубо и безотлагательно, но в данных обстоятельствах едва ли можно было на такое жаловаться. Некто был высок, на полголовы выше самой метек, держался спокойно, хоть и можно было ощутить спешный чекан его сердца, но было что-то ещё. Что-то неприятное, притом не поверхностное, как с этими заблудшими безумцами. Впрочем, и снаружи была странность: он казался твёрдым. То есть, когда тело девушки коснулось его, оно не ощутило привычной упругости плоти, скорее что-то, похожее на чешую или кору. Сам полукровка, кстати, ощущал прикосновения к себе даже через такой покров, но не в полной мере, а как через преграду, навроде плотной перчатки - всё ж таки, неисповедима была сила и мысль того шута, что его заколдовал. Сверх того, возникало некое чувство внутри, будто самому естеству девушки было тяжело находится с ним рядом... И опять же, сейчас выбирать не приходилось.
Секунда на раздумья, и пара двинулась. Т'Сао держал спасённую немного перед собой по двум причинам - недоверие и понимание того, что сейчас она почти бесполезна, если судить по походке. Так хоть нельзя будет пенять на неё, если в спину кто ударит. Капюшон немного мешал, приходилось дёргаться и едва ли не огрызаться, когда на краю зрения возникала чья-то рука или острый инструмент, но лучше уж так... Возможно, в других обстоятельствах эта сцена показалась бы Селесте забавной - будто наставник поймал нашкодившую ученицу, которая умудрилась пораниться, и сейчас прилюдно ведёт её сперва на выговор, а потом и на лечение, но меч в близкой руке, периодически появляющийся в поле зрения, и окружившая их оголтелая толпа неумолимо ломали сей образ. К слову сказать, оружие было вполне обычным, разве что лезвие выглядело куда шире и внушительнее обычных мечей, да концы гарды были искусно сточены кузнецом в цилиндрические клинья.
Всего пара минут прошла, как двое сумели достичь окраины деревни. За это время из толпы никто не отважился кинуть ничего весомее простодушных проклятий и забористых ругательств. Пару раз кто-то норовил ткнуть рогатиной или вилами, но громиле достаточно было топнуть в их направлении и сделать небольшой финт клинком, и весь запал утихал. Однако же, у тёмного не возникало сомнений в том, что будет дальше. Обозлятся. Это тебе не звери, а я лишил их добычи... Только бы псов не спустили, жалко будет. Когда в толпе наконец появился просвет, ведущий во мрак чащи, Т'Сао прибавил ходу и резко развернулся, не желая получить удар в спину и всё ещё держа селян на отдалении лезвия. Его шаг стал мельче и чаще, но не утратил стойкости. Он абсолютно спокойно зашёл спиной в заросли и лавировал меж деревьями так, будто имел третий глаз на затылке. Отдалившись ещё метров на сто от тех, кто рискнул пойти следом, но остановился у первых назойливых зарослей или запнулся о корни в темноте, некто вернул меч в ножны торопливым, отточенным движением и быстро переместился, став лицом к лицу с полуэльфийкой и серьёзно глянув на неё огнями своих хмурых глаз. Тяжёлые руки легли на плечи.
- Не дёргайся. - Прозвучал низкий, грубоватый голос, после чего девушка была с тихим выдохом напряжения подхвачена головой назад, и весь мир затрясся: мужчина побежал, постепенно набрав приличную скорость. Он не старался ступать мягче, даже более - порой отпрыгивал влево или вправо, чему явно были не рады свежие синяки на бледном теле, а потом вдаль уносилось дерево. Наверное, через какое-то время можно было понять, что ему не очень удобно так бежать, но если бы он нёс свою "ношу" боком, на одном из таких деревьев вполне мог остаться отпечаток лица ушастой, так что оставалось лишь держаться за грубую одежду и угасающее сознание, пока гневные голоса и казавшаяся неминуемой участь таяли вдали.
Темнота, шорох, шелест, шум шагов и дыхания - вот и всё, что сопровождало пару следующие несколько часов, кроме редких зовов ночных птиц или едва слышного перестука коготков где-то сверху. Два раза охотник останавливался: раз для смены плеча, на котором нёс Селесту, другой для передышки и оглядки. В третий раз замедлился уже незадолго до того, как опустить её, наконец, наземь, уже более осторожно, пригнуть голову рукой и помочь пролезть в естественное укрытие в корнях некогда могучего, а ныне сухого древа. В обхвате этот исполин был столь крупным, что даже они вдвоём не сомкнули бы рук... Быть может, потому и усох, что разросся настолько, что уже не мог сам себя прокормить. Мужчина усадил спасённую полулёжа к одной из стен "пещеры", а сам прильнул к лазу и максимально затих, казалось даже дышать перестал, хотя только что пронёсся через пол-леса, как буйтур. Секунда, две, три... Совиный клич... Шум листвы от легчайшего порыва ветра... Наконец, расслабленный и тяжкий выдох, - Ушли...
Пурпурные огни глаз снова перенеслись на метек, смерив её критическим взглядом раз. Выражение их было где-то посереди между заботливым и хищным. Всё ещё не снимая капюшона и маски, некто отвязал от пояса рог-флягу, откупорил и молча протянул девушке, пока другой рукой стягивал и развязывал заплечную сумку. Жидкость в роге пахла самой обычной водой, но в темноте было трудно разобрать, что там на самом деле.

Отредактировано ТСао Ансерон (15.12.2023 22:54)

+1

6

- Прощай, незнакомец. И спасибо. - Селеста приготовилась бежать сама, не зная куда и как долго протянет, когда.. Её коснулась твердая и надёжная рука. Мужчина дал ей опору, поддержку и не слишком быстро повёл к лесу, отмахиваясь от деревенских. Вот теперь Селеста заплакала. Она продолжала идти, но слёзы катилились, немного застилая обзор. Благо, дорогу выбирал незнакомец, поэтому она лишь перебирала ногами, стараясь создавать как можно меньше проблем. Внешне казалось, что девушка совсем расклеилась, но на самом деле всё было совершенно наоборот. Доброта и поддержка незнакомца дала новых моральных сил, заставила держаться и бороться, как никогда.
    Чуть глубже в лесу мужчина и вовсе взял Светлячка на руки. Пусть не самым гуманным для неё способом, но девушке хватило здравомыслия распределить свой вес и не шевелиться. Пусть незнакомец был твёрдым, но тепло чужого тела ощущалось даже через одежду. Сейчас чужая сила и выносливость казались не опасными, а наоборот, спасительными. Надёжными. Да, из-за болтания вниз головой давнишний завтрак, недавний обед и будущий ужин смешались и хотели покинуть сие бренное тело, но пока держались внутри. Деревья мелькали то там, то здесь, не давая сконцентрироваться на дороге. Это было абсолютно глупо, но Селеста чувствовала себя похищенной принцессой. И принцессе понравилось быть похищенной.
    Так уж вышло, что эту девушку никто особо на себе не таскал. Отец эту возможность успешно пробухал, а смертельно опасных или романтических приключений в жизни Светлячка как-то не случилось. Видимо, не случалось до этого "прекрасного" дня. А ведь наставник наверняка просто хотел, чтобы девушка погуляла по лесу, посмотрела на что-то кроме стен магической школы.
    Наконец, немного растрясённое и побитое тело Селесты опустилось на землю в укрытии из корней исполинского дерева. Её спутник замер у входа, и Селеста тоже не шевелилась, но, когда прозвучало спасительное "ушли" начала дышать чаще, будто бы бежала она сама. Светлячок начала задыхаться, но всё же взяла себя в руки и, спустя несколько глубоких вдохов, успокоилась. Осмотревшись, она произнесла:
- У меня в рюкзаке должна быть палаточная ткань. Можно закрыть вход. И.. Спасибо за то, что спасли меня. Я правда не знаю, чем смогу отплатить, у меня нет ничего ценного. Я очень посредственный лекарь. Немного занимаюсь магическими животными. - Девушка стянула с плеч рюкзак и поставила ближе к мужчине, имея в виду, что если ему что-то приглянётся - он может брать.
- Так же там должна быть какая-то еда, если Вы голодны. - Рог с водой, или что бы там ни было, Селеста приняла. Она считала, что если существо спасло ей жизнь, не стоит задавать лишних вопросов. Даже если там зелье, заставляющее говорить всё, что знаешь. Даже если что-то внутри тебя сопротивляется присутствию незнакомца. Свечение волос практически погасло, и теперь худое тело в огромном плаще представлялось и вовсе ворохом тряпок, или каким-то бедолагой, в ком едва жизнь держится. Зато на старуху перестала походить - скорее уж дивное видение в дивном лесу.
- И, кажется, я смогу произнести ещё одно небольшое заклинание. Вы не ранены? - Пусть некоторые синяки и ссадины остались, но незнакомец тоже мог быть ранен, а это гораздо скорее убьет обоих, чем пара царапин и синяков. Да и вообще Селесте больше хотелось бы просто помыться, чем заживить абсолютно все порезы.
    Полукровка откинула голову на один из сухих корней, расслабляясь. Со стороны это могло показаться абсолютно глупым шагом, как и не спросить у спасителя ни имени, ни того, кем он является. Однако, метек считала, что наседать на своего спасителя по крайней мере не вежливо, если не сказать глупо, а её имя вряд ли могло играть роль и девушка просто не подумала его назвать. Пребывание вечно на вторых и третьих ролях тоже оставило свой отпечаток. Мало кого интересовало её имя, и ещё меньше существ это имя использовали. Мать умерла, а учитель намного больше был увлечён преподаванием и своими исследованиями, поэтому примерно ко всем чаще всего обращался на уровне "подай-принеси-не отвлекай-хорошо, помогу, но позже". Он не был плохим, просто не видел никаких проблем в том, что работало. Звери же, самые частые собеседники метек, в большинстве своём и вовсе не умели говорить.
- К сожалению, даже моя кровь не подходит для продажи алхимикам. Я только наполовину эльфийка. - После какого-то времени молчания себе под нос сказала девушка. Она всё ещё думала о том, чем может отблагодарить своего спасителя, но всё казалось мелочным или недостаточным. Девушка коснулась края своего недостаточно острого уха и тяжело вздохнула.
- Быть может, однажды позже Вы сможете принести меня в жертву? Всяко лучше, чем сгореть на глазах крестьян. - Вдруг оживилась Селеста. Даже при таком расклаже Светлячок была бы благодарна за спасение и за подаренные мгновения жизни. Девушка не хотела умирать, но и не боялась смерти. Если её гибель сможет принести достаточно пользы достойному существу - метек считала подобную сделку вполне справедливой. Разумеется, зря, но чужая душа на то и потёмки.

+1

7

Небольшой рассказ девушки о себе полукровка прослушал молча, пока снимал с себя колчан с луком, только лишь кивнул и хмыкнул тихо, когда она закончила, что можно было видеть в основном по покачиванию его горящих глаз. Можно было сказать, что в этот раз чувство справедливости его не подвело. Звери это добро. Магические - не очень... Да и не жду я платы. Даже не знаю, на кой сунулся. Он без какого-либо рвения или жадности развязал чужой рюкзак, немного пошарился там, доставая разные предметы и с тихим сопением обнюхивая их, в конце концов наткнулся на свёрток или мешочек с едой (по крайней мере, пахло это съедобно) и положил его на колени светлой, а сам достал запасы из своей торбы. Осторожничает, не доверяет - спасти-то спас, но мало ли, чем там незнакомка может питаться, уж жизнь научила, что у некоторых веществ запаха нет. Тушку зайца он хотел оставить, да только к утру явно испортится совсем. Делать нечего, придётся выбросить. Вздохнув, он достал добычу и поднялся, насколько позволяли своды. В таком ограниченном пространстве до нюха девушки, привыкшего к животным, мог донестись запах свеженькой мертвечины.
- Не ранен... Счас вернусь. - Охотник прильнул к лазу и прислушался, после чего тихо вылез наружу, сделал пару шагов прочь от их укрытия, немного сориентировался к той стороне, где в лунном свете был виден достаточно длинный зазор меж многих деревьев, и с силой зашвырнул тельце так далеко, как вышло. Возвращаю, что забрал. Авось и гончих привлечёт, коль таки натравят. Он также тихо вернулся, взял обратно свою воду, чтобы слегка омыть руки, и помедлил. Как ни крути, а чтобы поесть и попить нужно явить лицо. Подумал пару секунд, посматривая на спасённую, затем всё же стянул маску и снял капюшон. Лёгкое пурпурное свечение в их маленьком прибежище усилилось; оно пробивалось сквозь неплотные стыки его странного покрова, который в темноте было тяжело разобрать в деталях, но ближе к затылку этот покров редел, так что проглядывалась неестественная, тускло сияющая синевато-фиолетовая кожа. Отхлебнув немного, Т'Сао решил чуть рассказать о своих мыслях, почему не использует предложенную завесу, - Ткань не пойдёт. Засветят. Лучше бы лапник, но мы утром уйдём.
Не было сомнений в том, что селяне начнут прочёсывать лес после такого происшествия, а поскольку пара бежала неразборчиво, у мужчины не было уверенности, насколько далеко они на самом деле ушли. К тому же, он наверняка оставил очень много следов после своей пробежки, любой мало-мальски годный следопыт вычислит. Одно только радовало - вероятность того, что за ними пошлют кого-то серьёзнее местных охочих мужиков да лесорубов, была невелика, если судить по размерам деревеньки и по разным признакам её жителей, навроде одежды и говора. Как бы ни были тёмному нелюбимы города и сёла, а за сотню с лихвой лет что-то да научился различать.
В ответ на высказывания о продаже крови и жертвоприношении странник одарил Светлячка неодобрительным прищуром. Одно дело продавать части зверей, на то она и добыча, а с разумными так... Да, от него часто ожидали зла и неприятностей, но чтоб другие предлагали забрать их жизнь в качестве платы за хи же спасение? Такого ещё не было. И диковатому полукровке это показалось дико. Приняв во внимание тот факт, что его новая спутница отчасти эльф, мужчина тихо  фыркнул и откусил кусок вяленого мяса, - Мне твоя жертва незачем. Помереть легко, деваха, успеется. Ты попробуй пожить.
После того, как они оба поели, Т'Сао слегка потряс усталой головой и ещё раз прислушался к округе. Тихо. Мм... Не хочется доверяться случаю, но из сил выбился. Хоть бы силков по округе навязать, да не видно ни зги... Пока могу, надо поспать. Он немного спешно разложил на земле свой спальный мешок в качестве подстилки, расстегнув и расправив его, затем помог полуэльфийке лечь, уложил меч с ножом поблизости от себя, снял плащ и сам лёг, накрыв им их обоих... а также бесцеремонно обняв девушку за талию одной рукой и немного придвинув ближе. Странный, весьма личный и даже немного пугающий жест. Однако, чудное, словно бы резное лицо напротив оставалось всё так же серьёзно и немного хмуро, показывая, что мужчина в самом деле не желает близости. Секунду спустя, он и сам пояснил, закрывая глаза и укладываясь на свободной руке поудобнее, - Огня не развести, так погреемся. Спи.

Отредактировано ТСао Ансерон (17.12.2023 13:59)

+1

8

Рюкзак Лести не представлял из себя ничего примечательного. Разве что собран был как-то слишком аккуратно и продумано для девушки, которая никогда не была в лесу. Палаточная ткань (с помощью обычных палок становящаяся полноценной палаткой), маленький очиститель воды, лёгкий металлический ковшик, явно предназначенный на роль котелка, какой-никакой спальный мешок и, разумеется, еда. Хлеб (достаточно свежий, по нему становилось вполне очевидно, что путешествует девушка не слишком долго), сыр, домашние колбаски и пластинки с сушеными пресованными фруктами и орехами в меду. Когда свёрток оказался на коленях девушки, достала она именно последнее. Разломив пластинку напополам (с некоторым усилием, но ломались они проще, чем тянулись), она протянула половину мужчине, сама же откусила от второй половины, явно показывая, что еда безопасна.
- Возьмите хотя бы это. Вы потратили много сил.На меня.. - После пережитого есть особо не хотелось, но девушка уговорила себя съесть хотя бы сладкое. - У меня же в сумке есть чай! - Вспомнила Лести, но потом с грустью поняла, что сумка со справочником по растениям, артефакт и чай остались в деревне. - Ну, хоть сапоги не сняли, и на том спасибо. - подбодрила себя она.
    Мужчине пришлось попрощаться с добычей. Увы, если разделывать здесь, все хищники округи будут у нас очень быстро, а если оставить - падальщики. Да и разделывать в темноте сложно. - Может, светящиеся глаза могут видеть в темноте? - Спросить она, разумеется, не решилась.
- Мне жаль, что из-за меня Вы лишились добычи. - Сделать она, к сожалению, снова ничего не могла. Незнакомец и правда скоро вернулся, а затем снял маску и плащ. - О, так он аэри? - Подумало существо, никогда не видевшее аэри. - А они куда лучше, чем о них говорят. И намного лучше людей. А может, просто мне слишком повезло. - Мысль была спокойной. Может, немного странной, но на светлом лице не дрогнул ни один мускул. Это было что-то вроде странного принятия всего и сразу. - Наверное, для аэри он даже симпатичный. - Кожа, покрытая на кору, не была отвратительной. Обычное строение головы, отсутствие рогов, щупалец и слизи, которые могла представить девушка с неплохой фантазией сыграли на стороне незнакомца. А так же спасение одного конкретного бренного тела, но это и так очевидно. Если незнакомец пожелает разглядывать девушку, то после снятия маски может заметить даже.. улыбку? Лёгкую и немного печальную, но в любом случае трактовать сию эмоцию как страх или неприязнь не получилось бы. При отсутствии не менее развитой фантазии, конечно.
    От ткани мужчина отказался. По весьма очевидным и логичным причинам, но очевидным и логичным для него. В ответ Селеста кивнула и предложила: - Может, тогда постелить на землю? Будет немного теплее, и влага от земли не просочится. - Немного помолчав, девушка добавила: - Думаю, я буду в порядке к утру. Не обещаю научиться так же быстро бегать по лесу и перестать быть обузой, но всё же. - В любом случае Светлячок была лекарем, хоть и посредственным, и ничем серьёзным не болела. Да, сейчас она сильно устала и была разбита, но всё должно пройти к утру.
    На разговор о жертвоприношении Селеста оживилась. Услышав отказ, она едва ли не с яростью произнесла:
- Сейчас, может быть, и не зачем. Но кто знает, как повернётся жизнь дальше? А жить тоже можно по-разному. Вон, отец мой до сих пор жив, наверное. Сдаёт свою чистую кровь алхимикам, чтобы купить ещё алкоголя. А иногда и обменивает на спирт. Разве это жизнь? Паразитство.- На этом слове ярость достигла пика. Сделав пару спокойных вдохов, девушка продолжила: - А когда мы с матерью его кормили и исцелить пытались? Тоже хорошая жизнь, на своих родственниках ехать? Уж лучше умереть и принести пользу достойным. Я не хочу тратить капли своего дара на бесконечные попытки помочь людям, а в остальном абсолютно бесполезна. Я даже не уверена, что смогла бы дать жизнь новому достойному существу из-за своей смешанной крови. В нашем мире огромное множество достойных существ, а заменить меня может любой. Так почему же я не могу сделать хоть что-то достаточно полезное? Что-то, на что способна только я, которую никто не хватится и легко заменить? Не отказывайтесь сразу, господин. Подумайте хорошо. Я не пытаюсь уйти из жизни сама, и живу ту жизнь, которую смогла себе устроить, но если моя жизнь потребуется в более важном деле - почему нет? - Не везде было четко понятно, кого именно пытается убедить девушка - себя или спутника, но говорила она со всей страстью увлечённого и уверенного в своей правоте существа. - Конце-концов, Вы мою жизнь спасли, Вы можете и обратно забрать! - Надо сказать, в ярости Селеста была довольно красивой. Для бледных существ сверкающие глаза и чуть покрасневшие щеки весьма заметны, но сейчас темнота прилично "съела" эффект.
    Когда незнакомец стал готовить спальное место, Селеста схватилась за корень и с видимым усилием встала. Она молча достала и свой спальник и подала мужчине, а потом так же спокойно сняла порядком испачканный плащ и верхнее платье, на котором тоже остались следы гнилых овощей, а затем легла на предложенное место. На ней осталась нижняя рубашка и штаны, ничего особо неприличного - разве что стало чуть более очевидна худая фигурка. Не по-эльфийски худая, но деревенские любители сочных и дородных точно не оценили бы. Когда же Селесту обняли и объяснили сие теплом, девушка кивнула, развернулась лицом к мужчине и сама обняла чуть более прохладное тело. В этом не было никаких намёков - на самом деле в голове Светлячка были сцены о том, как ночевали они с матерью, когда снова не хватало денег на дрова. Возможно, хилые женские ручёнки даже слишком сильно сжимали чужое тело - сейчас оно было источником поддержки и тепла. Существо, на груди которого можно спрятать свою голову и хотя бы на миг перестать беспокоиться о проблемах. В этот момент девушка не думала о том, что существо рядом с ней ей совсем не знакомо, и что ещё пару минут назад они спорили о жертвах и жизни. Этот день был слишком долгим и слишком тяжёлым. Его просто хотелось закончить.

+1

9

Посмотрев, что девушка сама ест пищу без опасений, Т'Сао всё-таки взял предложенную долю как минимум, чтобы от него отвязались. Принюхался. Мёд, орехи... Плоды? Ягоды? Мужчина осторожно лизнул неизвестное доселе яство. Вполне вероятно, что по отдельности он пробовал все его составляющие, а вот вместе не доводилось. И надо сказать, судя по чуть поднятым бровям и слегка расширенным глазам, ему понравилось, но съел он это угощение только после своей пищи, а между тем сказал, - Не выкай. Мне чужд высокий слог.
В некотором смысле, в этой фразе было больше значения, чем было сказано. Охотнику было чуждо практически само понятие этики или этикета, даже самая банальная людская вежливость... Да, мать дала ему базовые правила приличия, каких придерживалась сама, но это было очень давно - что-то поистёрлось, что-то исказилось, а иное и вовсе было со временем отброшено за ненадобностью. Во-первых, от таких сложностей в лесу толку меньше, чем от хорошего ножа или куска верёвки, а во-вторых, его просто этому никто не учил. Он и поначалу-то своего мстительного ремесла старался избегать людей, а уж как приобрёл славу "Охотника с горящими глазами", так и того реже старается заходить в города крупнее пары дюжин крыш, хотя, казалось бы, это был хороший шанс наконец выйти в свет, поведать о своих подвигах и, возможно, получить некие награды помимо терпимости. В конечном итоге, всё, чего полукровка поистине хотел, это признание и собственное место в таком чужом мире. Просто и не говорил никому, и добивался всего этого не самым лёгким и не самым явным путём, и может даже ошибочно полагал, что знает, как этого достичь.
Предложение расстелить ткань было принято, также скорее из желания лишь покончить с этой маловажной мелочью и переключиться на следующую задачу, чем из-за пользы. Свой спальный мешок Т'Сао разве что как лодку не использовал, так что от одной ночи на сравнительно сухой земле ему ничего не сделается, но раз светловласой так спокойнее - пусть будет. На очередное самобичевание от неё и неуверенность в своих силах по сравнению со спасителем последний только пожал плечами, - Совсем быстро тоже не надо. Не всё время же бежать.
А вот гневная тирада ему не понравилась, пусть даже из неё удалось выцепить несколько интересных моментов касательно прошлого этой "ведьмы". Выходит, у нас немало схожего. Зверей предпочитаем, с отцами туго, и сами мы изгои... Токмо вот это мало что меняет. Так, разве что, можем малость друг дружке изведать, как справляться с тем или иным. Нежелание помогать людям просто так мужчина мог понять сполна, но такая рьяная жертвенность и такое... вещественное отношение к своей жизни было в новинку.
- Молвишь, заменить тебя может любой? Ну так пока не заменил, значится, живи, хоть бы чтобы найти этого "любого" али взрастить. Сама ж, вон, разумеешь, что только ты на что-то способна... Лечить можешь руками одними да слогами. Я не могу, а сталбыть, уже не любой заменит. Да и жизнь моя ничуть не ценнее твоей. - Споры о таких эфемерных вещах тоже были для Т'Сао не рядовым событием и требовали внимания, а уж тем более после приличного марафона по тёмному лесу, посему любую дальнейшую речь он отсёк жестом руки и не терпящей отказа "точкой", - Не будем нонче об этом. Днём.
Как улеглись, полуэльфийка уткнулась в охотника как-то очень по-детски, уязвимо и отчаянно. Невольно и ему вспомнились долгие и холодные ночи, когда только тепло близкого и родного тела матери давало надежду на следующий день. День, в котором новые тяготы и раны, да, но и новый опыт, новые открытия, новые нелепые случаи, что теперь зовутся воспоминания. Мужчина тихо и сухо хмыкнул своим мыслям, но вопреки возможным ожиданиям не отстранился, не дёрнул какой-нито мышцей, чтоб Селеста ослабила хватку, а совсем наоборот. Кажется, грубый на ощупь и тучный внутри комок воли в первый раз за последние часы хоть немного расслабился, испуская долгий и мерный выдох, который непонятно когда успел задержать. Стараясь упокоить своё сердце; убедить его, что пока беда миновала, чтобы другому существу подле не отбивали ритм кошмаров барабаны вечной войны за выживание. И была лишь одна нозящая дума, с которой естество хоть наполовину, но всё же человека, отдалось сонному мраку, - Неужто я зачерствел?
Что-то разбудило. То ли трель ранней птицы поодаль, снаружи, то ли треск ветки, принятый натренированным сознанием за неестественный. После пробуждения Т'Сао ещё какое-то время всегда лежал недвижимо, вслушивался, осторожно всматривался, хоть и не всегда удавалось незаметно приоткрыть мерцающие очи. Сна явно было мало, голова осталась тяжкой, а рассудок был, как в тумане, но это явно лучше, чем валиться с ног к утру. Солнышко уже проливало своё раннее, благостное золотце в чащу и укрытие пары. Утро... Не зело раннее... Собрать бы росы. Мужчина осторожно пошевелился, глядя на спасённую вчера незнакомку рядом. Спит ли? Заметил, что власы сменили цвет, отчего насторожился. Хотел уже было будить, завтрак доставать... Но вот вновь тихий треск, и звучало это точно не как дерево. Охотник мигом замер, перестал дышать и вслушался. Тук... тук... хр-рум... чавк... Лицо снова сделалось хмурым. Тихо, стараясь двигаться как можно меньше, полукровка повернулся к девушке, сперва прикрыв ей рот одной рукой, а затем осторожно растормошив за плечо, пока та не проснулась, причём как только это случилось, он слегка прижал её к спальнику, чтобы не дёргалась и не шумела. Встретившись с ней мрачным взглядом, он пальцем у своего рта показал быть тихой, снял руку с её рта и кивнул неспешно на выход, после чего максимально аккуратно переместился поближе к луку с колчаном и извлёк стрелу. Секунд десять у него ушло лишь на то, чтобы поднять голову и опасливо взглянуть через лаз. Его терпению и тишине поистине можно было позавидовать.
Понаблюдав немного так, Т'Сао медленно повернулся, посмотрел искоса на светлую и поманил опущенными пальцами. Видимо, не понимал, что видит или слышит. Когда Селеста подошла и высунулась поглядеть, она могла различить вдалеке - видимо, куда вчера улетел заяц - относительно некрупную бурую тушку с проглядывающимися нотками белого. Зверёк с удовольствием уплетал душистую добычу, да вот только что за зверь было тяжко разобрать. Для куницы али норки великоват. Росомаха? Так с теми лучше не связываться, такие и на медведя попрут, не дрогнут. А охотник сидел рядом, поглядывал да поигрывал тихо пальцами на древке. Ожидал решения.

+1

10

Только начав есть, Селеста поняла, насколько голодна. Пусть это было не совсем правильно, но после сладких пластинок девушка "согласилась" и на более серьёзную еду. На предложение не выкать полукровка тоже кивнула, соглашаясь. Это абсолютно не значит, что Светлячок вот прям возьмёт и перестанет уважительно относиться и говорить незнакомцу, но его слова она услышала. На удивление, незнакомец и сам относился к девушке достаточно уважительно. Может, он не замечал этого сам, но по сравнению с обычным отношением людей к Светлячку принятие посильной помощи и утешение хотя бы на словах были куда более ценны, чем могло показаться.
- Бежать не бежать, но быстро и уверенно идти по корням не так уж и легко. Однако, я благодарна за эти .. слова. - Слово "Ваши" было просто опущено из-за предыдущего разговора, но по тону явно там и оставалось. Девушка притянула к себе ногу и немного помяла икру. Мышцы болели из-за долгой ходьбы, правильно их растягивать девушка, разумеется, не умела. Но всё ещё надеялась, что к утру пройдёт. Лишь спор о ценности жизни вновь оживил путницу.
- Только поэтому и живу. Но вот пользу хотела принести, трав целебных нарвать, и что из этого вышло? Лечить не только словами можно, Вы в любую деревню прийти можете, любая баба бинты наложит. Вы до деревни дойдёте. А я даже этого не смогла. Да о чём это я, Вы даже ран не получите, так зачем лечить словами то, что цело? - Лести взяла в руки выбившийся из косы слабо светящийся локон, закрутила в кольцо. Она даже не заметила диссонанса между словами и продолжением вежливого обращения. - То, что могу я - просто глупые фокусы. Умелому приключенцу они без надобности. За магическими зверьми любой смотреть может, не нужно для этого магии. - Синие глаза нашли фиолетовые. - Вы куда полезнее меня. Поэтому Ваша жизнь ценнее. - Селеста вновь опустила глаза, начав смотреть примерно в никуда. Поставленная точка в диалоге лишь убедила девушку в своих мыслях, но больше на эту тему она ничего не сказала. Не сочла нужным, да и сказать было больше нечего.
    Ночь прошла на удивление спокойно. Пусть по началу сердце Селесты билось едва ли не быстрее сердца незнакомца, рядом с со спокойным существом и оно успокоилась. Девушка привыкла прятать страх и волнение - звери этого не любят - но это не значит, что ей не было страшно. Метек привыкла закрывать всё в себе. Быть полезной, но максимально незаметной. Сейчас же, обнимая совершенно незнакомое и непонятное существо, отпуская волнение и страхи этого дня, она осознавала близость минувшей смерти как никогда. В определённый момент полукровку затрясло, и слёзы полились из глаз, но она по-прежнему не издала не звука. Этот момент слабости быстро прошёл, Светлячок взяла себя в руки и постепенно уснула. День был долгим.
- Мам, подожди. Ещё минутку. Я так хочу спать. - Если бы не зажатый рот, что-то из этого имело бы шанс прорваться сквозь сон и быть высказанным вслух, но незнакомец остался достаточно предусмотрительным. Опухшие от холода и недостатка сна женские глаза приоткрылись. Несколько секунд потребовалось девушке, чтобы проснуться и понять, что в принципе происходит. Мужчина же мог наблюдать абсолютно бессмысленное хлопанье глазами, но в них всё же появился проблеск понимания. Будь надобность отреагировать здесь и сейчас, и девушка уже была бы мертва. Затем мужчина высунулся, куда-то опасливо посмотрел и вернулся, жестами предлагая посмотреть девушке.
    Разумеется, девушка подошла и посмотрела. Ноги ныли, явно протестуя против какого-либо движения. Но Селесту даже не ударили в затылок, как можно было подумать. Задвинувшись обратно в убежище, Селеста какое-то время решалась, а затем придвинулась почти вплотную к незнакомцу и начала тихо говорить куда-то в район уха:
- Весенний волчонок. Мать должна быть рядом. - Почему-то создавалось впечатление, что охотник и сам прекрасно узнал слишком длинные уши и короткие нелепые лапки на бочкообразном теле, но давал шанс девушке быть полезной. Конечно, мужчина не был похож на хитреца, да и завоёвывать чужое расположение ему ни к чему, но подозрения у Селесты появились. Поймав свою косу, девушка оценила её цвет, и так же тихо сказала:
- Лучше подождать, пока уйдут, а если нет - я могу попробовать исполнить песнь мира. Но услышать может не только волчица. - Мыслей об убийстве в русой головушке не было, может быть и зря. Сам волчонок не опасен, но вот разъярённая мать.. Особенно защищающая своё потомство. А если щенок и вовсе до лета дожил лишь один, ещё и зашли так близко к деревне, то у двух спрятавшихся путников и правда могли быть проблемы. - Было бы неплохо чем-то перебить запах еды и съедобных тел. Хорошо, одного конкретно твоего съедобного тела. - Всё теми же опухшими глазками, больше напоминающими две щёлочки, девушка стала осматриваться в пещере, пытаясь придумать, чем перебить свой запах. - Наверное, они не сочтут аэри съедобным. - Но на всякий случай, как бы глупо это не выглядело, девушка начала нюхать спальный мешок незнакомца. Он пах.. странно. Не человеком и не зверем, не огнём и даже не застывшей лавой (Селеста никогда не нюхала лаву, но предполагала, что пахнет она не так). Чем-то совершенно особенным, своим. На лице полукровки была заметна работа мысли, сонный мозг пытался что-то придумать и проанализировать, но тело всё сильнее тянуло просто упасть вот сюда обратно на спальник, завернуться и не высовывать носу ближайшие пару часов. Кстати, не такой уж плохой вариант с точки зрения запаха. Если скрыть и другие следы её присутствия в пещере, конечно.

+1

11

Волчонок, значца? Приняв сии новые сведения об одном из знакомых обитателей незнакомых земель, охотник опустил глаза в раздумьях. Хорошо б узнать, отчего бурый. Легше меж земли да коры да листьев прелых прятаться, чем меж скал? Сходит. А опосля и охотиться поможет. Мужчина кивнул своим мыслям. Догадка звучала стройно - природа не любит напрасных усложнений. Если уж простая смена покрова может дать сразу столько преимуществ, она бы неизбежно закрепилась, как минимум потому, что такое потомство лучше выживает. Однако же, стоило и о своих шкурах подумать, ведь ситуация была не ахти. Дело ясное, что детки без мамаши гулять не ходят... точно уж не эти. Но и вредить ей почём зря было бы неверно, почто же беды разумных на простых зверей перебрасывать? Да только и селяне их уже ищут, и добро бы поскорее да подальше отседова.
Впрочем, достаточно было одного взгляда на светлую, что чуть не падала, пошатываясь в сомлении, чтобы тихо вздохнуть и принять решение, - Обождём. Спи ещё, потом дотемна пойдём.
Полукровка умолчал ещё и о своём необычном кольце, которое дополнительно ослабило бы эффект заклинания, просто будучи поблизости, а потому при любом раскладе стал бы настаивать на ненужности напрасной растраты сил. Кроме того, просто не любил он магию, чего уж там. Т'Сао ещё раз высунулся медленно и понаблюдал тихо за зверьком, не забывая прислушиваться и изредка принюхиваться, да на растения поглядывать. На нас ветер... Добро. Только раз он отошёл со своего "почётного караула", дабы придвинуть поближе меч на случай вынужденной защиты, и взять половину лепёшки. Как бы такая пища не приедалась, а это всё же лучше, чем жевать кору и коренья. Мяса бы, да это хоть не пахнет... Ничего, ничего. По пути ягоды должны быть. Мерно жуя пресную выпечку, мужчина сидел недвижимо чуть пониже и чуть в сторонке от лаза. Если бы не светился и слегка разделся, могло бы показаться, что он взаправду срастается с корнями, будто истинный дух природы. Быть может, и стоило бы поискать способ такое провернуть, на будущее.
Время тянулось. Сердце охотника было почти мирно, несмотря на нависшую незримую угрозу. Подчас раньше приходилось выжидать долго, но всё ж то были какие-нито горные козлы али одиночные чудища, а тут не пойми сколько оголтелых да ополоумевших, непонятно чего знающих и умеющих, ещё и лес незнакомый в придачу. Но коль уж на то пошло, если Т'Сао и нашёл для себя хоть что-то схожее с родными краями, то это были именно леса - что скальные, что равнинные - и так просто оборвать свою жизнь он не даст. Перевёл чуть разгневавшийся было взгляд на девушку, вздохнул, успокоился. Её тоже. А коль скокмо прям тут нам помирать на роду писано, так хоть древо сдобрим. Почти благоговейно и с большим почтением проведя пальцами по ближайшему корню, охотник вновь сжал покрепче лук и повернулся к лазу.
Поздно ли аль только за полдень, но щелчки и прочие звуки снаружи пропали. Птицы щебетали уже не так встревоженно, и в целом обстановка казалась спокойнее. Пора. Вновь просунувшись, вверх, выглянул, осмотрелся. Никого, ничего... Разбудил девицу, всё ещё тихо, но уже не столь опасаясь за скрытность, и тут же принялся молча собираться, первым делом забрав плащ и пристегнув на место оружие, а уж затем занявшись всем остальным. Задумка Селесты, конечно, удалась, но также сработала и в обратную сторону: теперь от её спутника некоторое время будет пахнуть ей самой, хотя его это, с виду, не беспокоило. Вновь плотно упаковав свой заплечный мешок, мужчина взял в кулак вместе с луком две стрелы и наказал перед выходом, - Далеча не отходи, а выглядывай низины. Там лужицы, запруды, ключики. Вода нужна. Заслышишь чего - замирай... Ягоды, грибы, травы можешь собирать, какие знаешь, токмо не медли.
Наконец, пара выбралась на поверхность, где можно распрямиться и вздохнуть полной грудью, пусть даже в воздухе витала тревожная неопределённость. Тёмный тут же натянул капюшон с маской, максимально скрывая свой неестественный образ и свечение, попытался сориентироваться по солнцу, потом быстренько осмотрел поляну и двинулся наперекор самой свежей удаляющейся звериной тропке уже более мерным и лёгким шагом, минуя ветви и кустарник широкими петлями, чтобы самим оставить как можно меньше следов.

+1

12

[indent] Получив разрешение ещё немного отдохнуть, Светлячок предложением воспользовалась. Сколь бы ей не хотелось быть бодрой и полезной, привычка жить в лесу и вскакивать на каждый шорох отсутствовала. Последнее время девушка жила при магической школе и расписание кое-как соблюдала. Наверное, не разреши мужчина отдых, она в любом случае прикорнула бы при первом удобном случае. Сладко зевнув в кулачок, девушка поплотнее завернулась в плащ, создавая из себя гусеничку, а затем завалилась на бок на лежанку и подтянула колени к груди. Эдакий котёночек в клубке.
[indent] - Мама. - Сон захватил создание, а последние события подняли давно пережитые воспоминания. - Я тебя вылечу. Обязательно. - Отчаяние и упорность в тихом голосе. Селеста пошла бы до конца, дай ей такую возможность. Пожертвовала бы своей жизнью ради материнской. - Только не умирай, я уже бегу! - Увы, если бы желания существ сбывались, мир был бы совсем иным. Плечи спящей опустились. Даже не видя картинки, всё было понятно без слов.
[indent] Утро принесло облегчение. И от усталости, и от кошмаров. Второй раз Селеста гораздо быстрее и охотнее открыла глаза. Она молча встала (насколько позволяла высота потолка), тщательно отряхнула свою одежду от высохшей грязи и следов овощей и натянула обратно штаны. Вместо же платья девушка вытащила из рюкзака удобную рубашку. Верхней части тела досталось больше всего, да и рукав был утерян окончательно.
- Мы вернёмся сюда? - Тихо спросила девушка, кивая на свой рюкзак. Пусть утром рюкзак снова не казался тяжелым, воспоминания о вчерашнем были достаточно свежи. Да и место довольно удобное. Подумав немного, Светлячок поддела шов платья на талии и довольно ловко отделила лишь подол. Распускать - не шить, дело быстрое. Из этого подола девушка соорудила что-то вроде бондажа через плечо.

Как примерно это выглядит

Разумеется, ребёнок отсутствует.
https://www.sling.ru/images/detailed/123/WS-Amazonas-Pacific-2.jpg

В городе, если платье в целом доживёт, собрать обратно не составит труда. А если же нет - и жалеть не стоит, а ткань хорошая. Натянув сапоги, девушка наконец-то вышла наружу.
[indent] Чистый воздух пьянил и рассеивал грусть. Новый день обещал лишь хорошее, ведь плохое осталось за спиной. Селеста улыбнулась сама себе и лесу вокруг. Возможно, и незнакомцу тоже. - Травы, ягоды, грибы и вода. Хорошо. - Начав под нос мурлыкать известную в Бруте песенку (в тихом и мелодичном исполнении девушки никто не заподозрил бы песню про грабежи, насилие и убийство. Никто, кроме тех, кто мелодию знал. Сама же девушка просто не задумывалась над смыслом - эту "народную" песню она слышала с самого детства.), и отправилась в путь в десяти шагах в сторону от своего спасителя. Так было и достаточно хорошо видно, и шанс найти хоть что-то был выше. Через какое-то время девушке посчастливилось найти кустик жимолости, а ещё - немного земляники. Кислые и местами зелёные ягоды всё равно были вкусны, и девушка собрала, сколько успела.
- Тут немного ягод. - Селеста подошла ближе и на открытой руке протянула незнакомцу россыпь. Сама она тоже съела парочку. Показать казалось важнее. Голод проснулся, но волнение пока его перекрывало.
Увы, воды пока видно не было, но раз ягоды созрели, где-то неподалёку в почве она была. Самым же ценным оказалась ещё одна полянка с лечебными плакальщиками. Видимо, почва в этом районе для них подходящая.
- Это растение снимает боль. Смотрите, целых пять штук! - Обычное количество, не три, уже хорошо. Однако, пока настроение Селесты было на высоте, даже такая находка считалась хорошей. Именно такой должно было быть путешествие Светлячка - лёгким и спокойным. Но было ли?...

+1

13

Охотник особо не умилялся непривычно уютному образу спящей девушки, которую кто-нито да не побрезговал бы назвать красавицей. Красота... Вот с этим понятием у полукровки было туго. Говоря общо, ему нравилось всё естественное и он умел видеть красоту в простых вещах, но ведь и среди не противных природе явлений было немало такого, отчего даёшься диву, а то и ужасаешься. Благо, например, что никто из смертных не помнит, когда им в младенчестве впервые пришлось услышать небесный гром и увидать вспышку молнии. А уж стоит только заслышать о зверях, жрущих свой выводок, или о жуках, что превращают иных в живой, съедобный дом для личинок... Т'Сао даже закрыл глаза и дёрнул головой, снова прислушавшись к шорохам снаружи. Что касалось женщин, то осознавал он это или нет, но мужчина находился в крепком плену предубеждений: в своих долгих странствиях он знавал женщин, безусловно, да не всякая решалась с ним возлечь, и тому была повинна прежде всего необычная внешность, как он полагал. Отчасти это было так - когда грубая корка и свечение и привлекали, вроде бы, а когда и явно отторгали - но суть проблемы лежала глубже. Равно как и то, что любил он сам, воспитанный одинокой отшельницей полукровка был весьма простым существом, не отягощённым многими правилами, привычными горожанам, и если одни любили такую свободу разума, то другие называли его неотёсанным и даже диким простаком. Себя же самого он не считал красивым или статным, рази что просто не таким... хотя таил опасения, что иной раз к нему проявляли внимание не из любопытства и даже не из сострадания, а из жалости. Вот такое было воистину неприятно.
Спустя недолгое время, девушка тихо забормотала во сне. Похоже было, что сумбурные мысли одолевали не только путника на стрёме, но на сей раз он оглядывался мало, стараясь особо не брать их в голову. Быть может, потом расспросит, если не убоится бередить прошлые раны, которые, как ни странно, у них схожи. Пока не пришла пора выдвигаться, все думы и опасения неизбежно отметались, оставляя место только заботам о волках снаружи.
На вопрос о возвращении Селеста получила только лаконичное "Нет." Видя её тяготы, Т'Сао даже подумывал взять часть её ноши, но в конечном счёте пока не стал озвучивать такую возможность. А собрав свои пожитки, он с долей интереса пронаблюдал за манипуляциями с тем, как наперво кажущийся непригодным кусок платья обращается в удобную походную перевязь. Даже кивнул потом одобрительно, вроде бы. Пока ещё сложно было понять по чудному резному лицу, когда то пытается выразить хоть какие-то отличные от тучной угрюмости эмоции, но брови он точно слегка приподнял, а глаза чуть прикрыл снизу.
Как вышли да разошлись слегка, вчерашней жертвенной бедолаги будто след простыл. Теперича по лесу шла весёлая дева, что словно только выпросилась у строгой мамани на прогулку, а ветерок доносил срывающийся с её губ незнакомый мотив. Поглядывая искоса, тёмный покачал головой и тихо вздохнул. Ну ты глянь? Мы от целого села удираем, а она как по цветы пошла. Ветренная же ты оказалась - то в грусть, то в радость. Эх... Зато всё от души. Между тем, Т'Сао и сам не забывал посматривать под ноги да по близкой округе. Лес этот был хоть и старый, но добрый, щедрый, не исколотый многими сотнями стоп. Вот, глянешь раз, тут тебе пара хороших грибочков нашлась, глянешь два - там уже начал раскидывать свои широкие листы дикий хрен... Ужин обещает быть приятным. Словно в подтверждение подошла и светлая, поделилась ранними ягодами, коих охотник взял всего щепоть, не желая сильно дразнить аппетит, ведь идти ещё долго. Водички бы... Ещё через какое-то время Лести подозвала мужчину, чтобы показать найденные травы перед сбором. Снимает боль? Надо запомнить. Вот тут Т'Сао в самом деле остановился, молчаливо присел и внимательно, с полной концентрацией изучил все возможные признаки данного полезного цветка. Общий размер, форму листьев, длину стеблей, внешний вид соцветия. И без объяснений понятно, что такие практические сведения он ценил высоко.
За час ходьбы пара успела набрать достаточно лесных даров на ужин, а вот воды повстречали всего одну мелкую лужицу, зато настолько чистую, что странник решил зачерпнуть пару глотков прямо так, без кипячения. Впрочем, может быть, он был привычен к подобному, в отличие от девушки. Но что одновременно обнадёживало и вызывало лишь больше опаски, так это тишина. Нет, птицы над головами и далёкие звери никуда не девались, но не было ни звуков, схожих на людские голоса, ни следов, словно и не преследует их никто. Так прошли ещё с пару сотен шагов, а потом охотник вдруг замер, глядя себе под ноги. Постоял секунду, присел, провёл по чему-то на земле пальцами, после чего подозвал спутницу жестом. Подойдя, та могла рассмотреть, как полукровка обводит по контуру, едва касаясь кончиком пальца, грузный след острого раздвоенного копыта на примятой зелени.
- Секачи... Боровы, бишь, али как их ещё там. - поделился он, медленно перебираясь чуть в сторону и указывая на целую вереницу следов, тянущуюся почти впопад с тем направлением, куда шли двое. Т'Сао выпрямился и нахмурился, озираясь с прищуром. Следы свежие, недавно тут ходили. Ладно хоть без выводка. А ну как, прикинуть, скокмо их тут?..
Постояв и помолчав, изучая окружение, охотник высказал свои мысли, глядя на остроухую, - Молоди нету, всё рослые. Четыре, не меньше... Навряд ли нападут, коль к лежбищам их не полезем. Секачи зело шум не любят, да вот нам-то шуметь не с руки. Хм... - Он снова опустил глаза в раздумьях.

+1

14

[indent] - Плакальщики распространены в юго-восточной части Терры и, соответственно, юго-западной части Элларии, на самой границе территорий. В остальных местах реже, но встречаются. - Девушка явно наизусть цитировала какую-то важную для неё книгу, а заметив интерес своего спасителя, продолжила. От неуверенности и страха не осталось и следа, призрак школы магии оказалась в своей стезе. - Относится к высшим покрытосеменным растениям класса однодольных растений семейства колокольчиковых, рода плакальщиковых. Произрастает группами на небольшой территории. - Руки девушки нежно погладили цветок, приподнимая лепестки к свету. - Отличается лёгким звоном семян на ветру, напоминающим приглушенный плач. В деревнях это растение ещё называют висельным из-формы цветка. - Селеста показала мужчине того самого "спардика", или же висельника, из-за которого цветок получил второе название. - Эти цветы не представляют опасности, по крайней мере в большой энциклопедии класс опасности этого цветка нулевой. Лучше всего для обезболивания подходят отваренные корни, либо завяленные цветки, но даже просто отвар стеблей и листьев будет давать эффект, хоть и будет крайне горьким на вкус. Именно поэтому существа низкого достатка уверены, что действенные лекарства исключительно горькие. Цветок так же можно засушить и мелко перетереть, тогда порошок будет отбеливать кожу и заживлять мелкие ранки. А если вмешать перетёртый порошок в белую глину, добавить каплю вытяжки расторопши и слюну улитки, получится маска, после которой кожа совсем идеальная!- Не теряя времени, девушка разрыла руками землю и обкопала два крайних цветка. - Все нельзя, иначе расти дальше не будет. - Пояснила она свои действия.
[indent] Полукровка распутывала руками корни, словно опытная вязальщица клубки, в которых поиграли коты. Тонкие женские руки подходили для подобной работы, хотя копание в земле их и не красило. Однако, в какой-то мере такая увлечённость была опасна. Селеста слишком увлеклась знакомой работой (а в работу она сбегала практически из всех сложных ситуаций) и абсолютно отрешилась от реальности. Кроме вчерашнего дня, жизни полукровки никогда по-настоящему ничего не угрожало, да и стычка с деревенскими в итоге (полностью благодаря Т'Сао) окончилась не так уж плохо. На самом деле, Лести немного презирала (и немного завидовала) богатым девушкам, которым не нужно уметь постоять за себя. И как никогда была на них похожа в сей момент.
- И сердце вы-ынул ей. - Почему-то вслух закончила напевать полукровка. Эта песенка не была весёлой, как и прошлая, но ни одна из песенок доброй и милой не была - нищие кварталы Брута добрых песен не знают. Задумавшись, как это прозвучало, Лести сначала резко закрыла свой рот рукой, а затем извинилась. Рваными движениями она собрала цветы, закопала оставшиеся и встала, кивком обозначив свою возможность продолжать путь. На удивление, в компании мужчины прогулка по лесу оказалась даже интересной и весёлой. Может, мало кто счел бы сбор продуктов и тягостное молчание весёлым, но Селесте было весьма комфортно. Звери редко могут отвечать на болтовню, даже магические. - Маркусу бы здесь понравилось. Надо взять его в следующий раз. Стоп, в следующий раз? Нет уж, одна я больше сюда ни ногой! - Вдруг впереди заблестела вода. Заблестели и глаза Лести, но вода оказалась просто чистой лужей. Мужчина не побрезговал выпить воды прямо так. Лести бы тоже не отказалась, но она знала, какие именно личинки любят жить в лужах. Пусть конкретно в этой личинок не видно, но всё равно девушке было слишком брезгливо. Опомнившись (что она таки маг), Лести протянула руку вперёд и прямо на воду в ладони мужчину пробормотала скороговоркой заклинание очищения воды. По визуально чистой воде сложно сказать, очистилась та или нет, но девушка хотя бы попыталась. Благо, это заклинание совсем не сложное и волосы полукровки если и посветлели, то буквально на пару тонов, что не подготовленному существу и вовсе не заметно.
- Это.. воду очищает. - Подумав, как выглядел её жест, пояснила метек. - Интересно, а если сок из растения выжать, а потом очищение воды произнести, сработает? - Вслух же было сказано другое, не менее актуальное: - Сейчас же начало лета. Может, мы можем древесный сок добыть? Если не много и глиной потом замазать, вреда не нанесёт. - В животных, особенно магических, девушка разбиралась куда лучше, чем в растениях, поэтому сказать точно насколько подходил сезон и, собственно, сами деревья, не могла. Однако надеялась на чужой опыт.
[indent] Ещё через какое-то время в пути мужчина заметил следы. Секача, как он приметил.
- Здесь.. водятся хрюльзели? Вроде не должны. - С интересом рассматривая следы, рассуждала вслух девушка. Она подобрала сухую веточку и обвела след, а затем второй.
- Вот этот, поменьше, хромает на левую переднюю. След не там и совсем не четкий. - Может, девушка плохо разбиралась в следах в целом, но вот определять травмы животных по косвенным признакам умела. Мужчина подметил, что молодняка не видно, и Лести искренне удивилась: - Интересно, отчего так? Лето, как раз подрастать должны. Маленькие хрюшки такие забавные. - Для смотрящего за магическими существами все звери, когда они не атакуют, были милыми\забавными, или просто хорошенькими. Зверей девушка любила куда больше людей.
- Это же кровь! Свежая! - Указав на один из следов хрюшки поменьше, той, что прихрамывала, заметила Селеста. Она сделала пару шагов против направления движения стайки, когда услышала сдавленный визг. Как будто кто-то из поросят. Островатое ухо дёрнулось, Селеста побежала.
[indent] Девушку было уже не остановить. Она побежала на звук, и вскоре заметила окровавленную поляну. Шесть маленьких тел поросят, явно убитых зверем, но из прихоти. Ими как будто играли, чуть приотпустят и вновь поймают, причем сделал это кто-то с огромными передними зубами и не менее огромными следами. Весьма странными следами. Это была.. огромная гусеница? Следов когтей тоже не видно. Но всё это было не важно. Один из поросят ещё был жив, и, когда хищник ушёл, наигравшись, выполз из своего убежища. Выполз, чтобы попасть в слишком заботливые руки целителя.
[indent] Любой, увидевший следующую идиллическую картину, умилился бы. Солнышко пригрело и кровь впиталась в землю, убрав ощущение прошедшей бойни. Вновь запели птицы, по-прежнему цветут дикие цветы. И милая платиновая блондинка со слегка светящимися волосами, что гладит жмущегося к ней поросёнка.
[indent] Любой. Кроме охотника из деревни, уже наводящего свой арбалет...

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно